• Исторические страницы
  • 08 Апреля, 2021

МУХАЛИ НОЯН ПОЛКОВОДЕЦ ЧИНГИСХАНА

Лаура БАРЛЫБАЕВА,
Почетный работник образования РК


Ученые предложили установить в Казахстане памятник Мухали нояну, уроженцу Жетысу, полководцу, возглавившему поход Чингисхана против империи Цинь. Недавно в Талдыкорган вернулась международная экспедиция «Мухали», которая побывала в Пекине, в провинции Шанси, в городах Сиань, Юили, где разместился исторический мемориальный комплекс великому Гован тайши Мухали нояну – полководцу континентального масштаба. Он в 1217 году возглавил 62 тысячную армию и способствовал объединению Китая в империю Юань, был наместником «Потрясателя Вселенной» в Поднебесной.

Обращение Чингисхана к Мухали, который своими стремительными походами и победами помог ему покорить Китай:

 

Ты бешеный слон мой, без препятствий проникший к врагу подобно пожару.

Ты каменный заслон мой, неподвижный, держащий знамя мое и бунчук.

Ты богач изобильный, на великом пиру подающий разные яства.

Ты стальное оружие мое, наводящее трепет во время войны.

Ты, мой Гован-Мухали, промолви хотя бы словечко!

 

И в ответ Жалаир-Мухали сказал в честь Чингиса мактаал – похвальное слово, в котором были такие строки:

 

Подобно глубокому морю, твои помыслы не колебались,

Просил ты у Высшего Неба державу себе и великую веру;

Крепкой властью своей ты держал ненавистных врагов,

Твердым нравом собрал весь великий народ свой, –

Вот такие дела твои.

 

Чингисхан создал свою кочевую империю. Сначала объединил шесть крупных тюрко-монгольских племен. Это были борджигены, татары, жалаиры, коныраты, а после сражений примкнули найманы и кереиты, хотя некоторые монгольские племена не вошли в состав государства Темуджина. В течение многих лет, когда Чингисхан стремился объединить кочевые племена то родственными связями, то силой, если бы одержали верх кереиты или найманы, возможно, в истории не было бы татаро-монгольского нашествия, а было бы нашествие найманов и кереитов. Но случилось, что счастье улыбнулось Темуджину, позднее прозванному Чингисханом. Когда молодому полководцу было очень трудно, вожди племен, которые добровольно к нему примкнули, оказали тому небывалую услугу.

Воин: К нам приближается группа всадников!   

Темуджин: Посмотри внимательно, какой у них байрак?

– Из белого конского хвоста!

Темуджин: Значит, не враг. И все же надо быть осторожным. Держите лук и саблю наготове.

Воин: Баирта! Баирта! Здравствуйте! Приветствую тебя, непобедимый Темуджин!

Темуджин: Сапвайну, молодой батыр! По байраку вижу, что вы – жалаиры. Как тебя зовут, воин?

Воин: Я Мухали, своей тысячью вои­нов присоединяюсь к вам.

Темуджин: Одобряю твои действия, молодой батыр жалаирцев, Мухали. Если буду жив, никогда не забуду эту добровольную помощь.

Мухали: Вы начали благородное дело: объединяете кочевые тюркские и монгольские племена, создаете огромное государство. Мы, кочевники, когда едины, только тогда сильны. А когда разрозненные, то междоусобицей уничтожаем друг друга. Это очень выгодно нашим врагам.

Темуджин: Верно говоришь, молодой батыр. Сила кочевников в единстве. Становись под наши знамена! С сегодняшнего дня я даю под твое начало десять тысяч воинов, станешь туменбасы – моей левой рукой.

Усиленный воинами из рода жалаир и коныратов, Темуджин разбивает найманов и кереитов, и вскоре кочевые племена поднимают его на белой кошме на Тарбагатае у подножия гор, позже названных Чингисскими горами. Кочевые племена избирают его ханом, прозвав Чингисом. С того дня Темуджин-каган объявляется Чингисханом.

После нескольких походов армии Чингисхана в его ставке основную роль стал играть молодой батыр Мухали.

Весной 1210 г., согласно договору, Мухали отпустил взятого ранее в плен тангутского полководца Вэймин Лин-гуна.

Поход 1209 г. был первой большой победой Чингисхана за пределами монгольских степей. Тангутское государство слыло сильным противником, и победа над ним возвысила монголов в глазах соседних народов и поколебала уверенность у многих противников. Вой­на с тангутами закончилась победой, и Чингисхан незамедлительно приступил к осуществлению своей главной задачи – сокрушению могущества чжур-чжэней, вассалами которых были кочевники.

С 1211 г. Мухали регулярно нападал на Цзинь. Его армия успешно продвигалась на Восток. В том же 1212 г. у Синьаньлина (Б. Хинганский хребет) произошла встреча его полководца Аньчэньнаяня с китайским военачальником  Люгэ, и был заключен союз. Последовавшее затем прибытие Люгэ в походную ставку Чингисхана, его неизменная лояльность к монголам на долгое время обеспечили ему покровительство монгольского хана. Благодаря поддержке киданьского населения Северо-Востока Джэбэ в январе 1213 году удалось взять Восточную столицу Цзинь (Лаоян).

В 1213 г. монгольские войска снова вторглись в пределы Цзиньской империи, на этот раз – с севера. Армия Чингисхана, проявив огромную выносливость, перешла пустыню Такла-Макан. В истории войн этот переход считается неповторимым, по своей сложности сравнимый, может быть, с переходом Суворова через Альпы и Ганнибала через Пиренеи. Захватив ряд крепостей и разгромив цзиньских военачальников, Ваньянь Цзина и Чжугэ Гаоцзи, Мухали продвинулся до крепости Губэйкоу к Великой китайской стене, сданной без боя киданьским генералом Уланбаром. На этот раз Чингисхан повел наступление на Чжунду с запада, в обход восстановленной цзиньцами крепости Цзюйюнгуань, и взял на ближних подступах к столице несколько городов.

После успешных боевых операций в Ляоси в январе 1216 г. отряды монгольского войска, возглавляемые Мухали, вторглись на Ляодуньский полуостров. Падение городов Су (Цзиньчжоу), Фу (Фучэна), Хай (Хайчэна), Гай (Гайпина) и других позволило Мухали достигнуть бассейна нижнего течения р. Ялуцзян. Когда во время этого триумфального марша по Ляодуну монголы подступили в ноябре 1216 г. к Ляояну, местный правитель Ваньну изъявил им свою покорность, а его сын Тегэ вступил в монгольскую армию. Это позволило ему по-прежнему оставаться правителем своего владения.

Однако другой правитель на северо-востоке – цзиньчжоуский Чжанчжи оказал сопротивление наступавшим монгольским отрядам и сам захватил Гуаннин. После этой победы силы и могущество Чжанчжи значительно возросли. Другое крыло монгольских войск, которым командовал сам Мухали, в августе 1216 г. повернуло обратно на север, чтобы взять Гуаннин. Монголы вторглись в бассейн р. Шэньшуй к юго-востоку от Синчжуна и, выманив основные силы Чжанчжи из укрепленного и снабженного огромными запасами продовольствия Цзиньчжоу, наголову разбили его.

Между тем на территории Северного Китая происходили следующие события. Посланный в 1217 г. Мухали успешно выполнял приказ великого хана завоевать страну Цзинь к югу от Тайшань. В 1218 г. он овладел восемью крупными городами в Шэньси и к 1220 г. завершил завоевание этой провинции. Подчинение монголам территории современной провинции Хэбэй было осуществлено уже годом раньше (в 219 г.) вследствие измены цзиньского генерала Чжанчжоу.

Важным моментом, обусловившим стремительный успех следующего похода Мухали на Шаньдун, было оставление им в ряде случаев власти на мес­тах в руках прежних цзиньских наместников, признавших власть монголов (например, Яньши – наместника района на территории современных Шаньдун и Хэнань). Монголы разделили свою армию на небольшие отряды, тревожившие цзиньские гарнизоны на всей территории империи к северу от р. Хуанхэ.

1217 год. Белая юрта Чингисхана на берегу реки Толы. В нее входит полководец Мухали ноян, приближается к трону.

Мухали: Как поживаете, мой великий хан? В течение нескольких лет я усердно и честно выполнял все ваши наказы. Десятки городов Китая пали под ногами вашей непобедимой армии. Несметные богатства в обозах. Миллионы голов скота и пленники вслед за мной движутся к вашей арбе. Это все ваше. Кроме того, я выбирал самых молодых и красивых девушек из аристок­ратических родов. Это тоже для вас, мой великий хан. Сделайте их наложницами или подарите верным нукерам, это ваша воля.

Чингисхан: Спасибо тебе, мой верный Мухали. Я ценю твою преданность и полководческий дар. С сегодняшнего дня я даю тебе звание гована. Ты станешь моим наместником в Китае. А я с большой группой войск готовлюсь к походу на запад. Эти сартаулы с их шахом Мухаммед Хорезмом обнаглели. Их надо проучить. А ты, Мухали, отправляй мне каменометы. Говорят, стены хорезмских городов высокие и крепкие. Но в мире нет преграды моему победоносному войску.

Мухали: Благодарю за звание гован. Постараюсь оправдать ваше доверие, быть достойным вашей славы.

 

ЧИНГИСХАН

Гован – титул, который китайцы дали Мухали, когда тот вел войну в их стране, и так как Чингисхан имел намерение послать его в Китай для продолжения завоеваний, то и утвердил за ним это звание, казавшееся добрым предзнаменованием. Он назначил его одновременно своим наместником в Китае. Приказал своему войску повиноваться Мухали так же, как ему лично. Вручил тому золотую печать в знак власти, которая ему была вверена. «Я завоевал, – сказал он Мухали, – китайские области к северу от гор Тхай-хань; тебе же предстоит завоевать страны к югу от этого хребта». Мухали отправился с армией, состоявшей из двадцати трех тысяч монголов и двух дивизий китаней и чжурчжэней под командованием двух генералов, Ояра и Тогана, которые получили звание командующих десятью тысячами человек, или, по-китайски, ван-шай.

ЗАВОЕВАТЕЛЬ СЕВЕРНОГО КИТАЯ МУХАЛИ

Еще в феврале 1218 г. монголы предприняли вторую попытку уничтожить государство Си Ся. Монгольские войска осадили Чжунсин, предварительно захватив и разграбив ряд городов, встретившихся на их пути. Судя по «Сокровенному сказанию», монголы выдвинули одно-единственное условие – чтобы тангутские войска присоединились к походу на государство хорезмшахов. Посол Чингисхана обратился от его имени к императору Си Ся с такими словами: «Ты обещал быть моей правой рукой. Так будь же ею теперь, когда я выступаю в поход на сартаульский народ, который порвал мои золотые бразды». Тангуты ответили решительным отказом. Чингисхан, пообещав расправиться с ними после похода на Запад, увел войска с их территории.

В то время как монгольские армии вели войны в оазисах Хорезма, на берегах Инда и в далеких степях Южной России, оставшийся в Монголии Мухали ноян не переставал тревожить границы Цзинь. Война с чжурчжэнями и страх перед монголами вынуждали тангутов стать их «невольными помощниками». Существует мнение, что в конце 1221 г. тангутское посольство ездило для переговоров в ставку Чингисхана на Запад. Возможно, какие-то переговоры имели место, поскольку в октябре тангуты разрешили Мухали провести войска через территорию Си Ся для нападения на цзиньский округ Цзячжоу. 50-тысячный тангутский корпус присоединился к войс­кам Мухали. Взяв Цзячжоу, Мухали оставил там гарнизон и угрожал пограничным областям Си Ся, Цзунь-сян отправил к нему посла. Полководец потребовал, чтобы тангутский посол встал перед ним на колени. Но посол Мину (Марбу) ответил, что он не может совершать коленопреклонение, не получив на то приказа своего государя. Чтобы припугнуть тангутов, Мухали напал на пограничный с Си Ся город Яньань. Мину, видимо, с согласия Цзунь-сяна вернулся в лагерь Мухали, подарил ему коня и совершил коленопреклонение. В конце 1221 г. – ­летом 1222 г. тангуты вместе с монголами вели военные действия против государя Цзинь. С покорностью обреченного Цзунь-сян исполнял все приказания монголов. Некоторые представители тангутской знати стали переходить на службу к Мухали. Так, в 1221 г. на сторону Мухали перешел тангутский полководец Ебу Ганьбу.

После покорения владения Хорезм шаха Мухаммеда Чингисхан вернулся к берегам Иртыша. Здесь он услышал о смерти его великого полководца Мухали нояна.

Чингисхан: В своей жизни я много видел смертей. Погибли мои братья в Гундукутах, в высоких горах трагически оборвалась жизнь моей любимой жены Кулан-хатын. И даже в то время из моих глаз не проливались слезы. А сейчас я плачу. И не стыжусь оплакивать тебя, великий Мухали. Когда я споткнусь, ты был посохом мне, когда упаду, ты был мне опорой. В трудные моменты ты был  не только силой. Дальновидным умом, обаянием ты покорял целые народы. Даже китайцы не смотрели на тебя, как на завоевателя, а видели в тебе друга, полюбили тебя больше, чем бывших своих императоров. Ты доказывал правоту моего дела. А когда мы оставались наедине, мой преданный Мухали, мы долго беседовали и приходили к единому мнению, что только лишь благодаря одному централизованному руководству народы не будут враждовать между собой, бесцельно уничтожая друг друга.          

Прощай, мой Мухали! Твои сорок шесть лет были прожиты на этом свете не зря.

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА: Тюркское племя жалаир оставило значимый след в истории кочевых народов. Яркие представители его проявили себя в становлении государства жалаиров в Азербайджане и в Иране. Последователь Мухали нояна Бала ноян Жалаир отличился в походе Чингисхана в Индию и в разгроме армии Джалаладдина. А Кадыргалы Косым улы Жалаири стал крупным казахским историком, подарившим русскому царю Борису Годунову замечательную книгу «Джамигат ат-тюрк». Среди них всех выше была звезда Мухали нояна Жалаира. Его заслуги высоко оценил китайский народ, а мы, его потомки, только-только начинаем прикасаться к свету его деяний.

ЛИТЕРАТУРА

1. Козин С. А. Сокровенное сказание.Монгольская хроника,1240. М.-Л.,1941.

2. Материалы конференции в Хух-Хото, посвященной 800-летию со дня рождения Чингисхана. КНР: Лиши яныцзю, 1962.

3. Оссон К. Д. История монголов. Иркутск, 1937.

4. Татаро-монголы в Азии и в Европе. М.: Наука, 1977.

 

126 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

18 Марта, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»