• Экономика
  • 21 Июля, 2014

НУЖЕН ЗАКОН О ЦЕНАХ И ЦЕНООБРАЗОВАНИИ

Эдуард Браун, 
доктор сельскохозяйственных наук,
профессор

Действующий с 1990 года Закон «О ценообразовании» устарел и не соответствует современным реалиям, а Указ Президента от 3 января 1992 года «О мерах по либерализации цен» уже тогда грешил некоторыми противеречиями. Во вступительной части этого документа было записано, что указ направлен на создание условий формирования рыночных отношений, то есть четко констатировалось, что этих отношений еще нет, а с 6 января вводились свободные цены и тарифы. Но рынка ни юридически, ни фактически не было. 

Следовательно, без создания настоящих рыночных отношений и всей инфраструктуры нельзя было вводить рыночные цены, причем с неоднократным повышением на продукты питания и товары массового спроса, да еще при острой их нехватке.

В новых условиях хозяйствования необходимо решительно покончить с недо­оценкой роли ценообразования, превратить цены в действенный инструмент повышения эффективности общественного производства, развития экономических методов управления.
При осуществлении радикальной реформы ценообразования должна быть обес­печена органическая связь между оптовыми, закупочными, розничными ценами и тарифами. Следует последовательно отражать в них общественно необходимые затраты на производство и реализацию продукции, ее потребительские свойства, качество и платежоспособный спрос. 
Разумеется в ценах должны быть учтены плата за производительные фонды, трудовые и природные ресурсы, а также расходы на охрану окружающей среды. Но ценам следует придать противозатратную направленность, повысить их стимулирующую роль в ускорении неоправданных перераспределительных процессов. 
При этом розничные цены не только не должны привести к ухудшению жизненного уровня людей, а, наоборот, – к повышению этого уровня, к более полному осуществлению социальной справедливости. Следует существенно поднять роль потребителей в определении цен. 
Хозяином на внутреннем рынке должен быть потребитель, а не производитель. В противном случае, дефицитность останется «неуязвимой», как прямое следствие того, что те или иные предприятия не изучают запросов потребителей и тенденции моды, производят то, что удобно им, а не то, что нужно людям. По такой психологии следует наносить удар за ударом.
Изучение потребительского спроса пока еще носит эпизодический характер, охватывая лишь отдельные группы товаров. Необходимо ввести целостную сис­тему анализа вкусов и требований покупателей, призванную обеспечить надежную и «обратную связь» потребителей с производителями.
Многое сейчас упирается в реформу ценообразования, оптовых, закупочных, розничных цен и тарифов. Без реформы цен мы не сможем создать нормальных экономических отношений, обеспечить обоснованную оценку труда и результатов производства, эквивалентность в обмене товарами и услугами, стимулировать научно-технический прогресс и ресурсо­сбережение и осуществить справедливое распределение по труду. 
Сама по себе реформа ценообразования не улучшит экономическую ситуацию, если не будут одновременно решены вопросы финансовой сбалансированности, наведения порядка в кредитно-финансовой системе, деятельности банков, бюджете и т. д.
Реформа ценообразования не может не затронуть и рыночные цены. Сегодня розничные цены на многие продукты питания значительно выше реальных затрат на их производство и закупочных цен. Приведу несколько примеров. В г. Уральске в одном здании три продуктовых магазина, в которых продавали виноград, оптовый закуп которого проведен в одном и том же месте, продавали в одном магазине по 750 тенге за килограмм, во втором – за 650, в третьем – за 500 тенге. 
Мне известен магазин, в котором безделушки китайского произодства продают в 10-15 раз дороже закупочных цен. 
Разными путями можно влиять на снижение рыночных цен. И тем не менее, главный рычаг – экономический: увеличение произодства. Но подход тут может быть один – изменение розничных цен ни в коем случае не должно сопровождаться снижением жизненного уровня людей. 
Здесь требуется широкое использование экономических рычагов управления производством. На примере лучших специалистов учить творческому подходу к решению стоящих проблем, успешно и грамотно вести хозяйство. Ведь не сек­рет, что далеко не все наши руководящие кадры и специалисты владеют экономическими методами хозяйствования. Некоторые работники имеют смутное представление о таких категориях, как цена, себестоимость, прибыль, рентабельность, фондоотдача, не всегда могут квалифицированно проанализировать и дать правильную экономическую оценку деятельности предприятия. И потому становится неудивительно, что такие предприниматели обычно мало задумываются о вложениях, использовании и оборотности фондов, качестве продукции, о роли этих факторов в укреплении экономики.
А когда нет истинного экономического мышления, то экономика превращается в «фантастику» или в инструмент для жульничества. Важная черта экономического мышления – реалистичность. Она проявляется в умении действенно и результативно применять теоритические положения в конкретной практике, правильно, не преувеличивая и не преуменьшая, оценивать достигнутое и намечать перспективы, принимать единственно верные решения. 
Всякая корректировка в экономическом механизме хозяйствования приносит позитивные изменения в конечных результатах производства тогда, когда те, кто принимает решение о ее осуществлении, могут точно спрогнозировать ответную реакцию на нововведения всех категорий работников, обес­печивающих процесс производства. Обеспечить верность такого прогноза на основе только чисто умозрительных заключений нелегко, особенно, если речь идет о кардинальных изменениях в производственных отношениях. 
Современный систематический скачок цен на продукцию и на те или иные услуги объясняются отсутствием четких экономических взаимоотношений между подразделениями, наличием многочисленного бюрократического аппарата управления, чей, прямо скажем, немалый оклад не привязан к конечным результатам работы.
В условиях сплошного дефицита, отсутствия конкуренции в промышленных отраслях и между товаропроизводителями ставка делается на монопольно высокие цены. При отсутствии ценового контроля со стороны государства это открывает широкую дорогу инфляционным процессам. Поэтому нужен действенный механизм ценового сдерживания, комплекс мер рыночного воздействия. Ценовая неэквивалентность – бич и в сельской экономике. 
Если повышение цен обусловлено высокими издержками производства, то должны приниматься меры обратного действия: снижение налога на прибыль, льготные кредиты (а то и прямое финансирование), предоставление возможности освоить прогрессивные технологии. Со временем вследствие демонополизации часть антиинфляционных функций перейдет к конкуренции, но произойдет это лишь тогда, когда цены будут формироваться по принципу «спрос – предложение». 
Приведу примеры. В январе каждого года я произвожу оплату за газ на весь год. В сентябре или октябре я получаю извещение, что задолженность составляет 400-500 тенге. Вот и думаю, как делаются в государстве расчеты на десятилетия вперед, если на год рассчитать цены не могут. Ведь они меняются по 2-3 раза в год. 
Два года тому назад плата за вывоз мусора в ЗКО повысилась сразу на 500 тенге. Я обратился в соответствующую организацию за разъяснением. Объяснили это тем, что повысили зарплату работникам и приобрели новые автомобили. Я попросил показать калькуляцию цен на вывоз мусора. Показать не смогли. Вот и создается впечетление, что цены берутся «с потолка», кому как вздумается, и они покрывают некомпетентность, безхозяйственность и воровство. 
Образование крестьянских (фермерских) хозяйств приобретает все более широкий размах, чему способствуют принятые законодательные акты, гарантирующие защиту их имущественных интересов.
Овладевая навыками ведения индивидуального хозяйства, крестьяне оказываются перед необходимостью ежедневно решать экономические, финансовые, кредитные, расчетные и другие коммерческие вопросы. Делать это оперативно и безошибочно можно только на основе объективных учетных данных состояния экономики хозяйства. 
Цены на продукцию, реализуемую через собственную торговую сеть и на рынках, они устанавливают сами. Они, разумеется, выше, чем фактические затраты на нее, потому что основную долю цены накручивают перекупщики и спекулянты. Мне вообще непонятно, почему перекупщиков и спекулянтов называют бизнесменами и предпринимателями. Самоокупаемость зависит в основном от трех факторов: количества и качества реализуемой продукции и цены. Выигрыш, разумеется, строится на повышение потребительских свойств продукта. Но чтобы улучшить товар, понятно, к чему надо приложить руки.
 А кто проверяет качество продукции? Никто. Вот и множатся разные болезни. Продукция скупается у населения отдельными скупщиками, привозится в город, ходят по дворам, реализуют, делая соответственно накрутки. А в магазинах натуральной молочной продукции нет вообще. Одни разведенные порошки, суррогат. Людей просто травят. 
С хлебом ситуация несколько иная. Кабмин обсуждает актульные вопросы, касающиеся уборки урожая и роста цен на хлеб. Вопросы обеспечения продовольственной безопасности в стране, как и уровень социально-экономического развития сельских территорий и агропромышленного комплекса в целом, а также финансового положения участников сельскохозяйственного бизнеса стоят на особом контроле у Главы государства и правительства.
Но текущее финансовое положение сельхозтоваропроизводителей, не всех, конечно, недостаточно устойчивое. И несмотря на положительную динамику развития зернового рынка, являющегося одним из системообразующих сегментов агропромышленного комплекса, ряд негативных факторов в течение последних лет существенно ухудшил положение субъектов АПК. В числе этих факторов такие, как запрет на экспорт зерна в периоды благоприятных цен, девальвация тенге, частичная утрата традиционных рынков экспорта зерна.
В настоящее время цена на любой вид продукции, товара или услуги может учитывать, а может и не учитывать резерв экономии затрат, и это не меняет существа дела. Так или иначе, но из полученной от продажи своей продукции бизнесмен возмещает материальные затраты, а остаток является его заработком. Вот здесь-то и сказывается ошибка методики нашего «казахстанского» бизнеса. Если бизнесмен сэкономил материалы, то все 100 процентов экономии идут ему в карман. Но найдется ли человек, который бы рискнул сказать, что достигнутая бизнесом экономия материалов является исключительной заслугой его самого? А может, часть этой экономии – заслуга других работников предприятия. 
С другой стороны, при такой методике весь перерасход суммы материальных и других затрат покрывается полностью из кармана потребителя. Но кто даст гарантию, что в этом перерасходе не виноваты либо сам бизнесмен, либо его сотрудники? 
А если бизнесмен вообще не владеет экономическими знаниями и законами? Как же он управляет предприятием? Ведь достигаемая экономия складывается из многих составляющих. Однако есть среди них такие, которые имеют особое значение, поскольку позволяют вести работу по укреплению режима экономии планомерно и последовательно вовлекать в нее всех участников производства, вносить в это важное дело элемент состязательности. Прежде всего следует сказать о снижении расходных норм. Роль данного фактора в борьбе за экономию станет яснее, если учесть, что в себестоимости нашей продукции расходы на сырье, материалы, электрическую и тепловую энергию составляют более двух третей. 
В районах давно созданы отделы предпринимательства при акиматах. Их прямая обязанность – организовывать экономический всеобуч среди сельских бизнесменов, быть посредниками между товаропроизводителями и кредитными учреждениями. Но они вынуждают тех же фермеров вариться в собственном соку. В одиночку преодолевать трудности. 
Когда наш аграрный сектор делал на рынке первые шаги, был модным лозунг «страну накормит фермер». Однако ожидаемое цветное кино оказалось черно-белым. Фермеров расплодилось сотни, тысячи, а настоящих кормильцев в каждом регионе можно пересчитать на пальцах одной руки. А многие предприниматели, в силу отсутствия у них знаний в области экономики, не знают даже что такое себестоимость, как она исчисляется и т. д.
Мне представляется, когда много неясно, вместе с сотрудниками должны разделять материальную ответственность (относительно экономии материалов или их перерасхода) руководители и специалисты предприятия. А для этого нужна методика определения расчетных цен. Последние должны включать в себя поправку к нормативной себестоимости, которая бы автоматически регулировала получение бизнесменом не всей суммы экономии, а определенной ее доли. 
Многим памятны дни, когда на отдельных автозаправочных станциях не было бензина, и тогда на других резко поднимались цены на бензин. А затем все менялось: там, где был бензин, его не стало, и наоборот. Потом сообщалось, что это был ценовой сговор между монополистами и реализаторами. Незаконно полученная реализаторами прибыль изъята в бюджет. А чьи это деньги? Монополистов? Реализаторов? Это деньги потребителей, народа.
Или, например, предприниматель частного медицинского учреждения устанавливает цены за медицинские услуги. Ведь больной человек отдает последнее, лишь бы поддержать, поправить свое здоровье. Доходы предпринимателя таковы, что он покупает себе вертолет стоимостью 600 тысяч долларов США. А почему бы часть дохода не направить на снижение цен на лекарства, на прием граждан?
Как-то президент Н. А. Назарбаев сказал, что предприниматели – это совсем другие люди, они по-другому думают, понимают, мыслят. В определенной степени, он прав. Но большинство предпринимателей думает только о наживе. Многие без зазрения совести грабят своих сограждан.
Известно, что собственниками не рождаются – собственниками становятся, но в результате напряженного общественно-полезного труда. В наших же условиях главным и универсальным штрихом предпринимательства были и остаются стихийная уличная торговля и челноки, а главным девизом – «купить подешевле – продать подороже».
Президентом было дано поручение администрации создать в РК специальную государственную структуру, которая будет осуществлять деятельность по регулированию цен и ценообразования, и якобы из-за отсутствия такой структуры в респуб­лике идет непрерывный рост цен на товары первой необходимости.
Ситуация в тарифной политике тупиковая, обесценивает благие пожелания государственных чиновников и непредсказуема. С 1994 года плата за отдельные услуги выросла в сотни, тысячи и даже десятки тысяч раз. Цены на услуги не приведены в соответствие с затратами на них.
А кто и как контролирует качество продукции и защиту потребителя? Не осознав, что дает качество, не научившись считать потери от брака и соответственно затраты, необходимые для создания добротной, конкуретноспособной продукции, невозможно осуществить экономическую реформу. 
Проводя последнюю девальвацию национальной валюты тенге к доллару США, председатель правления Нацбанка К. Келимбетов сказал, что тем самым создаются условия для конкурентоспособности казахстанской продукции. 
У меня создалось впечатление, что господин Келимбетов слабо владеет кредитно-финансовыми законами. Причины девальвации – инфляция, неравномерность ее развития, дефицитность платежных балансов. Девальвация не устраняет глубинные причины дефицита платежного баланса и валютных трудностей. Автоматически увеличивая цены на импортируемые товары и стимулируя экспорт, она содействует развитию инфляционных процессов в стране. По социальным исследованиям, девальвация ведет к снижению жизненного уровня трудящихся и всех слоев населения, имеющих фиксированные доходы.
Достижение на практике главных целей девальвации – увеличение экспорта и сдерживания импорта – затрудняется, так как для расширения экспортного производства обычно требуются дополнительные капиталовложения. Вызванное девальвацией повышение цен импортных товаров, и не только, приводит к усилению инфляции, что уменьшает конкурентоспособность экспорта.
Смотришь на эти манипуляции с ценами, вдумываешься и создается такое впечетление, что правительство работает только над одной проблемой: как в очередной раз ограбить народ и изыскать новые способы отъема денег у населения посредством манипуляций с цифрами. Как тут не вспомнить слова Б. Н. Ельцина, который в свое время сказал: «Цены повышены по просьбе народа». 
Поскольку рентабельность является обобщающим показателем финансово-хозяйственной деятельности предприятия, в ней аккумулируются итоги работы всех подразделений предприятия, занятых производством продукции и услуг. 
Любой вид цен должен иметь противозатратный характер. Это можно обеспечить за счет периодичности изменения цен в сторону снижения их уровня. Такая мера будет стимулировать коллективы и отдельных работников вести поиск резервов снижения себестоимости за счет совершенствования технологии, внедрения достижений науки и передовой практики, т. е. повышения эффективности производства.
г. Уральск

482 раз

показано

1

комментарий
Предыдущая статья ЕАЭС: новые возможности для Казахстана
Следующая статья Новая экономическая парадигма

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

Пенсионерка

17 Августа, 2020

Пора бы уж навести порядок в этом деле. А то сил нет смотреть на все эти безобразия...

31 Августа, 2020

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»