Кино как продолжение жизни

0
27

Умит Тажкен,
писатель, член Казахского Пен-клуба

На прошедшем в Риме Международном кинофестивале «Азиатика» Казахстан представлял заслуженный деятель РК, кинорежиссер, сценарист, продюсер Жанабек Жетыруов со своим фильмом «Аккыз». В рамках фестивальной программы состоялся «Конкурс четырех режиссеров» (из Индии, Ирана, Филиппин и Казахстана) на лучший короткометражный художественный фильм о четырех художниках. Фильм нашего соотечественника о художнике Александро Саара получил первую премию.

На все про все – и обдумывание, и съемки короткометражного фильма – было отпущено очень мало времени. Натолкнуло на мысль снять именно данный сюжет воспоминание Александро Саара об увиденных однажды им на берегу моря следах птицы, что настолько поразило, что написал впоследствии картину…
По сценарию художник берет на время к себе домой курицу из птичника. Он смазывает лапки курицы маслом, рассыпает на белом полотне бумаги зерна, выпускает курицу и начинает наблюдать за реакцией живого существа в повседневной жизни – при добывании хлеба насущного.
Утром художник просыпается от кудахтанья курицы – она снесла яйцо. Это маленькое чудо его растрогало: он не сталкивался с подобным явлением, а если и сталкивался когда-то, не придавал значения, а оно могло пройти мимо него. Он стремится прочувствовать момент появления и превращения одного вида энергии в другой. Его переполняет благодарность случаю, что стал свидетелем чуда, вкусил только что появившееся яйцо (он варит его и, смакуя съедает), что судьба дала шанс проникнуться энергетикой нового, только что зародившегося природного явления, что подарила чудесное мгновение бытия, еще одну прекрасную мысль. Как изобразить рождение живого существа вообще? На белом полотне черные следы только-только обозначились: белое полотно символизирует начало, расцвет жизни. Затем фон меняется на черный цвет, следы становятся белыми: поле жизни неведомо для этого существа, ему еще предстоит пройти его, как многим, кто уже прошел.
Однажды художник видит сон: кровавые следы на белом полотне. Предчувствие и беспокойство выдают в подсознании рисунок смерти.
Он едет в птичник, ищет курицу. Но ее продали, съели. Художник подавлен, удручен. Тогда он идет от противного: покупает яйцо. И как-то в тишине он слышит странные глухие звуки. Это зарождение новой жизни, начало пути нового живого существа, внутриутробное сердцебиение! В воображении художника оно обретает образ хаотичной кардиограммы сердца еще не родившегося, но стремительно прорывающегося сквозь панцирь скорлупы плода.
Фильм не о том, что появилось раньше: яйцо или курица. И не о взглядах и мнениях ученых, философов или богословов по этому вопросу. Видимо, и не о постмодернизме, и не о сюрреализме с их совмещением сна и яви, хотя режиссер и использует тему подсознания. Фильм о неповторимом и уникальном внутреннем мире каждого художника, его видении жизни и смерти. Сам режиссер, по-видимому, хотел донести свою боль, совмещающуюся с его собственными снами и явью.
Фильм этот прошел незамеченным для широкой аудитории. А представляет он собой феномен, если знать, что режиссер родом из маленькой станции Байхожа в 30-ти км от космодрома, того самого полустанка, напоминающего Боранлы-Буранный Чингиса Айтматова из «И дольше века длится день». Из этого полустанка, где проживало чуть более двадцати семей, вышли известный писатель Серик Асылбеков, подаривший поразительно чудесный мир своих героев, Медеуалы Бимагамбетов – лингвист, Толеген Есенгельдин – один из первых театральных деятелей, работавший с Аскаром Токпановым, двое врачей – Багымша Есмамбетова, позднее выбранная депутатом Казахской ССР и врач от Бога Кыдырали Жалдыбаев, Сералы Толыбеков – профессор-филолог, бывший ректор КазПИ, Багдад Карбозов – профессор Университета имени Коркыта; два выпускника МГУ – Алибек Косембаев и Алан Есмамбетов, государственные деятели Абжали Байшуаков и Алтай Шаихов, певец Женис Сейдолла, кинорежиссер Жанабек Жетыруов. Недаром в далекие 50-е годы именно эти места был выбраны для строительства космодрома: говорят, именно отсюда легче всего кораблю вырваться на орбиту. По-видимому, есть на этой земле нечто-то особенное…
На песчано-суглинистом полотне родины Жанабека тоже нередки кровавые следы и не только птиц или другой живности, но и людей. Далеко в ночном небе полыхает огненное зарево после падений ракет, разлива гептила и прочих последствий более чем 50-летнего использования космодрома. Потому, наверное, и присудили Жетыруову первое место за фильм, напоминающий о многом – и об одиночестве художника, и его ответственности, и о бессмертии искусства – ведь каждый художник оставляет после себя плоды своего дара, пропущенного через свою трепетную душу.
Фильм Жетыруова – это и философский трактат, и элегия, и принятие смерти, как продолжения жизни.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here