• Общество
  • 22 Октября, 2020

КАК КОРРУПЦИЮ МИНИМИЗИРОВАТЬ?

Эркин ДУЙСЕНОВ,
советник ректора Евразийской юридической
академии им. Д. А. Кунаева,
доктор юридических наук, профессор

В Послании Президента Республики Казахстан Касым-Жомарта Токаева народу «Казахстан в новой реальности: время действий» особо отмечено: «Борьба с коррупцией становится более системной. Больше внимания стало уделяться причинам появления коррупции, проводится превентивная работа».

Проблема борьбы с коррупцией на современном этапе в Казахстане находится в центре внимания гражданского общества, поскольку от того, насколько эффективно власть будет бороться с этим социальным злом, зависит и отношение к ней народа, его доверие. Проблема эта периодически освещается и поднимается в средствах массовой информации, в научных исследованиях, на разных мероприятиях: конференциях, круглых столах и т. д.

Ныне существуют различные позиции и подходы как официального, так и неофициального характера к решению проблемы противодействия коррупции в стране. В данной статье как ученый-государствовед постараюсь со своей гражданской позиции изложить собственное, возможно, отличающееся от официального, видение решение данной проблемы.

Не останавливаясь детально на исторических истоках происхождения коррупции, хочу все-таки заметить, что появилась она в Казахстане не вдруг и не на пустом месте. Следует отметить, что коррупцией была больна административно-командная система государственного управления в СССР с ее партийной номенклатурой. Но таких масштабов, как сегодня в СНГ, коррупция в Советском Союзе никогда не имела.

 С его распадом многие партийные, советские и хозяйственные руководящие работники, зараженные коррупцией, плавно переместились в кресла руководителей государственных органов и организаций уже суверенных государств, образованных на постсоветском пространстве, включая Казахстан. Начавшиеся процессы демократизации, формирование новых рыночных экономических отношений, законодательное закрепление частной собственности, деидеологизация общества, организационная нестабильность государственных структур, а также отсутствие на тот период действенного законодательства, обеспечивавшего и регулировавшего вышеуказанные преобразования, стали благоприятной почвой для рассады повсеместной коррупции.

Наделение в начале 90-х годов государственных структур функциями и полномочиями по лицензированию предпринимательства, банковскому кредитованию, приватизации, безграничному контролю за сферой бизнеса создали кормушку для взяточничества и прочего мздоимства госчиновниками и, как следствие, условия для их непомерного незаконного обогащения. Хищения и разбазаривание государственной, народной собственности приняли в тот период угрожающие масштабы. И именно тогда, как я полагаю, произошло сращивание части государственного аппарата с организованной преступностью, поскольку огромные наворованные средства нуждались в защите и «отмывании». И именно в этот период коррупция в Казахстане сформировалась как системное образование.

Круговая порука, непомерная алчность, беспринципность, двойная мораль и полное отсутствие чувства ответственности за судьбу своего народа и своей Родины – вот основные характеризующие признаки субъектов системной коррупции. Причем избежать такого крайне негативного социального явления как коррупция, впрочем, как и полностью искоренить ее, не удалось еще ни одной стране в мире. Коррупционные скандалы часто освещаются в СМИ даже в таких развитых государствах, как США, Япония, в странах Евросоюза.

При этом следует иметь в виду, что борьба с коррупцией где-то даже формально на уровне законодательства ведется во всех странах мира. Но результаты ее, как показывает мировой, в том числе наш казахстанский опыт, разнятся. Эффективность борьбы с коррупцией следует определять, в первую очередь, по повышению уровня благосостояния граждан, их социальной защищенности, экономическому росту государства.

Вернувшись еще раз к причинам столь бурного развития в нашей стране коррупции, хочу отметить наиболее существенные из них, которые имеют место быть и в современной казахстанской действительности.

Во-первых, с распадом СССР и образованием суверенного государства Казахстан мы напрочь отказались от коммунистической идеологии, кстати, идеологии высокогуманной и высокоморальной, не предложив взамен новой идеологии – идеологии, проповедующей высокочеловеческие, общегуманные, общесоциальные и нравственные ценности. А у государства должна быть идеология, иначе у него нет перспектив цивилизованного развития. Тем самым был нанесен значительный ущерб общественному сознанию, в котором образовался вакуум. Вакуум этот сразу стал восполняться чуждыми народу идеями быстрого, в том числе и незаконного обогащения, культа денег и пр. В результате взяточничество стало нормой поведения большинства чиновников псевдорыночной формации.

Во-вторых, недооценка политичес­кой элитой размахов и масштабов коррупции, которой уже в первые годы независимости насквозь были пронизаны все государственные органы снизу доверху.

В-третьих, отсутствие в тот период стратегических программных документов по борьбе с коррупцией сделало коррупционные процессы неуправляемыми со стороны государства. Словом, государство не смогло определить наиболее приоритетные направления борьбы с ней, например, в банковской сфере, правоохранительном блоке и судебной системе. Как правило, кампании по борьбе с коррупцией в тот период носили бессистемный характер, проводились эпизодически и завершались отлавливанием «главных коррупционеров» в стране – врачей и преподавателей.

В-четвертых, несовершенное, а зачас­тую противоречивое законодательство (либо его отсутствие), в особенности государственно-служебное и антикоррупционное, также способствовало стремительному росту коррупции в стране.

В-пятых, крайне низкая для обеспечения более или менее достойного образа жизни заработная плата государственных служащих являлась и до сих пор является «стимулом» для получения взяток чиновниками.

В-шестых, невысокий уровень правового сознания и правовых знаний среди населения, в том числе и среди чиновников, также стали благоприятной средой для расцвета коррупции.

В-седьмых, борьба велась, как правило, с последствиями уже совершенных коррупционных правонарушений, а не с причинами и условиями, способствовавшими их совершению.

Таковы основные причины столь стремительного роста и расцвета коррупции в нашей стране. Причины эти во многом не устранены и в современной действительности Казахстана.

Вместе с тем на современном этапе можно отметить ряд положительных тенденций, наметившихся в сфере борьбы с коррупцией в стране.

За последние десять лет руководство страны, осознав масштабы коррупции и те необратимые последствия, которые нанесло и может дальше наносить это социальное зло государству, если не снизить его уровень, превысившую критическую отметку, предприняли ряд мер политичес­кого, организационного, правового и экономического характера, направленных на его снижение.

Так, в Стратегии «Казахстан-2050» 14 декабря 2012 года Первый Президент Республики Казахстан Нурсултан Абишевич Назарбаев отмечает: «Государство и общество должны единым фронтом выступить против коррупции. Коррупция – не просто правонарушение. Она подрывает веру в эффективность государства и является прямой угрозой национальной безопасности. Мы должны резко усилить борьбу с коррупцией, в том числе посредством совершенствования антикоррупционного законодательства, с тем, чтобы достичь нашей конечной цели – искоренить коррупцию как явление».

В последующих программных политико-правовых документах, таких как «План нации – 100 конкретных шагов», посланиях народу Казахстана Елбасы Нурсултан Назарбаев и Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев также отмечают необходимость вести беспощадную борьбу с коррупцией.

Определившись и согласившись с теми фактами, что коррупция представляет собой угрозу национальной безопасности, подрывает основы нашей суверенной государственности, наносит значительный ущерб экономическому развитию страны и, как следствие, отрицательно сказывается на социальной защите граждан, снижает уровень благосостояния простых людей, а также тормозит проведение социально-экономических реформ, государство придало борьбе с коррупцией более или менее системный характер.

Провозгласив в своей предвыборной платформе преемственность курса Первого Президента Казахстана Н. А. Назарбаева, действующий Глава государства Касым-Жомарт Кемелевич Токаев как в своей предвыборной платформе, так и в Послании народу Казахстана 2 сентября 2019 года обещает вести борьбу с коррупцией до полного ее искоренения и отмечает актуальность дальнейшей борьбы с ней. И это очень важно по той простой причине, что главное условие результативной и эффективной борьбы с коррупцией – это политическая воля Президента страны. Если политическая воля реально имеет место быть, то существенно снизить уровень коррупции в стране возможно, причем в сравнительно короткие сроки.

Если же политическая воля носит лишь формальный характер, то никакие законы и оргмероприятия не помогут снизить уровень коррупции. Именно снизить до безопасного для государства и общества уровня, поскольку полностью искоренить ее, как уже отмечалось, не удалось ни в одной стране.

Вышеупомянутые позиции Первого Президента Казахстана Н. А. Назарбаева и действующего Президента страны К.-Ж. Токаева дают основание полагать, что политическая воля для беспощадной борьбы с коррупцией у руководства страны имеется. Политическая воля Главы государства при этом должна быть беспристрастной и бескомпромиссной, так как она предполагает единый и объективный подход к методам, зачастую весьма жестким, борьбы с этим социальным злом. Это означает, что Глава государства должен окончательно и бесповоротно принять для себя решение – беспощадно уничтожать любые проявления коррупции во всех, без исключения, сферах общественной жизнедеятельности, невзирая на лица, должности, звания, заслуги.

Психологическая сложность в реа­лизации политической воли Главой государства заключается в том, что, возможно, придется «сажать» коллег, товарищей, друзей и даже родственников. А сделать это с нашим менталитетом весьма сложно, но это необходимо.

Политическая воля нашего Президента К.-Ж. Токаева наиболее отчетливо проявляется в его поручениях и задачах, обозначенных в Послании народу Казахстана 1 сентября этого года, в части беспощадной борьбы с коррупцией и бескомпромиссности в этой борьбе.

Реализация политической воли Главы государства нуждается в определении приоритетов, от которых зависит положительный исход борьбы с коррупцией. Основным и наиболее важным приоритетом в этом направлении должно стать законодательство, которое выступает главным инструментарием не только в борьбе с коррупцией, но и одним из главных регуляторов общественных отношений.

Начать, на мой взгляд, необходимо с анализа действующего законодательства по противодействию коррупции, в том числе конституционного. Своевременно Президент К.-Ж. Токаев в Послании народу Казахстана отмечает: «Теперь следует провести антикоррупционный анализ нормативных актов и рабочих процессов в госорганах и квазигоссекторе для выявления коррупциогенных факторов».

В начале статьи я не случайно провел экскурс в историю появления и распространения в стране коррупции как масштабного социального зла, поскольку именно в первые годы суверенитета чиновниками-коррупционерами и нечистыми на руку бизнесменами были сколочены громадные состояния, которые, в большинстве своем, выведены за границу. Речь идет о тяжких и особо тяжких экономических и должностных преступлениях, совершенных со дня обретения Казахстаном суверенитета. Вопрос стоит так: можно ли вернуть народу наворованные, незаконно полученные в виде взяток средства, исчисляемые миллиардами долларов США, и привлечь к ответственности лиц, совершивших эти преступления? С позиции формально-юридического подхода это сделать практически невозможно, поскольку закон не имеет обратной силы, т. е. не может действовать в сторону ухудшения положения лиц, совершивших преступления до принятия закона, а проведенная в последние годы гуманизация уголовного законодательства вообще делает это маловероятным.

Кроме того, существует срок давности, по прошествии которого лицо не может быть привлечено к юридической ответственности. Однако нельзя забывать, что согласно пункту 1 статьи 3 Конституции единственным источником власти является народ, а пунктом 2 этой же статьи предусмотрено, что народ осуществляет власть непосредственно через республиканский референдум. Применительно к Конституции необходимо отметить, что у Основного Закона нет конкретного автора, им является народ, который путем свободного волеизъявления на республиканском референдуме принимает Конституцию. В данном аспекте уместно отметить позицию Президента РК К.-Ж. Токаева, согласно которой наиболее важные вопросы общественной и государственной жизни должны решаться путем референдума. Для наших граждан и общества в целом на сегодня, пожалуй, нет важнее вопроса, чем борьба с коррупцией. Поэтому внесение предложенных ниже изменений и дополнений в Конституцию путем общенародного волеизъявления на республиканском референдуме может создать реальную правовую основу для сведения к минимуму уровня коррупции в стране.

Для этого необходимо включить в Конституцию отдельным пунктом либо статьей следующее положение: «Не распространяется срок давности к лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие должностные и экономические преступления со дня обретения Казахстаном суверенитета».

Это положение позволит не только привлечь к ответственности чиновников-взяточников и казнокрадов, проворовавшихся банкиров и прочих магнатов, сколотивших огромные состояния на украденных у народа деньгах, но и даже бежавших из страны и находящихся в данное время за границей, независимо от времени совершенного ими преступления. Более того, это позволит хоть отчасти вернуть народу наворованное, т. е. средства, в которых сегодня так нуждается страна, особенно ее социальная сфера. Понятно, что подобное решение вызовет мощное противодействие со стороны казнокрадов различной масти. Оно потребует от Главы государства больших усилий в реализации своей политической воли. Однако прос­тыми гражданами, прогрессивными институтами гражданского общества подобное решение однозначно будет поддержано. Тем самым будет создана основа для реализации в жизнь принципа неотвратимости наказания за совершенное преступление. Кстати, принцип этот, как основной принцип уголовного преследования, по непонятной для меня и моих многочисленных коллег причине, исчез из нашего уголовного законодательства.

Сразу хочу отметить, что существует и иная, полярно противоположная вышеуказанной, позиция. Согласно этой позиции государство, т. е. его Глава К.-Ж. Токаев должен инициировать и провести амнистию капитала. Надо полагать, что позицию эту следует рассматривать не иначе как попытку отдельных лиц узаконить наворованное, уйти от ответственности и, возможно даже, вернуться в политическую элиту страны.

Что касается уголовного законодательства в сфере противодействия коррупции и в экономической сфере, то еще раз хочу отметить излишнюю его, на мой взгляд, гуманизацию, проведенную в стране в последние годы. Не являясь специалистом в области науки уголовного права, тем не менее хочу обратить внимание на то, что в гла­­ве 15 Уголовного Кодекса Республики Казахстан «Коррупционные и иные правонарушения против интересов государственной службы и государственного управления» преступление, предусмотренное статьей 364 «Незаконное участие в предпринимательской деятельности», не является даже тяжким преступлением, не говоря о том, что это противоправное деяние можно перевести в категорию особо тяжких преступлений, поскольку оно подрывает устои государственной службы, позволяет использовать государственную должность для личного обогащения. Глава Уголовного Кодекса «Уголовные правонарушения в сфере экономической деятельности» содержит в себе 34 статьи, из которых суд не сможет ни одно из этих деяний квалифицировать как «особо тяжкое» преступление. Не являются особо тяжкими такие преступления, как «Изготовление, хранение, перемещение или сбыт поддельных денег или ценных бумаг»

(ст. 231), «Экономическая контрабанда» (ст. 234), «Доведение до неплатежеспособности» (ст. 239) и некоторые другие.

В советское время, например, за изготовление фальшивых денег и контрабанду применялись более суровые меры наказания, вплоть до высшей меры – смертной казни. Ведь эти преступления подрывают экономические устои нашего государства, наносят огромный экономический вред и степень их общественной опасности, на мой взгляд, законодателем непомерно занижена. Понятно, что государство, законодатель хотят защитить бизнес, предпринимательскую деятельность в Казахстане, но это должно делаться и уже отчасти делается путем защиты предпринимателей и сферы бизнеса в целом от необоснованных проверок, незаконного вмешательства государственных органов в данную сферу деятельности, но никак путем необоснованного, по моему мнению, смягчения ответственности за подобные правонарушения. Именно поэтому Президент К.-Ж. Токаев в Послании от 1 сентября 2020 года отмечает: «Повторяю: любое незаконное вмешательство государственных структур в предпринимательскую деятельность, воспрепятствование работе бизнесменов должны восприниматься как тягчайшее преступление против государства».

Сегодня политическая элита, общество и каждый отдельно взятый гражданин страны должны осознать, что любые коррупционные и экономические преступления наносят не просто экономический ущерб бюджету государства, ими наносится удар по социальной сфере: отбирается кусок хлеба у сирот, лекарства у больных, пособия и пенсии у инвалидов и престарелых. Учителя, врачи и другие работники бюджетной сферы получают мизерные зарплаты, неспособные обеспечить им более достойный уровень жизни. Сегодня каждый украденный или утаенный от государства тенге – это украденные у народа деньги. Государство не может повысить зарплату государственным служащим, а низкие зарплаты подталкивают их к совершению коррупционных правонарушений.

Теперь о моральном вреде, наносимом коррупцией обществу и государству. Есть основания полагать, что политическая элита, законодатель и общество в целом еще недооценивают степень общественной опасности коррупционных правонарушений. Ведь коррупция, прежде всего, наносит вред духовности, нравственности и морали нашего народа, разлагая общество изнутри и деформируя сознание людей, в том числе правовое.

Общество сегодня обязано осознать, что в условиях экономического кризиса вор в кресле министра намного опаснее для государства, чем вор в законе! Коррупция в сфере государственной власти, особенно в правоохранительных и судебных органах, снижает у людей веру в справедливость, право, закон, подрывает доверие к власти в целом, создает социальную напряженность в обществе.

В данном аспекте следует признать вполне обоснованными и своевременными предложения Агентства по противодействию коррупции внести изменения в уголовное законодательство страны в части усиления ответственности сотрудников правоохранительных, специальных органов и судей. Законодатель, я полагаю, должен поддержать предложения данного ведомства и включить в состав коррупционных преступлений такой квалифицирующий признак, как «должностное лицо с особым статусом». Это лица, которым вменено в обязанность бороться с коррупцией, выносить справедливые приговоры и решения, защищать права и свободы граждан, блюсти интересы государства. Поэтому за совершение коррупционных преступлений они должны наказываться более строго и беспощадно. Есть основания полагать, что все, без исключения, коррупционные преступления, субъектами которых являются вышеуказанные лица, независимо от нанесенного ими экономического ущерба, в условиях современной казахстанской действительности следует квалифицировать как «особо тяжкие», т. е. за которые предусмотрена уголовная ответственность от 12 лет лишения свободы и выше.

Вышеизложенное также полностью соответствует поручению Главы государства, обозначенному в Послании народу Казахстана 1 сентября этого года следующим образом: «Необходимо внести изменения в Уголовный кодекс в части ужесточения наказания за коррупцию сотрудников правоохранительных органов, судей, взяткодателей и посредников во взяточничестве». Заметим, посредничество во взяточничестве (ст. 368 УК РК) по действующему уголовному закону не является особо тяжким преступлением.

Осознание в обществе того факта, что страна сегодня больна и больна не просто «вирусом», а, говоря на языке медицины, злокачественной опухолью, название которой – коррупция, и осознание того, что опухоль эта растет, прогрессирует и ее метастазы проникают все глубже и глубже, должно привести любого здравомыслящего человека к необходимости проведения хирургической операции. В противном случае страна, как организм, может погибнуть, т. е. потерять государственность, суверенитет, превратившись в колонию другого, экономически более мощного государства. Болезненная операция по беспощадному уничтожению коррупции, которая, на мой взгляд, представляет сегодня даже большую угрозу, чем угроза международного терроризма, способна существенно оздоровить страну, создать условия для дальнейшего ее позитивного развития с последующим вхождением, согласно Стратегии «Казахстан-2050», в число 30 наиболее развитых стран.

Сегодня современные чиновники-коррупционеры совершают не только преступные, но и антинародные деяния. Они своими действиями фактически саботируют исполнение госпрограмм, поручений Главы государства К.-Ж. Токаева. Поэтому любой коррупционер – это не просто преступник, но и враг народа Казахстана. И именно из этой позиции необходимо исходить, давая оценку в случаях проявления коррупционных действий в работе госорганов и должностных лиц, определяющих антикоррупционную политику правоохранительным и иным государственным органам, ведущих борьбу с коррупцией, и судьям, выносящим приговоры за коррупционные преступления.

В настоящее время Президенту К.-Ж.Токаеву предлагают стать «казахстанским Сталиным». Думается, что не следует идти по этому пути, хотя отдельные методы, например, объявление коррупционеров «врагами народа Казахстана» и ужесточение наказания использовать следует. Имеются примеры стран, в которых удалось благодаря, в первую очередь, политической воле Главы государства минимизировать уровень коррупции. Например, все тот же Сингапур, где легендарный Премьер-министр страны Ли Куан Ю, говоря о принципах, отмечал: «Приступать к работе, задекларировав высокие моральные стандарты, твердое убеждение и решительное желание побороть коррупцию, несложно. Сложно жить согласно этим принципам. А возможно это лишь когда у страны есть лидеры, сильные и рассудительные до такой степени, чтобы карать всех нарушителей без исключения». Надо полагать, что такие лидеры в нашей стране есть.

Политическая воля нашего Президента уже проявляется в запрете на условно-досрочное освобождение лиц, осужденных за совершение коррупционных преступлений, т. е. неизменным отныне должен остаться ранее указанный принцип неотвратимости наказания. Проще говоря, этот принцип означает, что вор должен сидеть в тюрьме! Простой народ воспринимает такое решение с надеждой и воодушевлением.

Необходимо отметить, что данный запрет сформулирован Главой государства в Послании народу Казахстана 1 сентября этого года следующим образом: «В отношении лиц, допустивших коррупционные преступления, условно-досрочное освобождение применяться не будет».

Дальнейшая реализация политической воли Главы государства, как уже выше отмечалось, должна перейти в правовую плоскость, на уровне, как я полагаю, законодательства, в том числе на уровне Основного Закона страны.

Не ограничиваясь уже вышерассмот­ренным предложением устранения в Конституции срока давности к лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие коррупционные и экономические преступления со дня обретения Казахстаном суверенитета, полагаю возможным на данном этапе, учитывая угрозу, исходящую от коррупции нашей национальной безопасности, пойти по пути ужесточения наказания для коррупционеров, вплоть до высшей меры наказания в виде смертной казни. Кстати, в соседнем Китае именно данная мера наказания, применяемая к крупным чиновникам-взяточникам, способствует мощному социально-экономическому развитию этой страны. Для этого необходимо пересмотреть содержание пунк­та 2 статьи 15 Конституции, изложив его в следующей редакции: «Смертная казнь устанавливается законом как исключительная мера наказания за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие коррупционные, экономичес­кие преступ­ления и преступления, совершенные в военное время, с предоставлением приговоренному права ходатайствовать о помиловании». Либо этот пункт статьи 15 Конституции может быть изложен в следующей редакции: «Смертная казнь устанавливается законом как исключительная мера наказания за совершение особо тяжких преступлений, с предоставлением приговоренному права ходатайствовать о помиловании». Такой вариант позволит законодателю определить и иные особо тяжкие преступления, за совершение которых может быть применена смертная казнь.

Например, сегодня в обществе усиленно поднимается вопрос о необходимости введения смертной казни за особо тяжкие преступления, совершаемые в отношении детей, несовершеннолетних. Это еще не означает, что смертная казнь как исключительная мера наказания будет приведена в исполнение, поскольку мораторий на нее, впрочем, как и на помилование, – исключительная прерогатива Президента Казахстана. Надо полагать, что введение (пусть даже временно) смертной казни станет серьезным сдерживающим фактором роста коррупции в стране. Также хочу отметить, что это и ряд других предложений по совершенствованию и модернизации законодательства, в том числе конституционного, были направлены мною в Акорду на рассмотрение. Надеюсь, что они с пользой для народа Казахстана будут использованы в законодательстве.

Кроме того, по моему мнению, необходимо пересмотреть и Кодекс Респуб­лики Казахстан об административных правонарушениях в части перевода всех составов статей главы 34 «Коррупционные административные правонарушения» в разряд уголовных правонарушений. Учитывая всевозрастающую степень общественной опасности, экономический ущерб и моральный вред, наносимые обществу и государству коррупционными правонарушениями, нельзя рассматривать последние как административные. Это равносильно тому, как нельзя быть «немножко коррупционером» или «немножко вором».

Усиление ответственности за коррупцию в Конституции можно было бы закрепить в пункте 1 статьи 34 Основного Закона, дополнив его словами «противодействовать коррупции» и изложить в следующей редакции: «Каждый обязан соблюдать Конституцию и законодательство Республики Казахстан, уважать права, свободы, честь и достоинства других лиц, противодействовать коррупции». Конечно, понятно, что соблюдать законодательство само по себе уже означает не совершать, в том числе и коррупционных правонарушений. Однако вменение каждому в обязанность противодействовать коррупции создаст для текущего законодательства основу повышения ответственности за неисполнение конституционной обязанности противодействовать коррупции. Здесь в большей степени речь идет об обязанности каждого не оставаться в стороне от ставших известными фактах совершенного или готовящегося коррупционного правонарушения, а своевременно доводить эту информацию до сведения антикоррупционных органов. Причем речь в данном случае идет не о «стукачестве», а о нормальном для гражданина инстинкте самосохранения нашей государственности. Это самый действенный способ формирования антикоррупционного правосознания.

В данном аспекте вполне своевременной и обоснованной является обозначенная в Послании Президента народу Казахстана от 1 сентября этого года задача «сформировать на законодательном уровне систему защиты лиц, сообщивших о фактах коррупции».

При этом следует иметь в виду, что помимо ужесточения основного наказания за коррупционные правонарушения, государству необходимо использовать все остальные методы и способы борьбы с коррупцией, что придаст этой борьбе более системный характер. В первую очередь речь идет о необходимости более широкого использования имеющегося потенциала, в том числе конституционного законодательства в качестве дополнительных наказаний, применяемых наряду с основными к лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие коррупционные преступления.

Так, наша Конституция содержит в пункте 2 статьи 10 положение, согласно которому «лишение гражданства допускается лишь по решению суда за совершение террористических преступлений, а также за причинение иного тяжкого вреда жизненно важным интересам Рес­публики Казахстан». Особо тяжкие коррупционные преступления на данном этапе вполне можно рассматривать как причинившие тяжкий вред жизненно важным интересам Республики.

На одном из научных мероприятий, когда я озвучил это предложение, один из моих коллег отметил, что тогда придется лишать гражданства половину населения Казахстана. Но в данном аспекте речь идет только о лицах, совершивших особо тяжкие коррупционные преступления, т. е. те, за которые санкцией уголовного закона предусмотрено лишение свободы на срок от 12 лет и выше. С точки зрения нравственности и морали, думается, не имеет права быть гражданином человек, обкрадывающий по-крупному свой народ и государство. Государство и общество многого не потеряют, лишив коррупционера – врага своего народа права быть гражданином страны. В Великобритании, например, гражданство рассматривается не как право, а как привилегия. Именно такой подход пора избрать и нашему государству. Здесь речь идет не о лишении гражданства с последующим выдворением за пределы Казахстана, а о поражении, прежде всего, в политических правах: избираться и быть избранным в органы государственной власти, запрет на поступление на государственную службу и др.

Поэтому законодатель, как я полагаю, должен пересмотреть и предусмотреть в Уголовном кодексе некоторые статьи коррупционных и экономических преступлений с возможным применением к лицам, их совершившим, наряду с конфискацией имущества и лишением гражданства в качестве дополнительного наказания. Это будет еще одной реальной правовой преградой, сдерживающей коррупцию в стране, и само­очищением общества и государства. Необходимость запрета коррупционерам пожизненно занимать государственные должности предельно ясно обозначил наш Президент в Послании народу Казахстана 1 сентября, где отметил: «Нужно жестко придерживаться правила, пожизненно запрещающего работать на госслужбе или в квазигоссекторе лицам, уличенным в коррупции».

Здоровые силы страны не случайно постоянно делают акцент на необходимости превентивной борьбы с коррупцией. И это очень важно, поскольку такая борьба предполагает выявление причин и условий, сопутствующих совершению коррупционных правонарушений. В данном направлении необходимо переосмыслить действующие законы о государственной службе и противодействии коррупции. Эффективность действия любого закона определяется конкретными результатами, а поскольку уровень коррупции в стране все еще оставляет желать лучшего, то это и есть показатель эффективности наших законов. Вместе с тем, справедливости ради, необходимо отметить, что по данным глобального антикоррупционного движения Transparency International по итогам 2019 года, Казахстан набрал 34 балла и занял 113 позицию из 180 государств, наряду с Филиппинами, Замбией, Непалом, Сальвадором, Свазилендом. Это уже прогрессирующий по сравнению с 2018 годом показатель.

Тем не менее, обратившись к принятым в 2015 году в целях реализации Стратегии «Казахстан-2050» и Плана нации «100 конкретных шагов», законам о государственной службе и противодействию коррупции, необходимо отметить, что закон о государственной службе, к примеру, более объемный по содержанию в сравнении с предыдущим законом (69 статей против 29 в старом). Закон этот был презентован разработчиками как один из лучших на постсоветском пространстве. На его разработку, надо полагать, было затрачено немало бюджетных средств. Однако за пять лет в него 18 раз вносились поправки: изменения и дополнения внесены в десятки статей, что не должно быть свойственно качественному закону. И этот факт уже сам по себе является показателем нестабильности и недолгосрочности содержащихся в нем норм.

Действительно, уровень коррупции в стране напрямую связан с качеством и высокой эффективностью антикоррупционного и государственно-служебного законодательства. Можно утверждать, что правовые преграды, установленные этим законодательством и направленные на сдерживания коррупционных правонарушений, либо несовершенны, либо не работают. Сегодня законодатель, например, в целях противодействия коррупции может смело расширить перечень родственников отдельных категорий госчиновников, чьи доходы подлежат обязательному декларированию и проверке, включив в этот перечень не только близких, но и всех других родственников.

Необходимо в императивных нормах закрепить запрет отдельным политическим государственным служащим на обучение детей за границей, поскольку это вопрос, в том числе и нашей национальной безопасности. Здесь сразу хочу отметить, что мною в научных публикациях и в СМИ неоднократно вносилось предложение существенно сократить Реестр государственных должностей политических государственных служащих. Ну не может деятельность заместителей руководителей госорганов и др. носить политикоопределяющий характер, как это сформулировано в законодательстве. Определять политику госоргана, как и нести персональную ответственность за его деятельность – это прерогатива первого руководителя госоргана. Это, казалось бы, аксиома. Об этом то, кстати, говорил Глава государства в Послании народу.

Теперь о конфискации имущества у лиц, уличенных в коррупции. Ни для кого не секрет, что наворованное записывается на родственников и, как правило, выводится за границу в так называемые оффшоры, где материализируются в виде элитного имущества, бизнеса и банковских счетов.

Незаконное обогащение госчиновника зачастую происходит путем создания наиболее благоприятных условий для предпринимательской деятельности их близких и дальних родственников. Здесь есть над чем подумать законодателю, не говоря о том, что необходимо установить реальные правовые преграды для приобретения всеми, без исключения, родственниками крупных чиновников недвижимости за границей, а также открытия ими денежных счетов в зарубежных банках.

Что касается самих госчиновников, то Глава государства в вышеуказанном Послании народу Казахстана отмечает целесообразность внедрения новых инструментов противодействия коррупции: «С 2021 года следует ввести новое антикоррупционное ограничение для госслужащих, депутатов, судей относительно владения ими счетами, хранения наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках».

Вернувшись к проблеме вывода наворованных у народа средств за границу, хочу отметить, что реально установить этому правовую преграду может наш Глава государства. Общеизвестно, что Президент Касым-Жомарт Токаев в прошлом дипломат с мировым именем, это человек, занимавший весьма ответственный пост в ООН, и его авторитет на международной арене непререкаем. Глава государства, используя свой авторитет и свои связи, путем проведения международных переговоров способен создать режим «наименьшего благоприятствования» для вывода капитала за рубеж, включая так называемые оффшорные зоны. Надо сделать так, чтобы вывозить капитал за рубеж стало экономически невыгодно и опасно в плане прозрачности выводимых за рубеж средств. Здесь же необходимо законодательно на межгосударственном уровне решить вопрос возврата в Казахстан имущества и денежных средств, законность происхождения которых не подтверждается документально, не говоря уже об украденных у народа средствах. К примеру, такую работу, отчасти, уже начал проводить Президент Российской Федерации В. Путин.
Системный подход в борьбе с коррупцией предполагает возможность использования всех законных средств и методов для искоренения этого социального зла, захлестнувшего наше общество.
Одним из них может и должна стать административная юстиция, как один из инструментов защиты прав граждан и их объединений от необоснованных действий государственных органов и должностных лиц.
Вовлечение гражданского общества, как справедливо отметил Глава государства, может стать действенным способом борьбы с коррупцией. Здесь уместно заметить и такой важный аспект, как идеологическая работа государства и его органов, институтов гражданского общества (политических партий и других общественных объединений, религиозных организаций) по формированию в обществе антикоррупционного правосознания, восприятия этого социального зла как антинародного деяния. В этом ряду возможны религиозные проповеди в мечетях, церквях, синагогах и т. д. на предмет разъяснения степени зла от коррупции.
Еще одним важным средством противодействия коррупции является экономическое стимулирование государственных служащих достойным вознаграждением за работу. Мизерная зарплата наших чиновников, как уже отмечалось, подталкивает их к совершению коррупционных правонарушений. Не случайно Премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю писал: «Если мы не будем платить людям, у которых есть соответствующий интеллект и моральные качества для должности министра, то как мы можем ожидать от них , что они долго пробудут на должности, где они зарабатывают лишь маленькую долю того, что могли бы заработать в частном секторе? Министры и чиновники, которым мало платили, уже разрушили не одно азиатское правительство».
Думается, что поручение Президента Республики Казахстан Касым-Жомарта Токаева, озвученное в Послании народу Казахстана 1 сентября о сокращении государственного аппарата и квазигосударственного сектора, позволит высвободившиеся от сокращения служащих средства направить на повышение заработной платы чиновников и будет служить дополнительным подспорьем для честного выполнения ими своих обязанностей.
В заключение хотелось бы еще раз отметить, что реализация политической воли Главы государства, системный подход, заключающийся в использовании законодательных, идеологических, организационных, экономических и иных мер, а также создание в обществе нетерпимости к любым проявлениям коррупции как к антинародному враждебному явлению реально позволят минимизировать ее уровень в нашей стране.

615 раз

показано

2

комментарий
Предыдущая статья СПРОСИТЬ С СЕБЯ
Следующая статья НЕДОСТАТОЧНО ПРОСТО СЛЫШАТЬ

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл. https://helloworld.com?h=2e525b66ee007d6d3ce0847b606bbc77&

20 Ноября, 2020

Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл. https://helloworld.com?h=2e525b66ee007d6d3ce0847b606bbc77&

Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл. http://bit.do/fLc9r?h=2e525b66ee007d6d3ce0847b606bbc77&

22 Ноября, 2020

Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл. http://bit.do/fLc9r?h=2e525b66ee007d6d3ce0847b606bbc77&

22 Октября, 2020

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»