ТОПОНИМИЯ КАЗАХСТАНА: ПРОБЛЕМЫ И СУЖДЕНИЯ

1
326

УДК  528. 935

                                 Алдар ГОРБУНОВ,

       гл. научный сотрудник Института географии МОН  РК,  д. г. н., профессор

(Сообщение второе)

Высказаны  критические замечания по семантике и этимологии ряда  топонимов Казахстана, приведенных в Государственном каталоге географических названий Республики Казахстан. Предлагаются новые версии толкования некоторых топонимов.

There are critical analysis of semantic and etymological  of some geographical names of  Kazakhstan.

Это сообщение, как и первое1, содержит критический разбор некоторых материалов Государственного каталога  географических названий Республики Казахстан2,

Озеро Зайсан

На последних географических картах, согласно Каталогу, озеро именуется Жайсан, которое осмысливается как «благодатное». Но в Казахско-русском словаре3 находим другой перевод этого слова – «благородное». Совершенно иной смысл. «Жайсан» схоже с калмыцким гидронимом «Зайсан», который появилось в конце XVII века. Обычное его объяснение таково. В упомянутое время, пришедшие в эти края калмыки в какой-то год или годы страдали от сильного голода. Их спасли от вымирания рыбные богатства озера. Известно, что монголы и калмыки не употребляли в пищу рыбу и поэтому не занимались рыбной ловлей. Но голод заставил нарушить давние традиции. В знак благодарности они стали именовать озеро Зайсан, что на монгольском языке означает благородный. Это устное предание было опубликовано в XVIII в. историком Г. Ф. Миллером4. Непререкаемый его авторитет привел к тому, что в последующих публикациях, характеризующих озеро, укоренилась именно такое объяснение семантики и этимологи топонима Зайсан. Однако есть основание выразить обоснованное сомнение на этот счет. Дело в том, что по-калмыцки «рыба» именуется «заhсн»5. По-русски это слово звучит примерно как «загсн». К тому же добавим, что в калмыцком языке «благородный» не «зайсан», а «Əрун цевр», т. е. «арун цевр». Итак, название озеро восходит к калмыцкому слову «рыба», а не к монгольскому понятию «благородное». Естественно, возникает вопрос: как называли озеро местные казахи до прихода калмыков-жунгар? Оно, конечно, не могло быть безымянным.

Есть предположение, что российский посланник в Китай  Ф. И. Байков, пройдя  в 1654 г. из Тобольска вдоль Иртыша до его истоков, впервые сообщил о казахском названии Зайсана. Из Пекина он вернулся по тому же пути. Сам Байков, будучи неграмотным, обладал феноменальной памятью. Путешественник оставил замечательное для своего времени описание пути, составленное с его слов по возвращении посольства. В описании приводится подробная характеристика маршрута путешествия, а также множество других разнообразнейших сведений по гео­графии, этнографии и многим другим вопросам, касающимся пройденных земель. У Байкова находим первые письменные известия и об озере Зайсан, которое он именует Кызылбаш, ссылаясь на калмыков. Но топоним явно тюркского происхождения.

Заметим, что некоторые топонимисты, например Э. М. Мурзаев6,   относят приведенный топоним к озеру Улюнгур. Оно, как известно, расположено близ левого берега Черного Иртыша,  в  185 км к востоку от Зайсана. Озеро не соединено  протокой с  Черным Иртышем. Однако  в  своем   статейном списке, так было принято в те времена именовать путевой дневник,   Федор Байков  определенно свидетельствовал, что «…а от того городка до озера ходу  4 дня, а зов тому озеру калмыцким языком  Кызылбаш,  а калмыки сказывают: рыбы де в том озере много, вода в том озере пресная зелена, а сквозь то озеро прошла река Иртыш…».7   

Следует заметить, что нет полной уверенности о пути следования посланника. Есть разные версии его маршрута. Но ряд фактов свидетельствует, что он, по каким-то причинам, неоднократно переправлялся через Иртыш. Например, Ф. Байков посетил Аблайхит, т. е. побывал на левом берегу Иртыша. Затем  сообщил, что он сделал дневку на реке Курчум, в низовьях которой отметил  возделанные поля «бухарцев». Следовательно, путешественник следовал далее по правому  прибрежью Иртыша.

Есть и другие толкования докалмыцкого названия  Зайсана. Они принадлежат упомянутому выше российскому ученому-историку  Г. Ф. Миллеру. Он прославил свое имя фундаментальным сочинением «История Сибири» и многими другими трудами. Известно, что в 1734 г. он со своим коллегой-ученым И. Г. Гмелиным проследовал из Омска по Иртышу до Семипалатинска и Усть-Каменогорска, где собрал ценные материалы по  истории, географии и этнографии  края. В своем труде «История Сибири» Г. Миллер касается  прежнего названия  Зайсана «… в некоторых ландкартах сие озеро Кызылбас названо, утверждаясь на описание путешествия некого российского посланника в Китай…, но и сие  несправедливо: вместо Кызылбас надлежит читать Кисалпу, потому что так сие озеро прежде называлось как у калмыков, так и у татар, и нынешнее имя  Нор-Сайзан не прежде, как в половине прошедшего века, пришло в употребление, когда калмыки от великого голода для рыбной ловли к сему озеру прибегли, и, прокормившись от оного, в знак благодарности его Благородным, что у них Сайзан значит, назвали…».  Из приведенного текста видно, что Г. Миллер заметно искажал географические названия. Кисалпу, несомненно, содержит слово Кызыл – Красное или Красный. Концовка приведенного им топонима, т. е. «пу» или очень сильно искаженное слово «кëл» (озеро), или  приставка к прилагательному «кызыл», т. е. Кызылдау – красноватое. Может быть, «пу» есть измененное слово «бу» – пар или испарение.  Но его не представляется возможным привязать к названию озера. Больше подходит элемент «ну», т. е. Кызылну – Красное Первозданное. Но и эта версия сомнительна.

В толковании гидронима Ф. Байкова и  Г. Миллера, как кажется, нет противоречия. Оба упоминают слово «кызыл», но с разными добавками. Возможно, до прихода калмыков в эти места, озеро называлось Кызылкольбас или Кызылдаукольбас – Красное или Красноватое озеро верховий. «Бас», в данном случае, означает верховье или исток реки Иртыша.

Почему же в название озера присутствует прилагательное красное? Известно, что близ северного берега озера расположен массив палеогеновых красноцветных отложений. Во время дождя они интенсивно размываются, глинистые частички окрашивают в красноватые тона, стекающие в озера ручьи, а они – прибрежные воды озера.

Есть и другая менее надежная версия происхождения слова «Кызыл». В тюркских языках «кызыл» может означать «южное». Может быть, когда-то озеро Маркаколь – называли Северное, Зайсан – Южное.

Несомненный интерес представляют сообщения А. Седельникова8 со ссылкой на И. Бичурина, что на старых китайских картах Зайсан назван Хунхоту-нор или  Хошуту-нор, т. е. Озеро Колоколов или Мысов. Это связано с тем, что на озере из-за постоянных ветров почти не умолкают ритмичные и глухие удары прибойных волн. Наименования явно монгольского, а не китайского происхождения, т. к. по-монгольски, «хонх» – колокол, «хонхны хуу» – колокольчик, а «хошун» или «хушуун» – мыс. На китайских картах название несколько искажено, но узнаваемо. Заметим, что по-китайски, колокол – «чжун».

 

Река Башке

Среди левых притоков Иртыша Ф. И. Байков7 называет реку Башке или Бешке. Ныне она именуется Аблакетка. Аблайхит – название буддистского монастыря,  который основал здесь священнослужитель Аблай в XVII веке.  Башке – искаженный, видимо, казахский топоним Баскен. «Бас» – голова, в данном случае – верховье реки, «ке» – усеченное слово «кен» – руда. Топоним свидетельствует, что когда-то здесь добывали какую-то руду, возможно,  оловянную

 

Озеро Маркаколь

Живописнейшее озеро в Казахстанском Алтае. Известно несколько его названий. Среди них наиболее примечательные Маркаколь и Балыкколь.

В калмыцком языке «изумруд» – «марhад». Не исключено, что по- калмыцки озеро именовалось Изумрудным из-за цвета воды, в которой отражается зелень лесистых склонов  котловины. По сообщению Г. Н. Потанина, калмыки называли в середине XIX века озеро Барханур – правильнее, Бурханнур (Священное или Божественное озеро).

До прихода сюда калмыков, озеро, видимо, было известно у местных жителей-казахов как Балыкколь, т. е. Рыбное. По словам Г. Н. Потанина9, проживающие в озерной котловине казахи из рода кожембет (кажембет) профессионально занимаются здесь рыбной ловлей. Летом они питались почти исключительно рыбой, припасая молочные и мясные продукты на зиму.

Можно предположить, что  местное  казахское население предпочитало его называть Балыкколь. Так оно именуется на карте А. И. Левшина, составленной в 1831 году.10

Есть еще одно сомнительное объяснение семантики Маркаколя – Жереховое озеро11, 12. Но жерех – речная рыба, и в Маркаколе не обитает.

Заметим, что в одном узбекском диалекте «марка» означает что-то «большое». В связи с этим, интересно упоминание Ф. Байковым «пашенных бухарцев», которые в низовьях Курчума в XVII веке выращивали пшеницу, ячмень, просо и горох. Видимо, этим занимались уйгуры-земледельцы, приглашенные из Малой Бухарии, т. е. из Синьцзяна. Не исключено, что среди них были и узбеки, которые Маркаколь именовали Большим озером. Оно, действительно, самое большое в горах Алтая: в два раза больше Телецкого.

В Каталоге гидроним Маркаколь осмысливается как «большое», «благодатное». Видимо, за основу  этого толкования взято казахское слово «маркабат» (милость).

Необходим дальнейший поиск в этом направлении.

 

Сибинские озера

Известный омский ученый-географ и  краевед  А. Н. Седельников, автор уникальной монографии «Озеро Зайсан», изданной в 1910 г., помог найти пути к определению названия Сибинских озер. В своем кратком отчете по изучению озер Калбинских и Алтайских гор, который был опубликован в 1915 г., реку Сибинку в одном месте он называет Себе13. Отсюда потянулась нить разгадки названия упомянутых озер. Сибинкой именуется верховье реки Аблакетки. Сибинка и ее правый приток омывают с юго-запада группу Сибинских озер. Они размещаются в интервале абсолютных высотах 715 – 869 м. Воды пяти озер уютно устроились в гранитных ваннах  горного массива Чертей-тау (так у Седельникова). Каждую ванну  местное казахское население образно называли себет – корзинка. Затем буква и звук «т» потерялись, и Себет превратилось в Себе. Русскоязычное население трансформировало топоним в Сибин.

Попутно заметим, старое название этих гор – Чертейтау – возможно, искаженное слово «шатыртау», т. е. Шатровые горы. Действительно, здешние горы напоминают по форме шатры.

Другая версия. Ороним восходит к казахскому слову «шетi» – кромка, край, т.е. это Краевые горы. Оба объяснения с географических позиций вполне приемлемы.

 

Калбинские горы

Знаток диалектов русского языка В. И. Даль14 свидетельствует, что калба – род дикого лука, произрастающего в Западной Сибири. Другое его название – черемша. Иногда название гор пытаются связать с казахским словом калалы (олово). Известно, что с давних пор в небольших месторождениях добывали здесь оловянную руду. Но такое толкование кажется сомнительным с лингвистических позиций.

По информации Г. Н. Потанина, ранее Калбинский хребет именовали Калма. Видимо, это усеченное слово «калмак». Так казахи называли  и называют калмыков. Следовательно, Калбинские горы именовались Калмыцкими. На это косвенно указывает название одной из высочайших вершин  гор. На старых географических картах фигурирует ороним Калмак-Толгой. Буквальный его перевод на русский означает Голова Калмыка. Но смысл его иной – Высочайшая  Вершина Калмыцких гор.  Эту вершину, которая ныне именуется Талды, видимо, ранее считали здесь самой высокой. Но она по высоте чуть уступает другим двум возвышенностям. Такая ошибка вполне объяснима. Ведь в те времена отсутствовали необходимые приборы для определения абсолютных высот. Поэтому они оценивались «на глазок».

В Каталоге, топоним Калба связывается с казахским словом «калбай» (торчать, возвышаться). И такая версия  может, конечно, иметь место.

Нет сомнения, что до прихода в эти края калмыков горы назывались иначе. Необходим дальнейший поиск в этом направлении.

 

Узынагаш (Узунагач)

Поселок в 60 км к западу от Алматы.  В Каталоге приведен прямой перевод (длинное дерево), а не осмысливание топонима. Существуют различные его толкования: лес, вытянутый узкой полосой, длинное течение от «узын агыс», так ранее назывался многоводный родник. Можно предположить и такое объяснение: «агача» имеет связь  со словом «агачы», употребляемого в алтайских языках в смысле «текущая вода». В таком же смысле в Южной Киргизии используется слово «агача».

Но, как кажется, для объяснения смысла топонима необходим исторический экскурс. В известной персидской рукописи Х в. «Худуд ал-Алам» анонимного автора отмечено, что горы района нынешнего Кастекского перевала именовались Урун-Ардж. Востоковеды считают, что это искаженная форма топонима Узун-Агач.

Агач – древняя тюркская  мера длины, примерно равная 6 – 7 км. Так, в Иране еще в середине ХIХ в. эта мера широко использовалась наряду с фарсангом. Известный ученый и государственный деятель  ХVI в. султан Бабур также упоминает меру длины «йигач», т. е. «агач». Длинный «агач» мог означать долгий переход по горам через Кастекский перевал, т. е. расстояние более 7 км, видимо, порядка 20 км. У северного подножья этих гор возникло поселение с таким же названием.  Оно  находилось где-то близ нынешнего поселка.

Из китайских источников известно, что эти же горы на китайский манер именовались Цзетань. Они считались священными. С момента возникновения Западно-тюркского каганата, т. е. с конца VI века, в этих местах верховный каган назначал правителей подвластных племен.

Таким образом, топоним «Узынагаш» очень древний,  ему не менее 1400 лет.

Приведенные материалы призваны привлечь внимание исследователей к некоторым топонимам Казахстана. В этом направлении следует продолжить изыскание семантики и этимологии географических названий республики. Цель статьи –  возрождение забытых топонимов и их наиболее правильное осмысливание.

 

Литература

1. Горбунов А. П. Топонимия Казахстана: проблемы и суждения (Сообщение первое) Вопросы географии и геоэкологии, № 2, 2012, с. 72–76.

2. Государственный каталог географических названий Республики Казахстан. Т. 1 -14,  РГКП «НКГФ», 2003–2009 гг.

3.  Казахско-русский словарь. Алматы, «Дайк-Пресс», 2002, 1008 с.

 4. Миллер Г. Ф. История Сибири, т. 3, М.: «Восточная литература», 2005, 592 с.

5. Калмыцко-русский словарь. Хальмг-Орс толь. М.: «Русский язык», 1977,760 с.

6. Мурзаев Э. М. Очерки топонимики. М.: «Мысль», 1974, 382 с.

7. Материалы по истории русско-монгольских отношений. 1636 – 1654. Сборник документов. М., 1974, с. 400–404.  № 136 – Из статейного списка Ф. И. Байкова в Китай.

8. Седельников А. Н. Озеро Зайсан. Записки Западно-Сибирского отдела РГО, т. XXXV, 1909, 253 с.

9. Потанин Г. Н. Исследования и материалы. История Казахстана в русских источниках XVI – XX веков. Т. VII. Алматы: «Дайк-Пресс», 2007, с. 5–554.

10. Левшин А. И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсакских орд и степей. Алматы: «Санат», 1996, 856 с.

11. Койчубаев Е. Краткий толковый словарь топонимов Казахстана. Алма-Ата: «Наука», 1974, 274 с.

12. Конкашпаев  Г. К. Словарь казахских географических названий. Алма-Ата, Изд-во АН Каз ССР, 1963, 185 с.

13 Седельников А. Н. Алтайские озера. Предварительное сообщение. Известия Западно-Сибирского отдела Императорского Русского Географического общества, 1915, т. 3, вып.1-2, с. 3–12.

14. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка.  Том 2, М.: «Русский язык», 1989,  780 с.

15.  Конкобаев К. Топонимия Южной Киргизии. Фрунзе: «Илим», 1980, 172 с.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Есть вариант. Слово Jайзан на алтайском языке применялось к старшинам группы людей кочующих вместе (род, оток, сёк). В республике Алтай есть местность с названием Зайсанская Елань, что в переводе с алтайского поле jайзана (зайсана), на алтайском языке jайзанын jаланы. Должность старшин сёков (родов) до настоящего времени именуют Зайсанами.
    Кызыл Баш в дословном переводе означает красная голова, но в топонимике алтайцев должна звучать Кызыл-бааши, что в переводе означает верховья реки,либо урочища, либо долины и т.п.
    Возможно когда-то в верховьях Красной долины, у озера кочевал какой-нибудь князь.
    Время шло, народы кочевали со своими диалектами и языками.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ