• Культура
  • 06 Июля, 2020

ГРУЗИЯ – ЛЮБОВЬ МОЯ

О, Грузия моя, я воспеваю тебя, Всем сердцем, безграничной любовью. И хотя на твоей не родился земле, Но привязан я к ней родственной кровью. Я вечно готов любоваться тобой, С восторгом смотреть на вершины суровых. Даже в горестный час, уходя в мир иной, Мне успеть бы сказать тебе доброе слово!

У сторожа Тенгиза была привычка – перед тем как идти на работу, молиться перед фотографиями деда и отца. И после молитвы он всегда обращался к Всевышнему: «О, боже, дай мне здоровья, и помоги поскорее вернуться невредимым домой, в Грузию!». Ранним утром он обошел территорию совхозного гаража и вернулся к своей землянке, которая находилась на окраине села. Спустя некоторое время, отдохнув, собрался идти на скотобазу. Истощенному старику нелегко было чистить от навоза огромную территорию коровника. Но, несмотря на свой шестидесятилетний возраст, он быстро справлялся с любой работой. По природе старик был рослым – широкие плечи, могучая спина и жилистые мускулистые руки давали знать, что человек обладает необыкновенной силой. Уставший от работы Тенгиз поздно вечером вернулся в свою землянку, и, как всегда, даже не раздевшись, рухнул в постель. Постель – только одно название... На густой соломе валялся старый потрепанный матрас и тонкое одеяло. И чтобы не замерзнуть, он спал всегда в одежде, а она тоже была такая же старая – изношенное пальто и стоптанные кирзовые сапоги. В то время после Великой Отечественной войны у всех сельчан была нелегкая жизнь, большинство бедствовало. Старательный старик в прошлом был по профессии педагог. Благодаря своей работоспособности и примерному поведению он понравился заведующему фермой Мурату, а тот, учитывая возраст пожилого человека, подарил ему свою малоношеную рубашку и свитер из овечьей шерсти. Но Тенгизу их долго носить не пришлось. Бригадир Жапар, который был тайным агентом НКВД, узнав об этих подарках, быстро их отобрал.

ЗАКЛЯТЫЕ ВРАГИ

Вражда между Жапаром с Муратом шла давно. По старинному обычаю родители Жапара и Алимы засватали их еще с колыбели. Но, когда они повзрослели – Алима полюбила Мурата и они, несмотря на возражения родителей, поженились. Эта обида навсегда поселилась в душе Жапара и он любой ценой старался отомстить обидчику. Первый конфликт на почве мести был связан с тем, как в табуне лошадей потерялась кобыла Мурата. Второй раз ночью во время грозы каркасно-камышитовый дом Мурата сгорел дотла. После этого несчастного случая они переехали жить в совхозный казенный дом. Злонамеренный Жапар и дальше продолжал свое грязное дело. Как тайный агент НКВД, теперь он решил отомстить своему обидчику другим путем. Мурата объявил внуком врага народа – умершего имама-богача, так и не признавшего советскую власть. На общем коллективном собрании совхоза Жапар открыто выступил с обвинениями в адрес Мурата, назвав его продолжателем дела своего деда имама: – Он набожный, читает молитвы, намаз, а также приучает своих детей к религии. Третьим обвинением было, что он, мол, водит дружбу с врагом народа Тенгизом. Во время обыска дома Мурата нашли Коран и две брошюры с молитвами. Последняя месть Жапара стала самым тяжелым ударом для Мурата и его семьи. Его осудили как «врага народа» на шесть лет, а семью насильно переселили в однокомнатный домик на углу скотобазы, где раньше жил сторож – комнатка была очень маленькой, всего в 12 квадратных метров.

ДОБРОЕ СЕРДЦЕ СТАРИКА

Особенно жалко в этой семье было троих: не ходячую после аварии мать, девятилетнюю дочь и семилетнего сынишку. Сельчане и соседи со слезами на глазах жалели их, но все боялись сурового закона и никто не осмеливался общаться с семьей врага народа. В холодную осеннюю пору семья Мурата испытывала большие трудности. Еды почти не было, топлива тоже не хватало. Сырой коровий кизяк очень плохо горел, от его дыма задыхались. Тенгиз ата, сочувствуя трудному положению семьи Мурата, несколько раз пытался им помочь, но опасался агента Жапара. Он понимал, если его поймают, то запросто может заработать срок. – Эх, жалко детей, они от холода и голода могут умереть, – разговаривал сам с собой Тенгиз ата, проходя мимо землянки. Дождавшись глубокой ночи, он решил добраться до скотобазы. Скотобаза и землянка старика находились на противоположных сторонах села. Землянка была расположена внизу около берега озера, а скотобаза вверху, куда уходит скот на выпас. Переждав ночь, старик пошел к берегу озера, собрал охапку сухого хвороста. Взял для детей немного еды: разделил пополам свою порцию кукурузной лепешки, взял литр молока и вышел во двор. Стояла глубокая ночь, свет в селе давно погас. Осторожно, глядя по сторонам, он направился в сторону скотобазы. Первая попытка закончилась удачно. Старик в приподнятом настроении вернулся домой. – Эх, дети, дети, они такие сладкие, особенно маленький Арман, он очень похож на моего внука Гочу, – рассуждал вслух. Старик очень любил детей, и с этого дня он стал их систематически навещать. Каждый его приход был для детей праздником. Особенно радовался маленький Арманчик, который с шумом и криком бросался в объятия старика: «Тенгиз ата, Тенгиз ата!» В эту минуту Тенгиз ата, вдыхая сладкий детский запах, как бы утолял тоску в своей душе. Старый педагог умело находил язык с детьми. Посадив на колени Армана, рассказывал ему интересные детские сказки и рассказы. Иногда сам на ходу что-то сочинял, а также с охотой рассказывал и описывал сказочную природу своей родины. После его интересных рассказов Арман в своих детских мечтах улетал очень далеко, он как будто парил вместе с Тенгиз ата над зелеными горами и синим морем Грузии. С тех пор для Армана стало привычкой засыпать с этой красивой мечтой на коленях Тенгиз ата. …Старик вернулся домой поздно. На улице лил весенний дождь, везде были грязь и слякоть. Из-за погоды он долго не мог уснуть. Последнее время на душе было тревожно, одолевали всякие мысли и думки. Его мучила бессонница. Долго ворочаясь в постели, думал о своем друге: – Очень жалко Мурата, какой он был хороший человек. Пятый месяц как ушел, и нет от него никаких вестей. Уже весна, его дети с трудом пережили эту зиму. А дальше как? У старика в голове была только одна мысль: как накормить голодных детей? Долго ворочаясь в постели, опять произнес вслух: – Эх, если бы не Жапар, доярка Батима дала бы детям побольше молока. Каждая капля молока на особом контроле у Жапара. Но у Батимы тоже нелегкая жизнь. Муж давно умер. Троих несовершеннолетних детей содержать нелегко. Ох, дети, дети... …Старик, как обычно, ранним утром собрался на работу. Когда начал надевать сапоги, ему показалось, будто его левая рука слегка задрожала. Он испугался: – Ох, неужели, не может быть! – Раскрыв мозолистые ладони, внимательно посмотрев на все пальцы, он несколько раз то сгибал, то выпрямлял их. Потом немного успокоившись, сказал: «Вроде все нормально…». Опершись спиной о стену, посидев немного в задумчивости, резко встал с места. И крепко сжав кулаки, он, кому-то угрожая, начал кричать: – Ох, Тариел, я задушу тебя этими руками! Недолго осталось тебе, предатель, жить… Скоро я приеду, скоро, скоро! О боже, когда же наступит этот день?! День мести! День счастья для меня! Старик еще сильнее стал сжимать кулаки. Стиснув зубы, он сказал шипящим голосом: – Ох, приеду, жди меня, скоро, скоро мы встретимся! Мало осталось до встречи… Скоро, скоро!.. В эту минуту страшно было смотреть на старика, в его огненно горящие глаза. Он так жаждал дня встречи с врагом…

ИСПОРЧЕННЫЕ ПОРТРЕТЫ ВОЖДЕЙ

…В тот роковой день директор школы-интерната Тенгиз ждал у себя в кабинете Тариела. Тот работал в интернате водителем и снабженцем. Незадолго до этого они вместе ездили в Тбилиси в областное управление образования, где после сдачи очередного отчета им дали портреты вождей Советского Союза. Из-за непогоды они вернулись домой очень поздно. До праздничного Дня Победы оставалось всего два дня. Все портреты решили повесить в актовом зале интерната, где обычно проводились подготовительные работы и агитация. Появившись на работе, Тариел занес большую сумку с портретами и поставил около рабочего стола директора. Он сказал, что вернется к вечеру с рамками для портретов. Но вернулся снабженец раньше времени с двумя работниками милиции. В это время директор Тенгиз расставлял на полу помятые мокрые портреты вождей. Набухшие от влаги портреты уже не подлежали восстановлению. Тариел тут же набросился с обвинениями на директора, показывая на полу испорченные портреты вождей. Факт был налицо, и директора арестовали на месте. Тариел давно точил зуб на Тенгиза за то, что он уволил с работы его жену повара и брата воспитателя интерната, за себя, видимо, тоже боялся, что может потерять работу. И в его голове созрел грязный план. Тенгизу давно уже не нравилась работа этого семейного клана: они крали продукты, одежду и постельное белье детей. На замечания директора никак не реагировали. Поэтому пришлось их отстранить от работы. Но директор за свою принципиальность дорого поплатился. На суде его обвинили в грубости, халатности и незаконном увольнении работников интерната. Еще к делу добавили уволенного сторожа, который систематически пил. Учитывая все эти факты, Тенгиза осудили на пять лет ссылки.

ГУСИНАЯ ОХОТА

…Старик как всегда шел на работу по берегу озера. После вчерашнего дож­дя, к утру, резко похолодало. Лужайки были покрыты тонким слоем льда. Озеро тоже блестело как зеркало. Старик приблизился к камышатнику. Оттуда вдруг выскочили гуси, они почему-то не летели, а бежали. Любитель природы и опытный охотник Тенгиз сразу же понял в чем дело. К утру от холода и дождя их мокрые крылья обледенели, и они не могут летать. Старик сразу погнался за ними. С трудом поймав четырех гусей, он тут же перерезал им горло. Больше сил он потратил на последнего, который в отличие от других был очень крупным. У него раскрывалось одно крыло, и махая им, он не давал себя поймать. Старик, наконец, пошел на хитрость, быстро сняв пальто, кинул на гуся. На счастье, пальто удачно накрыло гуся, и он был пойман. Тенгиз обрадовался столь неожиданной удаче, и сразу же решил сделать сюрприз детям Мурата. – Думаю, они будут очень рады, – повеселел он. Завернув всех гусей в пальто и крепко затянув его ремнем, закинул ношу за спину. Главное, чтобы по дороге никто не увидел, что он несет. Но в это время все селение проснулось. Несмотря на усталость, старик быстро добрался до базы. Когда он пришел, все доярки были на месте. Они, не скрывая своего удивления, спросили у старика, что он принес. Старику нечего было от них скрывать. Рассказал то, что было. Женщины как услышали и тут же зашумели: – Давай нам!.. Поделим между собой всех гусей по одному. В это время приехал бригадир Жапар. Он, слезая с коня, начал дружелюбно: – Что за шум, что вы тут не можете поделить? Окинув всех суровым взглядом, тут же обрушился на женщин: – Почему не работаете? Чем вы тут занимаетесь? И бросив взгляд на старика, прикрикнул: – А ты что здесь стоишь? Почему не на работе? Старый бездельник! Совсем распустился! В это время его взгляд упал на завернутое пальто. – Что здесь? Все молчали. Он подошел и, увидев выглядывающую из под пальто гусиную лапку, ткнул туда ногой: – Что тут у тебя, гуси что ли?.. – Не трогай, это для детей! – Для каких детей? И кого ты толкаешь, старый бездельник?! – и хлестнул старика кнутом по спине. Горячий Жапар хотел еще раз его ударить, но все обернулось совсем по-другому. Гордый грузин из воинственного и легендарного рода Сванетии, не ожидал такого унижения. Накопившаяся обида тут же лопнула. Он, потеряв всякое терпение, с душераздирающим криком схватил тщедушного Жапара, слегко подняв в воздух и раскрутив, со всей силой швырнул его в сторону ворот. Жапар ударился головой об железную задвижку. После такого удара он лежал как мертвый, без движения, а с его головы текла кровь. Женщины тут же зашумели. – Ойбай! Ойбай! Убили, убили! Дети Мурата, увидевшие эту ужасную картину, тоже заплакали. После такого кровавого скандала Жапар долго лежал в больнице с сотрясением мозга. Тенгиз ата дорого поплатился за этот скандал. Ему добавили еще пять лет сроку. Старику дали бы больше, но женщины были на его стороне. Они обвиняли Жапара. Когда увезли на милицейской машине старика, на детей Мурата было жалко смотреть. Они сильно плакали. Маленький Арман кричал: – Тенгиз ата, Тенгиз ата! Не оставляй нас! Не уходи, не уходи... Мальчик, несмотря на дождливую погоду, побежал из последних сил за машиной. Бежал до тех пор, пока не упал в грязь. Вскоре на телеге его подобрала Батима, которая с материнской заботой укутала замерзшего малыша в теплую телогрейку, она забрала его домой. Сильно простуженный Арман почти двое суток пролежал с высокой температурой и без сознания. Батима вместе с подругой Алимой, что только не делали. Они в слезах просили Аллаха о выздоровлении мальчугана. Когда Арман пришел в себя и открыл глаза, то обе женщины, плача, заголосили: – О Аллах! Наконец-то, ты услышал наши молитвы! Они продолжали свое домашнее лечение, пока ребенок не встал на ноги. После ухода Жапара бригадиром стала Батима. Жизнь семьи Мурата резко изменилась в лучшую сторону. Эта энергичная по натуре женщина за короткое время добилась переселения семьи Мурата в полубарачный дом, где проживала сама. Переезд был праздником для ребятни. Добрая матушка Батима вместе со своими воспитывала и детей Мурата, одевала и обувала. Они дружно игрались, вместе ходили в школу. Так шли годы. Арман уже окончил начальную школу. За эти годы он потерял маму. От папы и Тенгиз ата не было никаких вестей. С того дня, как увезли старика, Арман постоянно выходил на дорогу и ждал его возращения. Он подолгу сидел на холме около дороги, тоскуя по деду, в своих мечтах представлял, рисовал эту встречу: будто он с ним лазит по горам и ходит по берегу синего моря Грузии. Он очень его ждал и тосковал, но его горячо любимый дед Тенгиз ата так и не появился… Видимо, вернулся в свою родную Грузию. Отчаявшись, Арман дал себе клятву: когда он вырастет, то обязательно поедет в сказочную Грузию и найдет своего Тенгиз ата. Мальчик всегда помнил о доброте сторожа-грузина, который в течение двух лет спасал семью своего друга Мурата от холода и голода. И он жил своей мечтой о Грузии. …Спустя годы Арман, будучи уже взрослым, приехал в Грузию и нашел внука Тенгиз ата – Гочу. Они стали названными братьями. Но это уже другая история…

Турсынбек ТОКИН, писатель

ОБ АВТОРЕ

Турсынбек Токин родил­ся в 1940 г. в поселке Тургай. После повторного ареста отца Токина Камбара десятилетним остался с больной матерью в Семизерном районе Кустанайской области, где учился в школе. Работая животноводом, в результате несчастного случая потерял слух и не смог продолжить образование. Возвратившийся из Магадана, отец отвез 17-летнего сына в Челябинск на операцию, вернувшую ему способность слышать. В 23 года Турсынбек Токин получил аттестат вечерней средней школы. В 1970 г. окончил философско-экономический факультет КазГУ. Работал в Тургайском облсовпрофе инструктором. В 1976 г. окончил Академию профсоюзов по специальности «политэкономия». Долгие годы работал председателем обкома профсоюза, завотделом облисполкома. После выхода на пенсию всецело занялся творческой деятельностью. Автор восьми книг. Член Союзов писателей Казахстана и Грузии. Награжден медалью «За освоение целины» и орденом «Знак Почета», «Почетный литератор Казахстана и Грузии», дипломами газеты «Қазақ әдебиеті», Союза писателей Грузии, а также знаком «Мәдениет қайраткерi» (Деятель культуры РК), грамотами

241 раз

показано

0

комментарий
Предыдущая статья О ХУДОЖНИКЕ РУСЛАНЕ ЮСУПОВЕ
Следующая статья ЖИВОЕ В ЖИВОМ

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

22 Октября, 2020

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»