• Культура
  • 18 Мая, 2021

ПЕВЕЦ ЗЕМЛИ АЛТАЙСКОЙ

Лариса КОСТЮК, 
Центральная городская библиотека
им. Оралхана Бокея

В душе какая-то непонятная радость. 
Ведь это же и есть Исключительность.

Оралхан Бокей

У художественного явления, у каждого мастера литературного слова есть своя, определенная точка отсчета. Для Оралхана Бокеева, выдающегося писателя, драматурга, члена Союза писателей СССР и Казахстана (1971), лауреата премии Ленинского комсомола Казахстана (1976), литературной премии им. Н. Островского (1978), Государственной премии Казахской ССР им. Абая (1986), премий издательств «Молодая гвардия», «Жалын» такой точкой отсчета является Алтай, предгорья этого изумительного края. 
 

Его произведения – диковинный ландшафт малой родины, на фоне которого живут, любят, надеются на лучшую участь люди Алтая – персонажи и образы выдающегося писателя. Между устьями рек Нарыма и Бухтармы, где мерцает своим вечным льдом величественная гора Белуха, есть место под названием Катон-Карагай, родные мес­та для Оралхана Бокеева, та самая географическая и художественная точка отчета, которая несет в себе глубинный поэтический смысл всего творчества знаменитого писателя. Он оставил после себя богатое творческое наследие, которое не перестает нас удивлять и вдохновлять.

Оралхан Бокеев по праву является достойным наследником абаевских художественных традиций. Он писал о народе и для народа, черпая образы для своих произведений в простых людях, с которыми жил рядом. Герои его произведений по происхождению, по роду занятий – коренные аульные жители: чабаны, табунщики, оленеводы, механизаторы, лесники, взрослые и совсем юные. Это люди с ярко выраженным национальным характером, своеобразным духовным строем. Мужчины и женщины, старые и молодые, грамотные и не очень, они все бьются над тайнами и загадками человеческого бытия, над вечными и роковыми проблемами духа. «Все сюжеты моих повестей, рассказов навеяны воспоминаниями о родных местах, действительными событиями юношеских лет, – писал О. Бокеев. Мои земляки казахи – люди цельных характеров, честных и открытых сердец. Словно завороженные, живут они в облюбованном предками пространстве. Преданные родным местам, мои земляки – гордые, трудолюбивые, доб­лестные и честные люди».

Очень хотелось бы поговорить с читателем о героях произведений, об их удивительной и нелегкой судьбе, о жизненной философии произведений, мощном художественном интеллекте писателя. К счастью, его проза глубоко исследована литературоведами нашего края, я же предлагаю заглянуть в самое сердце творчества большого мастера, проявить основу «высокогорья» его прозы. Все без исключения произведения автора – результаты его жизненно-творческих исканий образов природы родной земли, его неразрывная взаимосвязь и гармония с флорой и фауной, которые и являются первоосновой его писательского таланта и восхождения.

В каждом его произведении главное действующее лицо, конечно, люди Восточного Казахстана. Но леса и горы, реки, степи, ветры и снега, все, что окружало писателя с детства, окрыляли его и подвигали к творчеству. Отсюда такая, на генетическом уровне, глубинная и неразрывная связь с миром природы, которую он пронес через всю свою писательскую жизнь. Красоту и силу заповедных мест, откуда родом сам писатель, (с. Чингистай Катон-Карагайского района Восточно-Казахстанской облас­ти) впитал в себя с молоком матери, и заполнил все свое творчество.

Каждая строка книг О. Бокеева – признание в любви родной земле. Его земля – полноводная Бухтарма, хребты Алтая со снежной шапкой Белухи, стык равнины с предгорьями, песчаных дюн с тайгой, верблюжьих троп с оленьими. Здесь истоки, корни, немеркнущие впечатления детства. В известнейшей повес­ти «Человек-Олень» нашему взору во всей красе предстает природа Катон-Карагайского края: вершины величественных Карашокы (Черная Гора) и Акшокы (Светлая Гора); отроги Алданского нагорья с его мрачной и таинственной пещерой Таниркоймас (Хранилище Властелина), «о которой люди говорили, что прячутся там злые духи», «куда человек, ну, просто не может без дрожи в коленях войти»; «болтливая» и своенравная речка Акбулак. «Вот и река, она морщится рябью – вода прибыла за три дня дождя. Кое-где у каменистых берегов река бурлит и пенится, приплясывают ходкие волны; исчез черный камень, вчера еще торчавший над водою, на месте его вспучивается бугорок упругой струи. На изгибе река закручивала бешеные воронки, жадно облизывала камни и, перехлестывая через них, мощно ревела, разлившись намного шире русла. …Акбулак – единственное дитя окрестных гор, и кому, как не единственному дитяти, быть дерзким, озорным и своенравным!».

Природа Бокеева выступает как одушевленный объект, писатель наделяет ее мыслями, душой, характером. Она – непременный и равноправный участник происходящих событий. Она вмешивается в жизнь героев, формирует характеры, вопрошает, наставляет, экзаменует. Например, Аспан из повести «Крик» по ее милости попадает в ледовый плен ущелья. Чабан из повести «Поющие барханы» спасает овечью отару от натиска рассвирепевшей стихии. Молодые трактористы из «Снежной девушки», сбиваются с дороги в непроглядной январской ночи. Все это одновременно и реально, и метафорично. Герои погружены в стихию природы, ритм их жизни совпадает с ритмом жизни самой природы.

Герои Бокеева, как и сам автор, любят родину. Им дорог каждый клочок земли, по которому они ходят, горы, которые возносятся над ними, люди, с которыми они делят кров и пищу, звуки, запахи, цветы, бураны и чистейшую голубизну неба. Из дневника О. Бокеева: «Казахи в городе подобны деревьям, вырванным с корнями, пересаженным пусть даже в благоприятную почву. Сколько за ними ни ухаживай, ни лелей, они начинают чахнуть, тоскуя по родной земле». Так происходило и с самим автором.

Позднее, работая в Алматы, он никогда не забывал о родном крае. Описания живописных уголков, природных явлений всегда украшали все его произведения, заставляли волноваться и восхищаться наших читателей. «До сих пор помню, как мы заночевали в ауле, который доставлял кумыс населению. В тот вечер полыхали молнии, и пошел сильный дождь с градом. Крупные градины в мгновение ока покрыли всю землю белыми бусинками. Потом небо прояснилось, вышло из-за туч солнце, которое вот-вот должно было закатиться, и окрасило вершины холмов, превратило их в алые шатры; затем появилась тонкая, нежная, как поясок, радуга. Когда утром я проснулся, табунщики привязывали лошадей, а женщины разливали по бакам готовый кумыс. Снова шел дождь, от дверей веяло холодом. Я закутался плотнее в одеяло и предался каким-то немыслимым фантазиям. Например, что люди на земле появились вместе с ливнем. Почему-то, в голову пришли муравьиные кучи, которых, кстати, полно в горах. В ясные дни муравьи копошатся, как и люди, заботясь о своем существовании. В вечном движении, в вечной суете. И вот я поднимаю ногу, хочу наступить на муравьиную кучу, однако они нисколько не беспокоятся. Меня поражает их беспечность. Я воображаю: а что, если бы и на людей наступил кто-нибудь с неба? Ведь мы так же беспечны, как те муравьи. Но, возможно, когда-нибудь и трудолюбивые муравьи превратятся в разумных существ… Сказка дождя еще не закончилась. Я напряженно вслушиваюсь в его шум, пытаюсь понять его речь, но не понимаю, хотя и отношусь к дождю с благоговением…». («Осиротевший верблюжонок»).

Человек – Природа – Вселенная. Налицо новизна подхода писателя, не выделяющего человека из природы, не растворяющего в ней, но неразрывно с ней связанного. Основная творческая тема писателя – человеческие отношения и отношения человека с природой образуют тот фундамент, на котором «возводятся» произведения писателя. Пейзаж предоставляет возможность писателю расширить, дополнить, обобщить, придать цельность образам своих героев. Мир природы представлен О. Бокеевым самостоятельным художественным образом. Она реально участвует в развитии событий, определяет эмоциональную нагрузку произведения. «Солнце опустилось, на ущелье пала черная тень. Свинцовые тучи поредели, в небе появились синие прогалинки. Воды реки застывали и сгущались, ее львиное рычание утихло. Яростный мороз Алтая набирал силу, заливал горы, долины, погружая все в прозрачное, хрупкое, готовое расколоться от малейшего шороха. Аспан открыл глаза, боль тотчас принялась грызть его ноги, словно бешеный пес. – О небо! – крикнул табунщик, но пес не убежал, не бросил своей добычи» («Крик»).

О. Бокеев создает довольно пространные, панорамные описания природы. И везде она предстает перед нами как осязаемый живой организм. Писатель добивается не только того, чтобы читатели увидели этот организм, но и активно отреагировали на него. Эмоционального отклика художник достигает свежестью образов, выразительностью языка. «Остановив коня, Человек-Олень смотрит на бегущую воду, вслушивается в ее грозное ворчание. Река, словно зная, что, кроме нее, нет ничего живого вокруг, шумит все сильнее: ей кажется, должно быть, что, вот умолкни она, замрет жизнь в этом пустынном краю. «О ущелье, если стихнут мои волны, ты же станешь совсем глухим и немым!» – полагает горная река и гремит, гремит, смело плещет волною. И тихий сумрачный край покорно сносит ее дерзкий шум и своеволие» («Человек-Олень»).

Особенно живописными предстают в произведениях О. Бокеева картины зимнего пейзажа, наполненные внутренним смыслом. «Мертвая тишина простерлась над высокими горами, над широкими долинами; спала, скованная льдом река, спали кедры, укрытые снегом, спали вершины и ущелья, спал медведь, спали снежные лавины, спал крик, и на дне глубокого ущелья спал человек. В чистейшей колыбели из снега. Над ним всходило и заходило солнце. Звезды свершали свой медленный и торжественный путь. Лежала на боку Большая Медведица, поднимались Стожары, невозмутимо сияла Полярная звезда. Иногда он открывал глаза и видел небо, то отливающее бледной синевой снятого молока, то перламутрово-розовое, то бездонно черное. Сверкала и пламенела на нем его любимая звезда – Сумбле, звезда табунщиков, подмигивала таинственно» («Крик»).

Писатель дает возможность герою Аспану почувствовать себя частицей огромного мироздания, постараться выжить в определенных природных условиях, поразмышлять над собственной жизнью. Описания природы, поэтичные и зримые, существуют в произведении не сами по себе. Так, в рассказе «Камчигер» она является предвестником страшного события, ухода главного героя из жизни. «До полуночи небо было чистым, ни единого пятнышка на небе, а теперь вдруг закрыли его тяжелые свинцовые тучи и серый дождик без устали сыпал на землю мелкую водяную пыль. Гнедой конь потемнел под дождем и стоял, понуро опустив голову, поматывая ею, как от зубной боли. А Шарыктыбулак вышел из берегов, и горы зябко кутаются в сумрак, угрюмо молчат, смирившись с осенним ненастьем, – покорно никнет земля…».

Очень часто герои автора беседуют с природой, доверяют ей самые сокровенные мысли. Оттого его повести и рассказы получаются такими задушевными и лиричными. «Думы – они бесконечны, как небо, как облака в нем, но чего они стоят, если можно хотя бы взглянуть на закат солнца, на свежую краску юной весны; посмотришь в такую пору на свой привычный аул – не узнаешь его, и в восторге готов расцеловать каждую веточку на дереве, каждый степной цветок, только что распустившийся, каждый листок на молодой березе; обнять, прижать к себе маленького медвежонка, переступающего маленькими ножками, жеребенка со звездочкой на лбу, приникшего к материнскому паху; жадно припасть к горному роднику, гремящему в камнях; провожать взглядом, полным счастья гусей, которые тоже вернулись на родину; вдохнуть широко, всей грудью сладкий как мед воздух весенней степи – и в сердце сама собою родится песня…» («Снежная девушка»).

Глубоко зная родную природу,  Бокеев при помощи самых разнооб­разных выразительных средств (метких сравнений, свежих метафор, ярких эпитетов) передает читателю глубину эстетического восприятия художественного мира. «В степи стояла задумчивая лунная ночь. От легкого ветерка озеро морщилось, как будто страдало и сочувствовало несчастному кочевью на берегу. Глухой голос выпи изредка нарушал тишину. Спокойная, равнодушная к страданиям людей степь купалась в сомнительном свете луны. Когда ветер прилетал из ночной тишины, казалось, степь широко раскрывала свои объятия, сладко потягивалась во сне и замирала на миг, прислушиваясь к своему дыханию. Каждый раз, когда открывались и закрывались двери в юртах, в темноте сверкал на мгновение огонь очага, который был похож на тлеющую свечу надежды в жизни казахов. Когда ветер раздвигал тихую грудь воздуха и начинал рвать редкие чии юрт, они издавали тихие, стонущие звуки» («Сказание о матери Айпаре»). А до боли трепетные строки о родной степи? «Под луной широко расстилается степь, темно-рыжая в лунном отливе. И добра, и щедра наша степь, точно мать всех батыров, доверчиво льнущих, уставших, уснувших навеки, – последний приют и последняя песня. О, наша казахская степь!» («Камчигер»).

Единство природы и человека – сущность творчества О. Бокея. Писал о племени, о высоких вершинах и бездонных архаровых ямах нашей горной страны, смело запечатлев тот мир, в котором когда-то прорезалось его дыхание. Алтай, с его фольклором, притчами, преданиями и необыкновенной красоты величественной природой полнокровно живут в его произведениях. Поэтому, его художественная проза – магнит, притягивающий читателя ХХI века. Книги писателя увидели свет на немецком, словацком, болгарском, английском, венгерском, арабском, китайском, японском языках, на языках постсоветского пространства. В фондах КГУ «Централизованной библиотечной системы имени Оралхана Бокея» акимата г. Усть-Каменогорска находятся книги писателя. Среди них – сборник повестей и рассказов О. Бокеева «Человек-Олень», выпущенный по программе «Издание социально-важных видов литературы» комитета информации и архивов Министерства связи и информации РК. Если вы еще не знакомы с классиком казахской литературы, примите его читательским сердцем и узнайте истину природы, которую нес в себе бессмертный певец земли алтайской.

г. Усть-Каменогорск

 

452 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

МЫСЛЬ №6

10 Июня, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»