• Время
  • 23 Марта, 2022

ЗАПАДНЫЙ КАЗАХСТАН – РЕГИОН ВОИНСКОЙ ДОБЛЕСТИ

Ныне прогрессивное человечество отметит 77-ю годовщину Победы над фашизмом. Более 50 стран приняли участие в антигитлеровской коалиции, десятки миллионов человек сложили свои головы во имя мира на земле. Не осталась в стороне от этих трагических событий и наша республика.

Наша многонациональная республика внесла достойный вклад в борьбу советского народа с немецко-фашистскими захватчиками. В ряды действующей армии было призвано 1 млн 200 тыс. казахстанцев. В состав трудовой армии с территории Казахстана было мобилизовано свыше 700 тысяч человек. То есть на фронт и в оборонную промышленность был направлен каждый четвертый житель республики. В Казахстане сформировали четыре кавалерийские и 12 стрелковых дивизий, семь стрелковых бригад, около 50 отдельных полков и батальонов. В военных учебных заведениях было подготовлено более 23 тысяч офицеров [1].

Экономика республики в короткие сроки была переведена на военные рельсы. Перебазированные осенью 1941 года в Казахстан промышленные предприятия из временно оккупированных территорий Украины, Белоруссии, а также из Ленинграда и Москвы уже зимой 1942 года выпускали военную продукцию. С территории Украины были перебазированы в Казахскую ССР около 70 крупных заводов, фабрик, электростанций, механических мастерских, из Москвы – около 40. Всего в Казахстан прибыли и стали выпускать продукцию порядка 220 заводов, фабрик и артелей [2].

Но участие Казахстана в Великой Отечественной войне не ограничивалось только статусом «глубокого тыла» страны. После сорвавшегося блицкрига, в 1942 году фашистские войска начали наступление на юго-восточном направлении за овладение кавказской нефтью. В Сталинграде, в непосредственной близости от западных, административных границ Казахской ССР, развернулась стратегически масштабная битва, вошедшая в историю как коренной перелом в ходе всей Второй мировой войны.

С 17 июля 1942 по 2 февраля 1943 года в этих исторических событиях была задействована территория Западного Казахстана как фронтового тыла.

17 июля 1942 года началась Сталинградская оборонительная операция, в результате которой Западно-Казахстанский регион из стратегического тыла фактически превратился в тыловой район Юго-Западного, Донского, Сталинградского фронтов. Это значит, что часть Западного Казахстана входила в состав фронтового тыла, то есть непосредственно относилась к зоне боевых действий.

Для размещения тыловых частей и учреждений и использования местной материально-технической базы определялся тыловой район, глубина которого могла достигать 500 км [3]. Это подтверждает заместитель командующего по тылу Сталинградского фронта, генерал-полковник Н. П. Анисимов, который писал, что «размеры тылового района Сталинградского фронта достигали по ширине 500 и по глубине до 600 км». Это означало, что в него входили территории Западно-Казахстанской и Гурьевской областей до реки Урал (р. Жайық) [4].

Согласно планам немецкого командования, с этого рубежа должен был начаться захват территории Казахстана. Выход противника на такой оперативный простор, как казахские степи, блокирование им кавказской и каспийской нефти и выход его к границам с Ираном сделали бы ситуацию необратимой.

Лето 1942 года было самым тяжелым периодом в обеспечении горючим Советских Вооруженных Сил. Противник вышел к Сталинграду, вторгся на Северный Кавказ, захватил нефтяной район Краснодара и подошёл вплотную к Грозненскому нефтяному району. Нависла непосредственная угроза над Бакинским нефтяным комплексом.

Обстановка требовала законсервировать Майкопские и Грозненские промыслы, демонтировать и срочно вывезти нефтеперерабатывающие заводы Северного Кавказа и частично Батуми. Большие трудности возникли на железнодорожных и водных коммуникациях, ведущих к Бакинскому нефтяному району. Перевозки горючего по Волге сократились с августа по ноябрь 1942 г. в четыре раза. Основная масса горючего с Кавказа в этот период подвозилась через Баку и Махачкалу по Каспийскому морю в Красноводск и далее по железной дороге через Ташкент в направлении фронтов. Значительная часть железнодорожных цистерн осталось на Северо-Кавказской и Закавказской дорогах. В Управлении снабжения горючим было выработано предложение организовать доставку горючего из Баку и Махачкалы в Гурьев, где оборудовать перевалочный пункт с морского транспорта на железнодорожный. Таким образом почти в два раза сокращалось расстояние подвоза через Красноводск в Ташкент [5].

Государственным Комитетом Обороны было срочно принято решение о строительстве нефтепровода, соединяющего полуостров Большой Пешной (в современной Атырауской области) с главной нефтяной магистралью Гурьев (Атырау) – Орск, и сооружении Гурьевского морского порта [6].

Сокращение расстояния подвоза после введения в строй Гурьевского перевалочного порта, а также увеличение количества железнодорожных цистерн на железных дорогах европейской части СССР за счет переправки их вплавь через Каспийское море позволили увеличить подачу горючего фронтам в период Сталинградской битвы [7].

10 августа 1942 года поток кавказских нефтепродуктов двинулся на фронт через Гурьев. Ввод морского порта на острове Большой Пешной и нефтепровода Большой Пешной – Орск позволил намного быстрее доставлять горючее в действующую армию. Это был самый короткий водный путь из Баку, Грозного и Астрахани. Гурьев стал важным центром тыловой коммуникации южной группы войск. Целенаправленная работа казахстанских партийных и местных органов, упорный и самоотверженный труд нефтяников Гурьевской и Актюбинской областей позволили увеличить добычу нефти в республике с 697 тыс. т в 1940 г. и 864,1 тыс. т в 1941 г. до 866 тыс. т в 1942 г. и 978,8 тыс. т в 1943 г. [8].

Уменьшение производства нефти на Северо-Кавказских промыслах, в результате оккупации вызвало необходимость увеличения ее добычи в Казахской ССР. 22 октября 1942 года ГКО СССР принял специальное Постановление «Об увеличении добычи нефти в Гурьевской и Актюбинской областях», которое обязывало увеличить добычу углеводородного сырья на нефтепромыслах: Казахстаннефтекомбинат, промысел Доссор, Эмба, Макат, Байчунас, Искине, Сагиз, Косчагыл, Кульсары, трест Актюбенефть, промысел Шубаркудык [9]. Эмбинская нефть, добываемая в Гурьевской области, считалась лучшей в мире. Помимо высококачественных масел, она давала возможность производить высокооктановый авиационный и автотранспортный бензин.

Согласно этому документу, нефтяникам Казахстана предстояло увеличить ежесуточную добычу нефти с 2500 тонн в августе 1942 года до 4500 тонн к октябрю 1943 года. Для решения предстоящей программы ставилась задача за короткий срок пробурить и сдать в эксплуатацию 83 скважины, срочно принять меры по открытию новых нефтепромыслов Испулай, Кошкар, Бек-Беке, полностью сдать в эксплуатацию месторождения Жолдыбай и Нормунданак, построить узколинейную железную дорогу Макат – Косчагыл и участок Эмба – Косчагыл; расширить и довести общую мощность дизельных станций в Нормундаке, Кульсарах, Сагызе и Гурьеве до 2450 л.; начать строительство на Камыс-Куле крупной центральной электростанции, которая будет обеспечивать электроэнергией нефтепромыслы Кульсары, Косчагыл, Жолдыбай, Нормундака, Сагыз; полностью пустить в ход Доссорский авторемонтный завод, механический завод в Гурьеве, нефтепровод Макат-Нормунданак и нефтеперекачивающие станции №5 и №7 Каспий – Орск [10].

Таким образом к октябрю 1942 года Гурьевская и Актюбинская области Казахской ССР становятся главным источником тылового обеспечения горючим и горюче-смазочными материалами для всех трех фронтов Сталинградской битвы.

В период Сталинградской битвы на территории Западного Казахстана были размещены основные элементы фронтового тыла, а именно: 8-я воздушная армия; автобронетанковые ремонтные базы; отдельные ремонтно-восстановительные, автотранспортные и железнодорожные батальоны; курсы младших лейтенантов, командиров рот, радиоспециалистов; управления и отделы тыла; авиатехнические, инженерные, химические, санитарные, ветеринарные, продовольственные, интендантские и другие склады Сталинградского фронта. В Западно-Казахстанский регион прибыли эвакуированные Ворошиловоградская военная школа пилотов, Одесское Краснознаменное пехотное училище имени К. Е. Ворошилова, Ленинградское военное училище связи. На станцию Сайхин, кроме подразделений 272-й авиадивизии, 623-го авиаполка и 8-го Гвардейского полка ночных бомбардировщиков, были направлены для размещения автобронетанковый, санитарный, ветеринарный склады и склад имущества связи 57-й армии. На станциях Жанибек и Шунгай были размещены 678-й транспортный авиаполк и склад инженерного имущества 1-й танковой армии [11].

Противник стремился нанести урон работе фронтового тыла, для чего проводил постоянные бомбардировки Западного Казахстана. В групповых налетах одновременно принимало участие до 30 вражеских самолетов, а в ноябре 1942 года неоднократно были предприняты попытки бомбить мост через р. Урал.

В ходе бомбардировок Западного Казахстана значительные потери были среди раненых бойцов, размещенных в госпиталях, а также среди мирного населения. Подразделения противовоздушной обороны в регионе постоянно находились в полной боевой готовности. В ходе боевых действий были сбиты десятки фашистских самолетов. [12]

На территории Западно-Казахстанской и Гурьевской (Атырауской) областей было объявлено военное положение. В соответствии с этим возникла необходимость перестроить деятельность железнодорожного транспорта с учетом систематических налетов немецкой авиации. Частота авианалетов постоянно возрастала [13]. Для защиты железнодорожных полотен от этих авиаударов была создана обширная сеть противовоздушной обороны транспортов с боеприпасами и войсками.

Систематическими бомбардировками противник стремился нейтрализовать проходящую по территории Западного Казахстана единственную сохранившуюся железнодорожную ветку Уральск – Урбах – Жаныбек – Сайхин – Шунгай – Астрахань, которая обеспечивала войска вооружением, военной техникой, боеприпасами, людскими ресурсами и продовольствием трех фронтов.

 Пунктами выгрузки средств фронтового обеспечения стали станции Жаныбек, Сайхин, Шунгай. Разгрузка производилась только ночью. Колонны формировались лишь из небольшого числа машин, чтобы враг не смог их обнаружить. Более того, в связи с осложнившейся обстановкой в районном центре п. Жаныбек вследствие систематических налетов вражеской авиации и в целях обеспечения нормальных условий работы районных организаций и предприятий было принято Постановление исполкома райсовета и бюро райкома КП(б) Казахстана об эвакуации из п. Жаныбек учреждений и организаций в близлежащее колхозы [14].

Такая практика эвакуации важных учреждений характерна именно для районов, охваченных боевыми действиями или находящихся под угрозой вторжения противника, но никак не для регионов «глубокого тыла».

Имеются письменные сведения о воздушном бое над поселком Жаныбек Героя Советского Союза Дмитрия Васильевича Гудкова, уроженца Рязанской области, воевавшем в 1942–1943 годах в составе 8-й воздушной армии под Сталинградом. Им был совершен воздушный таран немецкого самолета-разведчика. Летчик впоследствии вспоминал, как его эскадрилья несла дежурство по охране воздушного пространства на площадке в 50 км восточнее Волги. 11 сентября 1942 года он был поднят по тревоге и вел воздушный бой с Ju-88, направлявшимся в сторону территории Казахстана. Дмитрий Гудков, когда закончились боеприпасы, совершил таран. Сам летчик чудом остался жив, раскрыв парашют после разлома самолета. Самолет же противника потерпел крушение, а из вражеского экипажа в живых остался только стрелок. Обломки фашистского самолета упали в 3 км от Жаныбека. Д. Гудков отмечал, что с места приземления его забрала машина Жаныбекского поста воздушного наблюдения и он был доставлен в Жаныбекский госпиталь. За этот бой он был награжден орденом Красной Звезды.

Профессор ЗКГУ имени М. Утемисова Павел Романович Букаткин провел огромную исследовательскую работу по теме «Западно-Казахстанская область – ближний тыл Сталинградского фронта». В своих многочисленных публикациях он излагал поразительные факты. Например, о том, что за октябрь и ноябрь 1942 года на сталинградском направлении удалось пресечь деятельность около 200 агентов. Так, в начале 1943 года немецкая разведка увеличивает заброску своей агентуры в тыл страны почти в полтора раза по сравнению с предыдущим годом. От одиночных шпионов и диверсантов она переходит к выброске крупных парашютных десантов на территории Гурьевской и Западно-Казахстанской областей. Перед агентами Абвера ставились различные задачи, начиная со сбора сведений о движении воинских эшелонов, дислокации войск до диверсий на крупных военных и промышленных объектах, от распространения клеветнической пропаганды до подготовки антисоветских выступлений и восстаний в тылу. Участились столкновения с диверсантами-парашютистами, которые принимали все более ожесточенный характер. Особенно это касалось железнодорожной линии Жаныбек – Сайхин – Шунгай, куда противник выбросил сразу несколько групп. Диверсанты, кроме оружия, имели запасы взрывчатки, а также топографические карты с указанием мест диверсий.

В Уральске, Жаныбекском, Джамбейтинском, Казталовском и Фурмановском районах Западного Казахстана, а также на Уральском железнодорожном узле началось формирование истребительных батальонов. В их состав на добровольных началах принимались коммунисты из городского и районного партийного актива. Возглавляли батальоны вторые секретари райкомов партии. Бойцам на время операций вручались оружие и боеприпасы. В помощь органам НКВД были сформированы несколько комсомольских бригад из 225 бойцов [15].

Население Западного Казахстана было мобилизовано на строительство военных аэродромов (Сайхинский, Урдинский). Поскольку станции Шунгай, Жаныбек, Сайхин и Урда находились в непосредственной близи к зоне боевых действий, через них осуществлялось всестороннее обеспечение фронтов.

Решающую роль в отражении налетов вражеских самолетов на западные районы Казахстана сыграли дивизии и полки 8-й воздушной армии, размещавшиеся в трех районах авиационного базирования между Волгой и железной дорогой Урбах – Астрахань. Часть из них использовала полевые аэродромы, построенные на казахстанской земле.

Таким образом, имеются все достоверные факты, свидетельствующие о непосредственном вовлечении территорий Жаныбекского, Урдинского районов Западного Казахстана в боевые действия, которые включали как мероприятия материально-технического обеспечения фронта, так и борьбу с налетами авиации противника, а также с диверсионно-разведывательными группами.

Однако в советской и отечественной «гражданской» историографии сложилось стереотипное мнение, что Казахстан был лишь «глубоким тылом», куда были эвакуированы заводы, фабрики, учреждения культуры и так далее. Упомянутые выше события обозначались в научных трудах Букаткина П. Р., Козыбаева М. К., Белана П. С., Доскалиева К. Д., Батырханова А. К. отдельными фрагментами, однако исторический факт вовлечения в боевые действия части территории Западного Казахстана как фронтового тыла не изучался как отдельная научная проблема, а в целом тема продолжала оставаться предметом исследования местных краеведов и поисковиков.

В 2013 году в статье о перспективах военно-исторической науки профессора С. Ш. Мухамеджановой отмечается необходимость изучения данной темы как актуальной научной проблемы казахстанской военно-исторической ­науки. Решение этой задачи предпринимается нами в данной статье на основе материалов диссертационного исследования [16].

На наш взгляд, сегодня назрела реальная возможность официального включения исторического факта участия территории Западного Казахстана как фронтового тыла в период Сталинградской битвы в казахстанские академи­ческие, школьные учебники и программы для ВУЗов и средних образовательных школ.

Назревает вопрос, почему в отечественной историографии продолжает оставаться старая трактовка участия Западного Казахстана в Великой Отечественной войне?

По мнению доктора исторических наук С. Ш. Мухамеджановой, в официальных документах ГКО, партийных постановлениях к 1942 году, а далее в советской и отечественной «гражданской» историографии применялась следующая терминология: «временно оккупированные территории» в отношении оккупированной европейской части СССР, «фронт», «фронтовой тыл», «ближайший тыл» и часто употребляемая исследователями «прифронтовая зона», – в отношении прилегающих к фронту территорий. А термин «глубокий тыл» применялся по отношению территорий, куда эвакуировались заводы, фабрики и население). Именно к «глубокому тылу» были отнесены Урал, Сибирь, Дальний Восток, Средняя Азия и Казахстан.

Основные исторические исследования относились преимущественно к территории оккупированной европейской части СССР, где велись крупные сражения по их освобождению, а также исследования партизанского движения и подпольных организаций.

Вместе с тем в годы Великой Отечественной войны все народы СССР отдавали материальные и людские ресурсы для фронта и для победы. А районы Западного Казахстана в период Сталинградской битвы непосредственно были вовлечены в боевые действия в наиболее трудный, судьбоносный период советской истории.

К 20-летию Победы Президиумом Верховного Совета СССР 8 мая 1965 года было учреждено почетное звание «Город-герой». Город-герой – высшая степень отличия, которой удостоены тринадцать городов Советского Союза, прославившихся своей героической обороной во время Великой Отечественной войны 1941–1945 годов: Москва, Киев, Ленинград, Волгоград, Севастополь, Одесса, Новороссийск, Керчь, Минск, Тула, Смоленск, Мурманск. Брестская крепость удостоилась особого звания «Крепость-герой».

Естественно, такой ограниченный перечень населенных пунктов, не отражал всенародного героизма, проявленного в годы войны во всех регионах страны. В России этот вопрос был поднят в начале 2000-х годов и решен принятием государственных нормативных правовых актов.

Указом Президента Российской Федерации от 1 декабря 2006 г. за №1340 утверждено «Положение об условиях и порядке присвоения почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы». «Город воинской славы» – почетное звание Российской Федерации, присваиваемое отдельным городам РФ «за мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные защитниками города в борьбе за свободу и независимость Отечества» [17].

Звания «Город воинской славы» по состоянию на 2021 год удостоены сорок пять городов России. Кроме того, решением глав субъектов Федерации (губернаторов) города и населенные пункты смогут получить новый статус – «Город (населенный пункт) воинской доблести». «Почетные звания присваиваются населенным пунктам, на территории которых или в непосредственной близости от которых проходили ожесточенные сражения, в ходе которых защитники Отечества проявили мужество, стойкость и массовый героизм», – говорится в законопроектах, разработанных депутатами законодательных собраний соответствующих областей России.

В частности, городами воинской славы стали Грозный, подвергшийся бомбардировкам в октябре 1942 года, Полярный, который был базой для отправки кораблей Северного флота, а также маленький, деревянный город Козельск, отметившийся в истории как город, оказавший отчаянное сопротивление татаро-монгольскому отряду.

В 2019 году указом губернатора Московской области домодедовской деревне Степыгино, аэродром вблизи которой был плацдармом сосредоточения боевой авиации в годы Великой Отечественной войны, присвоено звание населенного пункта воинской доб­лести. Именно там жители Степыгино – женщины, дети, подростки и старики день и ночь работали на аэродроме. Там совершен легендарный ночной воздушный таран Виктором Талалихиным. Кроме того, вблизи деревни дислоцировался и готовился к боям 136-ой кавалерийский полк [18]. В Приморском крае городом воинской доблести стал Дальнереченск, отличившийся в действиях на Даманском острове.

Тысячелетняя мудрость гласит: «Без знаний прошлого не построишь будущего». И в поиске исторической справедливости нам всегда помогает историческая память – свод передаваемых из поколения в поколение достоверных сообщений о событиях прошлого. Источники формирования исторической памяти многообразны: устная традиция, мемуары, художественная литература, историография [19].

Как свидетельствуют вышеприведенные факты, объективно отмечает Российская Федерация заслуги населенных пунктов в отечественной истории. Другая ситуация у нас. Как в научной, так и в широкой общественной среде до сих пор господствует представление о роли Казахстана как глубокого тыла в годы Великой Отечественной войны.

По прошествии времени мы воздали должное ханам, батырам, благодаря которым сейчас имеем собственную территорию, девятую в мире по величине, живем в независимом демократическом государстве. Все это в современный период имеет большое значение в формировании этнокультурной идентичности.

И это правильно. Полагаю, что имеющиеся исторические факты, свидетельствуют о вкладе Казахстана в победу в Великой Отечественной войне, территория которого стала обширной военно-технической базой, арсеналом фронта, местом выживания для эвакуированных, а также репрессированных народов. Западный Казахстан являлся  настоящим фронтовым тылом в ходе Сталинградской битвы. Все это позволяет с полным основанием присвоить нашим городам и поселкам от имени государства статуса «Город (населенный пункт) воинской доблести», «Қаһарман аудан», Город воинской славы «Әскери ерлік қаласы».

Несмотря на героические страницы военной истории ряда регионов, достойных навеки остаться в памяти всех поколений казахстанцев, в нашей республике такая процедура нормативными правовыми актами пока не преду­смотрена.

г. НУР-СУЛТАН

Амангуль АЛДАБЕРГЕНОВА,

подполковник, докторант Национального университета обороны им. Первого Президента РК

2150 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

10 Мая, 2022

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»