• Главная
  • 07 Июля, 2020

ВРАЧУЮЩАЯ МУЗЫКА АЛЬ-ФАРАБИ

Научно-культурное наследие аль-Фараби многогранно, однако особое место в нем занимает теория музыки. Уникальный труд аль-Фараби под названием «Kitab al-musiki al-kabir» или «Большая книга музыки» (далее БКМ. – Авт.) с огромным интересом изучается за рубежом. Рукопись объемом свыше тысячи страниц, завершенная приблизительно в первой половине Х века (943), символизирует новое направление музыковедения, а именно: самобытность исполнительской культуры и музыкальных сочинений мусульманских сочинителей (персов, тюрков, арабов и др.). 

Чтобы как можно шире охватить культурно-историческую панораму, аль-Фараби не только творчески переработал музыковедческие сочинения предшественников (эллины, аль-Кинди и др.), но и подверг анализу собственные наблюдения. Он глубоко изучил истоки древнегреческой (римской) культуры посредством трудов, созданных Аристотелем, Платоном, Птолемеем, равно как уникальной культурой кочевых народов, населения Согда, Хорасана, могучих империй Сасанидов, Кушан, имевших влияние и на Великую Степь. Фараби ведь и сам виртуозно играл на музыкальных инструментах. О его пассажах ходили легенды среди народов Востока. Эстетические взгляды аль-Фараби на природу музыки и поэзии еще не полностью изучены. Актуальность искусствоведческих трудов Абу Насра аль-Фараби – признанного мэтра средневековой исламской философии, возрастает сегодня, в контексте реставрации истории и культуры Великой степи. Это очевидно, как и то, что по мнению Фараби, музыкой в древности исцеляли страждущих, и как любое снадобье, музыка может стать и ядом, и средством исцеления. Все зависит от характера музыки, и надо отметить, что особенность сочинений аль-Фараби заключается в применении математических методов: он переложил музыкальные звуки в числовые обозначения. Теория музыки аль-Фараби действительно оригинальна: изучив характер и структуру звуков, он обращал внимание не только на каноны «музыкальной науки», но и на комплекс эстетических и теоретических принципов музыки. При том, что мир музыки аль-Фараби воспринимал в гармонии с миром поэзии. В контексте идеи о добродетельном обществе Фараби расценивает музыку как составную модели счастья, или гармоничного бытия. Согласно его социально-этическим взглядам, искусство (музыкальное) есть инструмент, проводник добродетели, гарант и одновременно – признак счастья, добродетельности. Безусловно, восточная приверженность к выражению чувств посредством музыки пронизывает и творчество аль-Фараби. В прикладном аспекте аль-Фараби обозначил мир звуков как данность, которую следует систематизировать на жанры, чтобы воспроизводить те из них, которые окажутся полезными для людей. Автор «Kitab al-musiki al-kabir» абсолютно прав, когда пишет: «Сочинять, создавать музыку человеку позволяют естественные, врожденные душевные свойства». Не каждому покоряется мир звуков. Склонность человека к поэзии, ощущения ритма, аккомпанемента позволяют лучше заучивать музыку. Обнаружив эту особенность, люди издавна стали совершенствовать инструменты, замечает Фараби, достигая желаемого эффекта, когда музыка способна врачевать. Учитывая ситуацию в мире с пандемией коронавируса, наблюдения Учителя весьма ценны; немало положительных примеров, когда легкая музыка, отвлекающая от суеты, распахивает каналы исцеления организма человека. Существуют методики профилактики и лечения заболеваний (музыкотерапия).

Развивая мысль о месте музыки в человеческой жизни, Фараби в известном смысле прибегал к математическому моделированию. Мыслитель полагал, что ощущение Времени напоминает об усталости, которую порождает Движение, тогда как Движение в свою очередь измеряется Временем, так же как и Время измеряется Движением. Духовная музыка заставляет забыть об усталости, вдохновляет и пробуждает воображение. Народы научились петь, сочинять и преумножать мелодии, передавая их от поколения к поколению. Эту особенность использовал Фараби, обработав бессчетное количество артефактов, песен и инструментов различного этнокультурного наполнения, обнаружив их вдоль трасс Шелкового пути, прежде чем вывел систему совершенного звукоряда. Фараби относят к основателям «ильм аль-мусика» – теории музыкознания. Он также ввел в научный обиход термины, к примеру, «ритмическая мимика». В монументальных исследованиях Фараби доказал не только целебные свойства и положительные эффекты музыки, но и ее воспитательную и образовательную ценность. Колыбельная звучит нежнее, нежели азан либо песня караванщика. Труды аль-Фараби создавались в тео­логическом обществе, раздираемом спорами: слушание музыки – запретно (харам) либо – дар свыше. Если музицирование в арабо-исламском социуме было привычным занятием и видом развлечения, то в других регионах оно презиралось. Накал дискуссии отражают более поздние труды ибн Хурдадбеха (Х в.), аль-Худжвири, аль-Газали (XII в.). Мультикультурное своеобразие БКМ как нельзя лучше отражает универсализм учения аль-Фараби, будучи плодом синтеза множества стилей и жанров, персидских, тюркских, индийских и арабских музыкальных и инструментальных творений. Труд Фараби был переведен на латынь примерно в XV веке и до сих пор оказывает большое влияние на европейские музыкальную теорию и искусство. Изданы многочисленные переводы Книги на языки мира: латинский, немецкий, испанский, голландский, французский, английский, фарси, русский. Музыкальный эксперт Г. д’Эрланже (1930) перевел «Большую книгу музыки» на французский язык, признав превосходство Фараби в этой области над более поздними арабскими сочинителями. Крупный английский теоретик музыки Г. Фармер (Farmer, 1929) считал Фараби одним из величайших авторов средневековой музыки. Большой вклад в изучение музыкального дарования Фараби внесли немецкие ученые. Арнольд Шеринг (Shering, 1914) включил в свою книгу «История музыки в таблицах» имя аль-Фараби; по версии Шеринга, аль-Фараби создал «Kitab al-musiki al-kabir» в преклонном возрасте. Востоковед, знаток Туркестана В. Бартольд в книге «Культура мусульманства» (1918) упоминает Фараби. В нашумевшем издании «Закат Европы» немецкого философа Освальда Шпенглера (1918) фигурировало имя Абу Наср Мухаммед ибн Тархан аль-Фараби, символа мусульманского Ренессанса. Другие научные исследования аль-Фараби: «Классификация наук», «Книга классификации ритмов» также содержат идеи мыслителя относительно теории и разделов музыкознания: объект изучения, методика преподавания музыки; основы учения о музыке, взаимоотношениях тонов; методы изучения основ теории музыки (практика), характер музыкальных ритмов, музыкальные мелодии, способы их производства (композиция). Как мы отметили в самом начале, вместо нот Фараби использовал цифры. Абу Наср аль-Фараби – автор идеи о гармонии 10-ти музыкальных звуков, среди них те, что обеспечивают разные виды гармонии: гармония композиции, гармония времени или ритма, гармония нот, мелодии, гармония тонов и иные. Старт официального возвращения имени и трудов Фараби в анналы истории и культуры Казахстана и Центральной Азии начался лишь с середины ХХ столетия, когда казахстанский сектор Академии наук Союза сосредоточил интеллектуальные усилия на реанимации наследия уроженца Отрара (Фараба). В тот период «Трактаты о музыке и поэзии» аль-Фараби, опубликованные под руководством профессора М. С. Бурабаева, и монография «Эстетические взгляды аль-Фараби» профессора А. Х. Касымжанова были в ряду первых оте­чественных исследований эстетики и музыкального наследия великого уроженца Отрара. В 1967 году трактат (Большая книга музыки» Фараби был опубликован в Каире Махмуд Ахмед Хафизом. Публикации А. В. Сагадеева, Б. Г. Гафурова, Г. Курмангалиевой, монографические труды Баркешли (1975), Матякубова (1986) пополнили библиографию исследования «БКМ». В чем же секрет притягательности «Kitab al-musiki al-kabir»? Дело в том, что музыкальные трактаты Фараби охватывают не только проблемы музыки, но и смежных отраслей науки: философию, математику, историю, психологию, этнографию и т. д. Книга интересна всем, независимо от социального статуса и этнопредпочтений. Большим достижением отечественного востоковедения является то, что в 2008 году «Большая книга музыки» впервые зазвучала на казахском языке. Фолиант вышел под редакцией академика А. Нысанбаева, при финансовой поддержке мецената С. Искакова, основателя общественного благотворительного фонда «аль-Фараби и Султан Бейбарс». Перевод с арабского осуществил кандидат наук Ж. Сандыбаев. Казахстанский исследователь С. Дау­кеева впервые систематизировала на русском языке понятийный аппарат музыкальной теории аль-Фараби (2002). Отрадно, что фарабиеведение стало составной и логической частью современного казахстанского востоковедения. Восток обязан туркестанцу, Второму Учителю, систематизацией традиционных музыкальных предпочтений. Благодаря гению Фараби, впервые инструментарий и мелос самобытных исполнителей от Индостана до Магриба (Северная Африка) были сплетены в единый стройный ряд, завораживающий своими неповторимыми ритмами и богатством тонов. Рифмы и ритмы, канонизированные великим мыслителем, спустя десятки веков отнюдь не случайно восхитили казахского поэта Магжана Жумабаева, обозначившего роль музыки Фараби в тюркской культуре (стих. «Туркестан»). В год 1100-летия Фараби, композитором Кенжебеком Кумисбековым (1927–1987) был написан кюй-поэма «Фараби сазы» (1975), в том же году увидела свет баллада Утеубая Турманжанова. Ранее, в 1972-м году была создана пьеса Ш. Кусайынова и О. Бодыкова «Әбу Наср әл-Фараби». Труды аль-Фараби о музыке заслуживают глубокого внимания и изучения на его Родине. Ведь они есть блестяще скомпонованное отражение важнейших моментов эволюции музыки как искусства, музыкального творчества, знаний о музыке, эстетике и даже медицине народов Востока в том виде, в каком мыслитель застал их на момент зарождения уникального замысла. Мы уверены, что в контексте госпрограммы «Рухани жаңғыру» и 1150-летия Абу-Наср Мухаммед ибн Мухаммад ибн Тархан ибн Узлаг аль-Фараби, отмечаемого под эгидой ЮНЕСКО, уместно включить Kitab al-musiki al-kabir на государственном языке в программу специализированных учреждений образования (музыкальные школы и колледжи, консерватории и Академии), с целью упрочения национальной идентичности и популяризации у творческой молодежи. Образ великого ученого аль-Фараби украшает художественную композицию Монумента Независимости, символа суверенитета нашей республики. Безусловно, личность неординарного мыслителя и гуманиста аль-Фараби может со временем воплотиться в масштабных художественных полотнах: оперных и драматических постановках, как дань уважения к самородному таланту уроженца Великой степи.

Жакипбек АЛТАЕВ, доктор философских наук, профессор, фарабиевед КазНУ им. аль-Фараби

Гюльнар МУКАНОВА, кандидат исторических наук, профессор, востоковед КазНУ им. аль-Фараби

827 раз

показано

0

комментарий
Предыдущая статья СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ АБАЯ КУНАНБАЕВА
Следующая статья О ПАМЯТНИКАХ И ПАМЯТИ ЛЮДСКОЙ

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

22 Октября, 2020

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»