• Культура
  • 31 Декабря, 2020

ИСТОКИ НАШЕГО ЕДИНСТВА

Жанна Кыдыралина,
директор Института Ассамблеи народа Казахстана Атырауского университета им. Х. Досмухамедова, доктор исторических наук, профессор

В целях реализации программ «Сакральная география Казахстана», «Туған жер», «Архив-2025», «Ұлы даланың тұлғалары», инициированных Елбасы в своих программных статьях, в рамках проекта «Сакральные пространства в современной культуре Казахстана: традиции и новации» научно-исследовательского центра «Қасиетті Қазақстан» Национального музея РК завершилась полевая экспедиция по сакральным местам Атырауской, Западно-Казахстанской, Актюбинской, Мангистауской облас­тей. Группы ученых – историков, археологов и этнографов из Нур-Султана, Алматы, Актобе, Атырау начали экспедиционный маршрут с историко-культурного заповедника «Бозок», который находится неподалеку от столицы.

В Атырау состоялась первая онлайн-видеоконференция по вопросам изучения сакральных локусов истории и культуры с участием руководства и представителей общественности региона. На ней выступили руководитель проекта Берик  Абдыгалиулы и члены исследовательской группы профессоры, доктора наук  Ж. Артыкбаев, Р. Бекназаров, Ж. Кыдыралина, А. Калыши. Содержательными были также доклады историков З. Сурагановой,

А. Екимбаевой, археолога из Назарбаев университета А. Жунисханова. Участие в экспедиции молодого ученого Нургали Нуртая, владеющего казахским, китайским, английским, русским, турецким языками, символизировало новые образцовые качества нации, о которых говорил недавно в своем Послании народу Глава государства. Нургали обес­печивал информационную поддержку проекта, фотосъемку причудливых текстур сакральных ландшафтов с помощью дрона.

В ходе экспедиции в областных историко-краеведческих музеях и центрах «Рухани жаңғыру» в западных областях состоялись также встречи с историками, археологами краеведами, журналистами по вопросам изучения и популяризации памятников, составляющих духовный пояс святынь Казахстана.

В сопровождении директоров историко-краеведческого музея и инспекции охраны памятников историко-культурного наследия Атырауской области Р. Хариповой и М. Кипиева экспедиция посетила мемориальный комплекс Оңай ата в Макатском районе. Мавзолей Оңай ата – объект обязательного поклонения всех путников, проходящих мимо святого места. Рядом с некрополем Оңай ата возведен современный памятник из красного гранита в честь одного из лидеров антисоветских восстаний в степи – Куныскерея Кожахметова, уроженца Тайсойгана Кзылкогинского района. В Жылыойском районе мы посетили некрополь ХIХ вв. Ак мечеть, построенный Бекет ата. Это место, где родился и вырос Бекет Мырзагулулы (1750–1813). Здесь похоронены отец, мать и брат Бекета ата. По преданию, Бекет ата в 14-летнем возрасте отправился в паломничество к могиле святого Шопан ата, возле которой провел трое суток и обрел просветление, тягу к знаниям. В сорок лет Бекет ата стал суфием, занимался просветительской, духовной и целительской  практикой, обучал детей, пос­троил четыре мечети. Народ сложил много легенд о Бекет ата, покровителе казахов рода адай.

Дальнейший маршрут экспедиции по пыльным дорогам, тряским ухабам пролегал к мавзолею поэта, лидера национально-освободительного восстания Махамбета Утемисова, расположенного в 50 километрах от села Жарсуат Индерского района. По словам Р. Хариповой, здесь ежегодно проводятся  чествования победителей конкурсов поэтов и акынов, посвященных Махамбету. В связи с пандемией пока не удалось провести дорогу с твердым покрытием и благоустройство территории мавзолея.

В Западно-Казахстанской области члены экспедиции  посетили святилище Дадем ата в Сырымском районе. На 75-м км вдоль трассы Орал-Актобе находится кладбище, где похоронен Дадем ата. По традиции, путники, проезжающие мимо этого места, посещают могилу святого и пьют воду из целебного источника. Святилище почитается местным казахским, а также русским населением.

  В Актюбинской области масштабной панорамой обзора и инфраструктурой привлекает туристов возвышающийся на холме мавзолей Есет батыра Кокеулы, непобежденного во всех 27 боях с джунгарами. Участники экспедиции побывали и у мавзолея отца Есет батыра – Коке батыра, героя сражений,  а также у памятника прославленному герою Есету, предводителю национально-освободительного восстания против царского колониализма.

Волнующее  прикосновение к следам веков и тысячелетий ожидало нас на полуострове сокровищ и тайн. Мангистау – издревле загадочный край. Его ландшафт очаровывает даже тех, кто бывал здесь не раз. По опубликованным сведениям, сотни миллионов лет эта земля была дном океана Тетис. Современный лунный рельеф полуострова Мангышлак и чинков плато Устюрт – результат глубинных процессов Земли. Под величественным творением Природы возникли легендарная гора Шеркала, долина замков со шпилями и башнями Айракты, уникальная долина шаров Торыш, самая глубокая, как говорили нам по географии в школе в СССР, а теперь и на постсоветском пространстве, впадина Карагие. Когда мы проезжали ее через г. Жанаозен, у всех сидящих в салоне машины закладывало уши.

Географически изолированное расположение Мангистау, ограниченного с одной стороны Каспием, а с другой – плато Устюрт, способствовало сохранению  самобытных религиозных культов, неповторимых традиций культуры.

По преданиям, здесь жили, проповедовали и были похоронены 362 суфия, почитаемых в народе святыми (аулие).  Высеченные в пещерах и вырубленные в толще скал подземные некрополи и мечети Бекет ата, Шопан ата, Караман ата, Шакпак ата, Султан эпе и другие многочисленные комплексы завораживают своим величием и безмолвной вечностью. Среди неразгаданных тайн бытия одни из таинств – природа и религия, то нечто высшее, существующее внутри и вовне нас. Мистики ислама – суфии, люди с особым мировосприятием и мышлением, неслучайно избрали эти места. Суфизм как сложное многоплановое течение в исламе предполагает индивидуальный путь приобщения к Богу. С точки зрения суфиев, отшельничество и пребывание в развалинах, горах и пещерах укрепляет стойкость, терпеливость и привычку довольствоваться малым. Идеи аскезы (упражнений) ума, тела, духа и воли характерны, как известно, для ряда течений философской и религиозной мысли, от античных стоиков до восточных учений.

Суфийские обители и мечети были центрами исламского просвещения, в тихом уединении, отрешении от мирской суеты проповедовались догматы суфизма и совершали зикр. Суфийские миссионеры братств (орденов) Накшбандийа, Ясавийа, Кадирийа сыграли основную роль в проникновении в средневековье ислама в центральноазиатскую степь. Преобладающее влияние в кочевой среде получил неортодоксальный ислам, в котором органично соединились элементы традиционных доисламских и суфийских представлений. Наш «народный», «бытовой» ислам в отличие от «нормативного» органично переплетается с тенгрианством – миропониманием людей огромных пространств.

В XIX веке суфийское движение достигло своего пика развития на Кавказе и среди татар Поволжья. Суфизм, как известно, подвергался преследованиям властей и в XIX веке, и в XX веке. Суфии ордена Накшбандия участвовали в антиколониальных восстаниях. Один из лидеров антисоветских басмаческих восстаний Джунаид хан был, как отмечали американский историк и политолог Марта Брилл Олкотт и казахстанский ученый-востоковед Сафар Абдулло, просвещенным человеком, суфием ордена Накшбандия.

Ни одной из социально-политичес­ких систем не удавалось остановить механизмы духовно-культурного воспроизводства нации. Работая в ходе экспедиции и в региональных архивах, мы получали все новые подтверждения, что, невзирая на массовую пропаганду атеизма, поклонение святым местам, в котором были замечены и партийно-советские работники, не прекращалось. Из секретных донесений спецоргана, несмотря на репрессивную политику советской власти, тайно проводились богослужения и среди последователей суфизма из числа депортированного из Северного Кавказа населения. В своей книге «Этнос и религия в Казахстане: история и судьбы» (Астана: Ел Орда, 2007) я упоминала одну из наиболее деятельных групп суфийских общин г. Атбасар Акмолинской облас­ти, которую возглавлял шейх Багаутдин Дени Арсанов. Несмотря на запрет и гонения, чеченские суфии основали в Казахстане новый тарикат –  «вис хаджи» (белошапочники: во время зикра одевали белые головные уборы). Правда, в конце 50-х гг. ХХ в. после снятия режима спецпоселений они перенесли свою деятельность из нашей республики в Чечню.

На Мангыстау известна древняя традиция, когда казахи хоронили умерших возле святых мест. Как рассказывают старшие, добирались даже из дальних расстояний, преодолевая трудности пути. Чуть выше на 6-7 м от некрополя Бекет ата на скалистом холме автор этих строк поклонилась могиле своего прадеда по отцу Карабала би.

Одна из остановок в пути нашего следования была в с. Таушик, на родине моего отца, этнографа Уркинбая Кыдыралина, исследователя жизни и быта казахов Мангышлака. Когда я рассказала об этом по телефону отцу, он говорил протяжно, передавая нахлынувшие воспоминания о своем детстве: «Оо-оу…, это начало войны, везде суета, я учился во втором классе Шахтинской средней школы, когда секретарь райкома собрал нас, и стар и млад, на проводы уходивших на фронт, меня высоко поднял над своей головой могучий Исатай Суеубаев, ставший затем в боях легендарным батыром, представленным к званию Героя Советского Союза, о славных подвигах и бесстрашии которого в сражении под Сталинградом писали командармы и маршалы, и  напутствовал мне: «Жақсы оқы, сары бала!». 

…Тайны и предания многих веков скрывает комплекс Султан эпе, что в 30 км от села Таушик, суфийская обитель с многокамерной подземной мечетью и врытыми в землю каменными плитами и гробницами – хранилищами костей умерших, которыми по зороастрийской традиции нельзя было осквернять землю. Проходя вверх и вниз по скалам и пещерам, мы видели алтари для жертвоприношения и разжигания огня, каменные ящики-саркофаги с останками людей. Комплекс включает в себя и расположенные внизу от скал на равнине ногайские, туркменские погребальные памятники. На территории некрополя имеются многочисленные осколки кремниевой породы – свидетельства индустрии эпохи неолита. Рядом с подземной мечетью вырыт колодец целебной родниковой воды. Поражает рельеф местности: живописный каньон, крутой обрыв и глубокие лощины с густыми зарослями. Как отмечено в «Сборнике сведений о кавказских горцах: Предания адаевцев о святых секты Ханафие, живших и умерших на Мангышлаке» (Вып. 7, Тифлис, 1873 г.), Султан-эпе был  сыном поэта-мистика Хаким-ата, ученика Ходжи Ахмеда Яссауи. По легенде, Султан-эпе стал невидимым и был повелителем водной стихии, покровителем тонущих в море людей. 

Главным атрибутом могилы святого является деревянный шест. На могиле Султан-эпе установлено семь шестов. Дерево служит своеобразным проводником-дорогой, по которой дух святого спускается с небес на землю. У подземной мечети Шопан ата растет старая шелковица – тутовое дерево. По легенде, это дерево выросло из посоха Ходжи Ахмета Ясави, он забросил посох (аса таяк) с наказом: кто из учеников найдет его, тому он даст благословение. Именно к деревянному шесту на могиле святого привязываются жертвенные лоскуты материи с мольбами о помощи.

Особенно познавательным стало посещение музея Серикбола Кондыбая в пос. Шетпе, открытого два года назад, в котором сильное впечатление    произвели не только экспонаты выставки о жизни и творчестве рано ушедшего из жизни талантливого исследователя казахской мифологии и этнографии, но и залы второго этажа с инновационной экспозицией, представляющей путешествие человека по мифологическим мирам. Здесь образы персонажей казахских сказок, стилизованные дизайнерами домов моды и художниками, среди которых и прекрасные пери наподобие феи тьмы Малефисенты из голливудского фэнтези. Здесь и Кыдыр ата, которого в казахской мифологии и мусульманском предании представляли в образе старика, одетого во все белое. Кыдыр ата – Пір (Покровитель), даритель счастья и материального благополучия, степной аналог римского божества удачи Фортуны. Казахи говорят: «Қырықтың бірі қыдыр» – один из случайно встретившихся людей или сорока побывавших в доме гостей может оказаться Кыдыром. В этом принцип гостеприимства: принимай любого как дорогого гостя, помогай каждому незнакомцу на пути, угости его, даже если он пришел в лохмотьях, ибо под ними может быть Кыдыр ата. И сегодня старшие дают благословение (бата), собирающемуся в путь: «Қыдыр ата жолдасың болсын!».

Как известно, имея синкретическую природу, мифология является истоком гуманитарной культуры разных народов. Мифологические образы и сюжеты легли в основу многих произведений искусства, породили общую логику развития ряда явлений в психологии, этнографии, истории и других науках. Вспоминаются лекции  наших преподавателей на истфилфаке о символизме мифов,  иерархии античных богов, титанов и героев, «Эдиповом комплексе», комплексе Электры, мифологических архетипах в произедениях нового времени.

...В пос. Шетпе привлек внимание памятник Досану Тажиеву, одному из предводителей антиколониального восстания 1870 г. Не так давно в г. Форт-Шевченко воздвигнут мемориальный комплекс «Иса-Досан» в честь батыров, борцов за независимость Исы Тлендиева и Досана Тажиева.

Участники экспедиции посетили историко-мемориальный комплекс «Адай ата – Отпан тау», где ежегодно проходит праздник Амал, начало весеннего обновления. Сакральное значение комплекса усилилось и наполняется общенациональным контентом. Празднование Амала в кругу родных и близких, которое никогда не прерывалось в Мангистау, обретает новое символическое значение и отмечается широко как праздник укрепления единства народа. В новом здании областного историко-краеведческого музея имени Абиша Кекилбаева в Актау состоялась встреча исследователей с общественным деятелем, поэтом Сабыром Адаем. На прошедшем в областном акимате брифинге для СМИ члены группы поделились своими мнениями о значении вековых духовных традиций, сакральных смыслов национальной истории.

Одной из задач проекта является исследование практик трансляции памяти. Родовую память поколений семьи автора данной статьи поддерживает практика выезжать ежегодно в мае в степи Мангистау к могилам предков (арғы аталар, ата баба), многие из которых пострадали от социальных экспериментов ХХ века: конфискации скота и имущества, коллективизации хозяйств, голода и репрессий. Данная традиция как дань памяти предкам – повод собраться вместе всем представителям нашего рода от самых младших до старейшин. Специально для этого построен домик в степи. Семейные ценности, тепло родного очага, энергетика рода имеют сакральный смысл у любого народа.

С многочисленными погребально-культовыми памятниками Мангистау связано несколько уникальных явлений, корнями уходящих в глубокую древность. Эта уникальность кроется в метафизическом, глубинно философском отношении к религии, которая не занимает приоритетного положения, как это свойственно исламскому обществу. Как указывалось выше, у казахов, несмотря на приверженность исламу суннитского толка ханафитского мазхаба, и поныне сохраняются реликты доисламских языческих верований, связанных с культами предков, животных, деревьев и огня (аластау, ушыктау и др.). Разжигание сальных свечей (огня на животном жире), ночевка (түнеу) у могилы святого и предков – это синкретизация акта жертвоприношения и получения очистительной благодати от предков (аруахов).

Причины этого кроются, как отмечено многими  исследователями, в том, что в культуре и мировоззрении народа сильны были традиционные истоки, как упоминает, к примеру, потомок суфиев М. М. Ауэзов, существование в гармонии с природой и обширным пространством, тенгрианское мировидение, знание законов и этики пути – система духовности, сформированная на нашей земле. Это помогает нам быть толерантными. Наша история на этой земле насчитывает более 2-х с половиной тысячелетий.

Общая пережитая история, память о трагедиях ХХ в., затронувших каждую семью, объединяют и сегодня народ  Казахстана.  

Экспедиция дала возможность прикоснуться к толще исторических пластов времен и культур, осмыслить богатейший ресурс национальной памяти в реализации задач духовной модернизации общества. Поистине, глубоки слова Елбасы: «Сакральные объекты – особо почитаемые памятники природного и культурного наследия, светской и культовой архитектуры, мавзолеи, места, связанные с историческими событиями, – имеют непреходящую ценность в памяти народа Казахстана, это есть наша символическая защита и источник гордости, элемент каркаса национальной идентичности, символ национального единства».

 

152 раз

показано

0

комментарий
Предыдущая статья КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ НА СТРАНИЦАХ ЖУРНАЛА «ӘДЕБИЕТ ЖӘНЕ ИСКУССТВО»
Следующая статья ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ АЛЬ-ФАРАБИ В МИРОВОЙ КУЛЬТУРЕ

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

29 Декабря, 2020

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»