Встреча с Ираном

0
211

Точка на карте

Бахытжан Жумалиева

В эту восточную, мусульманскую и во всех отношениях загадочную страну собиралась я давно. Но недавно, наконец, звезды соблаговолили и я, довольно быстро собравшись, целых десять дней пребывала в сказке. Благодарна попутчицам, которые все эти дни делились своими эмоциями и впечатлениями: Кларе Хафизовой, Тамаре Омархановой и ее прелестной дочери Гаухар. Она прекрасно владеет персидским языком (это отмечали люди, с которыми мы общались), заказывала билеты, бронировала места в гостиницах и была нашим терпеливым гидом и переводчиком.

Сказать, что эта страна произвела на меня огромное впечатление – значит ничего не сказать. Иран переворачивает сознание своей колоритностью и неординарностью. Завораживает таинственностью женщин в черных покрывалах – чодорах, из-под которых видны роскошно расшитые платья. Они, укутанные в черные чодоры, словно высокие и стройные кипарисы…
Иранцы восхищают своей искренностью и открытостью, одновременно гордостью и недоступностью. Кроме переполняющих эмоций и восторга, осталось что-то за пределами понимания и мировосприятия.
Верно подметил ученый и путешественник Н. Пржевальский: «Путешествия потеряли бы половину своей прелести, если бы о них нельзя было бы рассказывать».
Что-то меня восхитило, что-то поразило, а что-то удивило. Но обо всем по порядку.
Отношение к культуре
Восхитило отношение иранцев к своей истории и культуре. Каждый камешек, несмотря на внутриэкономические и внешнеполитические трудности, облюбован, огорожен или помещен под стекло. Известно, что иранская цивилизация – одна из древнейших. К примеру, технология изготовления шелка, которую часто называют «китайской», намного веков раньше Поднебесной была освоена именно в Иране.
На высоком уровне развитие внутреннего туризма. Семьи даже с маленькими детьми посещают свои исторические мес­та и достопримечательности, с любовью рассказывают малышам об истории и культуре.
В праздничные дни южане едут на север, северяне – на юг. Вся страна приходит в движение. Даже пещеры Гулистана становятся объектами для посещения, в первую очередь, отечественных и, отчасти, иностранных туристов. Дело в том, что Иран далеко не всем странам открыл свои границы.
К древним развалинам, даже если они расположены в сотнях километров от города, ведут роскошные дороги. Вдоль трасс – опознавательные знаки, указатели и люминесцентное освещение. К ним можно попасть на комфортабельных автобусах собственного (иранского) производства или на такси (автомобили иранского или совместно с французским производством).
Кстати, автобусы делятся на классы. Билеты на обычный автобус в отличие от VIP, в три раза дешевле. За комфорт надо платить. Но во всех автобусах водители выдают «сухой паек», это входит в стоимость билета. «Заморить червячка» вполне возможно.
На вокзалах и аэропортах таксисты записываются в очередь по мере своего появления на рабочем месте. Не кричат, как зазывалы, не спорят друг с другом из-за пассажира. Тихо и мирно развозят прибывших, которые тоже стоят в очереди у стойки с «кубиками». Такси двух цветов: желтые и зеленые, но разницы в цене и качестве обслуживания нет. Частные авто не занимаются извозом, только те, кто оплатил патент. Из-за относительно дорогого бензина (100-120 тенге за литр), хотя Иран – нефтяная держава, такси – на газе. Но с другой стороны, это экологично. Что касается водителей, то нам всегда везло, во всех городах нам встречались любезные и внимательные люди. Они нас приглашали к себе домой на чашку чая. В наших условиях трудно представить, чтобы водитель такси приглашал пассажиров в гости, или помогал донести вещи до лифта. А тут водители такси, прикрепленные к гостиницам, являются еще и гидами, с удовольствием рассказывают историю места, куда они вас везут.
Полицейских практически не увидишь, но они откуда-то быстро появляются, если кто-то нарушил правила или допустил аварию. Страшных аварий с лобовым столкновением мы не увидели, были только легкие, и то пару раз. Все ездят спокойно, не превышают скорость.
Даже на междугородних трассах нет лихачей. А дороги, как я уже говорила, великолепные. В городах мало светофоров. Есть светофоры, где загораются два красных мигающих света, означающих, что эта дорога второстепенная, или два света оранжевых мигающих, указывающих на главную. Все взаимно вежливы. Как-то в Тегеране мы встали посередине проезжей части, чтобы сфотографироваться, позади нас был красивый пейзаж. Нам никто не сигналил, тем более не кричал, опустив стекло. Водители остановились и терпеливо ждали, пока мы сфотографируемся. На «зебре» машины не останавливаются, вы показываете рукой, что хотите перейти, и водители едут очень медленно, позволяя вам пройти через дорогу.
В этой стране нет огромных джипов. Вообще нет джипов. Предпочитают малолитражки, потому что излишество – это грех по всем религиозным канонам, в том числе и в исламе. Мне все чаще кажется, что дорогими машинами, вещами и домами наши люди пытаются компенсировать внутреннюю пустоту, духовную ущербность.
Еще одна особенность иранцев в том, что они не строят огромные мавзолеи умершим. Просто плиты на земле, и они все похожи одна на другую. Отличаются лишь надписи. Каждому человеку при рождении дается имя и 24 часа в сутки. И от него зависит – останется ли его имя в веках.
В Иране люди живут и ведут себя скромнее, чем у нас. Ценности иначе расставлены. Дома внешне не отличаются друг от друга. Да и внутри без излишеств. В нескольких домах нам довелось побывать. Земля дорогая, поэтому первый этаж и подвал строят основательно, чтобы потом надстраивать этажи для детей и внуков.
Абсолютно везде бесплатные туалеты. При этом они двух видов: это европейские унитазы – «фаранги» и «ирани» на уровне пола. В поездах, в самолетах, парках, мечетях, молельных комнатах, музеях, на вокзалах и аэропортах – везде двух типов. Везде чисто и аккуратно. При этом я не видела, кроме вокзала, женщин со шваброй, на которую намотана пахучая тряпка.
Эскалаторы установлены там, где необходимо. Не говорю уже про вокзалы и аэропорты, где люди, как правило, с тяжелым грузом, но и мосты-переходы через улицы оснащены эскалаторами. Кроме того, от перрона поезда в здание вокзала можно попасть и по пологому (под малым углом) пандусу и на лифте. Удобства, воспринимаемые иранцами, как данность, для нас нонсенс.
Молодежь не увлечена сотовыми телефонами и селфи, как у нас. Стараются больше общаться, поэтому в хорошую погоду можно видеть в парках, скверах, даже вдоль улиц группы людей: женщин или мужчин. Расстелив плед, они трапезничают, общаясь, обмениваясь новостями. Они не растеряли вкус общения. Многие кафе готовят еду на «вынос» и дают в специальной пластиковой одноразовой посуде. Еду также берут из дома и не ленятся, прихватив примус, греть ее на природе. И естественно после себя весь мусор убирается. Везде чисто и прибрано, нет бутылок и брошенных пакетов.
На улицах города самые обычные люди, видя, что вы иностранец, говорят «Добро пожаловать», а если вы кушаете в кафе или ресторане, то, проходя мимо, пожелают приятного аппетита. Это нас приятно удивляло.
Люди с удовольствием общаются. Возможно, сказалась многолетняя изоляция. Совершенно посторонние люди могут пригласить вас домой на чашку чая, чтобы пообщаться и узнать что-то новое о вашей стране. Если вы хотите внимания и человеческого тепла, то езжайте в Иран.
Кстати, как нам говорили, совсем недавно им разрешили приобретать и устанавливать спутниковые «тарелки», оттого появилась возможность смотреть телевидение других стран и получать информацию о ситуации в мире.
Иранцы сохранили культуру потребления пищи. Они не смешивают несовместимые продукты. Когда мы, например, заказали запеченную рыбу (форель), то нам отказали в чае, мотивировав, что чай обедняет вкусовые и питательные свойства рыбы. Предложили напиток. Надо сказать, что нам это понравилось.
Любая женщина, пересекающая границу Ирана, обязана надеть платок. Поэтому и француженки, и немки, и малазийки, и китаянки … были с покрытыми головами, в длинных юбках или в туниках и широких брюках … никаких шорт и распахнутого бюста. Кстати, и мужчин в шортах не встречали, хотя для них правила более лояльны. Все выглядели достойно, прилично и скромно. Диктует хозяин, и это правильно, потому что его надо уважать. Воспитание внутренней культуры посредством легкого культурного шока.
Нас немного удивляло, что все кафе, рестораны с 15.00 и до 19.00 закрываются. И если вы не успели зайти хотя бы до 14.55 в здание общественного питания, то нужно будет ждать до семи вечера или что-то взять в продовольственном магазине на «перекус». Дисциплинируют к определенному режиму питания.
Удивляло и то, что в некоторых мечетях вход платный. Кстати, для своих и иностранцев разница в ценах в музеи, мечети и даже в некоторые парки дороже от пяти до семи раз. Если иранцы платят, например, 300 тенге, то иностранцы, в частности мы, – по 2 тысячи тенге (это в пересчете иранских риалов на тенге). К слову сказать, один тенге равен примерно 100 иранским риалам. Поэтому мы некоторое время были миллионерами, разменяв 100 долларов США – получили более трех миллионов риалов. Хотя сами иранцы сохранили старое название валюты и вместо «риал» говорят «туман». (Иранский риал введен в 1932 году. Исторически риал был валютой Персии с 1798 по 1825 год – предшественницы Ирана. Один риал равен 100 динарам. Слово «риал» происходит от латинского «regalis» – королевский.)

Отношение к исламу
Нас немного шокировало, что даже в пятницу мечеть закрыта. Сразу после обеденного намаза некоторые мечети закрываются. В городе Шираз хотели попасть в старинную мечеть Vakil, но на двери висел амбарный замок. Хотя намаз Зухр только завершился, судя по тому, что вокруг мечети лежали еще неубранные циновки и старые ковры, на которых совершали молитвы. Да и вход в эту мечеть платный (1500 тенге). Вход в мечети, представляющие историческую ценность, платный и регламентированный. Есть мечети, куда не пускают немусульман. У нас в этом смысле полная лояльность. Любой человек может зайти в мечеть, отдохнуть, помолиться в любое время дня и ночи. Главное, чтобы вел себя пристойно. Соблюдал тишину и не мешал тем, кто совершает намаз.
Иран считается шиитским государством. В Иране в основном проживают шииты (официально около 90 процентов), формы поклонения несколько отличаются от мусульман-суннитов. Если сунниты совершают обязательный пятикратный намаз, то шииты – только три: Фаджр, Зухр и Магриб. По прибытии в гостиницу того или иного города попросила распечатать мне расписание намаза. Во всех городах время намаза немного отличается, даже если одна часовая зона. Только в гостинице «Карим хан» г. Шираза после повторной просьбы написали на бумажке три времени намаза. Сам намаз исполняется по-другому, отлично от суннитов.
Думаю, что читатели знают, что во всех мечетях мира женщины и мужчины читают намаз раздельно. В одном молельном зале мне довелось даже видеть мужчину уборщика, хотя в уголке женщины кушали и одна женщина лежала (отдыхала просто прикрыв лицо). И это в такой строгой по отношению к женщине стране. У нас в женские залы мужчины не заходят и уж точно не убирают.
Во время намаза при наклонах (сяжде) лбом касаются мохры (похожа на небольшую хоккейную шайбу из глины. В одном путеводителе читала, что она сделана из глины из Саудовской Аравии). Что касается отношения к намазу, то во время намаза женщины могут прерваться и поговорить по сотовому телефону или между собой. В суннитском понимании этого нельзя делать. У нас в мечети стараются соблюдать тишину и не говорить о мирском. В Иране иначе. Дети бегают, шумят, женщины могут громко разговаривать. И самое странное, они могут пройти прямо перед сидящим в намазе. У нас, если ты далеко от михраба и поставил перед собой некий предмет (сякте или сутру), то это твоя территория и никто не может ее нарушить. Считается, что человек, прошедший непосредственно перед молящимся и помешав тем самым процессу намаза, совершает грех. Это ввергало в некоторый шок, когда ты собираешься сделать сяжде, а перед тобой проплывает платье в черной накидке. (Я как-то читала: «Если бы тот, кто проходит перед молящимся знал какой (грех) он берет на себя, то (понял) бы, что простоять на месте сорок было бы лучше для него, чем пройти перед ним!» Передатчик этого хадиса Абу-ан-Надр сказал: «И я не помню точно, сказал ли он сорок дней, месяцев или лет».)
Кстати, в некоторые мечети вообще не пускают, если на вас помимо длинного платья нет чодора (накидки). Поэтому выдают ткань размером в 1,5 спальную простыню белую в цветочек. Держать ее неудобно, сложно фотографировать и что-то записывать. Но правило есть правило. В мечети имама Реза, одного из самых почитаемых из двенадцати имамов, многие женщины бились головой об ограждение могилы имама и просили его о помощи. И еще меня удивляло, что женщины могли читать намаз в сторону захоронения. Намаз нельзя прерывать, тем более мирскими разговорами, лишь в исключительных случаях: пожар или иное стихийное бедствие, кому-то стало плохо и срочно требуется помощь…
Иранские женщины предпочитают черный цвет чодора. И этот цвет преобладает везде. Немного истории относительно черного цвета, которого в природе не существует. Психологи считают, что черный цвет на уровне подсознания подавляет эмоции мужчин. Тем не менее, черный цвет был официальным цветом Аббасидского халифата, а сами шииты в VIII–IX веках предпочитали зеленый цвет (знамя было зеленого цвета).
Во всех клубах, центрах, дворцах изу­чаются основы коранических наук, как Акыда, Фикх, Ахляк и непосредственно Коран и тафсир к нему. И все это за счет государства. Несмотря на хорошие условия для изучения Корана, люди все больше, как нам говорили, склоняются к зороастризму. Эта древнейшая религия зародилась в Бактрии примерно в VI веке до н. э. Главным религиозным памятником является священная книга «Авеста», где говорится, что мир создан богом Ахурой-Маздой. Как сказал один иранец, сопровождавший нас в Ширазе, что зороастризм несет много веселых праздников, а ислам привнес печаль в их жизнь. При этом, Иран в настоящее время – одна из стран с большим количеством праздничных дней.
А еще местное население с гордостью рассказывает об эпохе, когда Иран был сильной империей, о временах царей Дария и Куруша (в русской историографии царь Кир). Последние 5-6 лет в Пасаргаде около могилы царя Куруша стали собираться люди, чтобы отметить его день рождения. В 2016 году это было 30 октября.
Один попутчик нам показал ролик на сотовом, как многотысячная толпа собралась около могилы царя Куруша в день его рождения и скандировала: «Куруш наш великий предок, мы – арии». Куруш, по мнению иранцев, разработал первый кодекс по правам человека.
В памяти персов он остался как «отец народа», в то время как в древнегреческой и библейской традиции почитался как мудрый и справедливый правитель. Диодор Сицилийский высказался, так же, как древние историки Геродот и Ксенофонт:
«Царь Мидии Куруш, сын Камбиза и Манданы, дочери Астиага, был выдающимся среди людей своего времени в мужестве, мудрости и других добродетелях, ибо его отец воспитал его на царский манер и сделал его ревностным подражателем высшим достижениям. И было ясно, что он сотворит великие дела, так как не по годам проявлял свое превосходство. Кир, как нам говорят, был не только мужественным человеком на войне, но также гуманный в обращении к своим подданным. И именно по этой причине персы называли его Отцом» (Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IX (фрагменты), 22, 24).
Все больше людей верят в язычество и зороастризм.

нравственные ценности
Беседуя с разными людьми, нам доводилось слышать, что с 1979 года в Иране женщинам запретили петь песни на эстраде, потому что голос женщины должен слышать только муж. Но в театре и кино они работают. Все в жестких рамках и в пределах приличия. Хотя есть закрытые женские клубы, где женщины могут петь и радовать публику своим голосом.
В 90-е годы в Тегеране появился метрополитен. Его строили китайские специалисты, возможно оттого всех нас постоянно называли «чайна». Поначалу в метро не было деления на женские вагоны. В настоящее время первых и последние два вагона в составе – женские, остальные мужские, автобусы также делятся на женские и мужские половины.
В железнодорожных поездах имеются чисто женские вагоны или семейного типа. В семейных вагонах муж может ехать с женой и детьми. В такие вагоны продают билеты и женщинам. Правда, в междугородних автобусах такого деления нет.
Недопустимы какие-либо приставания, касания (даже ненароком), что меня восхитило. Соблюдается дистанция при общении, нет панибратских похлопываний между мужчинами и женщинами.
Также в конце семидесятых – начале восьмидесятых появилась полиция морали, которая могла забрать девушку в полицейский участок, если она была неподобающе одета. Как и у нас в советское время в гостинице не могли снять номер мужчина и женщина, если они не законные супруги. Администратор гостиницы сообщал в полицию морали. Мужчинам запрещали ходить в рубашках, футболках с коротким рукавом. Раньше, как нам говорили, могли даже покрасить краской руки мужчине, если рукав короткий. Но сейчас есть послаб­ление, оттого мы видели мужчин в футболках и рубашках с коротким рукавом. У шиитов можно женщину взять временно (оформить отношения). На день, неделю, год – но за это нужно платить. Но далеко не всем это по карману.
Мне вспомнились слова второго халифа Умара ибн аль-Хаттаба: «Не унижайте и не притесняйте людей, ибо они могут потерять веру». В этой связи люди нам говорили, что раньше совершали намаз и ходили в мечеть, а сейчас перестали.
Интересно было слышать, что иранцы пользуются календарем, разработанным еще Омаром Хайямом. Как гласит история, в 1079 г. в правление сельджукского султана Джалал ад-Дина Малик-шаха был принят официальный солнечный календарь, разработанный группой астрономов Исфахана во главе с Омаром Хайямом. Затем, в начале ХХ века династией Пехлеви введен новый, но он базировался на упрощенном варианте календаря Джалали. Первые шесть месяцев в нем состоят из 31 дня, следующие пять — из 30 дней, а последний — из 29 дней в обычные годы или 30 в високосные. Основным предназначением этого календаря является более строгая привязка Новруза (Наурыз – начало года) к весеннему равноденствию, понимаемому как вхождение солнца в созвездие Овна. Праздник Новруз (Нау­рыз) и сейчас широко отмечается в Иране, и страна отдыхает две недели. Кстати, календарь Омара Хайяма считается и в наши дни одним из самых точных. Дает ошибку в один день за 4500 лет. Поэтому дни недели и месяцы называют так, как это было еще в средние века. Пятница – выходной день, поэтому неделя начинается с субботы (суббота – Шанбе, воскресенье – Якшанбе, понедельник – Душанбе. Только пятница – джума от арабского «джамагат»).
Что нас так сильно удивило в этой мусульманской стране, где общество проникнуто шариатом и несмотря на большое количество плакатов и скульптур, на которых изображено, как молодежь помогает и поддерживает стариков, но на самом деле на улицах городов и в общественном транспорте молодые не уступают место пожилым и не помогают донести сумку или чемодан. В этом смысле у нас к пожилым они более внимательны. Место уступают, помогают пройти через улицу и донести тяжелую сумку. Причем даже просить не нужно.
В кафе и ресторанах порции большие. Вместе с люля-кебаб на гарнир чаще всего подают рис. Мясо довольно дорогое, поэтому в рационе преобладает растительная пища. Мы вчетвером едва одолевали одну порцию риса. У нас только в некоторых кофейнях объемные порции, а так в большинстве – более, чем скромные. Для нас было странным, что горячую еду запивают различными газировками, типа Фанта или Спрайт. А они удивлялись, что мы заказываем чай. Иранцы чай вообще с едой не совмещают, считая, что он вымывает железо из потребляемой пищи.
Алкоголь запрещен в стране. Мы не видели ни одного пьяного. Да и курящего мужчину увидели только один раз. О курящих женщинах вообще разговора нет. Здоровый образ жизни во всем. Для себя отметила, что у многих людей, как женщин и мужчин, хорошие зубы, крупные и белые. Практически не видела мужчин тучных, с животами. У нас ныне даже дети с избыточным весом. Приятно было отметить, что много молодых ребят рослых и накачанных. Причем мускулатура нормальная, а не «надувная» за счет анаболиков. Большинство мужчин ростом выше среднего, это, возможно, связано с теплым климатом и правильным питанием. Ученые отметили, чем теплее климат, тем люди выше ростом. И наоборот, потому что в холодных климатических условиях высоким сложнее сохранять тепло.
Таинственная страна красивых людей. В ней есть то, что вызывает восхищение и поражает воображение.
До новых встреч, Иран!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here