• Культура
  • 18 Марта, 2021

ФЕНОМЕН ВЫДАЮЩЕЙСЯ ЛИЧНОСТИ

Куаныш АЛЖАН, 
заслуженный деятель Республики Казахстан

 

Я – за истину.

Истина никогда не заключит союза с ложью.

Если даже весь мир будет против меня,

а истина – за, она победит в конечном счете.

(Свами Вивекананда)

 В этот сложный период исторического развития, когда отдельные события, связанные со становлением и развитием национальной государственности, вызывают тревогу, важно вспомнить плодотворное влияние тех людей, которые по-настоящему были озабочены будущим своего Отечества. Одним из таких личностей, чье имя широко известно не только в Казахстане, является С. З. Зиманов – ученый с мировым именем, первопроходец, признанный лидер в исследовании юридической и общественно-политической мысли. 

Елбасы Н. А. Назарбаев в статье «Семь граней Великой степи» актуализирует изучение вклада выдающихся деятелей в становлении государственности, науки и культуры Великой степи. Исторические личности являются эталоном, символом и гордостью нации, ее идеалом и образцом для подражания, следования их заветам, всеобщего почитания и уважения. Подтверждением этому является его высказывание из вышеназванной программной статьи: «Известно, что исторический процесс в массовом сознании носит преимущественно персонифицированный характер. Многие народы заслуженно гордятся именами великих предков, ставших своеобразными послами своих стран… Великая степь также породила целую плеяду выдающихся деятелей. Среди них такие масштабные фигуры, как аль-Фараби и Яссауи, Кюль-Тегин и Бейбарс*, Тауке и Абылай, Кенесары и Абай и многие другие».

Выдающимися личностями XX и начала XXI века, помимо деятелей Алаш-Орды (А. Букейханов, А. Байтурсынов, М. Чокай, М. Тынышпаев, С. Кожанов, С. Садуакасов…), были видные ученые и писатели, которые не только на уровне исторических артефактов, институтов государственности и права, культурно-этических феноменов, но и на основе высокой философской рефлексии показали, доказали и обосновали богатейшую древнейшую историю казахского народа, его национального духа, уникальность и богатства недр его земли (К. Сатпаев, А. Маргулан, М. Ауэзов,

С. Зиманов, А. Касымжанов, М. Козыбаев, Е. Букетов, М. Айтхожин и др.). Без преувеличения, можно сказать, что они создали все предпосылки для новой эры национального Ренессанса, социально-экономических и мировоззренческих перемен, основу культурно-гуманитарного, образовательного и научного развития нашей суверенной страны, способствуя пробуждению духа свободы, самостоятельности, активности и критичности мышления широкой общественности.

В этом контексте, интересно отметить, как народ классифицирует на группы (бес арыс, үш арыс и т. д.) в разные периоды времени своих великих соотечественников по их известности и значимости.

Дадим слово любимцу Алашской ойкумены «последнему казаху» (так назвали его при жизни за прекрасное знание казахского языка и его духа, менталитета и т. д. Кстати, его статьи, эссе «Записки последнего казаха») великому Гражданину Казахии Герольду Бельгеру. «В сознании моего поколения прочно отложилась эта литературная обойма – Ауэзов, Муканов, Мусрепов, Мустафин… Четыре столпа казахской литературы. Позже, уже на исходе студенческих лет расширился наш горизонт: Сейфуллин, Майлин, Джансугуров (Үш арыс). Еще позже дошли до нас: Шакарим, Байтурсынов, Жумабаев, Аймауытов, Дулатов (Бес арыс)». После них (не разделяя друг от друга) произносились имена: М. Ауэзов, К. Сатпаев, А. Маргулан. Чуть позже (в одной связке) прочно закрепились и запомнились имена известных личностей: С. Зиманов, М. Ко­зыбаев, А. Касымжанов.

С их именами связаны этапы развития казахской науки и словесности. В то же время они, объединенные общей исторической судьбой, вместе мощно входят в мировую культуру и науку.

В вышеназванной когорте выдающихся людей Салык Зиманов занимает и сохраняет свое особое достойное место.

Очень символично, что 100-летие со дня рождения Академика Салыка Зиманова совпало с 30-летием Независимости. Вся его жизнь – борьба за Независимость. Он боролся за достоинство (который «тысячу раз умирал и в тысячу раз воскресал») и величие своего народа. Он жил по Джубану Молдагалиеву:

 

 «Умирал я и тысячу раз

 воскресал, чтобы жизни

 продолжить рассказ».

 

Согласно Фихте, именно в нации и только в нации проявляется вечное; ее величие – это нравственное величие, которое устремлено в царство духа. Государство – нация как воплощение развития всей культуры народа выступает у Гегеля как форма духовности народа.

Вот почему, для подлинного процветания страны Салыку Зимановичу было очень важно воспроизвести ранние мировоззренческие системы предков, соединив нить исторической преемственности традиционных взглядов, воссоздать национальный путь казахов от ранних этапов его начала до сегодняшних дней и показать перспективы будущего.

«Представление единой цепи истории казахов как истории их этнического сознания и самосознания, а не как просто истории событий или истории предметов их материальной культуры, – важнейшая политическая задача, справиться с которой можно лишь осуществив…, философский синтез их воззрений от первобытности до современности» (В. Тулешов).

Эту связь (нарушенную когда-то) с прошлым духовным опытом своего народа востановил или воспроизвел Салык Зиманович в своих многочисленных научных трудах, статьях, выступлениях, тем самым открыв новую страницу духовного развития нации.

Для подтверждения вышесказанных мыслей дадим слово самому Зиманову, касающихся правового сознания степняков.

«Казахское обычное право было максимально приближено к самому народу, максимально передавало логику его жизни и в значительной степени выражало извечную духовную суть человека и его устремлений независимо от стадий его совершенства».1

«Казахское право, основанное на культурных и демократических традициях правовой системы, пережило и перешагнуло эпоху ее породившую. Оно продолжало сохранять регулятивную жизнеспособность до XIX века, а отчасти и до начала XX века… хозяйственно-бытовые основы кочевой цивилизации на обширной земле Казахии сохранились вплоть до новейшего времени».2

Салык Зиманов – ученый-реформатор, новатор. Все его исследования по социально-гуманитарным наукам являются фундаментальными. Он был, по единодушному признанию ученых, не только королем юриспруденции, но и замечательным философом, историком, политологом, этнологом, психологом, культурологом, т. е. человеком энциклопедических знаний. Его по праву называли Полиглотом гуманитарных наук*.

У Бахтина есть гениальная мысль, что Достоевский «мыслил целыми мировоззрениями, мироощущениями и миропониманиями». На это способен только человек универсальный, целостный, гениальный, т. е. духовно вмещающий в себе весь мир. Являясь таковым, Салык Зиманович смог выразить в своем творчестве многообразные проявления мира и общества в различных сферах смежных общественных наук, которые в комплексе позволило ему выявить общие закономерности становления развития казахской общественно-политической мысли и государственности, теоретические и методологические проб­лемы истории и теории права, степной цивилизации и т. д. Вот почему Салыка Зимановича называли Полиглотом в области гуманитарного знания. Ведь он обладал универсальным мышлением, а не линейным. Это еще одна грань феномена академика С. З. Зиманова.

Его заслуги в гуманитарной сфере в качественном и количественном измерениях огромны. Нередко, основываясь на его научные открытия, на глубокие и одновременно злободневные мысли, будут судить о сложных этапах интеллектуально-духовной жизни страны Великой степи. И это поможет подлинным ученым, людям пассионарного духа созидать настоящее и предопределять будущее. В этом состоит, на мой взгляд, феномен выдающейся личности академика С. З. Зиманова.

Он был, поистине, ученым-подвижником. О его последовательных и решительных действиях, и благородных поступках ходят легенды. Он не мог терпеть засилье власти, беззакония и несправедливости. Постоянно боролся с коррупцией, бюрократией, бездушием, беспринципностью, лицемерием. Поэтому нередко становился «неудобной фигурой» для вышестоящих органов. Единственным авторитетом для него была Истина. Других он не признавал.

Салык Зиманович – первый из самых известных деятелей республики, открыто выступивший против обвинения казахского народа в национализме, судебного преследования молодежи в связи с декабрьскими событиями 1986 года.

Его активную и плодотворную деятельность в Парламенте трудно переоценить. Если бы не он, то не исключено, что принятия Декларации независимости стояла бы под большим вопросом. Ведь для прохождения Декларации необходимо было набрать 75% голосов депутатов. Надо ли говорить о том, каковы были в первые дни развала Советского Союза центробежные тенденции в многонациональном Казахстане.

Но знаменитая, страстная, логически обоснованная, аргументированная речь выдающегося ученого, тонкого аналитика, непревзойденного оратора Салыка Зимановича поставила точку в принятии большинством голосов историчес­кого документа. Он был и в числе тех, кто готовил конституционный закон «О государственной независимости Республики Казахстан». Являлся руководителем экспертной группы по разработке и принятии Конституции РК.

Мне, кажется, когда Верховный совет принимал эти документы Салык Зиманович был очень горд и счастлив от того, что казахи – народ, которому в XVIII–XX веках выпала вселенская трагедия, выстрадали свое возрождение в XXI веке.

Можно привести немало ярких примеров его непосредственного участия в решении судьбоносных проблем страны, общества, да и отдельных людей. Вот пример, который ближе мне всего.

Когда оплот национальной науки – Сатпаевская академия была упразднена и вместо нее появились десятки искусственных академий (где они сейчас?), ученые, особенно молодые разбегались кто-куда и, предчувствуя начала деградации науки, Салык Зиманович первым поднял свой голос в ее защиту. Он сказал следующее: «Успехи науки в Казахстане связывались в первую очередь с деятельностью Национальной академии наук. Она создавалась и была главным штабом фундаментальных исследований и центром притяжения творческой элиты Казахстана. На протяжении более 50 лет она выполняла эту роль довольно успешно. Сегодня судьба Национальной академии наук складывается так, что она уже сходит с реальной сцены как организатор исследований по наиболее крупным приоритетным научным направлениям. Президентская власть без опоры на науку нонсенс. Национальная академия наук* была лидером науки в Республике, и она должна быть воссоздана в этой роли, хотя бы на переходном этапе к рыночным отношениям».

В продолжение зимановской мысли сегодня хотелось бы поддержать инициативу наших ведущих-ученых гуманитариев о создании Национальной академии общественных наук (хоть какая-та компенсация вместо прежней Большой академии). Ведь подобная академия есть в Китае, существующая наравне с главной Академии наук. Наверное, нет особой необходимости обосновывать важность учреждения Национальной академии общественных наук Казахстана.

Человечество все больше осознает, что современный глобальный кризис – это результат собственных его действий. Развитие науки, техники и технологий приобрело настолько гипертрофированный характер, которые могут уничтожить человеческую сущность – духовность, нравственность. Поэтому XXI век должен быть веком социально-гуманитарных наук. Происходит парадоксальное явление. Мир с помощью высоких технологий и связи приближается к единству, но утрачивает смысл своего существования. Именно такие глобальные проблемы всегда волновали академика Зиманова.

Как известно, Салык Зиманович, был первым директором Института философии и права АН КазССР (1958–1969 гг.). Благодаря ему были заложены основы дальнейшего развития философской и юридической науки в Казахстане.

С обретением Независимости было образовано два Института: Институт философии и Институт государства и права. Позже Салык Зиманович признавался, что инициатором такого разделения был он. Тогда он думал, что самостоятельность этих учреждений (особенно правовой его части) даст дополнительный импульс более ускоренному прорыву в их развитии. Он верил, что наука своевременно будет реагировать на самые злободневные проблемы, возникающих перед молодым суверенным государством. Мы все знаем, как в дальнейшем сложилась судьба Института государства и права, возглавляемого самим Зимановым.

Но что для меня важно? Говорят, что яркие личности в жизни бывают намного скромнее окружающих посредственностей. Меня поражала открытость Сакең, его безмерная доброта и забота по отношению к близким и знакомым. Их социальный статус для него не имел значения.

Я, будучи заместителем директора Института философии и политологии КН МОН РК, постоянно поддерживал с Салыком Зимановичем телефонную связь, даже в последние годы, когда он возглавлял юридическую консалтинговую компанию «Интеллектуал – Парасат».

В основном инициатором этих разговоров (кто я такой, чтобы беспокоить его звонками) был Салык Зиманович. Он всегда интересовался научной деятельностью Института, над какими мы проектами работаем. Для него были очень важны актуальность и значимость их разработок для страны и общества. Он переживал за судьбу Института, за сохранение научного потенциала. Как известно, 90-е годы были тяжелыми, когда многие научные учреждения были преобразованы и реорганизованы в АО, ТОО И ДГП, раздроблены и расподчинены, а другие академические институты стояли на грани закрытия.

Вот тогда и появилось знаменитое обращение интеллектуалов, интеллигентов, академиков во главе С. З. Зимановым – «Не могу молчать».

Но, почему Салык Зиманович больше всего переживал за наш Институт философии? Во-первых, Институт был его детищем (стоял у истоков создания), во-вторых, когда он был директором Института государства и права в приватной беседе признался, что очень сожалеет разделение Института философии и права, поскольку для развития этих наук они должны были быть вместе. Был убежден, что без опоры на философию серьезных успехов в исследовании (не только юридических, но и в других науках) трудно ожидать. Потому что, говорил он, философия предлагает мировоззренческие ключи и методологические опоры познания и жизни, которые постепенно насыщают творчество ученых новыми идеями, новым способом мысли и истинным пониманием сущности предметной области своих наук.

К сожалению, сегодня у нас мало настоящих личностей, как Салык Зиманович, глубоко понимающих, что для народа, стремящегося стать интеллектуальной нацией, необходимо сделать философский принцип – принципом национальным. И что у всех, нормально мыслящих людей, этот принцип должен выступать в качестве фундаментальной исходной мыслью.

Я горжусь, что судьба свела меня с ним. Он был личностью цельной и многогранной. Большой романтик и в то же время трезвый аналитик, человек открытый для общения, вместе с тем ученый, погруженный в тайны бытия. Он был честным, гордым, красивым, высоким, благородным с царственной осанкой.

Одним словом, он был исполином духа.. Мало кто знает, что Салык Зиманович, начав свою службу во второй мировой войне рядовым, закончил ее командиром полка, командиром артиллерией механизированной бригады в должности генерала. Ему было всего 24 года. Непостижимо. В силу определенных причин ему не дали звания генерала, как и другим нашим соотечественникам (Б. Момышұлы, А. Баймульдин и др.). Не получили также звания Героев Советского Союза десятки наших земляков (хотя они были представлены к наградам на уровне командиров полка, дивизий и даже армии), которые показывали образцы храбрости и воинского духа на полях сражений.

Уникальность Салыка Зимановича – его стремительный рост не только в науке, в общественно-государственной деятельности, но и в военном деле (не случайно он является потомком легендарного Бейбарса из кипчакского рода).

Представители постмодернизма заявляют, что время великих людей прошло. Эпоха титанов закончилась. Есть хорошие, но не великие. Все мельчает. Эти слова не про академика С. Зиманова.

ЛИТЕРАТУРА

1. Зиманов С. Древний мир казахов. В 10-ти томах. Астана. Т. 1, с. 27.

2. Зиманов С. Казахский суд биев – общекультурная ценность. Алматы, 2009, с. 9.

 

312 раз

показано

0

комментарий

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

18 Марта, 2021

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»