• Исторические страницы
  • 30 Ноября, 2021

ФОРМА ДУХОВНОГО ДВИЖЕНИЯ ДАО

Такен ДЖАНАТАЕВ, 
кандидат экономических наук

Посещая с визитом Казахстан в 2013 году, председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул идею совместного формирования экономического пояса Шелкового пути, а позднее в Индонезии – идею совместного создания морского Шелкового пути ХХI века. Вмес­те они составили инициативу проекта «Один пояс – один путь». С момента выдвижения концепции более 100 государств и международных организаций выразили поддержку данной программе и стали принимать активное участие в реализации стратегии «Один пояс – один путь».

Реальность духа своим содержанием имеет непосредственно материальную деятельность человека, общественные отношения, а дух проявляется через язык общения в сфере материального и духовного производства. Язык общения формируется в сфере экономических, политических, социа­льных, нравственных и других отношениях. Сознание, а вместе с тем и самосознание зависят от общественных форм общения и социальных коммуникаций. «Сознание никогда не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием, а бытие людей есть реальный процесс их жизни» [1, с. 402].

Материальный жизненный процесс человека определяется характером общественного разделения труда. Формирование духа самосознания зависит от того, насколько в том или ином обществе на данной исторической ступени развиты производительные силы, которые определяются степенью разделения труда. От этого зависит характер общения между людьми и особенности формирования духовного мира человека. Как известно, начальная форма собственности была как родоплеменная и соответствовала неразвитой стадии процесса производства материальной жизни. Затем формируется общинная собственность, на основе которой возникает частная собственность на движимое и недвижимое имущество. Здесь разделение общественного труда имеет более развитый характер. Отделяется промышленность от сельского хозяйства, возникает противоположность между городом и деревней, которая накладывает отпечаток на формирование духовного мира. Дух сельской идиллии начал отчуждаться. Дух городского ремесленничества начал укрепляться и в то же время усилилась степень разделения духа из-за углубления общественного разделения труда. Человек превращается в частичного человека, закрепленного за частичными операциями процесса производства. От данного частичного человека зависит выживаемость другого частичного человека, закрепленного за другими частичными операциями совокупного общественного труда. Все они производят друг для друга частичный продукт как часть целостного совокупного общественного продукта.

С появлением на мировой сцене капитала как самовозрастающей стоимости за счет труда частичного человека, общество атомизируется из-за высокой степени углубления общественного разделения труда в масштабах всего человеческого сообщества. Разделение труда вызвало к жизни разделенный дух в форме отдельных государств и, самое главное, разделенного человека, атомизированных членов сообщества, закрепленных за отдельными видами труда. Формой разделенного человека стала частная собственность не только на средства производства, но и на рабочую силу – животворный источник жизни капитала. Произошло радикальное изменение в духовном пространстве.

Рабочая сила человека превратилась в товар, а продукт его труда – в отчужденный дух самого человека.

Глобальное разделение труда стало реальностью современной общественной и экономической жизни. Международная торговля растет невиданными темпами в условиях открытой экономики. Углубляется разделение между материальным производством и духовным миром. Все большая масса товаров отчуждает человека и результаты его труда. Нарастает дух отчуждения.

Духовная связь в обществе осуществляется прежде всего через экономическую деятельность. Экономическая структура определяет характер становления духовной сферы. Чем выше уровень экономического развития, тем больше освобождается время, необходимое для удовлетворения духовных потребностей, тем шире развиваются связи между людьми. Их деятельно осуществляющаяся духовная сущность протекает в форме производства, распределения, обмена и потребления продуктов (материальных и нематериальных) в форме товара.

Условие производства товара – частная собственность. Духовная сущность человека концентрируется в частной собственности как на средстве производства, так и на рабочей силе, которая также становится товаром. Производство продукта в форме товара – это форма отчуждения продукта, которое в то же время есть отчуждение человеческой сущности, соответственно, отчуждение духа человека. Не только продукт труда товар, но и рабочая сила – товар, а товар – это продукт, предназначенный для обмена, то есть для отчуждения.

Отчуждение продукта труда – это практика самоотчуждения человека, рабочая сила которого или его способность к труду также есть товар и подлежит отчуждению в обмен на заработную плату. Высшей формой самоотчуждения человека, соответственно, его духа, становятся деньги – всеобщая форма товара, всеобщий эквивалент, который меняет все на все, покупает все и продает все. Дух Человека объективируется в деньгах. Духовная сущность человека подчиняется власти денег как чуждой силы. Духовные ценности, мораль, нравственность, честь, совесть, достоинство и так далее превращаются в товар.

Религия, в основе которой лежит нравственность и моральный кодекс поведения человека, уходит на задний план, охваченная духом денег. Деньги стали всеобщей основой морального утешения и оправдании бедности духовного мира. Отчужденный в деньгах Дух Человека претворяется в фантастическую действительность «общества всеобщего благоденствия», которую провозгласило западное общество и где в деньгах воплощена вся человеческая сущность. Через форму денег Дух Человека стал обладать истинным богатством материального мира. Деньги стали духовной усладой отчужденного человека.

Разум есть то, что делает индивидуальную личность человеком во всеобщем значении. На уровне индивидуальной личности чувственные представления, созерцание не достигают уровня разумного мышления, и сознание остается внешним к предмету духа. Рассудочное мышление не охватывает субстанцию предмета духа во всей полноте и целостности. Рассудок задерживается на частностях и за ними упускает из виду субстанциональное. Индивидуальная личность, исходя из созерцания и чувственных представлений, устанавливает свое отношение к предмету духа исходя из индивидуальных особенностей психологии, уровня образования, своего горизонта мышления. Он не может поставить себя в центр предмета духа и раскрыть его содержание в соответствующей содержанию форме. Для этого необходим коллективный разум. В этом случае субстанция предмета духа прочно лежит в основании разумного мышления.

 

КОЛЛЕКТИВИЗМ

И ИНДИВИДУАЛИЗМ

 

Американцы говорят: если взять 10 американцев и 10 японцев, то каждый из американцев в 10 раз лучше любого японца, и тем не менее 10 японцев, вместе взятых, в 10 раз лучше, чем 10 американцев вместе взятых [2, с. 24]. Вместе взятые 10 японцев – это коллектив, отдельно взятые 10 американцев – это индивидуальности. Опора на коллективизм привела японцев к «японскому экономическому чуду».

Коллективизм на Востоке настолько развитое чувство, что даже финансирование бизнес-проектов чаще всего осуществляется через «кассы взаимопомощи» в обход банков с их высокими процентными ставками. Эта традиция уходит глубокими корнями в древность и опирается на чувство взаимного доверия. Долг выплачивается своевременно. Взявшая в долг бизнес – группа или человек должен сохранить «свое лицо», чтобы не нанести ущерб чувству коллективизма. Здесь существует большая степень доверия. Они покупают и продают доверие. Доверие – это твердая валюта.

Индивидуализм Запада покоится на опоре на собственные силы.

Силиконовая долина возникла в США в 1960-е годы как Долина наслаждений, где каждый наслаждался творчеством в подвале или гараже. В результате Силиконовая долина превратилась из Долины наслаждений в Центр американской наукоемкой продукции.

На Западе дружба между людьми основана на «полезности» одного другому. Американец даже меняет круг своих друзей по мере повышения по карьерной лестнице. «Родственные связи поддерживаются не столь активно. Люди встречаются со своими родственниками чаще всего на похоронах. Зато большую роль в личной жизни играет коммерческий успех» [3, с. 253]. На Западе личные качества стоят на первом месте. На Востоке человек не выпячивает свои личностные качества. Они отодвигаются на задний план:

«Бизнес – это не индивидуальная игра, это коллективная работа. Ничего нельзя достичь без гармоничного развития», – говорит президент компании «Сони» Акио Морита. Выпячивание своей личности – признак плохого воспитания. В коллективе формируются основные правила хорошего поведения: вежливость, доброта, достоинство, воспитание, точность в исполнении обязанностей. Психология Запада основана на том, что деньги могут все. Поэтому на Западе идут на все ради денег. Психология Востока основана на этике, поступках, нравственности. Деньги играют второстепенную роль.

На Востоке личностные достижения воспринимаются с точки зрения благополучия семьи, коллектива, бизнес-группы. Это означает, что человек гордится не результатами того, что он сделал, а тем, как его деятельность внесла в процветание компании и тем почетом, который он обеспечил свою семью. На Западе достижения работника оцениваются уровнем заработной платы. Он гордится своим банковским счетом.

На Востоке на жизнь смотрят целостно. Человек рассматривает самого себя как хорошего и почтительного сына, надежного члена бизнес-гpyппы. На Западе на жизнь смотрят не целостно, а фрагментарно. Человек рассматривается как «хороший бизнесмен» и упускаются из виду его человеческие качества: порядочность, честность и др. На Востоке развито чувство сыновней почтительности, на Западе дети покидают семью после окончания школы.

Как получилось, что на Западе в общественной жизни доминантой стал индивидуализм, а на Востоке – коллективизм? На Западе развитие получила частная собственность, а на Востоке – коллективная собственность. Частная собственность наложила отпечаток на характер развития личности человека, сделала его индивидуалистом. В этом особенность культуры Запада. Коллективная собственность веками сохраняла свое значение на Востоке и отразилась на формировании духа человека. Человек на Востоке культурно воспитан на духе коллективизма. В этом его особенность. Характер общественного разделения труда определил характер духовного развития человека Запада и человека Востока. Частная собственность отчуждает дух человека. При частной собственности человек атомизируется в обществе. Его дух становится разделенным духом.

Умеющий найти соответствие в природе вещей не повредит гармонии. Эта максима вытекает из понятия человек: «Жень чже женье» – человек – это жень. «Жень» означает человечность, или ядро чего-либо. Иероглиф «жень» состоит из знака, обозначающего два (=) и человек (л)» [4, с. 75]

Эта этимология – два человека – предполагает, что в китайском контексте человек может существовать только во взаимоотношениях с другим человеком. И их взаимоотношения заключают абсолютно все: Инь и Ян образуют два, два рождает некое третье, а это третье порождает систему вещей. В жизненных явлениях основополагающим является Инь и Ян, которые в процессе взаимодействия образуют гармонию.

На Западе человек – это индивидуум, преследующий свои цели, свои интересы. Поэтому «человек» не рассматривается как «жень», то есть не рассматривается как отношение «Хчеловек = Учеловек». Отношение «Хчеловека» к «Учеловеку» должно быть человечным («жень»). На Западе человек не рассматривается как две (=) единицы», противостоящие друг к другу Инь и Ян. «Гжень» – буквально означает единицу «гэ» человечества («жень»). На Западе «гэ» берется отдельно от «жэнь». Поэтому на Западе об успешном бизнесмене говорят, как о «состоятельном человеке».

На Востоке его описывают, как человека с хорошими отношениями с другим человеком. Он воспринимается не как человек, обладающий «хорошими связями» в достижении своего благополучия, а как человек, состоящий в гармоничном отношении с другим человеком: Хчеловек = Учеловек. В отличие от западной культуры бизнеса, ориентированной на результат, восточная культура ориентирована на взаимоотношения, которая является формой социального капитала: Хчеловек = Учеловек, которая описывается словом «Гуаньси».

Прямого перевода понятия «Гуаньси» нет, что породило на Западе неправильную трактовку, как человека с хорошими связями. На Западе «связи» понимаются однобоко      с точки зрения отдельно взятого человека и затрагивают лишь один аспект человеческих взаимоотношений. На Востоке «связи» рассматриваются в системе человеческих взаимоотношений с обратной связью: Хчеловек = Учеловек. Такое понимание «связи» требует взаимных обязательств, благожелательности друг к другу, уважения к прошлому, почитание старшего, взаимное чувство долга.

На Западе «гуаньси» рассматривается, как «основные активы». Эта западная манера исходит из того, что человек – индивидуалист, его «гуаньси» – это его «основные активы». Основное различие в оценке человека между Западом и Востоком заключается в том, что на Востоке человек: «Я – часть системы», на Западе: «Я – индивидуален».

Этимология слова «человек» на Западе имеет оттенок индивидуализма. Так, в греческом языке в понятие «человек» вкладывается смысл взгляда, устремленного ввысь лучистым взором. Индогерманское Manisso означает «мыслящий», «наделенный разумом». Запад не признает гармонии противодействующих сил Инь и Ян, а признает лишь силы Ян.

 

ЭНЕРГИЯ КОЛЛЕКТИВИЗМА

Та форма труда, при которой много лиц планомерно работают рядом и во взаимодействии друг с другом в одном и том же процессе производства или в разных, но связанных между собой процессах, называется кооперацией. При этом механическая сумма сил отдельных рабочих отлична от общественной силы, которая развивается, когда много рук участвует одновременно в выполнении одной и той же нераздельной операции, когда, например, требуется поднять тяжесть, убрать с дороги препятствия. Во всех таких случаях результат комбинированного труда или вовсе не может быть достигнут единичными усилиями, или может быть осуществлен лишь в течение гораздо более продолжительного времени… Здесь речь идет не только о повышении путем кооперации индивидуальной производительной силы, но и о создании новой производительной силы, которая по самой своей сущности есть массовая сила. Но и помимо той новой силы, которая возникает из слияния многих сил в одну общую, при большинстве производительных работ уже самый общественный контакт вызывает соревнование и своеобразное возбуждение жизненной энергии (animal spiritis), увеличивающее индивидуально производительность отдельных лиц, так что 12 человек в течение одного совместного рабочего дня в 144 часа произведут гораздо больше продукта, чем 12 изолированных рабочих, работающих по 12 часов каждый, или один рабочий в течение следующих подряд 12 дней труда. Причина этого заключается в том, что человек по самой своей природе есть животное, если и не политическое, как думал Аристотель, то во всяком случае общественное.

Кооперация, с одной стороны, позволяет расширить пространственную сферу труда, и потому при известных процессах труда ее требует уже само расположение предметов и объектов труда в пространстве. С другой стороны, кооперация позволяет относительно, то есть по сравнению с масштабом производства, пространственно сузить сферу производства. Это ограничение пространственной сферы труда при одновременном расширении сферы его воздействия, в результате чего происходит сокращение непроизводительных издержек производства, порождается сосредоточением массы рабочих, слиянием различных процессов труда и концентрацией средств производства. Эффект кооперации создается коллективизмом, который многократно повышает жизненную энергию «ци», циркулирующую в общественном организме.

Коллективизм Востока стал предпосылкой инвестиционного бума в Японии в 1980-е годы, затем в Южной Корее, а сейчас в Китае и во всей Юго-Восточной Азии. На Востоке бизнес-отношения основаны на энергии коллективизма. Здесь люди не обижаются в западном понимании: часто то, что не говорится, важнее сказанного. Именно поэтому на Востоке говорят метафорами, пословицами, намеками. Философия Лао-цзы осмысливает мир сквозь призму «сердечного общения», человеческих отношений, взаимопонимания, доверия друг к другу. В «сердечном общении» нет отдельного индивидуализма. За то или иное дело ответственность несет весь коллектив, подобно тому, как в войске Чингисхана за неисполнение поручения одним воином наказанию подвергалась вся «десятка», а за неисполнение поручения «десяткой» подвергалась наказанию вся «сотня». В коллективизме Востока нет отдельной индивидуальности. Это вытекает из принципа «единого сердца», который может быть постигнут как некая духовная сущность энергии коллективизма, не имеющая отношения к индивидууму.

Философия Лао-цзы призывает учиться возбуждать энергию коллективизма у самой природы, смотреть на природу как на живой организм, как на бесконечно сложную организацию, где нет места индивидуализму. Бесконечно сложные организации, созданные природой, дают стимул для проявления жизненной энергии коллективизма. Способность к развитию «единого сердца» в расширении человеческих связей становится все более ценным качеством в становлении общества единой судьбы человечества, что и нашло отражение в инициативе «Один пояс – Один путь». Философия Лао-цзы ставит акцент на гибкости в использовании энергии коллективизма через «единое сердце» человечества.

Философия индивидуализма разрушает естественную целостность «единого сердца» человечества и поражает эту целостность язвой эгоизма. Человека Запада при «встрече человека с человеком» интересует только техническая сторона бизнеса, а человека Востока интересует глубина и широта «Гуаньси», позволяющей привести в действие энергию коллективизма и сохранить «лицо» индивидуума. В духовной сфере человек Востока остро чувствует взаимозависимость с окружающей средой, поэтому для него важно «сохранять лицо». Это одно из главных понятий не только этики Конфуция, но и этики всех народов Востока.

Так казахи о человеке, «потерявшем лицо», говорят «қара бет» (буквально «черное лицо»). «Потерявший лицо» для степняков означает разрыв в сумме социальных отношений, признаваемых обществом. Лицо можно потерять, если окружающие перестали относиться к человеку как к члену коллектива. Сохранение собственного лица означает быть в сообществе. «Қара бет – Черное лицо» трудно отмыть и пятно на лице практически всю жизнь остается ничем не смываемое краской. На Западе нарушившего заповеди морального кодекса можно отмыть долларовыми купюрами и ими же насухо вытереть лицо.

Если на Западе на первое место во «встрече человека с человеком» выставляются деньги как воплощение материального богатства, то на Востоке деньги являются «техническим средством» во взаимоотношениях. На Востоке деньги – это посредник между материальным и духовным. Важны человеческие отношения, где деньги служат лишь техническим средством укрепления связей. На Востоке строго следят за тем, чтобы деньги не привели к «потере лица».

 

КОРПОРАТИВНАЯ КУЛЬТУРА

Многие аспекты жизни на Востоке носят корпоративный характер, где индивидуальность не выделяется как на Западе. Успех в деловой жизни зависит от корпоративной культуры, а не за счет заслуг индивидуальности. Корпоративная культура Востока создает в коллективе атмосферу согласия, доверия, взаимопомощи, общим знаменателем которой является «единое сердце». Человек Востока стремится к совершенству нравственных поступков, чтобы быть в «сердечном единении» с коллективом. Мера духовного совершенства индивидуума определяется в коллективе и коллектив же является условием становления личности индивидуума. Противопоставление работы и личной жизни недопустимо. Личные интересы на Востоке приносятся в жертву ради общего согласия. Трудовая этика подчинена интересам коллектива. Отсюда и преданность коллективу, которая на Западе трактуется как «пожизненный найм» в силу менталитета западной культуры, основанной на институтах частной собственности. Решения принимаются в коллективе, которые проистекают из корпоративной культуры, требующей всеобщего согласия.

Корпоративная культура Востока явилась условием проявления одухотворенной жизненной энергии «Цзин» в японской экономике. Двигателем «японского экономического чуда» 1980-х гг. стали крупные промышленно-финансовые группы – кэйрэцу. Это крупные конгломераты предприятий, сложившиеся вокруг больших торговых компаний или крупных компаний. К началу 1970-х гг. на долю кэйрэцу приходилось 60% импорта и 40% экспорта Японии, к 1985 году – 70% импорта и 25% экспорта. В силу корпоративной культуры кэйрэцу не могут диктовать свою волю аффилированным компаниям. Они исполняют роль координаторов, намечающих общую стратегию групп компаний, составляющих кэйрэцу, но их неформальные указания, исходящие из «единого сердца», всегда принимаются ради «сердечного единения».

Кэйрэцу ведут ожесточенную конкурентную борьбу не только с иностранными компаниями, но и внутри компании. При всей формальной открытости японской экономики иностранные компании не закрепляются в ней, так как не вписываются в корпоративную культуру, основанную на «едином сердце».

Человек Востока не подражает Западу, как думают иностранные компании. Он извлекает преимущество Запада в технологиях, как боец восточных единоборств извлекает из движения противника преимущества. Он не конкурирует, не меняет его позицию. Он легко входит в любое окружение с тем, чтобы понять изнутри его своеобразие. Войдя в органическое отношение с ним, он пользуется им так, как это принято, например, в джиу-джитсу. От мастера джиу-джитсу требуется необычайная способность к наблюдению, мгновенное понимание ситуации и умение извлечь из нее практическую выгоду.

Аналогично действуют не только японские кэйрэцу, но и корейские чёболы – это сеть малых семейных предприятий, над которыми возвышаются вертикально структурированные и тесно связанные с государство промышленно-финансовые группы. В конце 1990-х гг. на чёболы приходилось 32% общего объема продаж и 29% всего национального капитала. Так, Samsung в 1997 г. имел около 100 аффилированных компаний и давал 28% всего корейского экспорта.

 В Японии, Корее, Китае, Вьетнаме и других странах Востока преданы своей корпорации-семье с ее атмосферой «сердечного согласия» и «единого сердца». Идеология «единого сердца» и «сердечного согласия» воспитала такие черты корпоративной культуры как врожденную вежливость, необычайную скромность, колоссальное трудолюбие и неистощимое терпение. Человек Востока сохраняет спокойствие духа даже в самых неблагоприятных жизненных ситуациях.

Для западного мышления, подверженного индивидуализму, корпоративная культура Востока, исходящая из коллективизма, представляется расплывчатой, громоздкой системой организации и управления. Структура организации и управления конгломератов построена на минимальном количестве сдержек и противовесов. «Единое сердце» и «сердечные отношения» заменяют функцию контролирующих органов. Запад не понимает корпоративную культуру Востока, и свои отношения с бизнес-структурами пытается строить на принципах индивидуализма, совершенно неприемлемого на Востоке.

Корпоративная культура Востока – это продукт его культурных традиций. Жизнеспособная форма корпоративной культуры складывалась в условиях отсутствия частной собственности. Отсюда и особенности корпоративной культуры, резко контрастирующей с западной культурой.

 

РИТМЫ ДУХА

Для духовного мира характерно состояние изменчивости, поскольку меняется содержание, а вместе с ней и формы проявления духовности. В то же время для духовного мира характерно и состояние неизменности на субстанциональной основе, каковой является реальность окружающего человека мира. Изменчивость проявляется идеально, так как сознание постоянно отражает содержание в той или иной определенной форме. Изменчивость и неизменность едины, так как основанием единства является противоречивость идеальности и реальности как двух сторон духовной сферы. В этом тождественном различии противоречивость идеального в сознании и реального в объективном мире движение духа протекает в определенном ритме. Содержание духа как бы струится и растекается в духовной сфере. Ритм – это организация движения духа во времени, ритмическая структура духа зависит от последовательности накопления духовной энергии в обществе. Циклы ритма имманентны движению Духа Человека во времени в духовном пространстве и проявляются в восприятии пространства и времени в таких процессах как чередование времен года, смены эпох, развитии производительных сил общества, и соответствующие изменения в общественных отношениях.

Безупречной аналогией ритмов – духа является колесо. Его втулка является как бы субстанциональной основой ритмического движения колеса. Движение колеса относительно оси – движение, повторяющееся в определенном ритме. Вращение втулки вокруг оси – малое повторяющееся движение со своим ритмом. Вращение колеса вместе со спицами – большое повторяющееся движение с иным ритмом. Малое и большое движение составляют органический ритм жизни.

Благодаря ритму определенное состояние духа как ставшее, сформировавшееся и которое является провозвестником наступающего нового состояния, объединяются в одно целое, в одну систему, согласно которой будущее уже содержится в настоящем как «ростки» вновь наступающих изменений при неизменности субстанциональной основы. В основе этого лежит возникновение в сознании идеальных форм, как результат проявления духа под воздействием реальности.

Идеальность и реальность столь же противоположны друг другу, сколь и едины в своем тождестве. В их противоположности заключен их взаимопереход, который проявляется как движение духа в определенном ритме. Благодаря ритму движение духа объединяет идеальность и реальность как внутреннее и внешнее. Ритм движения духа придает внутреннему и внешнему, идеальности и реальности гармоничность, обеспечивая единство идеального и реального, внутреннего и внешнего в движении духа.

В древнеиндийской философии ритмика духа представлена как «чакры» (круг, колесо) – энергетические центры Духа Человека, где сосредоточена жизненная сила. Духовная практика ведической философии основана на ритмике жизненных сил. В движении Духа Человека изменения в любой части целого должны сопровождаться соответствующими изменениями в других частях целого. Они подчинены определенной ритмике движения Духа Человека. В противном случае – утрата изменчивости и нарушение гармонии в соотношении частей целого.

У духовного мира свое Дао (путь, процесс) и движение Духа Человека имеет свой такт, свой ритм, свою периодичность. Духовное освоение действительности означает, что человек познает духовную сферу во всем ее многообразии. Так, в экономической жизни ритмы духовной сферы целиком подчинены «мелодиям рынка». Эти «мелодии» вытекают из экономической структуры и выражают развитие общественных отношений. Познание сути духовной сферы зависит от постановки проблемы в плане онтологии, космологии, гносеологии, этики. Это основы философской концепции постижения Духа Человека, которая в общей форме выражается, например, в противопоставлении Света и Тьмы. Они выражают природные ритмы духа. Активная сила света проявляется весной, когда природа пробуждается. Свет действует изнутри, возрождая жизнь. Сила Тьмы отражает внешнюю видимость внутренней силы Света. Ритмы проявляются в достижении гармонии Света и Тьмы: начало заката солнца после полудня – наступление силы Тьмы. Рассвет – появление силы Света. Это космогоническое выражение ритма Духа Человека.

В основе развития духовных сил и движения Духа Человека лежат противоположность Инь и Ян, их взаимное тяготение друг к другу. В их отношении проявляется движение Духа Человека в определенном ритме. Ритмы Духа Человека выражают изменчивость и неизменность, а также их единство. Благодаря ритму содержание и формы проявления Духа Человека объединяются в одну систему, под которой настоящее уже «здесь» и «теперь», то есть в пространстве и времени. И в этом настоящем заложены ростки будущего. Движение духа Человека гармонично, ибо оно предполагает единство противоположностей, которые логически выражают идеальность форм в зависимости от содержания реальности в процессе познания.

В Поднебесной, как в сфере духовного, сосуществуют государства большие и маленькие, сильные и слабые. Потому в Конституции КНР предписано: «Государство усиливает строительство социалистической духовной культуры путем широкого распространения высоких идеалов, нравственного и культурного воспитания, воспитания в духе соблюдения дисциплины и законности. …проводит в народе воспитание в духе патриотизма, коллективизма, интернационализма, коммунизма» (ст. 24).

Нравственный закон, согласно этике Конфуция, предписывает большим государствам заботиться о маленьких, а малым государствам – помогать большим для гармоничного отношения между ними. Поднебесная в китайском понимании – это мировая гармония всех народов и стран. Об этом было заявлено Председателем КНР Си Цзиньпином в выступлении в Назарбаев университете, где он отметил необходимость защиты ценности человечества и интересы мира по всему Шелковому пути.

 

СБАЛАНСИРОВАННАЯ ГАРМОНИЯ

Современная экономика создает материальные продукты потребления в геометрической прогрессии, нарушая баланс обмена веществ с природой. Потребность в материальных благах порождает новые потребности. Не существует вершины потребительных вожделений, но существуют проблемы духовной гармонии, вызванной жаждой потребления.

Современный мировой экономический кризис на самом деле является кризисом перепотребления. Это кризис между духовным и материальным. Человек вращается в колее современного технологического прогресса, порождающего бесконечный цикл потребления. Как следствие, обострилась проблема восстановления сбалансированной гармонии между духовным и материальным.

В нарушение своей природной гармонии человек превращается в «экономического человека», производящего и потребляющего материальные блага. Поэтому на Востоке говорят «...Наслаждение не в богатстве и знатности, а в обретении гармонии».

«Чжун Хэ», или сбалансированная гармония – это принцип философии Конфуция для достижения процветания. Для достижения сбалансированной гармонии важно придерживаться «ритуала»: «Из назначений ритуала всего ценней гармония. Она делает прекрасным путь древних царей, а им следуют в малом и великом. Но и гармония бывает применима не всегда. Если знают лишь гармонию, не заключая ее в рамки ритуала, она не может претвориться в жизнь». Гармония не сама по себе, а сбалансированность гармонии в действиях людей ведет к процветанию.

Восточная культура исходит из того, что сбалансированность гармонии – это источник прогрессивного движения. Ритуал Конфуция предполагает, чтобы люди придерживались духа «срединного пути». И в этом случае можно достичь высшего Дао. «Достигший высшего Дао... растит в себе гармонию, ценит соответствие... умеющий найти соответствующее своей природе не навредит и своей гармонии...».

Тот, кто постиг в гармонии сбалансированности, тот овладел «срединным путем» – путь саморазвивающихся явлений и процессов. «Срединный путь» – это гармоничный и сбалансированный взаимопереход Инь и Ян.

На Востоке рассматривают гармонию, как продукт «У-вэй» – отказ от вмешательства в естественный ход вещей. В то же время «У-вэй» не поощряет пассивности, а подразумевает разумную деятельность, которая означает жизнь в гармонии, что дает возможность развиваться событиям естественным путем.

Когда система гармонична, достигается баланс разнонаправленных тенденций. Восточное понимание баланса не статично, не является жестко зафиксированным как бухгалтерский баланс фирмы на конец года или платежный баланс государства на определенный период. Сбалансированная бухгалтерская отчетность фиксирует движение пассивов и активов (Инь и Ян), а платежный баланс фиксирует движение капитала, товаров и услуг между государствами на определенный период.

На Востоке баланс рассматривается в динамике и требует постоянной адаптации к изменяющимся условиям. Ведение учета остается неформальным. Гроссбух предназначен для сборщика налогов, а истинные счета хранятся в голове. Гибкость и открытость системы к изменениям считается чрезвычайно важной ценностью. Вода – символ гибкости и адаптивности.

На Востоке ищут гармонию и баланс во всех сферах жизни. Способность находить сбалансированную гармонию характеризует человека. Человек, который способен управлять собой, сможет управлять своей семьей, своей фирмой, своей страной и миром. «Тот, кто постиг Высшую гармонию и овладел взаимным отзвуком саморазвивающихся явлений, только тот способен на это» [5, с. 144].

Как прообраз высшего единства всего сущего, Поднебесная есть пространство между Небом и Землей. Поднебесная – священный сосуд, говорится в Дао дэ цзине. «В пределах четырех морей все люди – братья, – гласит китайская поговорка, все народы мира – это одна семья».

Границы стратегии «Один пояс – один путь» принципиально неопределенны. Они могут расширяться по мере увеличения стран-партнеров. Пространство Поднебесной должно быть активировано по мере выражения готовности вступить в отношения нравственно значимой гармонии. В этом сокровенном пространстве нравственного усилия равенство в отношениях достигается путем учета интереса других стран в проекте, во взаимовыгодном сотрудничестве. Отказ же одного из партнеров от гармонических отношений влечет за собой «потерю лица» других партнеров, наделенных большей моральной ответственностью. Поэтому межгосударственные отношения в Поднебесной требуют крайней осторожности. Приближение к Поднебесной становится возможным благодаря нравственному совершенствованию, что в рамках стратегии «Один пояс – Один путь» означает преодоление всех индивидуалистических интересов, «всеобщности» (гун) в своем отношении друг к другу и к миру. Эта всеобщность придает привлекательность к стратегии «Один пояс – Один путь». Она делает великим единство всех народов стран-партнеров. Мудрость стратегии «Один пояс – Один путь» в том, что она привержена «всеобщности». Поднебесная утверждает «всеобщность» интересов государств-партнеров и на всеобщность никто не имеет индивидуальных прав. Все государства равны в проекте.

На Западе духовное обогащение затруднено, так как индивидуум становится независимым от семьи, общества, которые подпитывают духовную жизнь. На Востоке индивидуум быстро обогащается духовно, так как семья, коллектив, общество обеспечивают предпосылки духовного роста. Между индивидуумом и семьей, коллективом, обществом устанавливается внутренняя связь, стимулирующая развитие чувства общности, «сердечное единение». Этим объясняется быстрый взлет экономик Японии, Южной Кореи, а сегодня стремительные темпы развития экономики Китая поражают воображение.

На Западе точкой опоры для духовного роста служат деньги, которые становятся орудием в борьбе за место под солнцем. Современная валютная война между Западом и Востоком – это борьба двух систем. «Денежная война, – говорил Бальзак, – труднее обычной. Можно убить человека, но корысть не убьешь». Индивидуум на Западе вступает в поле, где на одной стороне общество, на другой стороне индивидуум, который должен доказать свою жизнеспособность в столкновении интересов на поле сбыта товаров. Товары нужно не только производить, но и продавать, а чтобы продать, необходимо изощряться в маркетинге.

Индивидуальная свобода на Западе ставится выше социальной справедливости и гармоничных, «сердечных отношений» в обществе. Принцип «сердечного общения» подменяется культом потребления, когда целью жизни становится приобретение все большего количества предметов, которые загоняют человека Запада в бытовую рутину, заслоняют красоту заката, прелесть уединенного общения с природой, «сердечное общение» с японскими божествами «ками» или с казахстанскими степями, усыпанными весной тюльпанами. Индивидуализм Запада – порождение частной собственности, а частная собственность – условие повышения материального благополучия. Но та же частная собственность ограничила возможность образовательной культуры, ослабила социальные гарантии. Для рыночного мышления все превращается в предмет коммерции – вещи, личность, знания, совесть и т. д. На Западе индивидуализм порождает эгоизм. Счета, векселя, коммунальные услуги не оплачиваются чувствами, моральными ценностями. На рынке соединяются возвышенное и низменное, совершаются сделки с совестью. На рынке принято пожимать руку с кошачьей нежностью обманчивой дружбы. Нравственность индивидуума, порожденная частной собственностью, вменяет личную выгоду в единственный закон. Личный успех становится верховным законом всех нравственных поступков. Частная собственность окунает индивидуум в такую грязь, что он постоянно обтирается долларовыми купюрами, чтобы очистить свою совесть.

Разница между частной собственностью и коллективной собственностью в том, что последняя создает предпосылки для духовного освоения богатства. Частная собственность создает предпосылки для роста материального богатства. Однобокое развитие частной собственности ведет к деградации личности. Собственное «Я» индивидуума не позволяет всмотреться в себя, посмотреть на себя со стороны. Такое возможно только в коллективе, только коллектив может «третьим оком» вглядеться в себя. Даосы говорят: «Иди вместе с другими, но не владей вместе с другими. Обретай вместе с другими, но не накапливай вместе с другими». Этим самым даосы подчеркивают грань между частной собственностью и коллективной собственностью, подчеркивают приоритет коллективной собственности. Избыток материального богатства вредит проявлению жизненной энергии «Цзин».

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Маркс К. Экономические рукописи 1857–1858 гг. В 2-х частях. ЧС. 2. М.: Политиздат, 1980.

2. Тацуно Ш. Стратегия – технополисы. М.: Прогресс, 1989.

3. Хойер В. Как делать бизнес в Европе. М.: Прогресс, 1992.

4. Чен Минг-Джер. Китайский бизнес изнутри: практическое пособие по выстраиванию деловых отношений с китайскими партнерами. М.: ЭСМО. 2009.

5. Лао-цзы. Дао дэ цзин. Книга пути и благодати. М.: ЭКСМО, 2007.

970 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *