• Культура
  • 31 Декабря, 2020

ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ АЛЬ-ФАРАБИ В МИРОВОЙ КУЛЬТУРЕ

Есть люди, имена которых золотыми буквами вписаны в историю мировой культуры. Они навсегда останутся в памяти человечества синонимом мудрости, гениальности и целеустремленности. Среди них имя выдающегося ученого-энциклопедиста и философа арабо-мусульманского средневекового Востока Абу Насра аль-Фараби, оставившего яркий след в общечеловеческом духовном и культурном наследии.

Аль-Фараби внес большой вклад в развитие многих наук. Нет почти ни одной отрасли знания, в которой бы он не оставил глубоких суждений, метких наблюдений и гениальных догадок. Его интересовали как гуманитарные, так и естественные науки и, конечно же, философия. Историки культуры и нау­ки отмечают величие и уникальность личности аль-Фараби. Математика и астрономия, естествознание и медицина, педагогика и психология, логика и теория музыки, социология и этика, философия и право – перечень его интересов. Аль-Фараби можно назвать подвижником науки и философии, так как он добровольно и осознанно отрекся от земных благ и всецело посвятил себя поиску истины.

Аль-Фараби являлся одним из крупнейших представителей восточного арис­тотелизма (восточного перипатетизма) – философской системы, взросшей на основе учения Аристотеля. Он был последователем Аристотеля, автором комментариев  к его сочинениям, глубоким знатоком его философии. Поэтому еще при жизни его называли «Второй учитель» (т. е. второй после Аристотеля). Аль-Фараби внес значимый вклад в науку логики, которую впервые разработал Аристотель. Его многочисленные трактаты, написанные на арабском, были переведены на многие языки мира, в том числе и на русский язык.

В истории философии и науки Средневекового Востока сложно найти мыслителя, равного аль-Фараби силой дарования, широтой интересов и разносторонностью энциклопедических знаний. Во многом благодаря творчеству аль-Фараби, его работам, в арабо-мусульманской философии IX-X веков начался новый этап – постепенного отхода от религиозной мистики и догматики в сторону развития теории познания и формирования целостной картины мира и бытия человека в нем.

Аль-Фараби смог объединить, синтезировать в своем творчестве наиболее значимые достижения и духовные ценности арабской, персидской, греческой, индийской и тюркской культуры. Идеи аль-Фараби оказали заметное влияние на творчество многих известных мыслителей Востока, в числе которых Ибн Сина, Ибн Хальдун, Низами, Ибн Бадж, Ибн Туфайль, Ибн Рушд (Аверроэс), и получили у них свое дальнейшее развитие. Труды мыслителя сыграли основополагаю­щую роль в развитии философской мысли Востока, они оказали заметное влияние на философию и науку средневековой Западной Европы, а также философию эпохи Ренессанса.

Философское мышление аль-Фараби было нацелено на открытие рационалистических путей познания. Для него приоритет разумного познания бесспорен. Категория «разум» занимает центральное место в его философии. Аль-Фараби стоит у истоков арабоязычного рационализма, завершаемого Ибн Рушдом.

Аль-Фараби понимает разум как способность и деятельность человеческого духа, направленная на познание сущности предметов и универсальной связи между ними. Он не ставит никаких границ человеческому разуму и  считает, что разум способен проникать в сущность вещей и явлений, раскрывать причины их возникновения и уничтожения и, в конечном итоге, познавать законы природы и первопричины всего сущего. Разум рассматривается мыслителем как высшее и особое человеческое благо, которое можно и нужно совершенствовать через усвоение философии, которая у него охватывает естествознание, математику и метафизику. Аль-Фараби возвышает человеческий разум над слепой верой и догматикой.

Аль-Фараби стоит на мировоззренческой позиции, которая ограничивает роль Бога путем отстранения его от вмешательства в природу. Это дает ему широкую возможность рассматривать развитие природы по естественным законам, формулировать идеи о господстве в ней причинно-следственных связей, понимать свободу воли как неотъемлемую часть человеческой природы, утверждать возможность достижения человеком счастья в земной жизни.

При этом аль-Фараби не был атеис­том. Несомненно, что аль-Фараби признает реальность Бога (Аллаха). Причиной жизнедеятельности Вселенной он считает Бога (Первый сущий, Высший разум, Творец мироздания), который есть высшая ступень иерархии бытия, первопричина всех вещей, начальное звено причинных связей, охватывающих всю Вселенную, источник «истечения» собственной сущности на все окружающее. С помощью формальной логики он доказывает существование Творца. Для параграфов ряда его философских трактатов характерны такие названия, как: «О первом сущем», «Об отрицании существования сотоварищей у Всевышнего», «О величии, великолепии и славе Всевышнего» и т. д.  Заповеди божьи рассматриваются им как основа человеческой морали. Вместе с тем, в его учении проявляется свободомыслие. Мыслитель признает вечность мира и движения в нем, он пантеистически сливает Бога с миром. Его вера – это вера творческой и свободомыслящей личности. Она светла и глубоко гуманна, деятельна и нравственно цельна.

Аль-Фараби разработал собственную онтологию. Он стремится системно познать конструкцию мира. Начало бытия у него выглядит традиционно – это Аллах. Середина – иерархия бытия. Человек – мыслящее существо, познающее мир и действующее в нем. Его цель – достижение подлинного счастья. Все ступени бытия, располагающиеся ниже Аллаха, наделены разумом.

 Аль-Фараби вводит в арабо-мусульманскую философию концепцию эманации. Мыслитель рассматривает мироздание как результат непрерывного излияния, или эманации, бытийных потенций из божественного «Первопринципа». Излившийся из Первопринципа первый разум, начинает созерцать и познавать самое себя и своего создателя. В результате возникает не только небесная сфера, в которой этот разум обитает, но и третье существо, то есть второй разум, а также «тело и душа» небесной сферы его пребывания. Такой же процесс имеет место на последующих ступенях эманации: из второго разума возникает третий (а также сфера его обитания), за ним следует четвертый, и так далее. Более высокие интеллекты и сферы управляют теми, которые расположены ниже их, составляя, таким образом, иерархию подчиненности вплоть до самой низшей, подлунной сферы, которая занимает десятую ступень космической эманации… [1, 473].

Космологическая теория аль-Фараби представляет Вселенную в виде концентрических сфер: сначала наиболее отдаленная от земли сфера первого разума, затем первая небесная сфера, затем сфера неподвижных звезд, затем сферы Сатурна, Юпитера, Солнца, Венеры, Меркурия и, наконец, Луны… Людской род, населяющий подлунную сферу, в принципе имеет возможность совершить восхождение к управляющему ею высшему разуму. Все, что для этого нужно, это правильно использовать данные человеку свыше способности к логическому рассуждению…

Для всей философии аль-Фараби характерна ярко выраженная гуманистическая направленность. Гуманизм аль-Фараби зиждется на признании человеческой личности абсолютной ценностью, центром мироздания. Мыслитель верит в безграничные возможности человека и его разума к совершенствованию и считает, что человек должен стремиться к совершенству. Это было передовое, прогрессивное миропонимание, созвучное идеям и идеалам ренессансного гуманизма. Человек может и должен стремиться к знанию, познанию истины, непрерывно совершенствоваться и достигать счастья. Мыслитель следует античному идеалу триединства истины, добра и красоты, выражающему отличительные признаки истинно человеческого в человеке. Он верит в сотворенного Всевышним человека, в его высокое предназначение, в утверждение в мире идеалов добра, любви и справедливости.

Следует отметить, что аль-Фараби был не просто мыслителем, сблизившим различные культурные традиции. Обладая выдающимся талантом реформатора науки, он стремился систематизировать знания своего времени. Это нашло отражение в его трактате «О классификации наук», который называют своеоб­разной энциклопедией средневековья. В нем мыслитель перечислил в строгом порядке все науки своей эпохи и определил предмет исследования каждой.

Аль-Фараби проявил себя и как реформатор педагогики, стремящийся привнести знания в народную толщу, соединить просвещение с развитием в людях человечности. Он следует восточной философской традиции, согласно которой научная рациональность не должна отрываться от духовного начала, источника нравственности.  Его мысли о необходимости гармоничного образования, предполагающего реализацию духовно-нравственного компонента в учебном и воспитательном процессах и обеспечивающего целостное развитие личности, являются очень актуальными и в наши дни.

Рационализм, свойственный гносео­логическим  воззрениям аль-Фараби проявляется и в его этике и социальной философии. Огромный интерес представляют его социально-этичес­кие трактаты. Здесь следует особо выделить «Трактат о взглядах жителей добродетельного города» – одно из основных и наиболее зрелых сочинений аль-Фараби. Этот трактат получил широкую известность не только на Востоке, но и в Западной Европе. Он представляет собой систематизированное изложение воззрений мыслителя на мир, общество и человека.

Опираясь на социально-политичес­кие  и этические идеи античных мыслителей, используя социальные идеи Древнего Востока, аль-Фараби, разработал свою собственную концепцию идеального общественного устройства. Он мечтает об идеальном обществе, соответствующем принципам добра, разума, красоты и любви.  В своем сочинении «Трактат о взглядах жителей добродетельного города» мыслитель предпринял попытку создать идеальную модель гармоничного консолидированного общества, построенного на разумных принципах (общества всеобщего благоденствия – по современной терминологии). Здесь он рассмотрел практически все – от планировки идеа­льного города и его архитектурного облика до системы налогообложения и судопроизводства [2].

 Его проект идеального общества (города-государства) предусматривает духовно-нравственное преображение человека, его непрерывное совершенствование, развитие в человеке человеческого. Любопытно, что мыслителя мало интересовала проблема политического объединения людей, гораздо больше – единения по общечеловеческим, универсальным духовно-нравственным качествам.

В настоящее время, «Трактат о взглядах жителей добродетельного города» можно интерпретировать не только как сочинение о мудром и нравственном правителе идеального города-государства, или о нравственных гражданах, а как этический трактат.

Следует отметить, что этот, и другие подобные проекты социального переустройства, где превалируют идеи духовно-нравственного преображения человека и общества, при всей их утопичности, не канут в прошлое. Они будут вновь и вновь актуализироваться, находить благодатную почву для взращивания единичных нравственных всходов, побуждать человечество к размышлениям о возможности построения моделей идеальной социальной организации. «Добродетельные города» и добродетельные люди не перестают волновать умы человечества. Причем, не только в различных социальных проектах, но и в настойчивых онтологических призывах: изменять наш несовершенный мир, изменяя самого себя, становясь человеком в результате преобразования и совершенствования внутренней (духовной) и внешней окружающей реальности.

Уникальность и привлекательность творчества аль-Фараби состоят не только в том, что он разработал тщательно продуманную философскую систему, но и в том, что в его социально-политических сочинениях были четко сформулированы основные положения и принципы политической философии. Мыслителя по праву считают одним из основоположников мусульманской политико-правовой и экономической мысли. Изучение политической философии аль-Фараби обретает особую актуальность в условиях системной трансформации постсоветских стран, при осуществлении демократических преобразований, формировании правового государства, стремлении гармонизировать и стабилизировать общество. Учение аль-Фараби о политике и праве, государстве и власти, свободе и счастье, о необходимости взаимопомощи и сотрудничества между людьми, его призыв к постижению наук и интеллектуально-нравственному совершенству человека и общества в настоящее время актуализируется.

Важное место в творчестве аль-Фараби занимают естественные науки и, в частности, медицина. Античные и средневековые мыслители высказывали извечно актуальную мысль о том, что врачебное дело – это одновременно и наука, и искусство, а врач – не ремесленник, а представитель особой профессии, в которой наряду с научной и технической подготовкой требуются творческое отношение к делу, высокая нравственность  и духовность, постижение искусства профилактики, диагностики и лечения. Сформулированное ими кредо врачебной деятельности как единство знания, добра и красоты по-прежнему сохраняет свое значение.

Приверженцем данного философского подхода к пониманию сущности медицины и особой социальной миссии врача был аль-Фараби. Идеи мыслителя об этике ученого, в том числе и представителя медицинской науки, о нравственной оценке профессиональной деятельности медика, месте и предназначении истинного врача в общественной жизни, его ответственности за судьбы людей занимают важное место в его философском наследии. По мнению аль-Фараби, знание и добрые нравы, наука и воспитание тесно взаимосвязаны. Если врач не обладает высокими нравственными качествами, добродетелями, то он не может считаться высококвалифицированным специалистом. Даже если это опытный и знающий медик. Деятельность настоя­щего врача и его образ жизни должны отвечать самым высоким нравственным требованиям [3, с.18].

Аль-Фараби полагал, что врачу необходимо совершенствоваться всю жизнь. Совершенствоваться как теоретически и практически, так и в духовно-нравственном отношении.  На каком бы этапе жизненного и профессионального пути врач не находился, ему нельзя считать свою профессиональную подготовку окончательно завершенной. Эта идея мыслителя перекликается с современными установками на непрерывное медицинское образование.

Аль-Фараби оказал существенное влияние на формирование взглядов Абу Али Хусейна ибн Абдаллаха ибн Сины (Авиценны) – выдающегося средневекового персидского ученого, философа и врача, автора многотомного «Канона врачебной науки». Известно, что труды Ибн Сины по медицине изучали Леонардо да Винчи и Везалий. В Западной Европе они считались ценным руководством в течение всего средневековья.  По свидетельству великого исламского правоведа и хадисоведа Абу Бакра аль-Байхаки, а также арабского писателя, историка  и юриста Ибн Халликана, Ибн Сина в значительной мере использовал работы аль-Фараби.

Ибн Сина в понимании природы человеческого организма, сущности здоровья и болезни также как и аль-Фараби, исходил из позиций целостного системного подхода, применяемого в наше время практически во всех областях знаний. Он рассматривал организм человека как единую систему, в которой отдельные органы находятся между собой в постоянной взаимосвязи [4, с. 247]. Ибн Сина наследовал лучшие стороны медицины Гиппократа, Галена, Ар-Рази и аль-Фараби: лечить больного, а не болезнь, изучать состояние организма с учетом индивидуальных особенностей.

В понимании предмета, задач и целей медицины аль-Фараби стоял на научных позициях, и в этом отношении он был непосредственным предшественником Ибн Сины, который в понимании и изложении теории медицины следовал аль-Фараби.

С высоты сегодняшнего знания некоторые теоретические положения аль-Фараби справедливо воспринимаются как наивные и умозрительные. Это нормально и  объяснимо. Наличие тех или иных заблуждений на пути к достоверному знанию неизбежно. Каждый этап научного познания, как известно, ограничен уровнем развития науки в конкретный исторический период, условиями жизни общества, уровнем практики, а также познавательными способностями конкретного ученого. Тем не менее, содержание работ по вопросам медицины в творческом наследии мыслителя свидетельствует о достаточно основательном для своего времени знании им теоретических истоков этой науки, а также ее истории.

Аль-Фараби достаточно глубоко понимает принципы регуляции жизнедеятельности человеческого организма как единой системы его многочисленных органов и частей. Он, несомненно, был хорошо знаком с достижениями биологической и медицинской науки своего времени, и при их трактовке подходит к ним как врач-теоретик и как философ. Налицо органическая связь его философских, естественнонаучных и медицинских идей. Медицинские воззрения аль-Фараби по сути есть часть его философского учения. Рационалистические устремления и диалектические воззрения мыслителя ярко проявляются при рассмотрении многих теоретических вопросов естествознания и медицины.

Можно констатировать, что аль-Фараби сделал важный шаг к утверждению естественнонаучной сути медицины, внес значимый вклад в преодоление антинаучных схоластических догм и разного рода суеверий.

Анализ творческого наследия аль-Фараби будет слишком не полным, если не затронуть еще одну его грань – это музыкально-эстетические воззрения великого мыслителя. Эстетическое освоение мира, воплощенное в различных видах и жанрах художественной культуры, понимание природы и сущности прекрасного, выраженного в художественных образах нашли свое отражение в его творчестве. Эстетические взгляды мыслителя тесно переплетены с онтологией, со всей философской системой. Их можно рассматривать как один из ракурсов общей системы мира и человека. И это вполне объяснимо, так как для средневекового периода арабо-мусульманской философии еще не было характерным выделение эстетики как отдельной науки, требующей самостоятельного наименования, (подобно математике, логике, метафизике и т. д.). В эстетических воззрениях аль-Фараби получили развитие идеи о прекрасном и возвышенном, о благе и гармонии, о совершенстве и духовном пути человека, о воспитании прекрасного в человеке и др.

Значимым явлением в духовной культуре арабо-мусульманского Востока стало сочинение аль-Фараби «Большая книга о музыке» («Китаб аль-музык аль-кабир»). Этот трактат является величайшим памятником культуры эпохи «мусульманского ренессанса». Интерес исследователей Ближнего и Среднего Востока  к нему не ослабевал в течение последующих столетий. Широта и глубина демонстрируемых здесь музыкально-теоретических познаний поистине уникальна, что позволяет считать аль-Фараби одним из основоположников науки о музыке на Востоке, создавшим  оригинальную музыкальную концепцию.

 Трактат «Большая книга о музыке» явился результатом титанического труда и таланта, плодом всей жизни мыслителя. Эта энциклопедическая и синтетическая работа охватывает проблемы теории познания, логики и эстетики, поэзии и педагогики, акустики и инструменталистики, физики и математики; последовательно и систематически освещает вопросы  теории и практики музыкального искусства. Она вобрала в себя все ценное, что было создано ге­ниями прошлого.

Содержание этого трактата, во-первых, показало, что в средневековой исламской культуре возникла музыкальная теория, отразившая конкретный уровень развития музыкальной культуры и ее специфику. Во-вторых, продемонстрировало, что здесь в систематизированной форме появилась теория звучания музыкальных инструментов, распространенных на арабо-мусульманском Востоке в тот исторический период. Большую ценность имеет разработанное здесь учение о музыкальной гармонии.

В эстетической концепции аль-Фараби гармония выступает не только критерием существования мироздания. Она выступает основой поэзии и музыки. Гармония у него – это основа музыкального искусства. Концепция аль-Фараби музыки и музыкальной гармонии отражает связь между музыкой и универсумом. Эта проблема освещается через такие категории, как гармоничность, соразмерность, пропорциональность. Мыслитель полагает, что все вышеназванное присуще как музыкальной науке, так и Вселенной в целом.

В данной работе нами рассмотрены далеко не все аспекты многогранного творчества великого мыслителя. Трудно перечислить все ценное, что дал аль-Фараби казахской и мировой культуре, науке и философии. Ясно, что он оставил здесь столь неповторимый и яркий след, что память о нем будет жить в поколениях и в веках. 

Аль-Фараби не зацикливается на своей этнической культуре и не запирается в религиозной оболочке. Как истинный мудрец, он открыт миру, а его духовные ценности общечеловечны, предназначены всем людям. Духовность аль-Фараби выходит за пределы политических и этнических границ и расширяется до уровня общечеловеческой духовности. Она вне времени, так как воплощает общечеловеческое ценностное содержание. Человечество воспринимается им как единое целое, как одна большая семья. Именно поэтому он вошел в мировую историю как уникальная, универсальная и целостная личность, все таланты которой невозможно раскрыть в полной мере.

Многие мысли и идеи аль-Фараби созвучны нашему времени, они не утратили своей актуальности и ценности, выражают общечеловеческие устремления к высотам совершенства, побуждают нас созидать, творить добро, стремиться к счастью. Изучая философские и научные трактаты аль-Фараби, мы каждый раз открываем для себя что-то новое в понимании бытия и места человека в нем. Несомненно, что его философское наследие нуждается в более глубоком изучении и осмыслении. Наше приобщение к духовному наследию аль-Фараби побуждает стремиться к совершенству, духовному возрождению. Бережно сохранять, вдумчиво изучать и популяризировать духовное наследие аль-Фараби, развивать его в новых исторических условиях – важная задача сегодняшнего дня.

 Михаил АЛЕЙНИКОВ,

кандидат исторических наук,доцент

г. БИЙСК, РОССИЯ 

ЛИТЕРАТУРА

1. Кныш А. Д. Борьба идей в средневековом исламе: теология и философия. Ишрак: ежегодник исламской философии. М., 2011, № 2, с. 460–501.
2. Аль-Фараби. О взглядах жителей добродетельного города. Аль-Фараби. Философские трактаты. Алма-Ата. Наука Казахской ССР, 1972, с. 193–377.
3. Аль-Фараби. Естественно-научные трактаты. Алма-Ата. Наука, 1987, с. 496.
4. Гребень Н. Ф. Психосоматические идеи в учении Авиценны. Авиценна: мыслитель, ученый, гуманист. Материалы международной научной конференции. Республика Беларусь, г. Минск, 18 декабря 2013 г. Редколлегия: А. А. Лазаревич, Х. Сафари [и др.]. Минск, Ковчег, 2014, с. 261.

 

209 раз

показано

0

комментарий
Предыдущая статья ИСТОКИ НАШЕГО ЕДИНСТВА

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

29 Декабря, 2020

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»