• Образование
  • 26 Июля, 2021

ЛАТИНИЦА КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ЯЗЫКА

Дастан ЕЛЬДЕСОВ, 
лингвист

В последнее время мир захлеснут информационными войнами. Вслед за российскими депутатами с их территориальными претензиями к РК очередную атаку опять же со стороны РФ решили провести с помощью надуманной языковой проблемы: мол, в Казахстане запрещают русский язык и насильственно насаждается казахский. Такая ложная позиция призвана нащупать почву для новой провокации, стравливания русскоязычных и казахскоязычных граждан, навязывания своих условий языковой политики, вмешательства во внутренние дела суверенного государства.

Известное российское новостное интернет-издание Lenta.ru в конце марта опубликовало статью Никиты Мендковича, главы Евразийского аналитического клуба под названием «Ненависть к языку ведет к мракобесию». Почему в Казахстане запрещают обучение на русском языке, на котором говорят миллионы граждан страны? (https://lenta.ru/articles/2021/03/26/kaz/).

Уже во вступительной части статьи дается противоречивая информация: «В Казахстане разворачивается очередное наступление на русский язык и кириллицу. Власти объявили, что уже через пару лет все школьники будут учиться только на казахском языке, который к тому же переведут с кириллицы на латиницу… Особенно странно решение казахстанских властей выглядит на фоне диаметрально противоположной языковой политики соседних государств. В Узбекистане русскому начинают обучать в детских садах, а в школы приглашают российских учителей. Русскоязычные преподаватели уже много лет работают в учебных заведениях Таджикистана».

Для начала надо бы знать, что в Узбекистане еще в 1993 г. узбекский язык перевели на латиницу. Получается, в этой стране не было наступления на кириллицу? Или это «наступление» придумали в России только по отношению к Казахстану? В Таджикистане на русском языке обучаются 4,4% школьников, в Узбекистане – около 10%, в то время как в Казахстане – около 25%.

Lenta.ru предлагает снизить количество школьников в РК, получающих обучение на русском языке, до 4,4-10%? Зачем тогда приводить эти страны в качестве примеров обучения русскому языку?

Если в Узбекистане и Таджикистане приглашают российских учителей, то, получается, что в этих республиках не готовят учителей для русских школ, по этой причине ситуация с русскими школами, русским языком очень сложная. Lenta.ru призывает не готовить учителей для русских школ в РК, как у соседей?! У нас нет проблем с учителями для русских школ – их готовят в наших вузах.

Не говоря о том, что в Конституции РК прописана норма о русском языке: «В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык». Ведь в Конституции Узбекистана русский язык не упоминается.

Иными словами, для запрета русского языка в РК нет и юридической основы, и этот «запрет» полностью придуман автором статьи.

Можно сколько угодно перечитывать статью «Ненависть к языку ведет к мракобесию», но ссылки на какие-либо официальные документы, конкретные факты запрета обучения на русском языке в Казахстане вы не найдете.

Никита Мендкович лишь приводит цитату из выступления министра Аймагамбетова и ссылается на некий «масштабный план», согласно которому к 2023 году все школьники будут обучаться на казахском: «Для нас это одна из первостепенных задач – сделать так, чтобы обучение на государственном языке было доминирующим... В этом не должно быть никаких дискуссий, потому что это государственный язык и очевидно, что на государственном языке должны обучаться граждане нашей страны», – заявил министр образования Асхат Аймагамбетов. Министр, впрочем, пообещал, что пока не будет применять репрессии к желающим учиться на русском, но от масштабного плана власти не откажутся. Согласно ему, к 2023 году все школьники будут обучаться на казахском. Кроме того, к тому же сроку должна завершиться латинизация казахского языка».

Казалось бы, раз автор начал разговор о некоем «масштабном плане» перевода всех школ на казахский язык, для подтверждения дал бы ссылку на этот документ, привел бы отрывок о полном запрете русского языка. Однако нет подобных постановлений правительства, поручений президента, и в наших учебных программах, законах таких предпосылок не было и нет. Тогда надо их придумать?!

Поэтому автору статьи «Ненависть к языку ведет к мракобесию» пришлось создать алогичную конструкцию: в 2023 году планируют ввести латиницу в казахских школах (а не «должна завершиться латинизация казахского языка», как пишет Мендкович), что и означает запрет русского языка? Введение латиницы вызовет запрет русского языка?! Как можно смешивать такие разнородные понятия как «латиница» и «запрет русского языка»?

Ведь из высказывания министра «чтобы обучение на государственном языке было доминирующим» никаким образом не вытекает запрет обучения на русском языке, ведь «доминирование» не означает запрет.

Доминирования казахского языка требует конституционная норма о государственном языке, его приоритетное положение по Постановлению Конституционного Совета от 23 февраля 2007 года.

Однако это положение никак не зап­рещает или ущемляет русский язык, но только не для Никиты Мендковича, который выводит из предложения «сделать обучение на государственном языке было доминирующим» запрет русс­кого языка. Человек явно не дружит с основами формальной логики.

Даже справедливое возмущение казахстанцев из-за выступлений российских депутатов с их территориальными претензиями к РК Мендкович подает как пример «нагнетания антироссийской истерии в Казахстане перед парламентскими выборами». То есть следствие подается как причина.

«Нагнетание антироссийской истерии в Казахстане» появилось не само по себе, а из-за выступлений нескольких известных и влиятельных депутатов Государственной Думы с территориальными претензиями к РК.

Как сказал один философ: «Вырази ложную мысль ясно, и она сама себя опровергнет». Автор статьи пытался любой ценой приписать свою ложную мысль о запрете русского языка Казахстану, а также ненависть к русскому языку, которая ведет к мракобесию.

В итоге выясняется, что автором идеи запрета русского языка в РК является сам Н. Мендкович, которую он пытался приписать Министерству образования и науки РК, «националистам» и даже руководству Казахстана.

Эта распространенная практика неграмотной и агрессивной политики: придумать некую «идею», приписать ее оппонентам и обвинить их же в этом.

 Например, если попытаетесь найти источник такого пассажа «Министр, впрочем, пообещал, что пока не будет применять репрессии к желающим учиться на русском», то выйдете не на Асхата Аймагамбетова, а на самого автора статьи «Ненависть к языку ведет к мракобесию». Мендкович выдает себя с головой, потому что в Казахстане за применение репрессии к желающим учиться на русском есть уголовная статья.

В статье 145 Уголовного кодекса РК оговаривается ответственность за «прямое или косвенное ограничение прав и свобод человека (гражданина) по мотивам… языка».

Статья 7 Закона «О языках в РК» декларирует недопустимость ущемления прав граждан по языковому признаку: «Действия должностных лиц, препятствующих функционированию и изучению государственного и других языков, представленных в Казахстане, влекут за собой ответственность в соответствии с законами Республики Казахстан».

2 пункт 14 статьи Конституции РК: «Никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или по любым иным обстоятельствам».

Иными словами, за такие высказывания в Казахстане ждал бы суд.

Написанная с целью вбить клин между народами, стравливать русскоязычных и казахскоязычных граждан, статья Никиты Мендковича несет провокационный посыл не только по отношению к Казахстану, но рикошетом бьет и по русскому языку и русским школам в РК, по отношениям между РФ и РК, не говоря о вмешательстве во внутренние дела суверенного государства.

Беда в том, что эти провокации имеют под собой уже систематический и намеренный характер. Отсюда и вседозволенность автора: приписать какие-то высказывания официальному лицу, «договорить» за него, смешивать разнородные понятия и т. д.

Кстати, как глава Евразийского аналитического клуба представляет себе насильственное насаждение казахского языка? Этого не сможет сделать даже министр образования и науки, потому что выбор школы и языка обучения решают родители и их дети. У нас никто не имеет права вмешиваться в этот выбор. В итоге казахскую школу нередко выбирают не только казахи, но и представители других этнических групп.

Никита Мендкович в статье выдает свое незнание языковой политики и языковой ситуации в Казахстане. Дело в том, что даже в казахских школах с начальных классов изучают русский язык.

В Казахстане нет проблем с русским языком, не говоря о его запрете. Это невольно признает и автор статьи, приведя некоторые факты: немало казахской молодежи учится в российских вузах, что свидетельствует о хорошем уровне знания русского языка, на русском языке большая информация в СМИ, интернете, в библиотеках, книжных магазинах, большой процент населения владеет русским языком и т. д. Многие факты, которые приведены в вышеуказанной статье, лишь подтверждают, что проб­лем с функционированием, использованием русского языка в РК нет.

При этом планов на полный переход всех школ страны исключительно на казахский язык обучения нет. Русский язык как учебный предмет преподается с 1 по 11 класс во всех школах, в том числе и казахских.

В Назарбаев интеллектуальных школах (НИШ) обучение ведется на трех языках, в НИШ учится 1% школьников республики. Для поступления в эти школы – огромный конкурс, по этой причине изучение трех языков – казахского, русского, отчасти и английского – во всех школах РК поставлено на достаточно высоком уровне.

В статье также сказано, что Единое национальное тестирование на казахском языке предпочитают сдавать лишь 51% выпускников. Это тоже не правда. В 2020 году ЕНТ на казахском языке сдавали 75,1% выпускников школ, на русском языке – 24,8%, на английском – 0,1%.

В Казахстане активно поддерживается развитие не только русского, но и языков других этносов. На это указывает наличие школ с национальными языками обучения, такими как уйгурский, узбекский и таджикский.

Иными словами, статья о полном запрете русского языка в Казахстане не обоснована, а изложенные в ней факты искажены и не соответствуют действительности.

В статье «Ненависть к языку ведет к мракобесию» написано об очередном наступлении на русский язык и кириллицу с насильственным насаждением казахского языка. При этом наступление на кириллицу никак не раскрывается, как и связь запрета русского языка с переходом казахского языка на латиницу.

Так же не аргументируется связь «масштабного плана властей» с 2023 года, когда планируют ввести латиницу в казахских школах. Именно с этого года, по утверждению Мендковича, «все школьники будут обучаться на казахском».

Решение Казахстана заменить кириллицу на латинский алфавит было расценено многими как отдаление от России и от русского языка. В официальных речах Москва остается дипломатичной и заявляет, что изменение письменной графики – это внутреннее дело Казахстана.

При этом будущая смена графики в России нередко подается без исторического фона, словно это некое самовольное политическое решение Нур-Султана, будто идея перехода на новый алфавит зародилась у нас сама по себе. Поэтому пишут: за 100 лет Казахстан сменил арабскую вязь на латиницу, затем перешел на кириллицу и теперь ждет очередной языковой реформы.

Переход на латиницу – это советская практика, и идея зародилась в Кремле, при этом только для тюркских языков, чтобы прервать связь с богатым культурным наследием на арабской графике, которая использовалась с Х века.

Казахские лингвисты во главе с Ахметом Байтурсыновым были против смены графики. Байтурсынов реформировал письменность в 1924 году и создал модернизированную арабицу «Төте жазу» (ясное письмо) с целью правильной передачи гласных с учетом казахской фонетики.

Это был на тот момент хорошо продуманный и научно обоснованный алфавит на основе арабской графики, с учетом фонетических особенностей казахского языка, что признали российские лингвисты. На нем были изданы различные учебники, пособия по ликвидации неграмотности населения, благодаря которым достигнуты заметные успехи на ниве просвещения. В казахском языке до сих пор пользуются лингвистическими терминами, введенными Байтурсыновым.

С началом языковой реформы Ахмета Байтурсынова казахский язык «оживился», появилась целая плеяда известных поэтов и писателей, новые литературные жанры: театральные пьесы, повести, романы, памфлеты и т. д. Этот литературно-языковой процесс в Казахстане наблюдался с начала ХХ века до известных политических репрессий.

После голода 30-х гг. и политичес­ких репрессий Кремль уже без всякого обсуждения ввел вместо латиницы кириллицу. Возможно, двойная смена графики планировалась изначально, чтобы разрушить связь с предыдущими графиками и культурным наследием, помешать развитию языка, провести его русификацию.

Переход на кириллицу в 1940 году «ознаменовался» тем, что за основу взяли русский алфавит целиком со специфическими русскими буквами (ь, ъ, ё, ц, ч, щ, э, ю, которые отсутствуют в казахском языке) для написания так называемых заимствований из русского языка. В советское время в нарастающем темпе в казахском языке образовался целый пласт русских слов, которые не являются заимствованиями. Они обеднили язык и превратили его в «казахско-русский диалект».

Требования советских идеологов «не извращать в национальных языках советизмы и интернациональные слова» в сфере языкового заимствования основывались на следующих ненаучных принципах: заимствовать новые слова только из русского языка, писать в русс­кой орфографии, произносить по орфоэпическим нормам русского языка, не переводить их.

В результате такой политики казахский язык оказался самым русифицированным языком – эта русская лексическая «петля» оказалась чрезвычайно действенным инструментом по вытеснению языка из многих сфер в область домашнего употребления.

Эта была настоящая «языковая интервенция» – безудержное вторжение иностранных слов, приведшее к варваризации казахской речи, ее фонетической, лексической, синтаксической «эрозии», к казахско-русскому сленгу. (Варваризм – иностранное слово или выражение, не полностью освоенное языком и воспринимаемое как чужеродное, как нарушение общепринятой языковой нормы.)

В итоге казахский язык по этим и другим причинам (демографическим, законодательным, образовательным  и т. д.) оказался в критическом состоянии. Поэтому филологи признают сложность использования современного языка для выражения художественных, научных идей.

Если Мухтар Ауэзов в свое время говорил, что может написать на казахском языке текст любой сложности, то ныне таких людей не осталось. Условно говоря, взамен языку Абая и Ауэзова пришел язык газетной пуб­лицистики, которому очень трудно оформлять тексты на философские, законодательные, технические, научные, спортивные, городские и другие темы.

Именно в этих сферах наиболее много так называемых заимствований из русского языка, а на деле русских слов в русской орфографии и орфоэпии, что вызвало большую трудность, даже невозможность их функционирования из-за многочисленности.

Так называемые заимствования из русского языка – это игнорирование сис­темы казахского языка, формирования казахской лексики.

Как говорил Вильгельм фон Гумбольдт, язык есть не мертвый продукт, а созидающий процесс, порождение. Так называемые русские заимствования в казахском языке – это «мертвые» слова.

Это основная причина нынешнего перехода на латиницу – русский алфавит оказался не только неудачным, но вместе с многочисленными русскими словами и фонемами препятствовал и препятствует дальнейшему развитию казахского языка.

И теперь лингвистическая задача: создать продуманный и научно обоснованный алфавит на основе латинской графики с учетом фонетических особенностей казахского языка. Без специфических русских букв, не забывая горькие уроки введения кириллицы.

Поддержание норм казахского языка (культуры речи) и его защита от структурного проникновения («языковой интервенции») русского языка – эта давно назревшая проблема, языковая «болезнь», «языковая колонизация». И ныне языку нужна компетентная и комплексная помощь по его реформированию и возрождению, в том числе и графической основы.

 

2107 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

МЫСЛЬ №8

20 Августа, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»