• Исторические страницы
  • 25 Июля, 2021

ИСТОРИЯ, НАПИСАННАЯ ДЕТСКИМИ СЛЕЗАМИ

Жетписбай БЕКБОЛАТУЛЫ,

профессор КазНУ им. аль-Фараби

В День памяти жертв массовых политических репрессий Европейский Союз в Казахстане (European Union in Kazakhstan) и Музей «АЛЖИР» в партнерстве с неправительственными организациями, объединяющими «европейские» национальные меньшинства в Казахстане, и Посольства стран ЕС, организовали онлайн-обмен мнениями на тему «Вспоминая жертв тоталитаризма, возведение моста сотрудничества между Европой и Казахстаном». Цель дискуссии – не только почтить память жертв тоталитаризма, но и подчеркнуть позитивную роль казахстанцев в их спасении. Несмотря на все потери и невзгоды, местное население, еще не оправившееся от последствий страшного голода 1932–1933 годов, поддержало тысячи людей, в том числе поляков, спасло их от голода и смерти, проявило беспрецедентную щедрость. Гуманизм казахов в лихую годину стал лейтмотивом эмоционального выступления Чрезвычайного и Полномочного Посла Польши в Казахстане и Кыргызстане профессора Селима Хазбиевича.

В этом году отмечается скорбная дата – 85-летие депортации поляков в Казахстан. Это было время, полное трагедии и героизма. Поэтому данный исторический факт требует детального изучения и анализа. Казахстанские ученые и публицисты проделали в этом направлении большую исследовательскую работу. Согласно их мнениям, сам факт депортации народов долго замалчивался. До 1980-х годов истинные мотивы депортации, по сути, были завуалированы. Насильное перемещение огромного количества людей, целых народов трактовали как вынужденную меру ввиду сложившегося кризисного международного положения, обстоятельств военного времени. Это абсолютно не соответствовало действительности.

Вкратце о поляках в Казахстане. Формирование польской диаспоры связано в первую очередь со ссылкой поляков после подавления национально-освободительных восстаний в XIX веке (в основном, восстаний 1830–1831, 1863–1864 годов), масштабной депортацией их в 1936 и 1939 годах. Таким образом, в историческом плане в польско-казахских отношениях можно выделить три крупных периода. Первый относится к концу XVIII и XIX веков, второй – это 30-е годы XX века, третий – годы Второй мировой войны. В течение более 200 лет польско-казахских контактов ни один из поляков не оказался в Казахстане по собственному желанию. Они не прибыли сюда осваивать целинные земли или возводить какие-то объекты. Они оказались здесь под угрозой смерти. Даже в таких условиях поляки выжили как самостоятельная национальная группа населения.

В 1939–1941 годы жителями нашей республики стали 102 тысячи депортированных поляков, когда Западная Белоруссия и Западная Украина вошли в состав СССР. В Казахстан были переселены 60667 поляков – члены семей репрессированных участников повстанческих организаций, офицеров Польской армии, полицейских, жандармов, помещиков, фабрикантов и чиновников бывшего польского государственного аппарата. Они были расселены в Актюбинской, Акмолинской, Кустанайской, Павлодарской, Северо-Казахстанской и Семипалатинской областях [1].

 В исследованиях казахстанских историков – академика М. К. Козыбаева, а также И. Козыбаева, К. Алдажуманова, С. Жаманкулова, Л. Михайловой и других дается развернутая картина народной трагедии [2]. Ученые С. Машимбаев и Л. Исова издали по этой теме серьезный труд «Проблема истории польских переселенцев в Казахстане (1936–1946 гг.)». Представляет большой интерес также книга «В степи далекой. Поляки в Казахстане». Архив Президента РК издал сборник документов «Из истории поляков в Казахстане (1936–1956 гг.)» [3].

В фондах Центрального государственного архива Республики Казахстан имеется переписка государственных органов, где содержатся сведения о спецпереселенцах польской и других национальностей. Не все документы тех лет, к сожалению, дошли до нас. В предисловии к «Фонду документальных материалов Государственного комитета Совета Министров Казахской ССР по использованию трудовых ресурсов» говорится о том, что «из-за небрежного хранения большая часть документов, особенно за 1938–1950 годы, погибла» [4].

Архивы помнят все. За отдельными документами – слезы, чувства, проблемы, ясно ощутимая тоска по мирной жизни.

                   

Боль, слышимая сквозь эпоху

 

В первые месяцы депортации умирало очень много людей, особенно детей. В Казахстане в то время работало представительство Польского посольства. В книге «Польские дипломаты в Казахстане», изданной при поддержке Министерства иностранных дел Респуб­лики Польша, содержится множество ценных архивных данных [5]. Польские дипломаты спасли жизни многих детей, которые позже стали видными деятелями культуры, науки и экономики Казахстана. К середине 1942 года Польскому посольству правительством СССР дано согласие на открытие детских приютов. С разрешения Павлодарского облисполкома Польское представительство открыло в городе столовую, детский дом и курсы медсестер. Кроме этого, представительством Польского посольства были выделены в каждом районе дома для стариков и инвалидов, а также для заслуженных деятелей польской культуры [6]. В 1946 и 1951–1952 годы по решению правительства СССР и при активном содействии польских дипломатов польские дети были отправлены из Казахстана в Польшу [7]. В своем письме от 13 декабря 1945 года за №с-14087 с пометкой «Совершенно секретно» Заместитель Председателя Совета Министров Союза ССР А. Косыгин Председателю Совнаркома Казахской ССР Н. Ундасынову пишет о том, что в соответствии с Советско-Польским Соглашением от 6 июля 1945 года переселению в Польшу подлежат дети польской и еврейской национальностей, находящиеся в детдомах для польских детей, в других детдомах  СССР и у советских граждан на патронате.

Указано, что списки детей, подлежащих эвакуации, составляются директорами детских домов при участии представителей ОблОНО и пересылаются в Комиссию на утверждение. При рассмотрении и утверждении этих списков Комиссии надлежало руководствоваться следующим:

1) дети-сироты непольской и нееврейской национальностей (русские, украинцы, белорусы и др.), находящиеся в детдомах для польских детей, переселению в Польшу не подлежат, а передаются в местные детские дома.

2) дети непольской и нееврейской национальностей (русские, украинцы, белорусы и др.), находящиеся в детдомах для польских детей и у советских граждан на патронате, имеющие родителей, которые состоят в польском гражданстве и проживают на территории Польши или находятся в Польской армии, подлежат переселению после того, как будет получено Смешанной Советско-Польской комиссией по эвакуации сообщение от родителей, что они остаются в Польше и желают взять детей к себе.

3) воспитанники детдомов для польских детей, имеющие родителей, проживающих в данное время на территории СССР, подлежат включению в список на выезд по получении согласия родителей и оформлении последними прав на переселение в Польшу. Для получения согласия от родителей Комиссии надлежит снестись с соответствующей областной (краевой, республиканской) Комиссией по месту жительства родителей. При несогласии родителей на отправку их в Польшу последние передаются в детдома.

Дети, не достигшие 14 лет, родители которых находятся в заключении, переселению не подлежат. При освобождении родителей из заключения вопрос о переселении этих детей в Польшу может быть решен в зависимости от гражданства и места жительства родителей.

В другом письме Н. Ундасынову за тот же день (13 декабря 1945 года) за №с-14088 А. Косыгин обязывает создать при исполкоме (крайисполкоме, Совнаркоме ССР, Совнаркоме АССР) специальную комиссию. На нее возлагалось:

а) утверждение представленных органами милиции и другими советскими органами списков лиц польской и еврейской национальностей бывших польских граждан, право на переселение которых в Польшу будет утверждено Комиссией;

б) точный учет лиц польской и еврейской национальностей бывших польских граждан, право на переселение которых в Польшу будет утверждено Комиссией;

в) извещение переселяющихся лиц о сроках и порядке выезда их из СССР в Польшу;

г) оформление эвакуационных удос­товерений и выдача их через органы милиции выезжающих в Польшу лицам;

д) организация выезда с настоящего местожительства переселяющихся в Польшу лиц польской и еврейской национальностей бывших польских граждан.

В список переселяющихся в Польшу вносились лица польской и еврейской национальностей из числа бывших польских граждан и членов их семей (жена, муж, дети, мать, отец, воспитанники и другие родственники, независимо от их национальностей, если они имели общее хозяйство), возбудивших соответствующие ходатайства о переселении их из СССР в Польшу на основании Советско-Польского Соглашения от 6 июля 1945 года, а также лица польской национальности и члены их семей, подпадающие под действия Указов Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня и 14 июля 1944 года.

Дети польской и еврейской национальностей от 14 до 18 лет, изъявившие желание переселиться в Польшу, подают об этом письменные заявления. Списки с приложением письменных заявлений и актов опроса, произведенного на основании инструкции, разосланной Наркомпросом Республик и заведующим ОблкрайОНО, представляются в Комиссию также директорами детских домов.

Списки педагогического и обслуживающего персонала, состоящего из лиц польской и еврейской национальностей, бывших польских граждан, а также членов их семей, изъявивших желание переселиться в Польшу и подпадающих под действие Соглашения от 6 июля 1945 года, рассматриваются Комиссиями в общем порядке и одновременно со списками воспитанников детдомов с тем, чтобы педагоги и обслуживающий персонал могли выехать вместе.

В качестве свидетельства этих трагических лет можно привести воспоминания гражданина Польской Республики, в детстве депортированного в Акмолинскую область Анджея Млынарека в книге «Следами памяти моей сестры Барбары» (Andrzej Młynarek. «Śladami pamięci mojej siostry Barbary»). Воспоминания Барбары Седлецкой можно найти в Интернете [8]. В 1946 году с матерью и сестрой Барбарой вернулся в Польшу и 8-летний Анджей. В 1940 году 2-летний ребенок был депортирован в Казахстан. Анджей Млынарек, проживающий ныне в городе Ласувка, что на Судетах, в 2012 году совершил поездку в Казахстан, посетил места, где провел свое детство. Поддерживая связь с автором данной статьи, он активно интересуется проблемами польской иммиграции в Казахстан и в Сибирь.

В 1951 году польские дети были переселены в Польшу согласно Распоряжениям союзного и республиканского Совета Министров. Например, за №1 от 10 января 1951 года Председатель Совета Министров Казахской ССР Н. Ундасынов издал Распоряжение, где в обязанности Переселенческого управления при Совете Министров Казахской ССР вменялось:

а) получить от детей в возрасте от 14 лет и старше личные заявления об их желаниях или нежеланиях возвращаться на Родину, эти заявления требуются независимо от того, где они находятся (в детском доме, школах ФЗО, у воспитателей и т. д.);

б) получить письменные заявления от граждан, на воспитании которых находятся дети, в этих заявлениях должны быть указаны родственные отношения к ребенку и согласие или возражение воспитателя против репатриации, с изложением мотивов к возражению;

в) детям должно быть объявлено, кто из родственников их разыскивает: на тех детей, на которых этих данных не имеются, Управлением по репатриации будет сообщено дополнительно.

В Распоряжении отмечалось, что все вышеуказанные данные на каждого ребенка должны быть высланы Уполномоченному Совета Министров СССР по делам репатриации не позднее 1 марта 1951 года.

Был установлен следующий порядок отправки детей:

а) детей каждый раз, по указанию Управления по делам репатриации, сосредотачивают в городе Гродно, в детский дом, куда отправляются дети со специальными сопровождающими;

б) перевозку детей производить только в пассажирских поездах, в плацкартных вагонах;

г) дети на все время пути следования обеспечиваются продовольствием по норме пайка детских домов специального назначения;

Все расходы, связанные со сбором и отправкой польских детей до Гродно, возмещает Управление по делам репат­риации при Совете Министров СССР, по предъявлении счетов.

В Приложении №2 к Распоряжению Совета Министров КазССР от 10 января 1951 года №1 приведена Норма питания детей в детских домах специального назначения, которая утверждена Постановлением Совета Министров СССР от 18 мая 1949 года №2004.

 

Норма питания детей в детских домах специального назначения

на 1 человека в граммах на день.

Хлеб ржаной                      200

Хлеб пшеничный               200

Мука пшеничная                20

Мука картофельная                        -

Крупа                                  35

Макароны                           35

Картофель                          400

Овощи                                 300

Фрукты свежие                   -

Фрукты сухие                     20

Сахар                                  60

Печенье                              16

Конфеты                             16

Какао                                  -

Чай                                      0,3

Мясо                                   80

Рыба                                    75

Молоко                               250

Творог                                 33

Сметана                              20

Сыр                                                 10

Масло сливочное               45

Масло растительное          17

яйца в штуках                     0,5

Соль                                    15

В заявлениях о репатриации сквозь пелену времени слышны боль и скорбь польских детей послевоенной поры. Например, Галина Виткевич в своем заявлении пишет: «В беседе с директором Сталинской лесной школы я узнала, что меня разыскивают родные, которые проживают в Польше. Мне жалко расставаться с коллективом нашего детдома, но все же я заявляю желание вернуться к родным».

«Я, Зеленский Богуслав, рождения 1940 года, по национальности поляк, учусь в 3 классе. Родителей у меня нет, но есть тетя, которая проживает в Польше. Поэтому я желаю жить со своей тетей в Польше и выехать к ней, после окончания учебного года». О своем желании вернуться на Родину пишет мальчик, которому в момент заполнения заявления исполнилось всего 11 лет.

А воспитанница Актюбинского школьного детского дома №2 Бася Шаб­ловская в заявлении «в Облисполком,   т. Сафину» пишет: «...если есть русские школы в Польше, я хочу поехать к маме сейчас после окончания 6-го класса, а если русских школ нет, то хочу поехать, когда кончу 7-й класс». Заявление датировано 3.VІІ.50г.

Архивные документы о возвращении Баси на Родину показывают, что ее возвращение в Польшу было сложным делом. Это заметно по характеристике, подписанной директором детского дома Мисюриной (имя и отчество не указаны. Орфография и пунктуация документа сохранены. ЖБ):

«Характеристика на воспитанницу Актюбинского школьного детского дома №2 Шабловскую Барбару Романовну.

Шабловская Бася родилась в 1938 году в Польше в городе Новогрудки Барановической области, по национальности полька. Бася учится в 6 классе, успевает хорошо. В школе тихая и спокойная девочка. Дома активно участвует в кружках: хоровом, библиотечном и рукодельном. Хорошо вышивает, учится кроить и шить. Очень любит читать книги, смотреть картины, слушать рассказы и сказки. Бася вежливая, аккуратная и требовательная к себе девочка. Внимательная и ласковая со старшими и подругами. Ведет переписку с матерью и бабушкой. Получает посылки. Бася отвечать на письма не любит. Мать Баси пишет и нам письма грубые и даже дерзкие с упреками, что мы не хотим вернуть ей дочь и воспитуем, чтобы она забывала мать. Пишет в Министерство Иностранных дел, якобы мы ей не пишем писем и дочке не помогаем писать ей письма. Но как вы видите выше, что Бася не любит писать письма и говорит, когда кончит она 7 класс, тогда и увидится с мамой.

Наши соображения в отношении отправки Баси. Конечно, следует Басю отправить к матери только после окончания учебного года. Нам не приятно иметь дальше такую переписку, всегда слышать грубые и дерзкие упреки от матери Баси.

Просим посодействовать в отправке девочки к матери. Подпись и дата: 14.ІV.51 г.».

24 августа 1951 года «во исполнение распоряжения Совета Министров Казахской ССР от 10 января 1951 года №1 и телеграфного указания Управления уполномоченного Совета Министров Союза ССР, Переселенческим управлением с сопровождающим тов. Морозовой М. М.» в Польшу были отправлены 5 детей польской национальности:

Виткевич Галина Федоровна;

Любиковский Марьян Доминикович;

Шабловская Барбара;

Зеленский Богуслав;

Чивикова Лариса.

Датированное 3 сентябрем 1951 года приказ подписал заместитель начальника Переселенческого управления при Совете министров Казахской ССР П. Баришполь. В приказе сопровождающей детей тов. Морозовой вменены следующие обязанности:

а) обеспечить доставку в детспецдом гор. Гродно (Погодичи) направляемых детей: Виткевич Галины Федоровны, Любиковского Марьяна Доминиковича, Шабловской Баси, Зеленского Богуслава и Чивиковы Ларисы.

б) для проезда детей приобрести проездные билеты от гор. Алма-Ата до гор. Гродно в пассажирском поезде в жестком вагоне с плацкартой [9].

Указанные нами документы и факты представляется научной и широкой общественности впервые. Ждут своего исследователя и дальнейшая жизнь этих детей войны в Польше.

 

«Przystanek Historia» – «Остановка История»

 

История Польши – история величия народного духа. Как известно, Полония за последние столетия несколько раз лишилась своей государственности и возрождалась как птица Феникс. Изучением этой экзистенциальной проблемы занимаются Институт Национальной Памяти и Образовательный Центр «Przystanek Historia» – «Остановка История» в Варшаве. Институт издает научно-популярный журнал «Pamięć.рl» («Память»), имеет свою веб-страницу в Интернете, а также 20 образовательных интернет-порталов. Представляется, что возникновение такого научного заведения в Польше обусловлено традицией высокого признания роли истории в формировании общественного сознания.

Сегодня поляки являются одной из многочисленных этнических групп в Казахстане. Вклад польских ссыльных, таких как А. Янукевич, С. Загряжский, Г. Зелинский, М. Винер, А. Пашковски, М. Лукашевич, А. Затаевич в казахскую культуру бесценен. За годы вынужденной эмиграции тысячи польских инженеров, врачей, работников культуры, сотни ученых нашли здесь применение своим знаниям, навыкам и талантам.

Согласно статистическим данным, в Казахстане сегодня живут около 35000 поляков. Посол Польши в Казахстане в 1990-е годы профессор Марек Гавенски в статье, опубликованной в 1998 году, предположил, что количество польской диаспоры в переписи не совсем соответствует действительности. Он пришел к выводу, что если применить понижающий коэффициент к данным Агентства РК по статистике, польская диаспора Казахстана может быть около 60 тысяч человек. Они в основном живут в Северо-Казахстанской, Акмолинской, Карагандинской областях и в Астане.

Казахстанские поляки поддерживают и укрепляют связи со своей историчес­кой родиной. Действуют пять польских обществ, которые занимаются вопросами национального и культурного возрождения. В Северном Казахстане уже несколько лет ведется спутниковое вещание телеканала «Полония», который активно занимается нравственным воспитанием молодежи. На базе драматического кружка при католическом костеле в Павлодаре открыта театральная школа «Promen» («Проблеск») [10]. По договоренности между министерствами образования двух стран в нашей республике работают преподаватели из Польши. Ежегодно дети и студенты, активно изучающие польский язык, едут отдыхать в Польшу. Около 600 студентов польского происхождения из Казахстана обучаются в высших учебных заведениях на своей исторической родине.

Особого внимания заслуживает общественное объединение «Польский центр культуры города Алматы», основанное в 1993 году. Его целью является содействие изучению истории, языка, культуры и традиций Польши, а также благотворительность, проведение культурно-просветительских мероприятий, творческих вечеров, концертов, выставок, встреч. Успешно работает и Союз поляков Казахстана. В разный период его возглавляли известные в республике представители польской интеллигенции. С 1999 по 2007 год председателем Союза поляков Казахстана был Иван Бернольдович Зинкевич, профессор, доктор юридических наук. Его родители в 1936 году вместе с детьми были депортированы из Житомирской области Украины.

Дети и внуки депортированных поляков, несмотря на все сложности, которые пришлось им пережить, стали дос­тойными представителями диаспоры. Они вносили и продолжают вносить весомый вклад в развитие нашей страны. Развивая свою самобытную культуру, принимают активное участие в общественной и культурной жизни РК, способствуют процветанию и укреплению дружеских отношений между Казахстаном и Польшей.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Соколкин Э. По секретному приказу: О депортации польских граждан в Казахстан. Звезда Прииртышья. 1993, 8 июня.

2. Козыбаев М., Козыбаев И. История Казахстана (учебник для 10 класса рус. школ). 3-е изд., доп. — Алматы, 1992, с. 209–215. История Казахстана. Хрестоматия. Сост. М. Козыбаев, И. Козыбаев. Алматы, 1994. Козыбаев М.К. Историография Казахстана: уроки истории. Алма-Ата: Рауан, 1990,135 с.; Алдажуманов К. С. Депортация народов в Казахстан. Наука Казахстана. 1996, 1-15 февраля; Жаманкулов С. Поляки в Казахстане в 30-е годы. Карагандинские вести. 1994, 12 марта; Михайлова Л. Их везли, словно скот в товарных вагонах. Акмолинская правда. 1997, 5 янв.

3. Машимбаев С. М., Исова Л. Т. Проблема истории польских переселенцев в Казахстане (1936-1946 гг.). Алматы, 2000, 46 с. В степи далекой. Поляки в Казахстане. Алматы, 1997. Сборник документов. Из истории поляков в Казахстане (1936–1956 гг.). Алматы: ТОО «Издательский дом «Казахстан», 2000, 344 с.

 4. ЦГА РК. Ф-1987 оп.1. Материалы Государственного комитета Совета Министров Казахской ССР по использованию трудовых ресурсов

 5. Польские дипломаты в Казахстане 1941–1943 годы [Текст]: сб. ст. и документов. Астана: КопиАрт, 2015, 197 с.

 6. Забвению не подлежит. Управление архивами и документацией Акима Павлодарской  области. Сост.: Е. К. Афанасьева. Павлодар: ЭКО, 1997, 286 с.

 7. ЦГА РК. Ф-1987 оп.3 д.28. Переписка с ЦК КП (б) Казахстана, Совмином СССР, МВД КазССР и облисполкомами о хозяйственном устройстве спецпереселенцев и выезде эвакуированных польских детей в Польшу за 1946 г.; ЦГА РК. Ф-1987 оп.3 д.45.  Переписка с Совмином КазССР, с управлением по делам репатриации при СМ СССР, с  облисполкомами по репатриации польских детей за 1951–1952 годы.

 8. Воспоминания Барбары Седлецкой под названием «Pamiętam» находятся на сайте  www.sybiracy.pl.

 9. ГА РК. Ф-1987 оп.3 д.45. Переписка с Совмином КазССР, с управлением по делам  репатриации при СМ СССР, с облисполкомами по репатриации польских детей за  1951–1952 годы.

10. Касонич А. С. Все, что память хранит – сердцу дорого очень. Казахстан, Польша,  2008, 145 с.

1763 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

МЫСЛЬ №8

20 Августа, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»