• Общество
  • 22 Октября, 2020

СПРОСИТЬ С СЕБЯ

– Вы где-нибудь видели объявление, в котором требовался бы директор? Рабочие нужны везде, а вот о директорах я такого что-то не слышал.

Бригадир слесарей-ремонтников Долгоновский явно лукавил, уж Валерий-то Абрамович знает, что объединение «Казкинодеталь» за последние пять лет переживает четвертого директора.

Разговор с бригадиром – один из многих, что состоялись на головном заводе объединения. А привело меня сюда письмо, авторы которого просили редакцию нашего журнала вмешаться в конфликт, вот уже два года сотрясающий коллектив головного завода.

«С приходом два года назад на пост генерального директора Ильясова Шмидта Ильясовича на заводе создалась крайне неблагоприятная атмосфера. Началось с того, что с должности был устранен знающий специалист, всеми уважаемый главный инженер Саркисян Юрий Асканазович. В защиту Саркисяна выступил весь коллектив завода. По этому поводу у нас работала комиссия Московского райкома партии, которая пришла к выводу, что товарищ Саркисян отстранен от должности правильно, а коллектив выступает в его защиту необоснованно. Наше мнение в расчет не приняли. Приказом Государственного комитета Казахской ССР по кинематографии главный инженер был снят за травмы, происшедшие на заводе. Генеральному директору Ильясову Ш. И. было указано на ошибки в руководстве и объявлен выговор.

За истекшее время обстановка на заводе как в производственном отношении, так и в моральном, заметно ухудшилась. Встревоженные создавшимся положением рабочие завода Антонов В. С., Постников С. А., Пономарев А. М., Дружинин А. Г. написали письмо в Комитет Партийного Контроля при ЦК КПСС. Для проверки фактов, изложенных в нем, вновь была назначена комиссия райкома, которая сделала заключение, не выходя из кабинета директора. С результатами проверки коллектив был ознакомлен на общезаводском собрании 16 июня 1986 года. Из справки райкома оказалось, что письмо является кляузой и факты не соответствуют действительности.

Но возмущенные рабочие стали высказываться о генеральном директоре, о методах его руководства и об обстановке на заводе. Собрание шло больше трех часов, не все могли присутствовать на нем до конца, но и оставшиеся большинством голосов (57 против 7) выразили недоверие товарищу Ильясову Ш. И. ...».

Из текста письма в редакцию трудно понять причины недовольства генеральным директором, поэтому его авторы предусмотрительно приложили к нему копии сигнала в Комитет Партийного Контроля при ЦК КПСС и протокола памятного собрания, ставшего своеобразной кульминацией событий последних двух лет. Приведу некоторые характерные высказывания, прозвучавшие на собрании.

– Ильясова нам назначили свыше, – говорил гальваник В. С. Антонов. – Он на производстве никогда не работал, поэтому некомпетентен в производственных вопросах. На планерках он не знает, о чем идет речь – о барабанах или роликах.

– Директор абсолютно не терпит критики в свой адрес, – продолжила теперь уже бывший начальник участка нестандартного оборудования М. В. Шароватова. – Я пыталась поговорить с ним наедине, но вскоре ясно почувствовала изменение отношения к себе. За моей спиной стали собирать компрометирующие меня документы.

В общей сложности на собрании выступило более двадцати человек. Получив такие документы, мы не могли не заинтересоваться ситуацией на головном заводе. Ведь еще в недалеком прошлом невозможно было даже представить, что трудовой коллектив вот так смело и открыто заявит о своем отношении к первому руководителю, откажет ему в доверии.

На деле ситуация оказалась сложнее. И чтобы понять это, нужно было поближе познакомиться с коллективом, сравнить нынешнее состояние производства с прошлым. Вот уж правда: все познается в сравнении.

Начну с того, что предшественник Ш. И. Ильясова – А. А. Белявский был освобожден от обязанностей генерального директора объединения «Казкинодеталь» за серьезные нарушения в обеспечении сохранности денежных средств и материальных ценностей. Среди них – выпуск продукции, запрещенной Госстандартом республики, незаконное совместительство по службе, выплата денег за неотработанное время и невыполненные объемы работ, нарушение Положения о премировании и т. д. Только за реализацию некачественно сработанных кинотеатральных кресел КТП-5 объединение было оштрафовано на 163,3 тысячи рублей. Штрафы подор­вали финансовое состояние предприятий во главе с алма-атинским заводом.

Надо ли говорить о причинах выпус­ка некачественной продукции? В данном случае необходимо, потому что причины эти укоренились на заводе задолго до появления здесь Ш. И. Ильясова. Во все времена головной завод работал крайне неритмично, что еще в 1984 году было установлено комиссией Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов республики. План выполнялся за несколько рабочих дней путем увеличения смен до 12-14 часов. Например, на участке нестандартного оборудования в один из месяцев около двадцати дней рабочие были заняты на побелке стен и потолков в своем цехе, а 1400 кресел были сделаны ими за 8 оставшихся дней.

Естественно, что в условиях аврала и штурмовщины выполнение плана всегда было под угрозой срыва. Порой план и срывался, но в этих случаях на помощь приходили приписки. В целях создания видимого благополучия в период с 1983 по 1984 годы было приписано якобы произведенной продукции на суммы от 18 до 40 тысяч рублей.

Зарабатывая мнимый авторитет среди рабочих, руководство завода раздавало направо и налево премии, материа­льную помощь и бесплатные путевки.

Щедрые блага, получаемые не всегда заслуженно, развращали коллектив, приучали его к легкому заработку. И правильно заметил в беседе с работниками райкома партии бригадир сборочного участка коммунист А. Г. Поспелов:

– На заводе развелось много безынициативных работников, по сути – иждивенцев.

В то время нередко поступали сигналы и из ОБХСС Московского РОВД Алма-Аты о том, что в окрестностях завода можно без труда приобрести поролон, искусственную кожу, ватин.

«Ты мне, я тебе», «государство не обеднеет» – эти негласные принципы сцементировали отношения между руководителями и подчиненными. И никого особенно не удручали тяжелые условия труда в плохо вентилируемых цехах, отсутствие бытовых комнат, столовой, детского сада, профилактория и зоны отдыха, возможности получить жилье.

Тем и опасны приписки, что не только создают неразбериху в экономике, но и приводят, как писала недавно одна из центральных газет, «к сращению незрелого коллектива с очковтирателями из числа руководителей».

Итак, бывшего генерального директора сняли, а на смену ему пришел другой, решительно намерившийся положить конец «синекуре». (Первое, что сделал Ш. И. Ильясов, – распорядился наладить контроль на проходной и закрыть лазейки в заборе вокруг завода.) Как его должны были встретить? Так, как встретили. Даже главный инженер Ю. А. Саркисян, на которого новому директору советовали положиться, сразу же стал проситься в отпуск. На просьбу Ильясова повременить с отдыхом, помочь разобраться в сложных взаимосвязях производства он ответил отказом. Новому генеральному пришлось принимать меры по своему усмотрению. Так между двумя руководителями пролегла первая трещина. Дальше больше. Любое предложение директора главный инженер встречал в штыки, в свою очередь любое распоряжение главного подвергалось сомнению директором. Нездоровые отношения внутри руководства, как водится, стали известны всему заводу.

Заместитель главного технолога Валерий Николаевич Лисаконов рассказывал:

– Никто не хотел верить генеральному директору, обещавшему добиться разрешения на реконструкцию завода, никто даже слышать не хотел о реконструкции, потому что излишней считал ее Юрий Асканазович. Начались открытые стычки на планерках, кое-кто позволял себе грубые выпады против директора.

О создавшейся ситуации не могли не знать в Госкино Казахской ССР. Но тогда там не нашли ничего лучшего, чем предложить Ю. А. Саркисяну уволиться по собственному желанию. Главный инженер отказался и подал заявление в партбюро с просьбой разобраться в конфликте. Серьезный разговор состоялся на том бюро, в его работе приняли участие представители Госкино. Главный инженер и генеральный директор получили строгие взыскания.

Казалось бы, уж теперь-то руководители сумеют трезво оценить об-становку и постараются понять друг друга во имя одного дела, но куда там!.. Сама атмосфера разлада, сложившаяся на заводе, уже работала против них. На головном заводе произошел ряд несчастных случаев, один из них – с тяжелым исходом. По рекомендации облсовпрофа снят с должности главный инженер. Юридическая обоснованность этого решения подтверждена Прокуратурой Казахской ССР.

Минул год с тех пор, как ушел с завода Ю. А. Саркисян, но обстановка в коллективе не стабилизировалась, напротив, обострилась. Здесь стало обычным, когда в цехах говорят о некомпетентности главных специалистов, когда любое распоряжение, поступающее сверху, рассматривается через призму предубеждения, когда с непредсказуемой быстротой распространяются данные из личного листка каждого вновь принятого на работу. Самым расхожим выражением стало: «В этом месяце план еще кое-как выполним, а вот в следующем... обязательно завалим».

Между тем Ш. И. Ильясов продолжал добиваться разрешения на реконструкцию. Письма в различные инстанции не остались без ответа. И осенью 1985 года горисполком выделил участок под строи­тельство опытно-экспериментального цеха, в котором предполагается делать кинотехнологическое оборудование и уникальные кинотеатральные кресла, не уступающие лучшим мировым образцам.

Собственно, реконструкция уже началась. За прошедшие два года закончено строительство двух цехов, сейчас нужно провести в них тепло и вентиляцию.

Вообще, новому генеральному директору, как мне заметили в Госкино рес­публики, зачастую приходится латать дыры, оставленные прежними руководителями, заканчивать начатое и брошенное на полдороге. То же самое происходит сейчас на строительстве Талды-Курганского завода, возраст проекта реконструкции которого исчисляется с 1969 года. Откорректировали проект, оценили его в 2,5 миллиона. За два года освоили около 670 тысяч рублей. Руководству объединения предстоит мобилизовать соответствующие службы на устранение недостатков, перечисленных в акте экспертизы.

Наряду с решением перспективных задач, к. которым относится и разработка образцов новой продукции, приходится думать и о реализации социальной программы. Строительство жилья для работников предприятий в Талды-Кургане и Чимкенте, текущий ремонт производственных помещений в Павлодаре, строительство своей зоны отдыха в Алма-Ате... Все это предстоит сделать в будущем. Но сегодня можно говорить и о результатах: на головном заводе действует столовая, оборудованы бытовые помещения, открыт медицинский пункт, наконец закончено строительство детского сада (заводской долгострой). На собрании говорилось о том, что во всех этих полезных делах нет заслуги генерального директора, что ему оставалось только «ленточки перерезать» у парадных подъездов новых объектов.

А в Госкино республики мне рассказывали, что именно в последнее время от «Казкинодетали» житья не стало, слишком много просят и требуют.

Знакомилась я с заводом и думала, что за два года здесь можно было бы сделать гораздо больше, и вот почему. Руководитель любого ранга силен инициативными и энергичными помощниками. Таковых Ш. И. Ильясову найти не удалось — ни среди главных специалистов и руководителей служб, ни среди рабочих. Некоторые из них заняли выжидательную позицию, часть – активно противодействующую. Удивительными оказались претензии к директору со стороны некоторых специалистов. Например, заместитель директора по коммерческим вопросам возмущен тем, что директор поручает ему трудноразрешимые вопросы, например, – обеспечение предприятия автотранспортом. Не выполнив поручения, он поспешил доложить о неудаче, оставив за собой право сокрушаться по поводу неритмичной подачи машин. Главный конструктор сетует, что никому не известно, какими будут те «уникальные кресла», ради которых затевается реконструкция на головном заводе. Хотя всякому ясно – главный конструктор должен задуматься об этом раньше остальных. Главный инженер жалуется, что генеральный директор решил «схватиться» за все проблемы, вместе взятые, хотя на решение каждой из них в отдельности уйдет немало сил.

— Да, порой задания Ильясова кажутся его подчиненным нереальными, сроки сверхсжатыми, – соглашается первый заместитель председателя Гос­кино республики В. Н. Федотов, – но иначе сегодня нельзя. Уже в следующем году мы должны выпустить первую партию новой продукции.

Для этого необходимы заинтересованные усилия всего коллектива. Свое слово тут должны сказать партийная и другие общественные организации головного завода, которые до недавнего времени не вмешивались в конфликт на предприятии.

Особенно хотелось бы остановиться на той роли, которую в конфликте на заводе сыграло партийное бюро. Дело в том, что в этой неприятной истории оно не показало себя органом политического руководства не сумело, или не пожелало, разъяснить коллективу важность предстоящих перемен, связанных с реконструкцией предприятия, пробудить в людях желание активно участвовать в улучшении дел на производстве.

Какие актуальные для коллектива вопросы поднимали в последнее время коммунисты? Например, давно здесь назрела необходимость принципиально поговорить о вкладе каждого члена КПСС в решение задач стоящих перед коллективом, об облике партийца. Между тем ни на бюро, ни на собрании долгое время не рассматривалось персональное деле бывшего начальника участка нестандартного оборудования М. В. Шароватовой. Видимо, былая слава одного из самых опытных руководителей не дает коммунистам разглядеть фактическое перерождение их товарища. Сейчас Мария Васильевна, не принимая справедливых нареканий в свой адрес, старается доказать, что меры администрации – не что иное, как преследование за критику. Но как должно было поступить руководство объединения, получив сигнал рабочих участка о злоупотреблении начальника служебным положением в корыстных целях? Сигнал был проверен отделом БХСС Московского РОВД. Из его представления на имя генерального директора следует, что М. В. Шароватова завышала одним и тем же рабочим зарплату и затем получала с них деньги; при начислении заработка произвольно изменяла разряды, в том числе и своему сыну; умышленно занижала количество остатков материалов; нередко просила подчиненных подавать заявления о материальной помощи. Мария Васильевна объясняет все это производственной необходимостью, возникшей из-за неумелого руководства. Но ведь и два года назад подобные же нарушения на участке обнаруживались комиссией Контрольно-ревизионного управления. А парторганизация продолжает безмолвствовать.

Много нареканий высказывалось на собрании от 16 июня в адрес профсоюзного комитета, хотя и обращены они были только к генеральному директору. Организация социалистического соревнования, внимание к условиям труда, быта и досуга, разъяснение коллективу действий администрации – не прямое ли это дело профсоюзов? Но вновь благодушествует партбюро, за все время ни разу не проанализировавшее положение дел в общественных организациях завода.

И еще. На головном предприятии объединения «Казкинодеталь» назрела необходимость сообща подумать о сущности таких понятий, как честь и совесть рабочего человека. В письме в редакцию, в сигналах в другие инстанции очень часто повторяется высокое слово «рабочий». Это и понятно – рабочему человеку в нашем обществе доверие особое.

То, что головной завод объединения в последние годы стабильно выполняет план, есть прямая заслуга всего коллектива и в первую очередь тех, кто трудится в цехах, у станков. Их опыт, мастерство помогают предприятию в самых критических ситуациях. Но и в том, что атмосфера в коллективе не нормализуется, повинны и некоторые рабочие, их инертность, равнодушие, а порой и прос­то недостаточная политическая зрелость. Вот несколько примеров. Один из них привел на партийном собрании бывший главный инженер объединения А. А. Дик:

– Подходит ко мне как-то один товарищ в цехе, показывает оголенный провод и говорит: «Нам всем тут ордена надо давать за то, что мы работаем в таких условиях». А я думаю: не награждать надо, а наказывать, чтобы не свыкались с недостатками, вовремя ставили о них в известность руководство цеха.

Другой случай и вовсе поразителен. О нем рассказал мне В. Н. Федотов:

– В марте, перед Всесоюзным кинофес­тивалем в Алма-Ате необходимо было изготовить партию кинотеатральной мебели. Естественно, выполнение заказа поручили «Казкинодетали». Задание было срочное, но в цехе нестандартного оборудования отчего-то не торопились. Пришлось самому ехать разбираться. И в беседе один из рабочих сказал: «Если бы не вы, мы бы наверняка сорвали этот заказ, чтобы досадить Ильясову». Кое-как успели ко дню открытия фестиваля.

Плохо вяжутся эти примеры с той ролью, которую отводят себе во всей этой истории некоторые работники завода. Неопределенная позиция партбюро легко объясняется отношением к конфликту со стороны Московского райкома партии. Нет, нельзя обвинить райком в невнимании к сигналам с завода – ситуа­ция на «Казкинодетали» обсуждалась на одном из заседаний бюро. Но и неформальным вмешательство райкома не назовешь – результатов нет. И вот почему. Всякий раз, не находя подтверждения фактам, указанным в письмах, райком не пытался разъ-яснить коллективу ошибочность суждений авторов этих писем, вместе с заводчанами разобраться в причинах, породивших конфликт. В конечном счете, не смог райком мобилизовать коммунистов, всех тружеников этого небольшого предприятия на дружную, добросовестную работу.

Напротив, действия некоторых работников партийного комитета вызывали на заводе законное недоумение и возмущение. К примеру, в ходе голосования на собрании 16 июня заведующий отделом организационно-партийной работы Э. З. Шлекенов пытался занизить число голосов против директора. Сам заворг объясняет это чистой случайностью, хотя ему должно быть известно, что «случайности» такого рода подрывают веру людей в слово и дело партийного комитета.

Вообще, создается впечатление, что на протяжение двух лет райком старался идти по наиболее легкому пути. Ведь теперь он с легкостью отказался бы и от генерального директора – слишком много хлопот доставляет головной завод. А то, что именно райком должен был помочь новому директору быстрее поднять завод, здесь стараются не вспоминать. Между тем за прошедшее время Ш. И. Ильясов допустил немало ошибок, и самая серьезная из них та, что директор не сумел сплотить вокруг себя единомышленников, хотя есть на заводе немало работников, понимающих необходимость крутых перемен, в том числе и укрепления трудовой, технологической и финансовой дисциплины. Мелочно вмешиваясь в дела служб, участков и общественных организаций, он тем самым вызывал ответное недоверие к себе.

Словом, не старался райком довести дело до конца.

О таком подходе говорил на XXVII съезде КПСС М. С. Горбачев: «Сказываются приверженность к старому, отсутствие чувства времени, тяга к заорганизованности, привычка говорить обтекаемо, боязнь раскрыть истинное положение дел».

Сложная ситуация на головном заводе стала для райкома серьезным экзаменом на способность решать задачи политического руководства: кропотливое изучение дела, выработка верных рекомендаций при широкой гласности работы – не в этом ли должен был заключаться смысл вмешательства партийного комитета в затянувшийся конфликт? Экзамен этот райком пока не выдержал.

О пользе прямого разговора, положившего конец более двух лет нагнетавшемуся конфликту, свидетельствует заводское партийное собрание, состоявшееся 14 августа 1986 г. Коммунисты призвали коллектив к организованности и дисциплине. Жаль только, что разговор этот не произошел гораздо раньше.

 

Гульнара  РАХМЕТОВА,

специальный корреспондент журнала

«Партийная жизнь Казахстана»,

№ 12, 1986.

 

От редакции:  Статью  «Спросить с себя» (по жанровому признаку, пожалуй, более близкую к журналистскому  расследованию), размещенной под руб­рикой «Размышления  над фактом», можно смело представлять перед любой аудиторией как безупречную работу публициста. Она написана без шаблонного пафоса, без надрывной патетики, без бесконечных ссылок на решения съездов, пленумов Коммунистической партии, на доклады Генсека и так далее. Автор в изложении непростых жизненных ситуаций обошлась без неуместных в таких случаях крылатых слов и сомнительных ситуативных исторических параллелей.  Все факты ею изложены ясным, доходчивым языком, что так немаловажно, поскольку речь в материале идет о трудовом коллективе, где тон задает рабочий класс.

Информационным поводом для написания статьи, как отмечает журналист, стало письмо в редакцию, где авторы обращения просили «вмешаться в конфликт, вот уже два года сотрясающий коллектив головного завода объединения «Казкинодеталь».  Надо заметить, что речь шла о событиях, происходящих на фоне не всем тогда понятной так называемой  перестройки. Какое это сложное, противоречивое было время, конечно, помнит все взрослое население тех лет. Это были годы тревог и надежд. Это было, если быть точнее, время тотальной общественной рефлексии. В то же время, как бы нового нравственного отчета каждого в отдельности и общества в целом. К тому же это был такой промежуток времени, когда  трудовым коллективам несколько расширили права, разрешили самим избирать первого руководителя. Надо сказать, на волне псевдодемократической краткосрочной эйфории, как говорится, наломали немало дров.

Журналист предельно ответственно и объективно через конкретные дела раскрыла нравственный облик зачинщиков конфликта, мотивы их участия в нешуточном противостоянии. «Из текста письма в редакцию трудно понять причины недовольства генеральным директором, – отмечает автор. – Приведу некоторые характерные высказывания, прозвучавшие на собрании.

– Ильясова нам назначили свыше, – говорил гальваник В. С. Антонов. – Он на производстве никогда не работал, поэтому некомпетентен в производственных вопросах».

В поисках истины журналист скрупулезно изучила финансовые документы, подняла отчеты прошлых лет, поинтересовалась биографией, послужным списком предшественника Ш. И. Ильясова. Оказалось, А. А. Белявский был снят с должности генерального директора за грубые нарушения в обеспечении сохранности денежных средств и материальных ценностей. При нем не раз фиксировали выпуск непрофильной продукции, запрещенной Госстандартом Казахской ССР, фиктивные наряды, оплаты завышение объемов выполненных работ и т. д. До прихода нового гендиректора завод работал ни шатко ни валко. Срыв сроков выполнения заказов, нарушения трудовой и производственной дисциплины здесь было явлением привычным. Похоже, такая «раскрепощенная» производственная атмосфера была выгодной и рабочим и начальству. Поэтому и приняли чужака не столь приветливо. Так в результате всестороннего публицистического расследования и глубокого анализа социально-экономических показателей, морально-нравственного климата трудового коллектива удалось восстановить прежний рабочий ритм и спокойную психологическую атмосферу на заводе.

 

106 раз

показано

2

комментарий
Предыдущая статья НЕОСУЩЕСТВЛЕННЫЙ ЗАМЫСЕЛ О СБОРНИКЕ «КАЗАХСКАЯ СОВЕТСКАЯ ПОЭЗИЯ»
Следующая статья КАК КОРРУПЦИЮ МИНИМИЗИРОВАТЬ?

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл. http://bit.do/fLc9r?h=440f5fcb2379618032ee2065bb432816&

20 Ноября, 2020

Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл. http://bit.do/fLc9r?h=440f5fcb2379618032ee2065bb432816&

Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл. http://bit.do/fLc9r?h=440f5fcb2379618032ee2065bb432816&

22 Ноября, 2020

Стремись не к тому, чтобы добиться успеха, а к тому, чтобы твоя жизнь имела смысл. http://bit.do/fLc9r?h=440f5fcb2379618032ee2065bb432816&

22 Октября, 2020

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»