• Культура
  • 28 Мая, 2020

КИПЧАК ИЗ ОТРАРА

Лаура БАРЛЫБАЕВА, почетный работник образования РК, лауреат премий ЮНЕСКО, Международной Евразийской премии, Союза журналистов Казахстана

На берегу Сейхун-Дарьи среди густого камыша, расположившись на отдых, сидела группа людей. Солнце было в зените. Его яркие лучи растопили все вокруг. Разомлевшие от жары люди утоляли жажду шалапом – айраном, разбавленным холодной водой в торсуках – кожаных сосудах. Одни, раздевшись, окунались в медлительные мутновато-теплые воды реки, другие, сделав курке – одноместный камышовый шалаш, сладко дремали. То были разбойники, промышлявшие грабежом. После удачного набега, они раскинули свой стан на берегу реки.

– Ого! – прокричал один из сидевших, вглядываясь в даль. К нам едет всадник с коржунами, наполненными добром. Будет чем поживиться! – Не спешите, – приказал главарь, – он сам попадает к нам в руки, пока варится мясо джейрана в котле. Действительно, не сворачивая с пути, всадник ехал прямо на них. Двое отчаянных головорезов, бесцеремонно скинув незнакомца с лошади, заломили ему руки и подвели к главарю, только что собиравшемуся делить трапезу среди сообщников. Пленником оказался худощавый юноша лет семнадцати с ясными карими глазами, высоким лбом и выпирающими скулами. – Кто ты? Откуда родом? – начал допрос главарь шайки, не переставая жевать мясо. – Меня зовут Абу Насыр. Родом из города Фараб. По происхождению кипчак, – ответил юноша. – Куда путь держишь? – В город Багдад, высокопочтенный. – Зачем? С какой целью? – Учиться. Главарь разбойников громко рассмеялся. Мелкие куски непрожеванного мяса вылетали по сторонам сквозь редкие желтые зубы. – Учиться? На кого учиться? Для чего? – недоумевал главарь. И все окружение подхватило его грубый смех. – А что в твоих коржунах? – Книги, достопочтенный. – Что за книги? Зачем эти рукописи носить через тридевять земель? – В книгах, – ответил юноша, – собран весь опыт жизни человечества. В книгах сокровища, мысли людей, живших до нас. – А золото есть у тебя или драгоценные камни? – жестко спросил главарь, продолжая допытывать путника. В ответ юноша покачал головой. Нетерпеливый главарь вскочил на ноги, резко метнулся в сторону лошади и, жадно вцепившись в коржун, стал разбрасывать книги. – Что же вы делаете, – чуть не рыдая, закричал Абу Насыр. – Эти книги дороже всех изумрудов мира! – Как дороже? Они годятся только на тамызык, чтобы растопить огонь. – Постойте, не трогайте книги! – не унимался Абу Насыр. – А для чего тебе они? – переспросил вождь. – С помощью этих книг можно вылечить больного человека, можно ориентироваться в пространстве, можно научиться правильно мыслить и говорить, можно предугадать погоду, можно советовать народу путь к счастливой жизни. – Даже можно лечить больного? – переспросил главарь. – Вон там, – указав пальцем в сторону камышей, – лежит больной. У него в горле застряла кость огромного сома. Несчастный уже третий день не может пошевелиться, только харкает кровью. Если излечишь его с помощью книг, я дарую тебе свободу. Абу Насыр подошел к больному. Тот смотрел на него жалобными глазами как на последнюю надежду избавления от страданий. Юноша выбрал среди своих книг нужную, толстенную в кожаном переплете и начал перелистывать. Глядя на книжную подсказку из мягкого гибкого стебля молодого камыша, смастерил «инструмент», который просунул в горло больного. Через мгновение с помощью этого инструмента вытащил из горла несчастного позвоночную кость сома, величиной с пол-кулака. – Он будет жить! – уверенно сказал Абу Насыр, – только поите его свежим козьим молоком. Спустя несколько дней больной заметно окреп, стал разговаривать, даже шутить. Теперь, уже с восхищением рассматривая книги, главарь шайки подошел к Абу Насыру. – Слушай, юноша, – сказал он, уже по-дружески, положив свою тяжелую ладонь на хрупкое плечо Абунасыра. – Когда мы впервые встретились, ты сказал, что из рода кипчак. Это слово спасло тебя, иначе мы не церемонимся, пленных обезглавливаем, а добычу делим. Я тоже из рода кипчак. Все мы из степи. Есть канглы, дулаты, уйсуни, шекты и другие. Будучи недовольными своими хозяевами, мы собрались вместе. Теперь разбойничаем. Называем себя табынами. Это значит, все должны покоряться нам. А теперь не стану тебя задерживать, езжай и будь счастлив. Юноша отправился в путь. Через несколько недель, может быть, месяцев он увидал позолоченные врата священного Багдада. Город Багдад тогда был культурным и экономическим центром всего исламского мира, крупнейшим интеллектуальным оазисом империи халифата. Туда тянулись поэты, богословы, ученые. Халиф Харун аль-Рашид основал в Багдаде так называемый «Дом мудрости» – научное учреждение, где были собраны лучшие по тем временам переводчики и ученые. Именно сюда стремился попасть Абу, который страстно желал все знать и понять. Скинув с плеча коржун с книгами, он обратился к музаиму: – Я работал в Отрарской библиотеке. И эти свитки переписаны моими руками, а тем книгам более двухсот лет. Рассматривая древние рукописи, восхищаясь красивой вязью письма юноши, музаим сказал: – Я думаю, ты не только механически переписываешь рукописи, но и знаешь их смысл. – Безусловно, достопочтенный! Караваны с несметными богатствами проходят через мой город. Иноземные купцы, торгуя товаром, подолгу останавливаются в нем, чтобы пообщаться друг с другом. Мне выпадала честь переводить грекам с китайского, арабам с латинского, я знаю много языков древних и современных. А за работу просил платить книгами. Так я разбогател знаниями. У меня есть труды Аристотеля, Сократа, Платона, других мудрецов со всего света. Услышав это, музаим подумал: «Этот смышленый юноша для нас находка». После некоторого раздумья, произнес: – Хорошо, будешь у нас переводчиком. Денно и нощно корпел Абу над книгами, порой не замечая, когда клонится к закату солнце и когда его первые лучи пробуждают землю. А в редкие свободные минуты бродил по городу, чтобы пообщаться с представителями различных вероисповеданий, послушать их полемику, вступить с ними в спор. Познавая и изучая наследие прошлого, он привносил свое видение, давал оценку прочитанному. Стал автором 160 крупных научных трактатов. Созданная им прогрессивная философская система опиралась на фундамент достижений материальной и духовной культуры человечества, на передовые мысли своего времени. Он продолжил и углублял философские идеи Аристотеля, поэтому его прозвали Аристотелем Востока или Вторым Аристотелем. Он является основателем арабоязычной логики, с которой прокомментировал весь аристотелевский «Органон». Он первым на средневековом «мусульманском» Востоке дал подробное и систематическое описание форм и принципов логического мышления. В своих трудах он затрагивает проблемы социологии, медицины, астрономии, этики, природоведения, физики, химии, теории музыки. Дал толчок к развитию всемирной науки по всем отраслям знаний. Он видел предназначение человека в божественных принципах бытия и чтобы тем самым осуществить свое предназначение на земле. Прав профессор А. Н. Нысанбаев, когда говорит, что аль-Фараби был самым великим мыслителем средневекового Востока, который предполагал диалог между западной античной древностью и восточным Ренессансом. А академик Е. Е. Ергожин утверждает, что философия аль-Фараби представляет собой универсальный взгляд на человека и мир, в котором нет Запада и Востока в их противостоянии, а есть единое человечество, объединяющее людей на принципах гуманизма, взаимопомощи и согласия. Так бывает, когда люди, одержимые идеей, отправляясь в неведомый путь в поисках истины, какими бы ни были их светлые головы, не находят понимания, сочувствия в окружающей среде. В привычный для обывателей мирок сиюминутных вещей и понятий, как бельмо на глазу, как белые вороны, они бывают непонятыми даже близкими. Вот почему Абу Насыра судьба сделала скитальцем, одиноким странником, а правители, в конце концов, изгоняли его за знания и открытия. Даже его возлюбленная не пожелала делить его с наукой. Недолго думая, ушла к зажиточному купцу, который лелеял ее и холил, а не замирал порой, как Абу, задумчиво глядя в одну точку, и уносился в своих мыслях далеко-далеко. Абу Насыр аль-Фараби дал толчок к развитию всемирной науки по всем отраслям знаний. Казахский народ высоко чтит и гордится именем своего знаменитого предка Абу Насыра аль-Фараби. В его честь названы государственная библиотека в столице Казахстана, центральный проспект, государственный университет в Алматы. Писатель Ануар Алимжанов, во время творческой командировки в город Дамаск, нашел могилу аль-Фараби, обновил камень и прочитал Коран. Произнося священные слова, им было сказано: – Знаниями, даже полученными в языческом Китае, дорожи, ибо во всем компетентным быть – есть обязанность мусульманина. Лишь правда приносит пользу, неправда – только ущерб. Однажды халиф Харун аль-Рашид на собрании в «Доме мудрости», собрав ученых, сказал: – Каждый займите место согласно своему достоинству и своей мудрости. Долго переминались с ноги на ногу ученые и философы, поэты и богословы. Лишь высокий юноша с только что прорезающей бородкой, не задумываясь, смело подошел к халифу и произнес: – Мое место рядом с Вами. Правда это или быль – никто не знает. Но бесспорно то, что мудрость великого аль-Фараби достойна трона царей. В «Большой книге о музыке» ученый писал: «Совершенные созвучия тонов или гармонии нот, издаваемых либо человеческим голосом, либо инструментами, иногда сравнивали с насущной пищей, а другие созвучия, менее совершенные, – с излишеством. Резкие и оглушительные звуки неестественны. Они могут действовать как яд». Мысли аль-Фараби направлены на выяснение и обоснование таких понятий, как искусство, мелодия, песня, талант, дарование. В трактате «Указание пути к счастью» аль-Фараби раскрывал возможности, которые лежат перед человеком для достижения его цели – счастья, ибо оно является неким совершенством. Он уточняет, что совершенствование – это вечный процесс развития человека, полюбившего мудрость. Это непрерывное преобразование собственной жизни и мыслей. Совершенство не в том, чтобы человек мог делать и знать все. А в том, чтобы все время постигать. Призыв к счастью просветитель направлял и к отдельному человеку, и к обществу в целом. Великая степь – родина выдающихся людей планетарного масштаба – таких как аль-Фараби и Абай. Их имена занесены в пантеон мировой культуры. Народная молва гласит: гении рождаются на одной и той же земле раз в тысячу лет. Так, между уроженцем Отрара, великом Абу Насыром аль-Фараби и Абаем, в чьем этническом учении заключена квинтэссенция казахской философской мысли, как раз десять веков. Если вопрос достижения человеком красоты и счастья является основным в этике аль-Фараби, то именно с рассмотрения проблемы человека и его счастья берет начало и этическая концепция Абая, которая характеризуется стремлением к прекрасному, составляющему суть творчества великого поэта.

329 раз

показано

0

комментарий
Предыдущая статья Контекст прозы Асии Турашкызы – бесстрашие и сострадание
Следующая статья МИРОВАЯ КУЛЬТУРА И ТРАДИЦИОННОЕ НАСЛЕДИЕ В КАЗАХСКОЙ ЖИВОПИСИ

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *