Где священный кюй, там высокий дух

0
63

Талгат ТОЛЕГЕНОВ,
доцент кафедры казахского и
иностранного языков Университета «Туран»

Если музыка в целом передает богатство чувств и состояние
внутреннего мира народа, то самым лучшим, самым таинственным
ее видом является кюй.

М. Ауэзов

Если есть в мире сила, над которой не властно время, то эта сила – искусство… С тех самых пор, как казахи существуют как народ, существует на земле и неотделимое от них искусство. Это – великое искусство. Это – искусство кюя. 

В целом нашей общественности известно, что ряд исследователей на страницах печати делятся своими мнениями относительно происхождения кюев, об особенностях этого музыкального жанра, знакомят читателей с творчеством авторов кюев, рассказывают о музыкальных инструментах, на которых эти кюи исполняются.
В последние годы у нас появилось немало патриотов, которые не только ведут речь об использовании цифровых нот как облегченном способе в обучении игре на священном для нашего народа инструменте – домбре, но и практически на деле демонстрируют это, обучая не только казахов, но и представителей других национальностей.
Хочу остановиться на одном из таких примеров, рассказать об ансамбле народных инструментов, созданном на базе Международного университета бизнеса и продолжающем свою деятельность до настоящего времени. В его состав входят представители разных национальностей.
Очень редко можно встретить человека, равнодушного к музыке, чье сердце не дрогнет от воздействия чарующих мелодий. Без музыки жизнь, похоже, теряет и смысл, и красоту. Сам Пророк Мухаммед (да благословит его Аллах и приветствует), оказывается, так сказал однажды о музыке: «Кого не увлекает мелодичный напев, кто не испытывает удовольствия от красивых, живописных явлений, у того нет чувства одухотворенного восприятия мира» (из книги «Шифахия»).
Однако подобно тому, как у каждого народа есть свойственные лишь ему спе­цифические звуки (как, например, звуки, обозначаемые буквами ә, ө, ұ, ү, қ, ғ, і, ң, һ в казахском языке), у любой нации имеется характерное для ее самобытной музыки национальное звучание. Например, если привести настройки казахских национальных инструментов к исконному строю (а именно строю ре-ля-ре), то мелодии, поднимавшие когда-то дух народа, снова возвращаются. Это благозвучная, приятная для слуха казахская мелодия в стиле «қоңыр».
Одним из истинных патриотов, посвятившим свою сознательную жизнь изучению особенностей национального звучания, является Балтабай Матбусаулы.
Этого человека, сыгравшего главную роль в документальном фильме «Шакарим» известного кинорежиссера Калдыбая Абенова, я уважаю как своего наставника, впервые показавшего способ обучения цифровым нотам.
Балтабай аға, работавший в свое время ведущим научным сотрудником в Музее национальных музыкальных инструментов имени Ы. Ду­кенулы, принес на проходивший в нашем университете праздник «Наурыз» различные казахские музыкальные инструменты. Выступая перед студентами, он подробно останавливался на каждом из них, рассказывал много интересного и исполнял народные песни и кюи. Заметив неподдельный интерес молодежи, администрация университета организовала специальную встречу. Разумеется, проведенная мастером содержательная беседа, его рассказы произвели на слушателей огромное впечатление, обогатив их знания и заставив о многом задуматься.
Именно тогда прозвучало мнение Балтабая Матбусаулы об исконной настройке казахских музыкальных инструментов: «По инициативе специалистов русской, еврейской национальности, прибывших по специальному приглашению в тридцатые годы прошлого века, во всех учебных заведениях нашей республики разрабатывались программы на русский, европейский лад, а музыкальные особенности казахского народа остались в тени. Поскольку создание песен, симфоний и опер, переработка кюев осуществлялись людьми, не знавшими языка и традиций степняков, то это стало причиной изменения старинного чисто казахского настроя музыкальных инструментов. Нанесло нашему искусству заметный урон».
Но для того чтобы вернуть в казахской музыке исконный настрой и восстановить строй «қоңыр», нужно проделать очень большую работу. У нас накопилось немало проблем. Требуют пересмотра и изменений старые учебники по музыке, издающиеся с 1958 года, а также репертуары многочисленных оркестров народных инструментов, ноты кюев, учебные программы.
Я думаю, чтобы разрубить такой гордиев узел, следует создать условия для наших исследователей, предоставить им все необходимые возможности. Ибо музыкальное искусство занимает особое место в воспитании нашей молодежи. Разумеется, в этой работе будет необходима поддержка со стороны госорганов.
И трудно не согласиться с мнением И. Тасмагамбетова: «…Бесспорно, бесконечную глубину искусства кюя нашего народа можно воспевать беспрерывно. Одна из граней этой глубины кроется в духовности, поскольку там, где звучит священный кюй, там есть и высокий дух». В связи с этим вспоминаются строки выдающегося казахского поэта И. Жансугурова:
Что мне сто возов добра?
Все добро – моя домбра!
То медовый кюй, то горький
У нее теснится в горле
От заката до утра.
Безъязыка ли домбра?!
В соответствии с характеристикой эмоционального языка кюя, данной выдающимся поэтом, кюй «шепчет», «грустит», «задумывается», «сетует», «гневается», «стонет», «изливается», «идет легкой поступью», «волнуется», «шелестит», «гудит», «журчит», «заискивает», «колеблется», «гремит», «дремлет», «вспрыгивает», «резво скачет», «течет», «блуждает», «возвышается», «заливается», «указывает», «мчится», «горит», «дождит», «льет ливнем», «кипит», «грызет с хрустом», «отфыркивается», «изнывает», «томится», «поджигает», «обжигает», «причиняет боль», «заставляет тосковать», «кокетничает», «призывает», «манерничает», «ластится», «резко снижается», «тускнеет», «буйствует», «причитает», «трепещет», «погоняет», «плавно ступает», «млеет», «пламенеет», «ослабевает», «раскачивается», «умоляет», «голосит», «горько плачет», «блеет», «шумит», «грохочет», «струится», «ворчит», «ластится», «плавно покачивается».
Из этого глагольного ряда мы видим бесконечность, беспредельность эмоционального языка кюев. Поскольку у музыки нет границ, у молодежи неказахской национальности проявляются интерес и горячее желание заниматься искусством игры на домбре. В качестве примера их искреннего желания постичь тайны этого искусства я могу привести своих студентов, которых непрерывно обучаю на протяжении более десяти лет. Численность студентов, внявших моим наставлениям: «Чем курить, лучше играйте на домбре»*, в общей сложности превысила 100 человек. Некоторые из них уже окончили обу­чение и работают, другие продолжают учиться. Среди них Кирилл Куренков, Нуридин Калиев, Татьяна Бубенцова, Инна Швецова, Сания Арашапова, Владимир Жаркомбаев, Вячеслав Катайцев, Елена Колесникова, Мадина Баирова, Сауле Бутеева, Асель Шопшекбаева, Данияр Салимов, Мира Муржалимова, Виктория Шкурычева, Раушан Ахметалы, Асель Амандосова и др.
Конечно, если студенты не будут ограничиваться лишь получением определенной специальности, а будут заниматься тем, что обогатит их в духовном плане, если они будут иметь представление о казахском национальном искусстве, освоят нашу культуру, то это надо только приветствовать. Некоторые из тех, кто проявил желание научиться играть на домбре, не только приобрели для себя домбру, но и взяли ее с собой, когда отправились учиться за границей.
В год создания ансамбля в его составе был американский преподаватель Алан Прицлав. Всего за две недели с помощью цифровых нот он научился играть на домбре, выучил наизусть слова песни «Еркем-ай» и стал исполнять ее. Поскольку большинство песен из репертуара ансамбля были шуточными, пришлось вручить студентам, кому ложку, кому скалку, кому стиральную доску или крышку от кастрюли. Это было сделано, конечно, ради шутки, ну а если серьезно, то некоторые необходимые инструменты до сих пор еще остаются для нас недоступными.
Постепенно на место окончивших учебу студентов приходят вновь поступившие, и традиция, не прерываясь, находит свое продолжение. Наши ряды не редеют, напротив, людей, проявляющих интерес к игре на домбре, с течением времени становится все больше. Более того, некоторые из тех, кто уже завершил учебу, приходят во время празднования праздника Наурыз и тоже участвуют в наших выступлениях.
В нашем университете часто проходят встречи с писателями и поэтами, деятелями искусств. На одной из подобных встреч известные акыны Шамшия Жубатова, Байбота Серикбай и участник состязаний домбристов, кюйши Абдулхамит Райымбергенов предложили назвать ансамбль «Тулпар». Поскольку в составе ансамбля была исключительно молодежь, мы сочли целесообразным добавить к этому названию слово «жас» (молодой), и таким образом наш ансамбль стал называться «Жас Тулпар».
Вероятно, найдутся люди, которые вспомнят московскую организацию «Жас Тулпар», занимавшую особое место в истории нашей страны, созданную в 1963 году по инициативе достойных сынов нашего народа Мурата Ауэзова и Болатхана Тайжана. Даже если и так, было бы прекрасно, если бы молодежь «Жас Тулпара» была в состоянии продолжить их благородные дела. Разве в свое время гордость Алаша, выдающийся поэт Магжан Жумабаев не говорил так же о том, что он верит в молодежь?
Сегодня многие студенты выражают желание научиться играть на домбре. Неспроста мудрый человек отметил: «Песня и кюй – отражение чувств, внутреннего мира человека. Это отображение духа в мелодии. Накал разнообразных чувств в душе человека, перепады настроения то струятся в песне, то слагаются в легенды, то изливаются мелодией, то отдаются эхом в кюе. То, что народные песни и кюи так притягательны, так приходятся людям по сердцу, объясняется, видимо, превосходством их природы. И в усилении переливающейся через край радости, и в преуменьшении сломившего дух горя, даже в отражении пульса эпохи – искусство кюя занимает особое место».
Внимание современной молодежи к священному искусству кюя, стремление освоить музыкальные инструменты кобыз и домбру – это, безусловно, обстоятельство, доставляющее огромную радость нам, педагогам. Ведь искусство кюя, считающееся обобщенным образом эпохи, вобрало в себя целостный облик, красоту и дыхание столетий. В нем облик народа и негасимый огонь его души, могучая сила неиссякаемых мелодий, серьезный смысл. И этот смысл вечен для духовной культуры Великой Степи.


*Здесь имеет место непереводимая игра слов, основанная на многозначности казахского глагола тарту,  которое в составе различных словосочетаний может иметь значение «курить» (шылым/темекі тарту), либо «играть на музыкальном инструменте» (домбра/сыбызғы/… тарту).

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяМУЗЫКА ЕГО ДУШИ
Следующая статьяФЕНОМЕН ДИМАША

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here