• Геополитика
  • 20 Августа, 2021

ЧТО НЕЛАДНО В ЭКОНОМИКЕ ШТАТОВ?

В феврале минувшего года администрация Дональда Трампа подписала с движением «Талибан» соглашение о мире и выводе американских войск из Афганистана. Сменившая республиканцев у руля демократическая администрация не стала торпедировать это соглашение. Президент Байден принял решение о выводе американских войск из Афганистана до 11 сентября 2021 года, ровно к двадцатилетию атаки на башни-близнецы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Пресса США отреагировала на это пессимистичными статьями. 

Так, журнал The American Conservative даже заявил о крахе американской империи, от которой остались «одни обломки». По мнению издания, «нашей армией руководят лжецы. Наше гражданское руководство последние 20 лет – лжецы. Почти один триллион долларов выброшен в крысиную нору. Более 2300 убитых и 20 тыс. раненых американских солдат. Ради чего? Чтобы афганцы грабили наши брошенные базы, а талибы могли заиметь хорошее новое оружие?».

Ну, вообще-то, говорить о «крахе» на самом деле было бы преувеличением, но все же весьма показательно, что Джо Байден, отменивший чуть ли не все решения своего предшественника, именно соглашение о выводе американских ­войск из Афганистане оставил в силе. Действительно, в то время как американская экономика переживает не лучшие времена, было бы весьма накладно продолжать затянувшуюся двадцатилетию военную кампанию, которая не имеет видимых перспектив и грозит стать бесконечной. По данным Исследовательской службы Конгресса США, война в Афганистане – самая дорогая в истории страны, за исключением Второй мировой. Вторая мировая война стои­ла Америке $ 4,10 трлн. Война в Ираке и Афганистане – $ 1,15 трлн. Вьетнам стоил Америке $ 738 млрд, Корея – $ 341 млрд, Первая мировая – $ 334 млрд, война в Персидском заливе – $ 102 млрд.

Но все это так, к слову. Главное – в текущих условиях для США действительно продолжать кампанию в Афганистане было бы непозволительной роскошью.

Что происходит в США сегодня? Шестимесячный ценовой рост достиг 3,6% к июню 2021 года (соответствует свыше 7% годовой инфляции. Это – максимум аж с 1981 года! Трехмесячный разгон инфляции достиг 2,35% (почти 10% годовых), что вплотную приближает к периоду самой агрессивной ценовой экспансии 70-80-х годов. События 2020 года уже не имеют никакого значения, разгон происходит и в 2021году и с каждым месяцем все стремительнее. За последние три месяца раллируют цены не только на топливо и транспорт, ценовой импульс в продуктах достигает 6% годовых, 9% в одежде и обуви, в компьютерах, цифровых товарах и комплектующих – свыше 20% годовых, коммунальные услуги – почти 8%, столько же мебель, товары для дома и сада. Аренда жилья растет почти на 5% за последние три месяца, 3,5% образование, индустрия спорта и развлечения около 6% годовых. Единственное, что имеет дефляционную направленность – это медицинские услуги, заваленные госсубсидиями и переизбытком предложения.

Официальные данные по безработице не имеют никакого значения из-за манипуляции с категорией «не включенных в рабочую силу», которых стало внезапно на 6 млн больше в 2020 году и они не включаются в число безработных. Гораздо более адекватный показатель – отклонение количества фактически занятых в экономике от трудоспособного населения в соответствии с нормой, которая была в 2000–2007 годах (до кризиса 2008-го года). Тогда 62,5% трудоспособных имели работу, сейчас таких 58%, в расчете на количество людей это дифференциал в 12,5 млн человек или свыше 8 млн трудоспособных человек вылетело с рынка труда в 2021 году в сравнении с 2019 годом. В 2021 году они все еще не восстановились и неизвестно, когда восстановятся. Почему рабочие места не возвращаются? Основные причины следующие:

1. Частичное сохранение ограничений, касающихся в первую очередь индустрии развлечения, общепита, туризма и массовых мероприятий (краткосрочно).

2. Изменение структуры экономики: существенная часть профессий стала не нужной в цифровом мире перманентного онлайн.

3. Но самое важное – это демотивирующая вилка. С одной стороны, категория финансовых спекулянтов и инвесторов – тех самых держателей 60 трлн фондового рынка, неистово увлеченных игрой с акциями Apple, Tesla, Microsoft и прочих пузырящихся активах. Тем самым, доступ к легким и быстрым деньгам неизбежно понижает стремление к труду. С другой стороны, – категория бедных, сидящих на пособиях. Часть экономики «отключается» из-за того, что размер адресных стимулирующий программ равен или преимущественно покрывает трудовые доходы, что демотивирует к выходу из статуса безработных. Зависимость населения от государства, как и общеэкономическая деградация, становится все более выраженной.

Глубину спада в США подчеркивает количество открытых вакансий на рынке труда. 6% от количества занятых в США или 9,2 млн человек. Для сравнения, количество безработных в США 9,5 млн человек.

И вот это важнейший фактор. В обычные кризисы количество вакансий снижается – это было в начале нулевых и это было в 2008-2009-х, сейчас количество вакансий растет. Что это означает? Что люди не хотят работать – зарплаты слишком маленькие. Работать не имеет смысла, проще подать заявку на помощь от государства. Спрос на рабочую силу огромный, но никто не хочет работать за низкую зарплату, следовательно, проблемы занятости никак не решить традиционными монетарными методами. Нет проблем с доступом к ликвидности, как и нет проблем со спросом на рабочую силу, – есть проблема с предложением рабочей силы. Как следствие, компании вынуждены повышать зарплаты рекордными темпами, чтобы привлечь сотрудников, что неизбежно будет выражаться в росте цен.

И последнее – избыток ликвидности в системе. Реальная денежная масса росла на 25% в конце 2020-го, сейчас рост опустился до 13%. В 70-е и 80-е годы разгон денежной массы приводил к росту инфляции с лагом в 1,5 года с коэффициентом 1,4, то есть на каждые 5% прироста реальной денежной массы, цены впоследствии росли на 7%. В дальнейшем эта зависимость ослабевала из-за механизмов абсорбции избыточной ликвидности на финансовых рынках и экспорта инфляции во внешний мир за счет финансовой глобализации доллара. Сейчас, в связи с мировым спадом, такие возможности сильно сократились. Таким образом, по прогнозам алармистов, к 2022 году фактическая инфляция в США грозит превысить двузначные величины. Разница текущего кризиса с предыдущим (2008–2009 гг.) состоит в том, что ранее избыточная ликвидность циркулировала по замкнутому контуру финансовой системы, не уходя в потребление. Сейчас избыточная ликвидность сосредоточена на руках у населения. Но полученные выплаты американцы направили не на стимулирование спроса в экономике, а на собственные нужды: закрытие долгов, накопления на черный день или инвестирование в ценные бумаги.

Фактически, все, что сегодня делает ФРС США в своих попытках исправить ситуацию – это тотальным образом деформирует все обратные связи в экономике, продуцирует наращивание плохих долгов, форсирует раздувание финансовых пузырей на всех группах и кластерах активов – не только фондовые рынки достигают абсурдных мультипликаторов, но и вообще все, что способно номинироваться в денежном выражении вырывается за грань допустимого. Искажаются финансовые пропорции и денежные потоки в экономике, концентрируя ресурсы не там, где они эффективны, а там, где сопротивление наиболее низко. Процессы рискуют приобрести необратимый характер.

Представляя полугодовой доклад 13 июля, председатель ФРС Джером Пауэлл признал, что инфляция заметно ускорилась и, с очень высокой долей вероятности, останется на таком уровне в ближайшие месяцы, прежде чем ослабнет. «Высокий спрос в секторах, где производственный дефицит или другие ограничения предложения сокращают производство, привел к быстрому росту цен на некоторые товары и услуги, который должен частично повернуться вспять, когда эффект от дефицита исчезнет», – заявил он. Фактически это означает, что ФРС будет вынуждена повысить ключевую ставку – еще в середине июня предполагалось, что это может произойти в конце следующего года, но сейчас мнение большинства аналитиков склоняется к началу 2022-го как дате роста показателя. Само повышение ключевой ставки в США повлечет за собой ряд негативных факторов, которые скажутся на частном и финансовом секторах экономики.

Дефицит бюджета США достиг рекордного уровня в первой половине 2021 финансового года и составил $1,7 трлн. Нехватку денег в американской казне эксперты связывают с растущими тратами правительства страны на борьбу с последствиями пандемии. В первой половине 2021-го финансового года (завершится 30 сентября) расходы федерального бюджета США превысили доходы более чем на $1,7 трлн. Об этом свидетельствуют материалы Минфина США. Достигнутый полугодовой дефицит американской казны стал максимальным за все время наблюдений. По данным ведомства, за последний год объем бюджетных трат в США увеличился более чем на 45%. В то же время сумма финансовых поступлений в казну выросла лишь на 6%.

Для покрытия отрицательной разницы между доходами и расходами Штатам приходится увеличивать государственный долг, размер которого уже достиг беспрецедентных $ 28 трлн. При этом в ближайшее время Вашингтон планирует улучшить наполняемость бюджета за счет повышения налогов для бизнеса и состоятельных граждан. Как полагают аналитики, такое решение рискует обернуться высокими потерями для корпораций. В результате бизнес будет вынужден выводить производства из США в более комфортные юрисдикции, уверены аналитики.

Между тем обслуживание растущей долговой нагрузки становится все более обременительным для экономики Штатов и оказывает дополнительное давление на бюджет страны. По данным американского правительства, в 2020 году регулярные выплаты по госдолгу обошлись казне в $ 376 млрд. По прогнозу властей США, в 2021 году значение составит $ 378 млрд, в 2022-м – приблизится к $ 400 млрд, а в 2025-м – к $ 500 млрд.

Помимо пакета помощи от Дональда Трампа объемом $ 4 трлн, сейчас дополнительные меры предпринимает администрация Джо Байдена. В частности, речь идет об уже одобренной поддержке экономики на сумму $ 1,9 трлн. Такие действия определенно увеличивают бюджетный дефицит и одновременно приводят к росту долгов. Для покрытия дефицита бюджета Минфин США выпускает специальные казначейские облигации (трежерис). Американские и зарубежные инвесторы покупают ценные бумаги и получают по ним стабильный доход, по сути, предоставляя свои деньги в долг американской экономике. Эти средства идут на погашение бюджетного дефицита. Сегодня в общем объеме задолженности США около трети (29%) приходится именно на казначейские бумаги. Об этом свидетельствуют данные американского Минфина и официального портала Usdebtclock.org.

В этой ситуации Китай, который официально объявлен стратегическим соперником США, сократил вложения в гособлигации США до рекордно низкого уровня за последние два года. Об этом свидетельствуют данные американского Минфина. Согласно последнему отчету ведомства, объем китайских инвестиций в казначейские ценные бумаги Соединенных Штатов уменьшился почти на $ 3 млрд – до $ 1,11 трлн. Значение оказалось минимальным с мая 2017 года.

Напомним, что торговое противостояние двух крупнейших экономик мира началось еще в начале 2018 года. США обвинили КНР в незаконном получении американских технологий и интеллектуальной собственности. По версии администрации Белого дома, действия Китая привели к тому, что торговый дефицит (превышение импорта над экспортом) Соединенных Штатов с азиатской республикой достиг $ 375 млрд. В результате американская сторона обложила пошлинами половину китайского экспорта ($ 250 млрд), а Пекин в ответ ввел таможенные тарифы на импорт американской продукции на $ 60 млрд. В декабре 2018 года стороны объявили о перемирии, но после череды успешных переговоров в течение нескольких месяцев Вашингтон вновь пошел на обострение конфликта.

Так, в мае 2019-го Соединенные Штаты повысили пошлины на китайские товары на сумму $ 200 млрд и пригрозили дополнительно обложить тарифами продукцию на $ 300 млрд. Пекин, в свою очередь, ввел ответные пошлины объемом $ 60 млрд и почти одновременно начал выводить свои деньги из долговых бумаг США. Хотя в июне на саммите G20 государства вновь договорились о перемирии. Китай может продолжить распродажу американских госбумаг в любое время. Пекину будет удобно использовать инвестиции в трежерис в качестве инструмента торга в переговорах с Вашингтоном и сейчас все козыри у него на руках.

В этой непростой ситуации, понятно, администрации Байдена желательно сократить до минимума непроизводительные расходы государства. И вывод войск из Афганистана – часть этой стратегии. Поможет ли?

В целом же можно сказать, что ясной экономической стратегии США в отношении будущего у команды президента Байдена пока не просматривается.  Новая администрация просто сосредоточилась на ликвидации действий администрации предшествующей. Трамп проводил политику изоляционизма, Байден намерен ее похоронить. Как пишет Bloomberg, Байден остановит торговые войны с Китаем и Европой, вернет США их ведущую роль в ВТО и МВФ. В отличие от Трампа, он считает, что МВФ должен увеличить помощь развивающимся рынкам. Еще одно обещание Байдена: вернуть США в ряды ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения).

Трамп обещал в 2016 году, что при нем экономика будет ежегодно расти на 4% и более. Однако среднегодовой рост ВВП за годы его президентства составил около 2,5%. Он также обещал преодолеть дефицит внешнеторгового баланса с помощью протекционистских мер, но из этого ничего не вышло: в августе 2020-го, например, превышение импорта США над экспортом достигло максимального показателя за 14 лет – $ 67 млрд.

Он обещал вернуть американские компании и рабочие места в Америку, но, по данным Торговой палаты США, лишь 3,7% американских компаний, имеющих производственные мощности в КНР, перебазировали какую-то их часть в США. При этом, по оценкам МВФ, торговая война США с Китаем сократила общемировой ВВП на триллион долларов. В начале пандемии экономика США потеряла 22 млн рабочих мест. Эта гигантская потеря восполнена, но не до конца. Преодолевать это тяжелое наследство Трампа администрации Байдена будет очень непросто.

Курман АХМЕТОВ,

экономист

 

1666 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

МЫСЛЬ №8

20 Августа, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»