О сути «министерства справедливости»

0
136

Собственное мнение

Накипбек Садвакасов, 
юрист-правовед

«Не теряйте чувства справедливости…»

Гений эпохи Возрождения, французский ученый Рене Декарт высказал истину, ставшую актуальным на все времена афоризмом: «Верно определяйте слова, и вы освободите мир от половины недоразумений». Мне же, как среднестатистическому физическому лицу, больше импонирует следующая его перефразировка: «Правильно определив значение слов, мы избавим человечество от половины несчастий». Такая формулировка несет больше позитивного заряда, больше благородного преобразующего начала. 

Соответственно, позволяем ли мы себе переосмысление обыденных, казалось бы, простых названий тех или иных вещей? Обращаем ли внимание на изначальные значения определенных слов?.. Зачастую – нет, и «тому примеров – тьма». 
Что касается предмета данной статьи, то здесь мы ставим перед собой скромную задачу только лишь напоминания правильного значения слов, и, следовательно, наступления надлежащих законных последствий. Не более того. Задался ли кто-нибудь и где-нибудь, к примеру, любопытно-мечтательным вопросом: существует ли реально Министерство справедливости? Предположительно, этого в принципе быть не может. Средний обыватель в это просто не поверит. Однако относительно «Министерства справедливости», уверяю вас, оно реально существует, по крайней мере, по названию. 
Со значением слова «справедливость» вроде бы все предельно ясно, и каждый понимает, что оно означает. 
Еще в древности знаменитый степняк Абу Наср аль-Фараби считал, что «справедливость – хорошее [качество]», а также то, что «происходит заслуженно и справедливо, является благом», и далее, развивая свою мысль, он писал: «Человек должен обладать прекрасным пониманием и представлением сущности вещей и, более того, он … должен по природе своей любить истину и ее поборников, справедливость и ее приверженцев» [Аль-Фараби. Социально-этические трактаты. Алма-Ата: «Наука», 1973, с. 32, 237, 345]. Однако, как показывает опыт, в мировой практике и обыденной жизни – все не так однозначно. Порой у каждой стороны «своя правда», свое отношение к ней. Тому простой и яркий пример: в суде у каждой из сторон свое представление о справедливости. Вступая на лоно правосудия, они вначале восклицают: «Да пусть восторжествует справедливость!» И затем, не всегда удовлетворяясь решением суда, пускаются «во все тяжкие». Поэтому сначала заглянем в солидный российский 4-х томный словарь и обратимся к наиболее полному определению слова «справедливость»: «3. Соответствие человеческих отношений, законов, порядков и т. п. морально-этическим, правовым и т. п. нормам, требованиям» [Словарь русского языка в четырех томах. Т. 4. М.: Институт русского языка, 1988, с. 231]. В двух словах, «справедливость – это беспристрастное, правдивое, правильное отношение к кому-либо или чему-либо» [Там же, с. 231]. Замечательные слова по своей сути! 
Теперь обратимся к примеру. Оказывается, все-таки, Министерство справедливости существует – «Қазақстан Республикасының Әділет министрлігі» (Министерство справедливости Республики Казахстан). Лишь одна заковырка, чтобы доподлинно постичь смысл этого – необходимо срочно выучиться государственному языку, или заглянуть в казахский толковый или казахско-русский словари. 
Так, слово «әділет», несущее основную смысловую нагрузку в названии министерства, переводится только как «справедливость» [Казахско-русский словарь. Алматы: «Дайк-Пресс», 2008, с. 101]. 
Толковый словарь казахского языка (в объемистых 10-ти томах), подготовленный наиболее квалифицированными учеными-филологами Института языкознания Академии наук, дает следующее определение слова «әділет»: 
Зат. 1. Әділдік – справедливость, правдивость (перевод для русского читателя. – Н. С.). 
2. Турашыл, шындықты сүйгіш (правдивый, борец за истину. – Н. С.) [Толковый словарь казахского языка. Алма-Ата: Из-во Наука, 1974, с. 578].    
Таким образом, веками это слово неизменно несло и поныне несет в казахском литературном языке свое изначальное значение, свой неизменный смысл: «әділет – справедливость». И другого значения не было и нет. И до сих пор оно устойчиво несет это благородное значение, не уступая и не трансформируясь в другое понятие. 
Исключив сложные экспертизы и пространные толкования ученых-филологов, любой желающий может убедиться в этом, спросив у казаха, говорящего на родном языке, значение этого слова. Ответ будет один: слово «әділет» означает только «справедливость» и далее никакому расширительному толкованию не подлежит. 
И почему серьезное Министерство остановилось на таком выборе  своего названия – непонятно… Тем более что в действующем Положении о Министерстве юстиции РК в числе задач и в обширном перечне его функций (141) ни разу не упоминается слово «справедливость» в прямом его значении, то есть, проще говоря, в функциональные обязанности министерства и его широко разветвленной структуры не входит осуществление «справедливости», как таковой, в определенных рамках данного слова. 
Это означает, что министерство (в казахском варианте названия) не осуществляет провозглашенных обязательств в прямом смысле этого слова. 
Но ни в коем случае мы не имеем в виду, что деятельность Министерства осуществляется вне установок на справедливость. Она, надо полагать, широко присутствует в рамках исполнения законов. Но как бы в самом названии министерства слово «әділет – справедливость» ни провозглашалось, всеобъемлющего функционального охвата справедливости в общепринятом смысле этого слова, как такового, оно лишено. Никому и в голову не придет прийти в данное министерство за справедливостью в буквальном смысле. Это очевидный факт.
Неточности в названии Министерства начались в момент всеобщей эйфории. Так, с обретением Независимости некоторые лица вознамерились перевести на государственный язык все и вся, хотя есть такие слова и понятия, которые не нуждаются в переводе: республика, президент, министерство и т. д. И слово «юстиция» из того же разряда. Так вот, это слово «юстиция» в названии ведомства кому-то из переводчиков перевести оказалось «проще простого», ведь слово-то иностранное и имеет «определенный» перевод: «Юстиция (лат. justitia – справедливость, законность) – 1) правосудие; 2) система судебных учреждений; судебное ведомство» [Словарь иностранных слов. М.: Рус. яз., 1986, с. 597]. Сразу же ухватившись за слово «справедливость», легко и просто перевели в «әділет». Тут упустили из виду, что на протяжении десятка веков латинское слово «юстиция» (справедливость) трансформировалось в понятие действующей судебно-правовой системы и исполнения решений, приговоров. Соответственно необходимо было избрать правильное название ведомства на государственном языке: «Қазақстан Республикасының юстиция министрлігі». Но… оказывается не всё так просто.
«Юридическая энциклопедия» дает следующее определение слову «юстиция»: «Термин, обозначающий всю совокупность судебных учреждений, их деятельность по осуществлению правосудия, а также судебное ведомство» [Юридическая энциклопедия, М.: Юринформцентр, 1997, с. 504]. 
15-томный «Словарь казахского литературного языка» дает примерно такое же определение слову «әділет» и идет еще дальше. В словаре раскрывается понятие «Әділет министрлігі… Сот ісімен айналысатын мемлекеттік мекемелер жүйесін басқаратын мемлекеттің орталық органы» (Министерство юстиции… Центральный государственный орган по управлению системой государственных судебных органов (перевод автора. – Н. С.). Вот в какие дебри мы с вами зашли! 
На основании этого следует рассмотреть весь комплекс соответствующих вопросов с точки зрения действующего законодательства, то есть решить вопрос: соответствует ли настоящее название – «Министерство юстиции Республики Казахстан» прямой его функциональной деятельности, требованиям Конституции Республики Казахстан и действующему законодательству? Детальное изучение комплекса вопросов приводит нас к заключению: нет, не соответствует.
Так, статья 1 Закона РК от 18 марта 2002 года «Об органах юстиции» гласит:  «Органы юстиции Республики Казахстан (в дальнейшем – органы юстиции) являются органами исполнительной власти (выделено мной. – Н. С.), в пределах своей компетенции осуществляющими правовое обеспечение деятельности государства, поддерживающими режим законности в работе государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан, обеспечивающими защиту прав и законных интересов граждан и организаций». Это свидетельство того, что органы юстиции в соответствии с п. 4 ст. 3 Конституции РК относятся к исполнительной ветви государственной власти. 
Соответственно, во-первых, настоящий статус Министерства не позволяет, как это было ранее,  осуществлять организационно-правовое руководство над судебными органами (суды давно были выведены из-под его опеки), во-вторых, оно уже давно не является «судебным учреждением» и «деятельность по осуществлению правосудия» ему вовсе чужда, так как в соответствии со ст. 75 Конституции РК «1. Правосудие в Республике Казахстан осуществляется только судом»; … 3. Судами республики являются Верховный Суд республики и местные суды республики, учреждаемые законом». 
В соответствии со ст. 1 Конституционного закона РК «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан»: «1. Судебная власть (выделено мной. – Н. С.) в Республике Казахстан принадлежит только судам в лице постоянных судей. … Правосудие в Республике Казахстан осуществляется только судом. Запрещается издание законодательных актов, предусматривающих передачу исключительных полномочий суда другим органам. Никакие иные органы и лица не вправе присваивать себе полномочия судьи или функции судебной власти. Обращения, заявления и жалобы, подлежащие рассмотрению в порядке судопроизводства, не могут быть рассмотрены или взяты на контроль никакими другими органами, должностными или иными лицами. … 3. Судьи при отправлении правосудия независимы и подчиняются только Конституции и закону. Не допускается принятие законов или иных нормативных правовых актов, умаляющих статус и независимость судей. Какое-либо вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия недопустимо и влечет ответственность по закону».
Таким образом, суды относятся к судебной ветви государственной власти и в прямом смысле этого выражения не имеют непосредственной связи и зависимости от Министерства юстиции РК. 
Все это свидетельствует о том, что Министерство юстиции Республики Казахстан должен изменить свое название в соответствии с Конституцией РК и действующими нормативно-правовыми актами. Предположительно его название должно звучать: «Министерство правового обеcпечения государственной деятельности Республики Казахстан». А в действующее законодательство, многочисленные словари и учебники необходимо внести соответствующие изменения и дополнения.

г. АСТАНА 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here