• Исторические страницы
  • 20 Августа, 2021

РЕПРЕССИЙ СТРАШНЫЕ СТРАНИЦЫ

Гульбаршин САЛЫК,
краевед, член Союза журналистов Казахстана

 

В 30-е годы территория Казахстана превратилась в огромный лагерь. Были созданы лагеря: Дальний, Степной, Песчаный, Камышлаг, Актюбинский, Жезказганлаг, Петропавловский, спецлагерь Кингир, Усть-Каменогорский. Перед нами циркуляр из Центрального архива МВД СССР об одном из крупнейших исправительно-трудовых лагерей НКВД – Карагандинском, о том самом КарЛАГе. Он был создан 13 мая 1930 года постановлением СНК СССР на территории Тельмановского, Жанааркинского и Нуринского районов данной области. В 1937–1938 годах здесь содержалось 43 тысячи заключенных. В системе КарЛАГа были 292 производительные лагерные точки, 26 самостоятельных отделений. С 1931 года по 1960 год в КарЛАГе побывало около 1 млн человек. Его производственная деятельность определялась работой Акмолинской швейно-вышивальной фабрики и ряда предприятий по переработке сельхозпродукции. На фабрике, к примеру, работало 1100 человек. 

В архивных документах Кокшетауского горисполкома 1942 года указывается об отводе участка для постройки базы КарЛАГа НКВД. Из объяснительной записки в годовом бухгалтерском отчете Кокшетауского областного сельскохозяйственного управления за 1952 год узнаем, что лагерное отделение МВД было расположено в районе села Павловка на территории Булакского сельсовета, участок Уголки. Просуществовав три десятилетия, Карагандинский ИТЛ закрылся в июле 1959 года. Приказом МВД СССР был реорганизован в Управление мест заключения УВД Карагандинской области.

 Специально для жен «изменников родины» образовали Акмолинский лагерь «АЛЖИР». Вначале здесь была так называемая «26-я точка». На ее базе в январе 1938 года появился этот лагерь. Он относился к Акмолинскому спецотделению КарЛАГа НКВД (Карагандинского лагеря НКВД). Узницы лагеря называли его коротко: АЛЖИР. «В этом лагере волей Сталина оказались около восьми тысяч женщин, вся вина которых состояла только в том, что они не предали своих мужей, первыми брошенных в жернова репрессий 1930-х годов. По всему Советскому Союзу были раскиданы сотни лагерей ГУЛАГа. АЛЖИР был одним из эпицентров ада на Земле. Приказ НКВД СССР № 00486 от 15 августа 1937 года положил начало массовым репрессиям против ЧСИР – членов семей изменников Родины. Этот документ дал право без доказательств вины арестовывать и направлять в лагеря в первую очередь жен преследуемых по политическим мотивам. В короткие сроки в течение нескольких месяцев были арестованы и осуждены на 5-8 лет ИТЛ практически все жены «изменников родины». Именно для них на основании приказа НКВД от 3 декабря 1937 года на базе так называемой «26-ой точки» поселка трудового поселения было образовано Акмолинское спецотделение КарЛАГа НКВД.

Первая партия женщин с детьми от одного до трех лет прибыла в Акмолинск 6 января 1938 года. Этот лагерь был особенным. «АЛЖИР» – «Акмолинский лагерь жен изменников родины» – так, шутя, назвали его узницы. Свыше 20 тысяч женщин прошли этапом, а около 8 тысяч женщин отбывали срок от звонка до звонка в «АЛЖИРе». В основном это были жены известных государственных, политических и общественных деятелей, имена которых широко известны на всем постсоветском пространстве: Азиза Рыскулова и ее мать Арифа Есенгулова, Дамеш Жургенева, Рабига Асфендиярова; певица Лидия Русланова, писатель Галина Серебрякова, балерины Майи Плисецкой; женщины из семьи расстрелянного маршала Тухачевского, жены писателей Бориса Пильняка, Юрия Трифонова, матери Булата Окуджавы Ашхен Налбандян и т. д. Лагерь состоял из нескольких саманных бараков, четырех вышек и колючей проволоки. В течение января и февраля заключенные начали поступать непрерывным этапом. Только из Бутырской тюрьмы прибыло 1600 женщин. Женщин привозили в АЛЖИР со всех концов страны: из Москвы, Ленинграда, Украины, Грузии, Армении, Средней Азии. АЛЖИР рассматривался не просто как лагерь для ЧСИР, а как место содержания «особо опасных» из них. Благодаря каторжному труду узниц 26 точка КарЛАГа за достаточно короткий срок стала прибыльным многопрофильным хозяйством, а по производственным показателям среди всех отделений КарЛАГа вышла на первое место. В глухой степи вдали от населенных пунктов женщины сумели создать производственный комплекс, который не только обеспечивал их одеждой и питанием, но и в годы войны отсюда отправляли на фронт спецобмундирование. В лагере функционировала швейная фабрика, где позднее был организован цех строчевышивальных изделий. Узницы также были заняты сельским хозяйством, так как АЛЖИР, будучи одним из отделений КарЛАГа, обязано было производить огромный объем сельскохозяйственной продукции. В лагере велась работа по отбору семян, по селекции. Развернув огородничество, начались работы по мелиорации. …На всех полях были прорыты канавы, по которым шла вода. Была построена малая электростанция. Наряду с полеводством и огородничеством отводились земли и под бахчевые культуры, где выращивались арбузы и дыни. Весь урожай уходил за пределы зоны, все это предназначалось не для заключенных и не отражалось на их рационе питания. Женщины занимались также садоводством: выращивали яблони, груши, сливы, вишни. В теплицах росли цветы, вдоль бараков, женщины посадили тополя. Одновременно с обработкой земли шла работа по животноводству, строились фермы для коров, молодняка, инкубаторы для кур, ветеринарная лечебница. В лагерях была высокая смертность. С 1940 по 1950 годы в КарЛАГе умерло 10000 заключенных. Чрезвычайно высокая смертность была в 1943 году, когда ежемесячно умирало по сотни человек. О масштабах гибели людей можно судить по числу кладбищ, разбросанных на территории Карагандинской и Акмолинской областей, в местах массовых заключений и ссылок» (Кучер А. С. Политические репрессии в Казахстане).

 Еще в 1929 году было образовано Главное управление трудовых лагерей и трудовых поселений – ГУЛАГ. В 1940 году в системе ГУЛАГа имелось 53 лагеря, а в 1954 году – 64. В 1930 году в лагерях содержалось заключенных 179 тыс., в 1940 году уже 1344408, а в 1953 году 1727970 человек.

 Документ, а это выписка из справки от 1 февраля 1954 года, подписанная Генеральным прокурором СССР Р. Руденко, министром внутренних дел СССР С. Кругловым, министром юстиции К. Горшениным, гласит: «В 1937 году осуждено, в том числе и «тройками»: всего 790665 человек, из них: к высшей мере наказания (расстрелу) – 353074 человек (44,6% от числа осужденных), к содержанию в тюрьмах и лагерях – 429311 человек, к ссылке и высылке – 1 366 человек.

В 1938 году осуждено, в том числе и «тройками»: всего 554258 человек, из них: к высшей мере наказания (расстрелу) – 328618 человек (59,3% от числа осужденных), к содержанию в тюрьмах и лагерях – 205 509 человек, к ссылке и высылке – 16 842 человека.

А вот следующий документ, который подводит итоги репрессиям 1937–1938 годов, вносит ясность причины возникновения именно таких цифр, да и определяет позицию, в том числе и политическую, руководства страны того времени к организации борьбы с противниками советского строя. Это решение Политбюро ЦК ВКП(б) № П65/116 от 17 ноября 1938 года «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». Где указано, что за 1937–1938 годы, под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистке СССР от многочисленных шпионских, террористических, диверсионных и вредительских кадров из троцкистов, бухаринцев, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов, белогвардейцев, беглых кулаков и уголовников, представлявших из себя серьезную опору иностранных разведок в СССР. И в особенности разведок Японии, Германии, Польши, Англии и Франции. Очистка страны от диверсионных повстанческих и шпионских кадров сыграла свою положительную роль в деле обеспечения дальнейших успехов социалистического строительства.

Однако не следует думать, что на этом дело очистки СССР от шпионов, вредителей, террористов и диверсантов окончено.

Задача теперь заключается в том, чтобы, продолжая и впредь беспощадную борьбу со всеми врагами СССР, организовать эту борьбу при помощи более совершенных и надежных методов.

В целях решительного устранения изложенных недостатков и надлежащей организации следственной работы органов НКВД и Прокуратуры, – СНК СССР и ЦК ВКП(б) постановляют:

1) Запретить органам НКВД и Прокуратуры производство каких-либо массовых операций по арестам и выселению.

Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских Управлениях РК милиции.

При арестах органам НКВД и Прокуратуры согласование на аресты производить в строгом соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 июня 1935 года.

Обязать органы НКВД при производстве следствия в точности соблюдать все требования Уголовно-процессуальных кодексов.

СНК СССР и ЦК ВКП(б) предупреждают всех работников НКВД и Прокуратуры, что за малейшее нарушение советских законов и директив Партии и Правительства каждый работник НКВД и Прокуратуры, не взирая на лица, будет привлекаться к суровой судебной ответственности.

Председатель Совета, Секретарь Центрального Комитета

Народных Комиссаров СССР Комитета ВКП (б)

В. Молотов, И. Сталин

17 ноября 1938 года.

Жертвами политических репрессий стали – народы, целиком депортированные с мест традиционного расселения в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан.

В первой половине ХХ века и на территории Казахстана прошли массовые политические репрессии и голод. Точное количество жертв до сих пор неизвестно, но считается, что от голода погибло около трети населения территории Казахстана. С 1921 года по 1954 год было осуждено около 100 тысяч человек, при этом более 20 тысяч человек были расстреляны. Репрессии, голод… С каждым годом становилось все хуже. Так, в справке Акмолинского окружного комитета ВКП(б) уже от 29 мая 1930 года под названием «Люди пухнут от голода» отмечается, что среди населения села Камышинского имеет место голодно-паническое настроение. В сельскохозяйственной артели по 13–15 дней не выдается хлеба. (Гос. архив г. Астаны Ф.99. Оп. 2. Д. 3. Л.132). По другим источникам известно, что в апреле 1932 года областной комитет партии информировал руководство республики: «в области были учтены 246 случаев смерти на почве голода и 133 факта опухания и недоедания». (СКОА. Ф. 22. Оп.1. Д.20 Л.31). Эти ужасы скрывались большевиками от населения. Вот что было в прошлой эпохе, это можно узнать из небольшого примера нашего региона, пусть это никогда не повторится.

Сухие казенные строки свидетельствуют о неисчислимых страданиях и бедствиях, которые выпали на долю всего народа, в жестокие годы голода и репрессии. И сегодня все прошедшие годы после «великого казахского джута», его невинные многомиллионные жертвы взывают о справедливости. «…Казахстан сформировался как многоэтнический народ, – отмечал Первый Президент Н. А. Назарбаев. – В трагические годы политических репрессий, депортации и голода миллионы людей были благодарны друг другу за помощь и поддержку. Это давало людям, лишенным всего, выжить, вновь обрести надежду, заново начать жизнь».

История помнит обо всем, ныне напоминают людям о тех страшных трагедиях памятники, обелиски, стелы. В Казахстане количество жертв политических репрессий за годы советской власти, по оценке ученых, составило 3,5 млн человек. Между тем в республике на сегодняшний день реабилитировано более 305 тысяч незаконно репрессированных. Работа по изучению архивных материалов продолжается. Потребовалось более 70 лет, чтобы вернуть честное имя безвинным жертвам чудовищных репрессий.

1650 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

МЫСЛЬ №8

20 Августа, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»