Каргалинская первая…

11
3309

Туған жер

Исмаилжан Иминов

Посвящаю cветлой памяти моего учителя,
Героя Социалистического труда
Кудыса Абсаметовича Абсаметова

Жизнь мчится стремительно, нынешним летом мне исполнится 58 лет. Прошло более полувека, как я пошел в первый класс, а более 40 лет назад начал работать в школе. Казахская народная мудрость гласит: «Елу жылда ел жаңа» («Через 50 лет мир новый»). Конечно, это правда. За эти десятилетия в моем родном селе Каргалы (в прошлом – пос. Фабричный) Жамбылского района Алматинской области сменилось несколько поколений. 

Я застал аксакалов, друзей отца, родившихся в 80-х годах XIX века. Ушли из жизни участники восстания 1916 года, Гражданской войны. Не забуду рассказы людей, переживших страшный голод 1931–1932 годов. Вспоминаю участников Великой Отечественной войны: казалось бы, еще совсем недавно они жили рядом с нами, но сейчас их почти не осталось…
Из моих учителей жива лишь одна. Да и нескольких однокашников не досчитал… Я их всех хорошо помню, но пройдет время, и их забудут. Поэтому я решил рассказать о школе и родном селе.
Хочу поведать о Каргалинской средней школе № 1 (ныне СШ им. К. Абсаметова). Ее судьба тесно переплетена с историей Каргалы, поэтому мой рассказ будет и о моей малой Родине.
Эта история началась в начале ХХ века. В 50-ти км от города Верного находилось одно из самых красивых мест в Семиречье, Каргалинское ущелье, расположенное на берегу одноименной реки. Эти земли издавна принадлежали двум казахским родам. На правом, восточном берегу реки Каргалы кочевал многочисленный род Жаныс, относящийся к племени Дулат. Левый, западный берег принадлежал роду Айкым. Здесь были великолепные пастбища. Недалеко от берега Каргалы в 1866 году волостной Сат Ниязбекулы (мы еще поговорим об этом удивительном человеке) построил мечеть.
В те годы муллы были не только священнослужителями, но и преподавателями: обучали детей грамоте, Корану, основам ислама. Не случайно муллами (молда) называли не только религиозных деятелей, но и учителей, образованных людей.
В богатых казахских аулах и киргизских аилах было много шерсти, а люди нуждались в добротной одежде. На это обратили внимание предприимчивый купец Сергей Шахворостов и владелец конезавода Федор Пестов. Они решили построить суконную фабрику. Долго искали место для строительства и остановились на Каргалинском ущелье. Почему? Здесь протекала бурная горная река Каргалы, значит, это почти бесплатная электроэнергия, есть вода для мытья шерсти, и тут кочевали многочисленные казахские роды. Шерсти у местного населения было много, часто они не знали ей цену, обычно ее просто оставляли на старом кочевье. Вот здесь и решили построить фабрику.
В декабре 1908 года будущие фабриканты арендовали у старейшин казахских родов четыре гектара земли на 30 лет, с ежегодной оплатой по 40 рублей. В начале 1909 года началось строительство. Многие считали, что идея строительства фабрики в Семиречье – это утопия, но они не знали настырного характера С. Шахворостова.
Строили цеха предприятия бедняки-казахи и русские переселенцы, которые оказались в регионе во времена Столыпинской реформы. Помню из рассказов старожилов, что среди них немало было жителей близлежащего села Найденовки (ныне – Касымбек). С. Шахворостов пригласил из Симбирской губернии 8 мастеров и 10 квалифицированных рабочих, ставших костяком будущих рабочих кадров. (Интересный факт: в конце 1927 г. на Старо-Тимошкинскую суконную фабрику в Ульяновскую область будут направлены 47 молодых рабочих-казахов, которые, проучившись год, вернутся на родину хорошими специалистами.)
Руководил строительством инженер Андрей Ливенков, а проект фабрики сделал знаменитый верненский архитектор Андрей Зенков. Я хорошо помню рассказы старого рабочего Кузьмы Бирюкова, он был нашим соседом, о первых годах фабрики. К концу 1909 года строительные работы были окончены. Рабочие возвели цеха, контору, склады, бараки и баню. Считаю, что с этого года начинается история нашего рабочего поселка. Кстати, Шахворостовы вошли в историю не только моего родного села, но и Алматы.

Наши аксакалы обычно не называли по имени фабриканта, говорили просто «Шахбурст». Он не занимался благотворительностью, в первую очередь думал о прибыли, однако оставил у каргалинцев добрую память о себе.
Кто же такие Шахворостовы? Они происходили из крепостных крестьян Воронежской губернии. Основатель купеческой династии Андрей Назарович Шахворостов. У старика было два сына – Андрей и Григорий. Более предприимчивый Григорий в 1880 году основал торговый дом «Шахворостов с сыновьями».
В первые годы купцы торговали скобяными изделиями. У них верненцы и жители близлежащих аулов, сел и станиц покупали недорогие лопаты, кетмени, мотыги, ложки, вилки, ножи, чайники, вед­ра. Большим спросом пользовались казаны, часто котел можно было обменять на лошадь или на несколько овец. Быстро нажив капитал, Григорий Шахворостов в начале ХХ века открыл сеть магазинов по всему краю: в Пишпеке (Бишкеке), Пржевальске (Караколе), Джаркенте. Известно, что купец был делегатом от Семиречья на коронации императора Николая II в 1896 году. Григорий Шахворостов удостоился чести от имени своих земляков преподнести царю на серебряном подносе хлеб с солью. Ушел он из жизни в 1904 году.
Среди сыновей Г. Шахворостова выделялся Сергей, главный советник отца: он был предприимчивым, волевым, быстро находил общий язык с людьми различных национальностей. В совершенстве владел казахской речью, немало у него было друзей среди местных баев. Сергей любил казахские народные песни, душевно их пел. Вопреки родительской воле, по большой любви, он женился на дочери бедного крестьянина. Григорий, который мечтал о снохе из богатой семьи, зная буйный нрав Сергея, не проклял сына, а первым пригласил молодоженов и благословил их. После кончины отца наследство было разделено между детьми. К 1914 году Шахворостовы были одними из богатейших людей не только Семиречья, но и всего Туркестанского края. В военные годы С. Шахворостов сказочно разбогател. Его фабрика поставляла шерстяные ткани для императорской армии.
Один из героев романа «Хранитель древностей» писателя Юрия Домбровского рассказывал: «Может, слышали про купца Шахворостова? – Ну конечно, как не слышать – свои ряды на всю Торговую улицу, на Хлебном рынке свои лабазы». До наших дней уцелел один из домов семьи Шахворостовых. Дом этот, сооруженный по проекту замечательного архитектора Андрея Зенкова, является памятником истории и зодчества. Драматична судьба этого здания. В годы революции он принадлежал дочери Михаила Шахворостова – Клавдии. После революции (окончательно был национализирован в 1926 г.) здесь располагались ГубЧК, губком РКП(б), РКСМ, Наркомздрав, первое медицинское училище. В нем был кабинет Д. Фурманова, наверное, поэтому улицу назвали его именем. С 1960-х годов в нем находился Музей медицины и здравоохранения республики. С 1992 года – посольство США, в последнее время там находится Генеральное консульство Франции в Алматы.
Я не хочу идеализировать С. Шахворостова. Конечно, он, в первую очередь, думал о прибыли. Но вспоминаю рассказы ветерана войны и труда Нурсеита Талдыбаева, проработавшего на фабрике 37 лет, сына одного из первых рабочих Акимжана Талдыбаева: «Первыми пришли работать на фабрику мои сородичи Жаманконыры из рода Айкым. Их считали самыми бедными среди местных казахов, но уже через несколько лет мы стали неплохо жить. Ежедневно рабочим фабрики, кроме небольшой зарплаты, давали по булке хлеба. Это помогло нам пережить тяжелые годы».
Еще в детстве прочитал роман талантливого писателя Габдола Сланова «Буйное русло». Он неоднократно приезжал в наш поселок, месяцами жил в нем, встречался со старыми рабочими, которые прекрасно помнили бывшего владельца фабрики. В романе показано зарождение и становление рабочего класса в Семиречье, но он написан в духе социалистического реализма, с позиции классовой борьбы. Но все же внимательный читатель найдет немало любопытного в нем. Вот как описывает писатель Шахворостова: «…Сергей, сын известного богача Григория Шахворостова. Острый взгляд, глубоко посаженные глаза. Ему уже за сорок. Говорил Сергей мало и негромко, но никому в голову не приходило ослушаться, не внять его тихим словам, сказанным как бы между прочим».
В июне 1919 года суконная фабрика будет национализирована. По рассказам старых рабочих, фабрикой еще два-три года будет управлять Сергей Шахворостов, который отлично знал производство. После Гражданской войны большевиками техническим директором будет назначен Гимади Батыршин. Этот человек, о котором хорошо вспоминали аксакалы моего детства, вместе с С. Шахворостовым стоял у истоков фабрики. К сожалению, Г. Сланов в своей книге называл его «ловкачом и пронырой», но на самом деле это был общительный, трудолюбивый, знающий свое дело человек. С. Шахворостов не держал рядом с собой случайных людей.

Об истории школы
Окончив в 1976 году школу, я был принят на работу в родную Каргалинскую СШ № 1 в качестве старшего пионервожатого. Это были самые лучшие годы в моей жизни. Здесь среди учителей и учеников нашел верных друзей, которые сопровождают и по сей день. Целыми днями я пропадал на работе, мне очень нравилось возиться с детьми. Тогда понял: школа – мое призвание. В коллективе было немало замечательных педагогов, хороших людей. Каждого из них я помню, но особенно директора школы Кудыса Абсаметовича Абсаметова.
Хорошо помню один из педагогических советов в начале 1977 года. Директор тогда сказал: «Вы, коллеги, хорошо помните историю нашего поселка и фаб­рики. Вы знаете, что в этом году исполняется 60 лет нашей родной школе. Мы должны отметить это важное событие. Я предлагаю всем: и учителям, и учащимся принять активное участие в этом событии, подготовить альбомы, посвященные истории нашей школы». Вся школа окунулась в эту интереснейшую работу. Документы, подтверждающие, что школа открыта в 1917 году, не сохранились. Но Кудыс Абсаметович, знакомый со всеми жителями поселка, знал первых учеников школы. Это были Григорий Федорович Донцов и Камер (Тамара) Шиаповна Ахметова (Яфисова). Они подтвердили, что «с 1 сентября 1917 года фабрикант Шахворостов действительно организовал 2-х годичную приходскую школу». Это подтверждение было заверено 1 марта 1977 года председателем исполкома Фабричного совета депутатов трудящихся. Школа стала официально готовиться к этому знаменательному событию.

С Тамарой Ахметовой мы жили по соседству, вырос у нее на глазах. Хорошо помню, что текст подтверждения носил ей на подпись, в тот день она много и интересно рассказывала об истории школы, вспоминала первую учительницу, с теплотой говорила о С. Г. Шахворостове.

Начало начал
Сентябрь 1917 года. В стране напряженная обстановка: в феврале свергли царя. Что будет в государстве дальше? – Этот вопрос волновал многих. В это смутное время С. Г. Шахворостов решает открыть в поселке школу. Почему фабрикант именно тогда задумался об учебном заведении? Во-первых, фабрика приносила огромные барыши хозяину в военные годы, производство разрасталось, нужны были грамотные рабочие и мастера. Во-вторых, рабочие, чье отношение к жизни менялось, мечтали, чтобы их дети были образованными.
С. Шахворостов пригласил учителя из Верного. Первым педагогом Каргалинской школы была выпускница Верненской женской гимназии М. Д. Середина. В те годы гимназии давали прочные знания, и почти каждый выпускник мог работать учителем. Мария Дмитриевна была образованная, очень интеллигентная женщина. Добрым словом вспоминали ее ученики, а она всей душой полюбила поселок. Фабрикант платил ей неплохую зарплату, выделил для жилья комнату в рабочем бараке. Школа расположилась в двух больших комнатах в доме, где жили рабочие. В первом классе учились двадцать учеников. Дети были разных национальностей: казахи, русские, татары, узбеки. Тамара Ахметова вспоминала: «Учились мы все хорошо – знали, что это в жизни важно. Много читали, эта страсть осталась с нами на всю жизнь. Все мои одноклассники стали хорошими людьми».
Григорий Донцов получит начальное образование в родной школе, позже окончит ФЗУ, строительный техникум в Алма-Ате. Г. Ф. Донцов – ветеран Великой Отечественной войны, кавалер двух орденов Красной Звезды.
Я хочу назвать лишь некоторые фамилии первых учеников нашей школы, дошедших до нас. Это Абдрахман Микеев, Алексей Скатов, Виктор Скатов, Газиз Батыршин, Амина Батуршина, Нина Бирюкова, Степан Дубровин, Яков Дубровин, Мария Ошнурова, Жамал Афисова, Марьям Яфисова, Андрей Донцов. По-разному сложились их судьбы. Алексей Скатов получит высшее образование, станет известным адвокатом. Один из лучших учеников школы, Газиз Батыршин, поступит в Ташкентский ирригационный институт и неожиданно умрет на последнем курсе. Степан Дубровин погибнет на фронте. А Мария Ошнурова утонет в Алма-Ате во время наводнения 1921 года. Андрей Донцов станет военным, офицером, участником войны, в звании подполковника будет заместителем командира корпуса.
В разгар Гражданской войны, осенью 1918 года, в школе откроют первый казахский класс. Об учителе этого класса, к сожалению, известно мало. До нас дошла лишь его фамилия. Это Кусаин Бадилов. Вероятно, он имел среднее образование. Среди учеников класса был Иса Конысбаев. Он в течение пяти лет учился в школе, позже работал в подсобном хозяйстве при фабрике заведующим фермой, а также в отделочном цехе. Был ветераном Великой Отечественной войны.
Шел 1919 год. Гражданская война продолжалась, «красные» большую часть Семиречья удерживали в своих руках. В этих условиях новая власть стала открывать советские школы. В сентябре 1919 года в селе Каргалы двухгодичная приходская школа была преобразована в единую трудовую школу I ступени, заведующим назначен Сыдык Алипбаев, выпускник 9-месячных педагогических курсов. Единые трудовые школы были созданы на основании декрета ВЦИК от 16 октября 1918 года. Эти учебные заведения делились на две ступени: I – для детей от 8 до 13 лет (5-летний курс) и II – от 13 до 17 лет (4-летний курс). Сыдык Алипбаев вспоминал: «В школе было два учителя – я преподавал в казахском классе, Орлов работал с русскоязычными детьми. (Возможно, к этому времени Мария Середина вернулась в Верный.) В школе учились дети рабочих и жителей соседних аулов и сел. Учеников было 60, во всей школе девочек казашек и уйгурок было не более 10. Их в школу не отдавали.
В школе было четыре класса. Работали параллельно. Обучали детей в частном доме, чей хозяин сбежал после революции. Огромная проблема была с учебниками: новых не было, а старых книг трудно достать. У учеников не было тетрадей, лишь изредка мне их выдавали в ОблОНО, карандаши, ручки и чернила покупали родители». В 1920 году Сыдыка Алипбаева направили на учебу, а в село Каргалы послали нового заведующего школой. Это был Абен Асырбеков.
Среди учеников, перешедших порог школы в 1919 году, я хорошо знал Кымбат Чувакову (Ахметжанову), она училась до 1927 года. Кымбат апа была нашей ближайшей соседкой, ко мне относилась как к сыну. Это была веселая, жизнерадостная женщина, которая в годы войны работала в табак-колхозе им. Ленина в Каргалах. Помню: она любила читать книги и журналы. Фамилия еще одной ученицы дошла до нас: Пелагея Донцова. После окончания школы она работала прядильщицей на фабрике.
В 1921 году стали первоклассниками Аблез Ташибаев и Куртыбай Алипбаев. Я их хорошо помню. Аблез ага был человеком с сильным характером, одним из самых уважаемых аксакалов нашего поселка. Он, окончив семилетку, ФЗУ, был сначала ткачом, а затем работал в отделочном цехе фабрики.
Куртыбай Алипбаев был участником Великой Отечественной войны. Имел много боевых наград. После войны работал на фабрике, позже станет водителем. В 1971 году за отличную работу был награжден орденом Октябрьской Революции.
В 1920-х годах учебное заведение официально именовалась «Единая трудовая школа I ступени при Государственной суконной фабрике им. Профинтерна». В 1927 году эта школа была реорганизована в фабрично-заводскую семилетку. Такой тип школ существовал в городах и рабочих поселках СССР с 1926 по 1934 годы. Кроме общего образования, они давали учащимся трудовые навыки, рабочие специальности. В мае 1934 года вышло положение об общеобразовательной школе. Она состояла из начальной, неполной средней (семилетней) и средней.
В эти годы в казахском языке несколько раз менялся алфавит. Бывший ученик нашей школы Абдыхаим Рахимов (Каим Молдыбаев) вспоминал: «Я пошел в школу в 1922 году. Шрифт в те годы был арабский, вскоре появился латинский. Тот, кто не знал латинскую письменность, считался почти неграмотным, поэтому в 1928 году я вновь пошел в школу, чтобы научиться этой письменности. В начале 1940-х годов в казахском алфавите опять произошли изменения, он стал писаться на кириллице, и эту письменность я потом изучил самостоятельно. Закончил три класса в 1931 году. Тогда заведующим школой был В. Лебединский. У меня чудом сохранилась справка за 1930 год об окончании 2 класса. Позже окончил бухгалтерские курсы и многие годы трудился на суконной фабрике по специальности. По тем временам считалось, что у меня отличное образование».
Среди тех, кто начал учиться в 1923 году, я хорошо помню Кожакена Жетписбаева. Это был скромный, трудолюбивый, немногословный человек, которого уважали все жители нашего поселка. Кожакен ага рассказывал: «Я родился в 1915 году. В школе учился с 1923 по 1925 годы. Хорошо помню своего учителя Абена Асырбекова. Позже получил образование в ФЗУ, с 1931 года работал в аппаратно-прядильном цехе фабрике. Закончил одногодичные курсы при Алма-Атинском областном исполкоме. В 1936 году был избран председателем исполкома поселкового совета. С 1941 по 1945 годы сражался на фронтах Великой Отечественной войны. В армии окончил партийную школу: был комиссаром артиллерийского батальона». Кожакен Жетписбаев был награжден боевыми орденами и медалями.

Он был первым
Трудно представить историю нашего поселка без семьи Назаренко. В 1977 году к нам в школу пришел старик, ему было около 75 лет. Его звали Василий Васильевич Назаренко. Он сказал, что приехал из Ленинграда, но родился и вырос в нашем поселке. Человек он был удивительный: хорошо знал историю Фабричного и школы. Несколько родных его братьев полегло на войне. «Я хочу вам помочь собрать материал о наших земляках, которые не вернулись с войны», – тогда он сказал мне. Василий Васильевич был одним из первых учеников нашей школы. К сожалению, я не записал тогда его рассказы о его школьных годах. У меня были записи на магнитофонной ленте, но они не сохранились. Помню, как-то он принес большую фотографию начала 1920-х годов, где были изображены многие наши земляки, рабочие фабрики. Он мальчишкой помнил многих из них.

Я тогда записал фамилии рабочих с этого снимка, которых узнал В. В. Назаренко. Это фото мы позже передали музею Каргалинского суконного комбината (я еще расскажу о судьбе этого музея). Василий Васильевич неоднократно посещал нашу школу, и всякий раз приносил фотографии солдат Великой Отечественной войны. Он где-то их переснимал и дарил с краткой биографией ветерана, в которой указывал даты жизни, награды, где воевал. Мы сделали стенд из его фотографий. Школа несколько раз провела встречи с ним. Помню, он несколько раз приезжал из Ленинграда, каждый раз приходил к нам в школу.

«Первый выпуск средней школы состоялся в 1933 году…»
Дорогой читатель, сохранились воспоминания о школе Анны Васильевны Назаренко, младшей сестры Василия Васильевича.
Послушайте их (сохраняю стиль автора): «Училась я в Каргалинской школе с 1924 года. С 1931 года она стала средней (в краткой истории школы за 1977 год указано, что в 1937 году она была преобразована в среднюю. На основании воспоминаний А. В. Назаренко считаю, что эту дату необходимо перенести на 1931 год. – И. И.). Кончали не десять, а девять классов. Первый выпуск был в 1933 году, он состоял из 10 учеников. В школе мы обучались бригадным методом. Учебников в то трудное время было мало. Классным руководителем у нас был Петр Валентинович Румянцев. Он был молодым учителем, преподавал химию. Мы его любили, это был общительный человек, влюбленный в свое дело. В классе был всего один учебник по химии, занимались по нему, соблюдая очередь. А учитель не жалел своего времени, работал с нами дополнительно, вечерами. Мы неплохо освоили его предмет.
Петр Валентинович был творческим человеком: он создал и руководил струнным оркестром. Любил театр, организовал в школе драмкружок. Мы часто ходили с ним в горы. Прошло много лет, но я никак не могу забыть этого педагога.
Директором школы был Дмитрий Михайлович Тригубов. Он вел у нас физику и историю. Это был молодой, но строгий и замкнутый человек.
Хорошо была поставлена внеклассная работа. Мы все имели какое-нибудь общественное поручение и серьезно к нему относились. Старшеклассники являлись вожатыми в младших классах. В классе еженедельно выпускали стенгазету «Комсомолец». В ней помещали стихи учеников, рассказывали об успехах в учебе, писали о дружбе. Редактором газеты была я. В середине 30-х годов проводила работу среди взрослых по ликвидации неграмотности. К этой архиважной работе привлекали лучших учеников. Помню, что вместе со мной ею занимались Власов и Никитин. После окончания школы меня и Алексея Власова (я помню его: он многие годы трудился учителем. – И. И.), оставили в школе преподавать в начальных классах. Я решила стать профессиональным педагогом. В Крыму поступила в Педагогический институт, но началась война. Фашисты вошли в город, и учебу пришлось оставить. После войны многие годы работала в школьных и дошкольных учреждениях родного поселка».
Сохранились некоторые фамилии первоклассников 1924–1925 учебного года. Учащиеся казахского класса: Гайни Асырбеков, Сейсембай Абдыкеримов, Рахым Даурабаев, Рахым Кульчигашев, Райымкул Наурызбаев, Абай Таиров. А вот список детей, которые учились на русском языке: Анна Назаренко, Клавдия Добромыслова, Анна Донцова, Алексей Власов.
Архивы, к сожалению, не сохранились. Фамилии учителей и учеников почти не дошли до нас. В 1960–1970-х годах многие каргалинцы были хорошо знакомы с Еленой Ивановной Левцовой. Она в 1932 году окончила семилетку. Вот из ее уст мы услышали еще одну фамилию учителя тех давних лет. Эта Анна Васильевна Крылова, преподаватель начальных классов.
… Шел 1926 год: время было тяжелое. Школа почти полностью зависела от фабрики. Отдел образования контролировал лишь учебный процесс, а зарплату учителям, техническим работникам платила фабрика. В это время техническое оборудование на фабрике было изношено, многие станки были еще со времен С. Г. Шахворостова, производству срочно была необходима реорганизация. В тот год директором фабрики был назначен И. Ф. Киселев, ветеран Гражданской войны. Этот человек оставил о себе добрую память у каргалинцев. Директор начал перестройку производства, но, в первую очередь, решил построить школу, больницу (она стояла вплоть до начала 1970-х гг.) и баню (там сейчас АТС). В 1926 году было сдано в строй одноэтажное типовое школьное здание на 120 ученических мест. Это было первое здание в поселке, специально построенное для школы. За более чем 90-летнюю историю здесь размещались начальная школа, учебный корпус интерната, специального интерната, ныне там находится Каргалинский УПК. Коренные каргалинцы любят это здание: знают, что оно вошло в историю поселка, связано с судьбой их предков. С тревогой наблюдали, когда в 1990-х годах оно несколько лет пустовало, но, к нашей большой радости, старую школу сейчас отремонтировали, и она находится в неплохом состоянии. Мы, каргалинцы, любовно называем эту школу «старушкой». Недавно, соскучившись по «старушке», проведал ее, обошел школу, зашел в кабинет, где начиналась моя школьная жизнь, сейчас там автокласс. Сделал там несколько фотоснимков.
Порог нового здания школы в 1926 году переступили Татьяна Донцова, Василий Бирюков, Екатерина Донцова, Лидия Добромыслова, Раиса Бирюкова. Из первоклассников того года не вернулись с войны Семен Лешков, Михаил Дубровин. Фамилии учеников казахского класса не сохранились.
Татьяна Донцова окончила в родной школе семь классов, многие годы работала на фабрике бухгалтером. Она вспоминала, что в их классе было 16 учеников, классным руководителем был Петр Семенович Жигалов. Ее одноклассник Василий Бирюков стал офицером-пограничником, участвовал в Великой Отечественной войне. Был начальником погранзаставы в Туве и Монголии.
Чарымхан Бекмуратова училась с 1929 по 1937 годы. В пору моего детства она была передовиком производства. На фабрику пришла трудиться в военный 1942 год: стала прядильщицей. Награждена орденами Трудового Красного Знамени и «Знак Почета», а также многочисленными медалями.
Уважаемый читатель, хочу ненадолго вернуться к концу 20-х – началу 30-х годов прошлого века. Подчеркиваю еще раз: судьбу школы в те годы нельзя было отделить от истории фабрики. 18 сентября 1927 года работа на фабрике была остановлена. (Это единичный случай за многие годы до начала 1990-х годов, когда она не работала.) Совет Народных комиссаров КазССР принял решение о реконструкции предприятия. Рабочие фабрики временно стали строителями. Они в течение четырех месяцев построили два новых корпуса (аппаратный и щипальный), площадью 570 квадратных метров (позже возведут еще один корпус). Рабочие провели новый подводящий водовод (лоток), соорудили котлован для воды. Главное: станки, турбины, техническое оборудование прошли капитальный ремонт или были заменены на новые.
С ужасом старые рабочие вспоминали голод 1931–1932 годов. Голодомор сразил соседние села. Рабочие фабрики выжили. Аксакалы рассказывали, что в это время им, кроме зарплаты, выдавали ежедневно по булке хлеба (это была традиция фабрики: в тяжелые годы помогать людям хлебом!). Разумеется, фабрика выделяла хлеб и учителям нашей школы.
Среди юношей, окончивших школу в конце 1920-х – начале 1930-х годов, многие погибли на фронте.
В начале 1960-х годов страну облетела новость, взволновавшая каргалинцев. Во время боев на Курской дуге в 1943 году мальчишки одного из близлежащих сел наблюдали, как советский летчик на истребителе отважно сражался с «мессершмидтами». Он сбил два самолета противника, но вражеский ас подбил «Як-3». Советский летчик направил самолет за село, где он упал в колодец. Все это видели местные пацаны, но фашисты наступали, и ребята не могли подойти к колодцу. Прошло почти 20 лет. Те мальчишки, которые уже стали взрослыми мужчинами, нашли тот колодец, а из заросшего источника вытащили хорошо сохранившееся тело летчика (холодная вода сберегла тело). По документам они узнали, что это был Виктор Терентьевич Лещенко, выпускник Каргалинской средней школы 1938 года.
Погибнет на фронте и его одноклассник Михаил Бирюков, который в 1938 году будет призван в армию. Не успеет он вернуться с армии, как начнется война. Михаил сложит свою голову в самом ее начале.
Фабричный в 1930-х годах был небольшим, все жители были знакомы друг с другом. Градообразующим предприятием была фабрика. В 1937 году школа стала официально именоваться «Средней школой при Государственной суконной фабрике имени Профинтерна». В 1937–1938 учебном году в ней обучалось около 250 учеников. Наполняемость в старших классах небольшая, от 10 до 20 учеников, в младших – чуть больше.
Поселок был многонациональным, почти все жители, которые родились и выросли в нем, были двуязычными. Казахи свободно говорили на русском языке, а русские – на казахском. А если ты татарин, узбек или уйгур – ты уже говорил на трех языках. К сожалению, двуязычие в поселке мы потеряли в 1960-х годах, когда при Хрущеве начали закрывать казахские классы, а делопроизводство вести только на русском языке. У меня сохранились справки, документы, выданные отцу в 1930–1950-х годах местными властям, они все на казахском языке.
Я упоминал одного из первых рабочих фабрики Кузьму Бирюкова. Он прожил долгую жизнь, но до конца своих дней с болью вспоминал своего сына Григория, веселого и жизнерадостного юношу, выпускника нашей школы, который не вернулся с войны. Григорий родился в 1922 году, окончил в родном поселке 10 классов. Мечтал стать летчиком. В 1941 году добровольцем ушел на фронт, прошел курсы командиров, принимал участие в формировании Панфиловской дивизии. Командир отделения минометчиков, лейтенант Г. К. Бирюков погиб в 1943 году, освобождая Украину. Я хорошо помню еще одного ученика нашей школы довоенных лет. Это Курмангали Асырбеков. Он общался с моими родителями, его дочь Зина была одноклассницей и близкой подругой моей старшей сестры Сакины. Курмангали ага прошел всю войну, долгие годы работал на фабрике, заведовал гаражом, а в 60-х годах он был награжден орденом Ленина.

Учителя тех давних лет
За первые двадцать лет в истории нашей школы сменилось немало учителей. К сожалению, фамилии многих до нас не дошли, а архивы не сохранились. Я хочу лишь перечислить педагогов, чьи имена и фамилии были записаны в 1970-х годах со слов их учеников. Да простят меня те, кого я не назову. Мария Дмитриевна Середина, Валентина Дмитриевна Середина, Сыдык Алипбаев, Абен Асырбеков, Абзи Кусаин, Александр Никольский Александрович, Рахметолла Естемисов, Адия Абдрахманова, Кумарбай Ешетаев, Валиев, Ковалева (имена не сохранились), Таисия Михайловна (фамилия не дошла до наших дней), Петр Жигалов, Семен Хорошилов, Петр Валентинович Румянцев, Дмитрий Михайлович Тригубов, Алексей Алексеевич Власов.
Вторым по времени заведующим нашей школы был Абен Асырбеков. Как сложилась учительская судьба у этого человека? Он был назначен руководителем школы в 1920 году, позже перейдет на преподавательскую работу. Многие годы являлся учителем в казахских начальных классах. В 1942 году будет призван в Красную Армию: погибнет на фронте. Супруга переедет в Киргизию, связь моих земляков с ней будет прервана.
Я хорошо был знаком с учителем физкультуры Болатом Ешетаевым, он многие годы трудился в школах поселка. Это был человек, влюбленный в свое дело, сотни учеников «крутились» вокруг него. Он не был учителем в нашей школе (работал в соседней), но, как и я, часто ходил в горы, там мы с ним встречались, часто говорили. Он с гордостью рассказывал о своем отце, учителе биологии, завуче школы. Кумарбай Ешетаев был выпускником Казахского института просвещения 1930 года. С 1931 по 1942 годы трудился в Каргалинской средней школе. Будет призван в армию, окончит курсы командиров в Чкаловской (Оренбургской) области. Погибнет смертью храбрых в первом же бою. В памяти своих учеников он остался хорошо образованным, добрым и чутким человеком.

Землячка
В 1978 году я поступил на филологический факультет КазГУ. Философию у нас преподавала кандидат наук, доцент Инесса Семеновна Хорошилова. Это была красивая женщина, с приятными манерами аристократки. Наверное, ей было лет 45. Учился я хорошо, был общительным. И как-то разговорился с Инессой Семеновной, рассказал ей, что родом из поселка Фабричный. «Вы, Исмаилжан, – мой земляк. Детские годы у меня прошли на Фабрике (так она называла поселок. – И. И.), я дочь Семена Хорошилова, учителя истории и директора школы, который погиб на фронте». После этого разговора она стала ко мне относиться как к младшему брату, сыну. Рассказала, что у нее была близкая подруга, одноклассница Надежда Грохотова, к которой она ездила после войны. (Н. Д. Грохотова была моей классной руководительницей и преподавала русский язык и литературу). Я обещал привезти ее в поселок, но, к сожалению, у нас это не получилось. После этого я ее не встречал.
Позже, когда я стал директором Каргалинской СШ № 1, в школьных альбомах из истории школы нашел фамилию ее отца, но имени не было. Карандашом дописал его имя «Семен». Мне захотелось восстановить фамилии заведующих, директоров школы тех далеких лет. Наверное, в этом списке не все фамилии руководителей нашей школы. Я называю лишь тех, чьи имена дошли до наших дней. Вот их имена и фамилии:
Сыдык Алипбаев, учитель начальных классов, был заведующим школой с 1919 по 1920 гг.
Абен Асырбеков, учитель начальных классов, был заведующим школой в начале 1920-х годов.
В. Лебединский руководил школой в конце 1920 – начале 1930-х годов.
Дмитрий Михайлович Тригубов был заведующим в 1930-х годах.
Петр Семенович Жигалов, учитель истории, был директором в 1937–1938 гг., погиб на фронте.
Семен Хорошилов, учитель истории, был директором с 1938–1940 гг. Погиб на фронте.
Ривгад Абдрахманович Хабибуллин был директором в 1940–1941 гг.
Бахыт Торбекович Торбеков, учитель истории, был директором в 1941–1942 гг. Весной 1942 года был призван в армию. После войны многие годы был учителем в селе Дегерес Жамбылского района.
Сагындык Оспанов был директором школы в 1942–1943-х гг. Первым в нашем районе он был награжден орденом Трудового Красного Знамени. С одним из его сыновей я работал, другой, Бахыт, станет известным общественным деятелем.
Кожагул Буранкулович Буранкулов являлся директором с 1944 по 1951 годы. Этого человека хорошо помню: наши семьи дружили. Его младший сын Тимур – мой близкий друг.

Каргалинская находка
В 1939 году в Фабричном произошла история, которая взбудоражила не только наш поселок, но и всю страну. Речь пойдет о каргалинском кладе, найденном моими земляками. Прошло почти 80 лет, но разговоры об этих таинственных сокровищах не утихают у нас до сих пор.
Дорогой читатель, вновь вернемся в пору моего беззаботного детства. Мы жили на улице Чапаева, нашим соседом по общему забору были Николай и Елена Есиповы. Дяде Коле, как мы называли Николая Сергеевича, в те далекие 1960-е годы было, наверное, около 80 лет. Мы, дети, боялись его. Он был худым, малоразговорчивым человеком. Рассказывали, что еще в годы Первой мировой войны он получил немецкую пулю в легкие. По утрам он долго и надрывно кашлял. Мы это хорошо слышали. Конечно, мы, как и все дети в этом возрасте, во дворе, в саду очень шумно играли. А это не нравилось дяде Коле. «Роза, успокой своих детей, Николаю плохо», – часто просила его супруга мою маму. На всю жизнь запомнил, что дед не любил, когда чужие собаки, куры залезали к ним во двор или сад. Дядя Коля в таких случаях был наготове: он пристреливал незваных гостей из ружья. Его супруга, тетя Леля, была совершенно не похожа на мужа. Это была полная, добрая, общительная бабушка. Часто она нас угощала конфетами, которые всегда были у нее в кармане фартука. Мы редко бывали в доме дяди Коли. На всю жизнь запомнил, когда моя мама меня как-то отправила к тете Леле. Наверное, это был единственный случай, когда я переступил порог их дома. В руках у деда тогда заметил книгу по истории древней Греции и Рима, изданную до революции. Кажется, это был Плутарх. Я не рискнул попросить книгу, чтобы посмотреть ее. Но помню точно, что тогда набрался смелости и спросил:
– Дядя Коля, в поселке многие рассказывают, что вы были одним из тех охотников, кто нашел в наших горах клад. Правда ли это? Если да, то, пожалуйста, расскажите об этом.
– Правда, Исмаилжан, эта история произошла очень давно, когда я еще был молодым. Как-то августовским днем 1939 года, в субботу, мы вчетвером пошли в горы на охоту: я, мой друг Аркадий Назаренко (он был учеником нашей школы. – И. И.), электрик Семин, имени его не помню, только осталось в памяти, что он приехал из Москвы устанавливать новое оборудование на фабрике и был с нами еще кто-то, но я забыл его фамилию. Целый день мы ходили, а вечером остановились на ночлег. Начал моросить дождь. Лагерь мы разбили под огромным висячим камнем. Это место напоминало пещеру. Разожгли костер и начали готовить ужин из рябчиков, которых настреляли по дороге. Шел дождь, а мы, спрятавшись под камнем, грелись у огня. Запах вкусной еды разносился далеко по округе. Аркадий, сидя у огня, взяв в руки палочку, стал ею ковырять в грунте, который состоял из мелких камней и песка. Вдруг палочкой он зацепил желтоватую поясную бляху.
– Мужики, я что-то наковырял. Может быть, это золото, – сказал он с улыбкой и протянул бляху Семину.
– Аркадий, это не золото, – сказал Семин и, осмотрев бляху, выбросил ее к реке, но Назаренко не унимался и продолжал копаться в грунте. Он нашел колечко и браслет. Осмотрев их внимательно, оценив по весу и цвету, мы всё же решили, что они на самом деле золотые, и, забыв об ужине, стали возиться в почве. Темная ночь сменила сумрак, и мы были вынуждены прекратить свои поиски. Наскоро поужинав, мы с нетерпением стали ждать утра. Помню: в ту ночь никто из нас не уснул. На заре, чуть забрезжил рассвет, вновь начали возиться в грунте (у нас не было орудий труда: мы не могли копать) и нашли несколько пластинок, колец. Охота потеряла интерес, взяв свои находки, мы ринулись в поселок, нашли на фабрике инженера- химика Азнабаки Таирова
(в записях П. А. Яковенко звучит фамилия Аметов. – И. И.). Осмотрев и исследовав наши находки, инженер буквально закричал: «Мужики, вы нашли древнее золото высшей пробы!» Взяв лопаты, мы буквально «полетели» обратно к загадочному валуну. Под камнем мы раскопали около двух с половиной килограммов золотых женских украшений. Там были перстни, украшенные фигурками верблюдов, козлов, диких кабанов (веп­рей), а также пластинки с орнаментом, где были изображены архары. Порой в наши руки попадала сгнившая ткань, которая моментально рассыпалась. Мы нашли около 300 пуговиц, мелких и покрупнее, которыми было обшито платье. Но самое главное: раскопали диадему, состоявшую из нескольких частей, с сюжетами из древней мифологии.
Вернувшись в поселок, мы решили сдать эти сокровища государству. Монтер Семин отвез эти богатства в Алма-Ату и передал их в Центральный музей Казахской ССР. Вскоре эта находка стала знаменита на весь Советский Союз.
– Дядя Коля, а было ли продолжение этой истории? Встречались ли вы с учеными, которые изучали вашу находку?
– Вскоре после этих событий приехал из Ленинграда археолог. Помню, что он прихрамывал. Сколько ему было лет? Наверное, он был не старше пятидесяти, а, может быть, и моложе. Вот с ним мы и пошли к огромному камню. Шли пешком, он не захотел ехать на лошади. Историк, попросил, чтобы мы не показывали ему место находки. Ученый шел медленно, внимательно разглядывая скалы. Вдруг он закричал: «Нашел!» Мы десятки раз проходили мимо, но не замечали, а он увидел еле заметное изображение на камне животного с рогами и крыльями, бегущего в горы. Такие картины несколько раз встречались на нашем пути. Наконец, заметили такое же изображение, но мифическое животное на нем неслось с гор. «Где-то здесь, мужики, вы нашли сокровище. Теперь его показывайте», – обратился к нам ленинградец. Археолог внимательно осмотрел место находки и пришел к выводу, что по нашему ущелью пролегал путь из Китая в Семиречье, Европу. На следующий день, объезжая окрестности Фабричного, он обратил внимание на расположение семи больших камней. Валуны были расположены кругом. Очевидно, здесь был жертвенник. В середине круга рабочие раскопали остатки золы. Наверное, древние кочевники, спустившись с гор, приносили животных в жертву и устраивали большой той. Так окончил свой рассказ Николай Есипов.
Как сложились судьбы героев этой удивительной и загадочной истории? Николай Есипов прожил долгую жизнь. Он ушел из жизни в конце 1970 – начале 1980-х годов. Добрая бабушка, тетя Леля, ненадолго пережила мужа. У Аркадия Назаренко (1912–1942) судьба сложится трагически. В марте 1941 года его призовут в армию, служить он будет в городе Бресте. Вскоре начнется война, солдат попадет в плен. Родственникам придет весть, что Аркадий пропал без вести. Лишь совсем недавно, три-четыре года назад, стало известно, что он был замучен в одном из фашистских концлагерей на территории Польши. О монтере Семине ничего не известно. Имя четвертого охотника не осталось в истории Фабричного. Инженер-химик Азнабаки Таиров (я хорошо знал его, наши семьи дружили) будет репрессирован и вернется из лагерей в 1950-х годах. А археологом из Ленинграда был Александр Натанович Бернштам (1910–1956). Известно, что он действительно прихрамывал. Бывал в наших краях и первым описал «каргалинскую находку». Бернштам считал, что каргалинский клад – это женское погребение усуней (видимо, шаманки) с разнообразными ритуальными принадлежностями. Ученый датировал сокровище 2 в. до н. э. – 2 в. н. э. Особый интерес вызывала диадема в виде двух золотых частей. Ее общая длина составляет 35, а ширина – 4,7 см. Диадема состоит из изображений животных, птиц, людей, вплетенных в растительный орнамент.

Далекий 1940 год
Наверное, в истории нашего поселка не было человека, который так хорошо, как Полина Андреевна Яковенко, знал прошлое нашего Фабричного. Выпускница Каргалинской средней школы, она многие года трудилась учителем русского языка и литературы, была живой энциклопедией поселка. Многие факты в нашей статье взяты из альбома, которые она собрала со своими учениками к юбилею школы в 1977 году.
В самом начале 1940-х годов школа жила обычной жизнью: дети учились, занимались спортом, ходили в горы, участвовали в демонстрациях. До нас дошла фотография, на которой завуч школы Владимир Иванович Шульгин выступает перед учениками и учителями на Первомайском митинге. Страшно подумать, но этой фотографии 77 лет. Жизнь шла своим чередом.
В те годы на нынешней территории нашего поселка были три населенных пункта: 1) поселок Фабричный (к нему относились фабрика, школа, больница, детсад и улицы, которые примыкали к ним); 2) Куншыгыс Каргалы (северные и восточные районы, здесь находилась мечеть); 3) село Майбулак. Все они имели свои поселковые и сельские советы. В Каргалах и Майбулаке были отдельные начальные школы. В архиве моего отца сохранились документы, которые выдали ему три разные советы того времени.
1940 год был этапным в истории школы. В тот год школу закончили шесть человек. Их имена сохранились в архивах. Вот они:
Иван Мельников, погиб на фронте;
Анна Ананьева,
Лукерья Ананьева,
Галина Ковалевская, окончила медицинский институт, станет врачом;
Фрося Моисеева, выпускница Иркутского медицинского института, врач;
Валентина Яськова, выпускница филфака Рижского университета.
Одноклассники тепло вспоминали Ивана Тютюникова, который после 9 класса уедет из поселка, закончит пединститут, будет долгие годы учителем, директором школы.
Классным руководителем этих выпускников была Халида Рахметуллаевна Елькибаева. Напомню, что директором школы был Ривгад Абрахманович Хабибулин, завучем – Кумарбай Ешетаевич Ешетаев.
Это был последний, предвоенный 1940 год, а впереди – кровавый сорок первый, принесший всем людям нашей страны слезы, страдания и испытания. Вместе со страной через испытания достойно пройдут мой родной поселок и моя школа.

 

 

 

11 КОММЕНТАРИИ

  1. Прочел с большим интересом, буду с нетерпением ждать продолжения! Рақмет! А уважением Амангельды БЕЙСЕУОВ.

  2. Спасибо за замечательную историю моей маленькой Родины! Я здесь родился, вырос, ходил во все три школы. После окончания Алматынского ИНЯЗа работал учителем в СШ № 2 у замечательного человека-директора Досымбетова Г.К. Сейчас я живу в Крыму. Мне почти 70 и в этом году я ушел на пенсию. Дух школ с. Каргалы всегда со мной. Спасибо автору за огромную работу по сбору фактического материала, который так талантливо, эмоционально передан читателям.
    Спасибо!

  3. Спасибо , читая ваш рассказ узнала историю развития школы, а вместе с ней и поселка. Это нужная книга для нас всех. Потому что каждый , кто здесь живет должен знать историю родного края . Надеюсь, что вы продолжите свою работу. С уважением Г. Магзумова .

  4. Смаилжан Абдикадырович, с большим интересом прочитала начало вашей новой книги, которую вы пишите к юбилею школы. Я очень рада. Вы большой патриот своей малой Родины. Может быть, вы даже не представляете, насколько весомее ваш труд. Вы восстанавливаете столетнюю историю первой школы поселка, попутно затрагивая и историю любимого поселка. Никто в поселке так не интересуется прошлым как вы. Несомненно, что ваши книги станут энциклопедией, к которой будет обращаться не одно поколение.

  5. Смаилжан Абдикадырович, с большим интересом прочитала начало вашей новой книги, которую вы пишите к юбилею школы. Я очень рада. Вы большой патриот своей малой Родины. Может быть, вы даже не представляете, насколько весомее ваш труд. Вы восстанавливаете столетнюю историю первой школы поселка, попутно затрагивая и историю любимого поселка. Никто в поселке так не интересуется прошлым как вы. Несомненно, что ваши книги станут энциклопедией, к которой будет обращаться не одно поколение. Ждем продолжения книги и желаем вам больших творческих успехов.

  6. Спасибо за интересную историю поселка и школы. С любовью читал вашу работу о нашых школы. Желаю вам успехов в творчестве.

  7. Мне очень понравилась это расказ о вашых поселке.Интересон и заманвает читателья к себе. Мне нравиться и жду новую историю.

  8. Отличный труд Исмаилжан! С огромным интересом с ним ознакомился. Ждем от Вас продолжения!

  9. «Человек живет, пока живет память о нем»,- гласит народная пословица. Ваши книги, Смаилжан, не дают забыть нам и подрастающему поколению о том, что для нас очень дорого,без чего нас не могло быть, – о людях, которые творили историю нашей малой Родины – нашего поселка Фабричный .
    Я с трепетом вспоминаю, как в 1977 году наш выпускной 10-б класс , классным руководителем которого была учитель русского языка и литературы Полина Андреевна Яковенко, собирал материал к юбилею школы. Мы с удовольствием ходили к ветеранам войны и труда, брали у них интервью, фотографии, делали снимки для альбомов, которые впоследствии находились в музее Каргалинского суконного комбината.
    Полина Андреевна была творческим человеком и вложила много сил и труда в создание музея и очень сильно переживала, когда он перестал существовать.Надеюсь, что собранный богатейший материал музея где-то сохранился.
    Спасибо, Смаилжан, за ваши замечательные книги о моем родном поселке.
    Желаю вам крепкого здоровья и творческих успехов!

  10. Исмаилжан ага, я не родилась, но выросла в поселке Фабричном. Переехали мы с ВКО 1980году в середине сентября,мне было 1 год и 9 месяцев.В школу пошла в1985году. КСШ2. Закончила 1996-ом. на медаль . Сам медаль нам не дали, аттестат у нас был жёлтого цвета и форма А4 это отличникам, а остальным синего цвета. Тогда годы были лихие 90-е. я насчёт аттестата( у моих старших братьев и сестер были аттестаты обычные, в форме книжечек) Мои родители тоже работали на фабрике. С 80 по 99(это папа отработал, мама работала до 94 вышла на пенсию) Папина фотография всегда висела на доскопочете. Работал он в приготовительном цехе,а мама в прядильном цехе. 1999году мы переехали в Талгарский р/н. Воспоминания о пос. Фабричном очень теплые. Там прошло моё детство, юношество и начало молодой жизни. Поступила в КазГУ на факультет биологический(к сожалению не закончила (не доучилась 1,5 года) такова была моя судьба ничего не жалею) Зато я до сих пор общаюсь и с одноклассниками и сокурсниками(и не только). Там живут мои родственники со стороны папы. Живёт старшая сноха с племянником и келинкой. Кстати старшая сноха является племяшкой Бахыта Осеанова. Мой папа, моя гордость, мой тыл САЛИЕВ ХАСЕН САЛИЕВИЧ( жаткан жери жайлы болсын!!!). Исмаилжан ага, у меня родной племяш тоже Исмаил( ему имя дал мой папа, его дедушка) Я прожила там почти 19 лет моей жизни. Мен сейчас 20*2. В душе мне 20, поэтому пишу не 40 лет, а 20*2. Историю о поселке изложили очень интересует. Я незнала историю поселка честное слово, хотя прожила 19 лет. Жила на партизанском крае. Ждем дальнейшую историю. С / у Гульжан.

  11. Аға, огромное человеческое спасибо!!!Ждём продолжения. Желаю вам крепкого здоровья и благополучия!!! Творческих Успехов!!!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ