• Исторические страницы
  • 21 Января, 2020

ДВА НАШЕСТВИЯ

Современный уровень исторического знания дает возможность внести довольно существенные коррективы в оценку монгольских походов в XIII веке. Новое переосмысление известных данных позволяет взглянуть на них с довольно неожиданной стороны.

Как мы указывали, целью зимнего похода 1237–1238 гг. монгольской армии на северо-восточную Русь было обеспечение безопасности своего правого фланга перед развитием фронтального наступления на южнорусские степи. Первоначально поход на северо-восточные княжества, судя по всем признакам, имелся в виду только как резервный план; предполагалось, что удастся все проблемы решить путем переговоров и признанию князьями своей вассальной зависимости. После срыва же переговоров Батый мгновенно разгромил княжеские армии под Рязанью и под Коломной, после чего монгольская армия совершила бросок к Москве, где взяла передышку примерно на неделю. Теперь она нацелилась разгромить Владимирское княжество, самое крупное, сильное и влиятельное в северо-восточной Руси и этим завершить зимнюю кампанию. Передышка в Москве, по всей видимости, была взята не только для того, чтобы дать отдых войску, но и для того, чтобы подготовить осадные орудия. «Вопреки существующему стереотипу, монголы не возили с собой в дальние походы машины – этого им было не нужно, достаточно было взять с собой специалистов и некоторое количество редких материалов (кунжутных веревок, уникальных металлических узлов, редкие ингредиенты горючих смесей и т. п.). Все же остальное – дерево, камень, металл, сыромятная кожа, известь и даровая рабочая сила – находилось на месте, т. е. у осажденного города… Добытые на местах и привезенные с собой компоненты собирались мастерами инженерных и артиллерийских подразделений воедино. Таким образом, хрестоматийные картинки длинных обозов, с медленно тянущимися рядами катапульт, таранов и прочих орудий – это не более чем фантазия писателей исторических романов» (Храпачевский Р. П. Военная держава Чингисхана. М.: Аст, 2006). Следует развеять еще один миф. В романе В. Яна «Батый» приведена впечатляющая сцена, как монголы гонят на штурм крепостной стены пленных, вооруженных только дубинками. Это, разумеется, художественный вымысел автора. Монголы, как и все в те времена, использовали для сооружения осадной инфраструктуры и других подсобных работ местное население, но непосредственно штурм осуществляли только сами. Почему? Надо понимать, что при штурме города или крепости самый важный этап – это взятие крепостных стен. Этот этап должен быть пройден максимально быстро. Если крепостная стена преодолена, то участь осажденных решена. Бросать на осуществление самого важного, ключевого этапа в осаде города или крепости неподготовленных и не прошедших специальную подготовку людей, не имеющих соответствующих поставленной задаче навыков – верх непрофессионализма, а монголы были профессионалами войны и такого дилетантства себе позволить не могли. Дело в том, что пропускная способность осадных сооружений очень невелика. Если гнать на штурм нетренированных и неподготовленных людей, то осада сведется к одному – осажденные будут сбивать осаждающих с утра до вечера, неоправданно затягивая осаду. Поэтому для подобных операций формировался специальный «штурмовой спецназ», в который входили только самые опытные и храбрые воины. При этом если во всей армии самым мелким подразделением был десяток, то «штурмовой спецназ» делился на пятерки, что выглядит вполне обоснованным: поскольку, как мы указали, пропускная способность осадных сооружений невелика, то будет разумнее, если по ним на штурм идут более мелкие военные ячейки; кроме того, после преодоления крепостной стены приходится сражаться в условиях крайней тесноты средневекового города, что тоже проще делать мелкими подразделениями. «Самое подробное известие о частях специального назначения монгольской армии, т. е. о «войсках баатуров», находится в «Хэй-да ши-люе»: «Воинственные вожаки и крепкие нукеры собираются в специальные пятерки, находящиеся в ближайшем окружении командующего, они называются войсками батуров». Далее поясняется, что в вой­нах… подразделения батуров теснили и гнали вражеские войска, а также первыми брали города» (Храпачевский). Еще один миф из разряда «черных мифов». Посланник римского папы Иннокентия IV к хану Плано Карпини в 1246 году побывал в Каракоруме и даже был свидетелем избрания нового хана. По возвращении он опубликовал книгу «История Монгалов, которых нам следует именовать Тартарами». В ней он, в частности, пишет: «Укрепления они завоевывают следующим способом. Если встретится… крепость, они окружают ее… при этом они весьма храбро сражаются орудиями и стрелами и ни на один день или ночь не прекращают сражения, так что находящиеся на укреплениях не имеют отдыха; сами же Татары отдыхают, так как они разделяют свои войска, и одно сменяет в бою другое, так что они не очень утомляются. И если они не могут овладеть укреплением таким способом, то бросают на него греческий огонь; мало того, они обычно берут иногда жир людей, которых убивают, и выливают его в растопленном виде на дома; и везде, где огонь попадает на этот жир, он горит, так сказать, неугасимо; все же его можно погасить, как говорят, налив вина или пива…» С тех пор легенда об использовании монголами человеческого жира повторяется во многих источниках; ее, в частности, приводит В. Чивилихин в своей книге «Память». На самом деле информаторы Карпини просто пересказали ему один из страшных мифов, которые во множестве распускались о монголах в те времена, а итальянец принял этот миф за чистую монету. В действительности же при штурме монголы, в случае необходимости использовали тот самый греческий огонь, который сам Карпини упомянул. Что касается человеческого жира, который якобы иногда использовали монголы, то это просто невозможная вещь. Прежде всего заметим, что человек на 70% состоит из воды, из человека средней комплекции можно вытопить примерно 1 литр жира, то есть, чтобы набрать одно маленькое 10-литровое ведро, нужно изрубить 10 человек. Это ж сколько людей надо изрубить, чтобы набрать количество жира, достаточное, чтобы поджечь город? (Мы, конечно, просим прощения за «каннибальские» подробности, но уж тема такова; надо же в конце концов разобраться с «черным мифом», который с подачи Карпини бытует уже почти восемь столетий). Далее. Не все части тела одинаково жиросодержащие, следовательно, использовать можно только отдельные куски тела. Количество людей, которых нужно изрубить, возрастает тут до астрономических масштабов (еще раз просим прощения). Потом этими кусками надо заполнить огромные котлы и развести под ними, соответственно, огромные костры. Невероятная задача, но главное даже не в этом. Дело в том, что «При всяком сжигании трупа жир естественным образом сгорает первым, так как температура воспламенения животных жиров, идентичных жиру человеческого тела, – около 184 градусов Цельсия» (Юрген Граф. Накануне мировой катастрофы. М.: Алгоритм). Проще говоря, при таком способе «приготовления» именно жир моментально бы сгорел бы в первую очередь. Мы приносим тысячу извинений за неприятные подробности, но «черная легенда», пересказанная доверчивым Карпини и подхваченная многими, это действительно всего лишь легенда. Такого просто не могло быть, это противоречит законам физики. О других мифах поговорим позже, пока же вернемся к основной теме. Отдохнув в районе Москвы и подготовив осадные орудия, войско Батыя по льду реки Клязьмы двинулось к Владимиру. Там в это время проходил военный совет, на котором часть бояр предлагала выйти из города и дать монголам полевое сражение. Это предложение было отвергнуто: итоги сражений под Рязанью и Коломной показали, что шансов выиграть у монголов бой в чистом поле просто нет. Тут надо понимать следующее обстоятельство. Военное искусство Средневековья по сравнению, скажем, с военным искусством Античности, было до предела деградировавшим, его, собственно, и искусством-то назвать нельзя. Дружины сражались примитивно, по принципу «стенка на стенку», князь должен был биться в первых рядах, подавая своим воинам пример (иначе говоря, такая беспорядочная свалка просто никем не управлялась). Понятно, что почти неорганизованная толпа вооруженных людей могла только ломиться вперед, любой даже не очень сложный маневр противника немедленно вносил в нее полную дезорганизацию и она становилась беззащитной. Вполне естественно, что пусть многочисленная и хорошо вооруженная, но неуправляемая толпа в столкновении с регулярной монгольской армией, хорошо организованной, управляемой из единого центра и использующей тактику маневренного боя, была обречена. Еще хуже обстояло дело в Европе. Главную ударную силу европейского войска составляли рыцари, за которыми (как пехотинцы за танком) шли рядовые латники. Рыцари вели сражение «частоколом» – выстраивались в одну линию. Почему? Потому что ни один благородный рыцарь не позволит себе прятаться за спину другого благородного рыцаря. Для монголов такой странный способ ведения боевых действий был подарком судьбы. Они просто проносились вдоль рыцарского «частокола» и расстреливали противника из своих тугих луков, пробивавших рыцарский доспех навылет, и не вступали с рыцарями в контактный бой. Сами монголы при этом практически никаких потерь не несли. Рыцари сражались только копьем или холодным оружием (мечом, боевым топором, булавой), лук – это оружие простонародья, но в столкновениях с монголами они к противнику даже приблизиться не могли и гибли пачками, не успев понять, что происходит. Заметим, что средневековые рыцарские сражения отличались крайне незначительными потерями противоборствующих сторон – уж слишком хорошо защищены были рыцари. Но в столкновениях с монголами они подвергались мгновенному и почти полному истреблению, что внушало всей Европе ужас. Подобные потери ранее были немыслимы. Никто не мог понять: как такое могло произойти? Еще одно замечание. Как мы указали, ни один рыцарь не стал бы прятаться за спину другого рыцаря. Исключение составляли военно-монашеские ордена, предписывавшие своим адептам усмирять гордыню. Так, во время Ледового побоища рыцари атаковали дружину Александра Невского, выстроившись «свиньей» – клином. Но Ливонский орден, с которым сражался князь – это был именно военно-монашеский орден. В свою очередь Александр, уже успевший ознакомиться с монгольским военным искусством, использовал засадный полк, в решающий момент ударивший ливонцам во фланг, то есть использовал типичный тактический прием кочевников, к чему княжеские дружины ранее не прибегали. Продолжим. Великий князь Юрий Всеволодович, разумеется, ничего не понял в монгольской тактике, и в причинах мгновенного разгрома княжеских войск под Рязанью и Коломной, но у него хватило здравого смысла понять, что полевое сражение в данных условиях – это безумие. Поэтому он оставил оборону города на своих сыновей, Всеволода и Мстислава, а сам с небольшой дружиной отправился на реку Сить, откуда разослал гонцов к другим князьям с просьбой о помощи (за исключением Святослава Всеволодовича, никто не пришел). «Монголы, знали, что великий князь отправился на север, поэтому им логично было предположить, что он выбрал своей базой Суздаль. От Владимира к Суздалю Бату отправил отдельный корпус, который взял и сжег Суздаль в промежутке между 4 и 6 февраля, так как 6 или 7 февраля этот отряд уже вернулся к Владимиру. Сам Владимир был взят штурмом… во второй половине дня 7 февраля 1238 г.» (Храпачевский). Утверждение, что Суздаль был «взят и сожжен», вызывает сомнения. Суздальское войско было уничтожено в сражении под Коломной, все же остальные наличные военные силы Владимиро-Суздальского княжества были сосредоточены во Владимире, оборонять Суздаль было некому. Похоже, что повесть о разорении Суздаля, – это на самом деле просто литературное произведение XV века. «…В последние годы начали всплывать интереснейшие факты. Выяснилось, например, что летописный рассказ о взятии и разорении Батыем Суздаля составлен из фрагментов, заимствованных летописцами из рассказов о событиях, предшествовавших татарскому нашествию – например, из описания разграбления Киева половцами в 1203 году (половцы, замечу в скобках, не сами по себе окаянствовали, а были приглашены претендовавшим на Киев князем Рюриком Ростиславичем). Вообще получается, что о татарском «разорении» повествуется общими фразами, без претендующих на достоверность деталей…» (Бушков Александр. Чингисхан. Неизвестная Азия. М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2012). От Владимира до Суздаля 30 км, это около половины дневного перехода конного войска. Получается, что некий отряд, отделившись от основного вой­ска за один, максимум два дня сумел добраться до Суздаля, осадить, взять его штурмом, сжечь, вернуться обратно и уже на следующий день принять участие в штурме Владимира. Это совершенно несуразное утверждение: скорость немыслимая. При этом, заметим, этот отряд двигался, не таща с собой осадные орудия, в противном случае его передвижение было бы намного медленней. Скорее всего, данный отряд просто добрался до Суздаля, выяснил, что Юрия там нет, принял капитуляцию и немедленно вернулся обратно, как раз успев к штурму Владимира. Взятием Владимира зимняя кампания 1237–1238 гг., собственно говоря, и окончилась. Поставленная цель была достигнута, безопасность правого фланга монгольского войска была надолго обеспечена. К Рязани монгольские войска подошли 16 декабря, несколькими дня ранее было разгромлено объединенное рязанско-пронско-муромское войско, Владимир был взят 7 февраля, таким образом, вся кампания заняла около двух месяцев. Какое нашествие?! По монгольским обычаям, однако вой­на не считается законченной, пока не захвачен или не убит предводитель противника. Поскольку куда скрылся Юрий Всеволодович, было толком неизвестно, то армия разделилась для его поимки на три «поисковые группы». Первая группа под командованием самого Батыя в поисках Юрия отправилась на северо-запад, по направлению к Твери; вторая искала князя на севере, в направлении Ростова и Ярославля; третья группа под командованием Бурундая направилась на восток, к Средней Волге. Повторилась история с хорезмшахом Мухаммедом, после исчезновения которого на его поиски были посланы тумены Джебе и Субудая. Повезло Бурундаю, который к началу марта обнаружил, где расположился князь со своей дружиной. «4 марта 1238 г. тумены Бурундая внезапно обрушились на стан русского войска у р. Сить… Для монголов был важен факт захвата или уничтожения вражеского предводителя, поэтому из событий на р. Сить монгольский хронист оставил только сообщение о гибели великого князя... После уничтожения последних полков Владимиро-Суздальской Руси монгольские предводители устроили военный совет… Там было решено возвращаться в Половецкую степь…» (Храпачевский). Если считать завершением кампании взятие Владимира, то она длилась, как мы указали, около двух месяцев, если разгром на Сити – то около трех месяцев. В любом случае, кампания была краткосрочной. Во время поисков Юрия «поисковые группы» в большинстве случаев не имели проблем: подходили к городу, выясняли, что князя здесь нет, получали провиант и лошадей для ремонта конского состава и немедленно, без задержки двигались дальше. Но порой проблемы все-таки возникали. Так, Торжок почему-то капитулировать отказался, его пришлось брать штурмом. «…За какими-то горожанами, которые вырвались из Торжка, устроили погоню вплоть до Игнача-креста: «Гнашася безбожии Татарове Серегерьскым путем до Игнача-креста, и все секучи люди, яко траву, и толико не дошедше за 100 верст до Новгорода». Из этого свидетельства Тверской летописи (а также из Львовской летописи) становится ясным, что Новгород монголы брать не собирались, вопреки бытующим в популярной литературе недоумениям – «почему татары не пошли на Новгород». Ужас, который охватил новгородцев (отметим, что новгородцы даже побоялись направить помощь Торжку, своему важному торговому центру) при известии о приближении монголов (ведь они никак не могли знать, что это не приступ к Новгороду, а только лишь погоня за немногочисленными беглецами из Торжка; в Ермолинской летописи есть важное уточнение на этот счет – «вси люди изсекоша, а за прочими людми погнашеся от Торжка») – вот причина панических записей в новгородских летописях, которые через 750 лет воспринимаются невзыскательными авторами как свидетельство «развития успеха» монголами в направлении Новгорода. Поэтому так распространен миф о том, что «Новгород был пощажен», в то время как отход от Игнач-креста был просто завершением погони, задача которой была выполнена – ведь бег­лецов порубил «аки траву» небольшой отряд монгольской погони. При этом основные силы северо-западного корпуса монголов были под Тверью и Торжком…» (Храпачевский). Историки до сих пор ломают голову, почему монголы не дошли до Новгорода. Одни считают, что из-за наступившей весенней распутицы, другие называют другие причины… То, что никакой Новгород их просто не интересовал и захватывать его никто не собирался, историкам почему-то не приходит в голову; они ошибочно считают, что в XIII веке имело место завоевание монголами Руси. На самом деле монголы, собственно, не то что Новгород, но и саму северо-восточную Русь не собирались захватывать, и не захватили: сразу после окончания кампании ушли по своим более важным делам… Ни Новгород, ни сама Русь им были не нужны. Довольно странным выглядит случай с Козельском, жители города почему-то убили монгольских послов. Зачем им это нужно было, нам сегодня понять невозможно – монголы-то уже уходили… «К слову, о знаменитом граде Козельске – том самом, который якобы семь недель героически отбивал приступы Батыя. Булгарская летопись уточняет, что Козельск держался не семь недель, а семь дней. И жители его вовсе не погибли поголовно: когда настал седьмой день осады, находившиеся в Козельске конные дружинники, то есть профессиональные бойцы, ранним утром прорвались из города. Татары, застигнутые врасплох, не сумели их перехватить, и конники, потеряв несколько человек, благополучно ускользнули» (Бушков). Вообще же, если посмотреть реконструкцию маршрута монгольского вой­ска, то легко заметить что оно прошло через едва ли одну десятую часть территории северо-восточной Руси. Двигались монголы компактной массой, от города к городу. Российский историк Сергей Ачильдиев указывает, что «при Петре I… в городах жило всего 3% населения» («АН», 11 апреля 2019 г.). Мы не беремся судить, какой процент населения проживал на Руси в городах в XIII веке, но понятно, что очень небольшой. Принимая во внимание все эти обстоятельства, легко заключить, что 95–97% населения северо-восточной Руси никаких монголов и в глаза не видели, а только слышали о них. Учитывая неразвитость коммуникаций и средств связи той эпохи, можно предположить, что значительная часть населения и услышала-то про них уже после их ухода. Но миф о завоевании монголами России почему-то живет и поныне, хотя он разительным образом не соответствует известным фактам, причем хорошо известным историкам фактам…

(Продолжение следует)

Бахытжан Ауельбеков, обозреватель

184 раз

показано

0

комментарий
Предыдущая статья ЛАО-ЦЗЫ О ГРАНЯХ ВЕЛИКОГО ПРЕДЕЛА И РАВНОВЕСИЯ
Следующая статья НАБОКОВ И ПОТУСТОРОННЕЕ

Подпишитесь на наш Telegram канал

узнавайте все интересующие вас новости первыми

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательно заполните поля *

31 Августа, 2020

Скачать (PDF)

Редактор блогы

Аяған Өтенұлы Сандыбай

Блог главного редактора журнала «Мысль»