Арал: в поисках потерянного моря

11
1238

Исмаилжан ИМИНОВ

Автомобили двигались по Барсакельмесу, мы направлялись к мысу Бутакова, который некогда находился на краю бывшего острова. 
Из окна автомобиля я видел разную картину: можно было заметить заросли саксаула, а то и безжизненную пустыню, увидел суслика, который вылез из своей норы, встав на задние лапы, с любопытством рассматривал нас. 

Наконец, мы добрались до бывшего мыса, который находился на возвышенности, там мы нашли памятную надпись на металле, которая гласила, что у этого берега бросила якорь шхуна «Константин» под командованием лейтенанта Бутакова. 
Я ходил по этой земле, понимая, что до меня здесь были члены знаменитой российской аральской экспедиции 1848–1849 годов, в составе которой был человек с уникальной судьбой, великий украинский поэт, художник Тарас Шевченко.

Забытый исследователь Арала Алексей Бутаков
butakovВпервые фамилию Бутаков я узнал в молодости, когда приобрел для коллекции маленького сына Искандера блок марок «Адмиралы России». Это было в 1989 году. Марки из этого цикла до сих пор хранятся в нашей семье. 
В детстве я сам занимался собирательством марок, но заядлым филателистом, к сожалению, не смог стать. Но, когда у меня в 1984 году родился старший сын, мне очень хотелось, чтобы он занялся этим интересным и дорогостоящим делом. Вот для него я и приобрел марки. 
Помню, что они были негашеные. На меня смотрели знаменитые адмиралы, которые являлись гордостью российского флота. Это были флотоводцы Нахимов, Корнилов, Истомин. Среди них был адмирал, о котором я ничего не знал, фамилия  его была Бутаков. Я стал искать материалы об этом героическом морском офицере. И конечно, кое-что о нем узнал. 
Прошло 27 лет после этого, и я забыл об этом блоке марок, но здесь, на мысе Бутакова, вспомнил красивый экспонат из нашей коллекции. Вернувшись домой, нашел эти марки, но на них был изображен не Алексей Бутаков, исследователь Аральского моря, Сырдарьи и Амударьи, а его родной брат, не менее достойный адмирал – Григорий Бутаков. Уникальна судьба не только Алексея Бутакова, он появился на свет в семье адмирала Ивана Бутакова, но и всех пяти сыновей этого человека, которые посвятили жизнь Отечеству, российскому флоту и стали адмиралами. А теперь поговорим об одном из них, который многие десятилетия изучал Аральское море.
Среди знаменитых российских путешественников по Центральной Азии особое место занимает Алексей Иванович Бутаков (1816–1869): он, разумеется, странствовал по бескрайним пустынным и степным просторам края, но почти всю свою жизнь посвятил изучению одного из крупнейших озер планеты – Аральского моря, которое находилось в сердце огромного региона. 
Картой, составленной под руководством этого удивительного ученого в середине 19 века, пользовались еще в 40-60-е годы двадцатого столетия, пока море не обмелело, а сейчас это картографический памятник высохшему Аралу. Его прогноз, что если люди не будут бережно относиться к водам Сырдарьи и Амударьи, то с озером может произойти катастрофа, к сожалению, оправдались. Так, кто же такой, этот удивительный ученый и исследователь?
Алексей Иванович принадлежал к известному дворянскому роду Бутаковых, из чьей среды вышло немало людей, которые доблестно служили российскому флоту и армии. Отец его, Иван Бутаков, вице-адмирал, мечтал, чтобы его сыновья стали морскими офицерами. Пятеро его сыновей выполнили волю И. Н. Бутакова и связали свою судьбу с флотом. Каждый из них был личностью, все они, повторяю, стали адмиралами, о любом из них можно было бы написать книгу. Но сегодня нас интересует один из братьев, Алексей. По семейной традиции, он поступил на учебу в Петербургский Морской Кадетский корпус. Годы, проведенные в этом военном учебном заведении, одни из лучших в его жизни. Здесь он получил прекрасное образование, изучал многие дисциплины, в совершенстве овладел английским, французским языками, позже заговорит и по-итальянски. (Я всегда поражался качеству знаний, полученных выпускниками в подобных военных школах. Напомню, что мой любимый великий Чокан Валиханов, который обладал энциклопедическими знаниями, учился в Омском Кадетском корпусе.) 
Молодой кадет Алексей Бутаков мечтал о дальних странствиях, кругосветных путешествиях. Получив военно-морское образование в 1832 году, начал служить младшим офицером на Балтийском флоте. Трудолюбивый и исполнительный юноша в качестве старшего офицера в 1840 году совершил кругосветное путешествие на судне «Або» по маршруту Кронштадт – мыс Доброй Надежды – Камчатка-мыс Горн – Кронштадт. Так исполнилась его детская мечта. Хочу подчеркнуть, несмотря на то, что Алексей был сыном известного русского адмирала, он, человек чести, по воле отца и собственному желанию прошел все трудности морской службы, и все звания и должности добивался своим кропотливым трудом. Вот пример для подражания для детей нынешних высокопоставленных особ и секрет подлинного успеха Алексея Бутакова и его братьев. 
Молодого и одаренного офицера заметили, и в 1846 году Алексей был приглашен знаменитым адмиралом Ф. Ф. Беллинс­гаузеном на эскадру соединенных дивизий во время военных маневров в Финском заливе. Двадцатилетний офицер прекрасно зарекомендовал себя во время учений и вскоре был назначен командиром парусной шхуны «Радуга». 
Мечта о трудных и дальних путешествиях, желание верой и правдой служить Отечеству не давали покоя Алексею Бутакову. Наконец, в 1848 году он был назначен по рекомендации адмирала Ф. Ф. Беллинсгаузена начальником экспедиции для съемки и промера тогда не только далекого, но и неизвестного Аральского моря. Конечно, 32-летний лейтенант Бутаков мог спокойно служить где-нибудь в штабе Балтийского или Черноморского флота, но он выбрал Аральское море. И это море стало его судьбой, принесло ему мировое признание и оставило его имя в веках. 
Экспедиция была направлена вглубь Азии Военным министерством и находилась в подчинении начальника Оренбургского края. Для каких целей была организована эта экспедиция? 
Во-первых, конечно, для исследовательских – загадки Аральского моря всегда волновали ученых России и Европы. 
Во-вторых, в середине девятнадцатого века Российская империя уверенно шла на юг, расширяла свою территорию за счет приграничных стран, присоединение их земель. В этом регионе были вольные казахские земли, независимое Хивинское ханство, за влияние над которыми столкнулись интересы двух империй: Британской и Российской. Издавна мечтала об этом лакомом кусочке Цинская империя. Конечно, лейтенант Бутаков строго выполнял приказы военного ведомства России, но это был неординарный человек, высокообразованный офицер, талантливый ученый, который «стер» белое пятно с карты Азии, и этим он нам интересен. (Вспомним, что знаменитые экспедиции Ч. Ч. Валиханова, Н. М. Пржевальского тоже были организованы Военным министерством России.)
5 марта 1848 года Алексей Бутаков и восемнадцать членов его команды прибыли в Оренбург и сразу начали строить парусную шхуну с плоским дном. Парусник должен был иметь осадку без груза 1 метр 20 сантиметров, длина немногим более 14 метров. К 28 апрелю парусник был сооружен. 
11 мая лейтенант Бутаков с членами своей морской экспедиции выступили из Оренбурга на «тележном» транспорте из полутора тысяч подвод. Их прикрывали рота пехотинцев, две казачьи сотни и два орудия. Российский военный эшелон остерегался нападения джигитов непокоренных казахских родов и отрядов хивинцев. 
19 июня экспедиция достигла укрепления Раим. Русские сразу начали собирать шхуну «Константин», уже 20 июля она была спущена на воду. 
Стоит особо отметить, как я уже писал, что в команде исследователей находился гениальный украинский поэт, замечательный живописец Тарас Шевченко, включенный в состав экспедиции по настойчивой просьбе Алексея Бутакова в качестве художника. 
Враг царизма и крепостного права, Тарас Григорьевич был арестован в начале 1847 года за участие в тайном политическом обществе – Кирилло-Мефодиевском братстве. Жестокий приговор гласил: «Художника Шевченко за сочинение возмутительных и в высшей степени дерзких стихотворений, как одаренного крепким телосложением, определить рядовым в Оренбургский отдельный корпус с правом выслуги, поручив начальству иметь строжайшее наблюдение, дабы от него не могло выходить возмутительных сочинений». Даже этот суровый приговор императору Николаю I показался мягким, и он сделал следующую дополнительную запись: «Под строжайший надзор и с запрещением писать и рисовать». Вот так, по воле судьбы Тарас Шевченко оказался в экспедиции на Арал, и благодаря этому мы имеем замечательные рисунки моря и прибрежной полосы. 
Хочется заметить, что в экспедиции находился еще один интересный человек, польский политический ссыльный, бывший студент Варшавского технологического института Томаш Вернер, который занимался геологическими исследованиями. 
В 1848–1849 годах российские путешественники изучали северные, западные и южные берега моря, открыли и описали несколько островов, которые назвали Царскими. 
Исследователи произвели промеры глубины озера, установили, что наибольшая глубина составляет 68 метров. Ученые определили скорость и направление постоянного течения на Аральском море, которое двигалось по ходу часовой стрелки, что отличало озеро от других крупных внутренних водоемов Российской империи. 
Зиму с 1848 на 1849 год путешественники провели на острове Кос-Арал (там, где сейчас находится плотина). Здесь Алексей Бутаков записывал астрономические наблюдения, систематизировал свою геологическую и ботаническую коллекцию. Геологическую коллекцию он позже передаст Горному институту. 
К концу лета 1849 года были закончены работы по описанию Аральского моря, произведена полная съемка острова Барсакельмес (сейчас, когда прошло 167 лет после этого, мы можем только восхищаться качеству и скорости проделанной им работы). 
27 января 1849 года Алексей Бутаков был принят в действительные члены Русского географического общества. 
В 1850 году была опубликована Морская карта Аральского моря. Издание этой карты стало научным подвигом Алексея Бутакова. Ученым была завершена работа над подробным навигационно-гидрографическим описанием Аральского моря, которое было издано в том же году. Приложением к этой работе были рисунки Тараса Шевченко, что являлось нарушением высочайшего указания Николая I. Разгневанный царь, несмотря на огромные заслуги перед страной, объявил А. Бутакову строгий выговор, а украинского поэта и художника отправил служить на полуостров Мангышлак. 
Капитан-лейтенант Бутаков мечтал, чтобы по Аральскому морю бороздили пароходы, и направлял по этому поводу свои многочисленные рапорты в Петербург. Наконец, в 1850 году Алексей Бутаков был командирован военно-морским ведомством в Швецию, где российские власти заказали два парохода. 
Наступил 1852 год, в тот год два судна «Перовский» и «Обручев» были в разобранном состоянии доставлены в Приаралье, в укрепление Раим: так началась история Аральской флотилии. 
Хочется особо отметить, что эти пароходы предназначались не только для исследования Аральского моря, но и для военных действий: Российская империя присоединяла к своим владениям казахские земли и государства Средней Азии. 
В 1853 году «Перовский» принимал участие в штурме кокандской крепости Ак-Мечеть (ныне Кызылорда). 
В июне 1858 года Алексей Бутаков на том же пароходе «Перовский» поднялся по Амударье и достиг Кунграда.
В 1864 году А. Бутаков продолжил службу в Петербурге на Балтийском флоте. В октябре 1867 года был произведен в контр-адмиралы и назначен командиром отряда судов в Средиземном море, но в истории России и науки он, в первую очередь, остался, как ученый, исследователь Аральского моря. 
Его труды были высоко оценены современниками: Алексей Бутаков являлся членом Берлинского географического общества, награждался Золотой медалью Лондонского географического общества. 
Адмирал А. Бутаков скончался в 1869 году в Швальбахе (Германия), где находился на лечении, ему было всего пятьдесят три года.

«Я не видел полноводного Аральского моря…»
Экспедиция вернулась в центральную усадьбу заповедника. Наступила пора расставания с Болатом Бекниязом. На прощание я крепко пожал ему руку, выразив надежду, что наше доброе знакомство продолжится, и мы еще встретимся в Алматы. Вместе с ним уезжала и Зауреш Алимбетова. Думаю, что в их лице я приобрел новых друзей, ведь нас объединил Арал, который мы все любили.
Обстановка на бывшем острове была гнетущая. Увидев мертвый Барсакельмес, познакомившись с его трагедией, мы решили покинуть заповедник, хотя планировали остаться здесь ночевать. Это решение совпадало с желанием почти всех членов экспедиции. 
С детства я мечтал не только увидеть Барсакельмес, но и провести здесь ночь, любуясь звездами и луной, которыми восхищались Тарас Шевченко и Алексей Бутаков, но воля большинства – это закон. 

IMG_4260Перед отъездом вкусно пообедали, я вновь ел свою любимую гречневую кашу. Рядом со мной с аппетитом обедал Даурен Куатбаев, и мы продолжили нашу беседу.
IMG_4257– Даурен, я впервые в жизни в вашем заповеднике увидел саксаульные заросли, которые раскинулись на многие гектары, а встречаются в них крупные хищные животные?
– Конечно, у нас можно встретить диких кабанов, поверьте, их немало. Они обитают здесь весной, осенью и зимой, а на лето прячутся в камышах в районе Каскулана. Огромные самцы диких кабанов, секачи, устраивают сражения из-за самок. Поверьте, это страшное зрелище. Не дай Бог, попасть под горячую руку разгневанного самца, а в другое время они вполне безобидные животные, бегут от людей. Хотя опасен и раненый кабан, да и самка агрессивна, если есть угроза для жизни ее поросят.
– А волки у вас встречаются?
– Здесь и волков можно увидеть. Обычно они не трогают людей, становятся агрессивными с августа, когда начинают учить волчат охотиться, опасны они и в лютые, голодные зимы.
– Вы любите Барсакельмес, Даурен?
– Странный вопрос, это моя Родина. Я родился в 1974 году в селе Каратерен, вырос в этих краях. Я принадлежу уже к тому поколению, которое не видело полноводного Аральского моря, да и Барсакельмес при мне превратился в полуостров, а потом соединился с материком. Но это моя земля, мои пески, мое море. Здесь веками жили мои предки. Разве я могу не любить Атамекен (Землю отцов)! Я мечтаю увидеть воды моря у берегов родного аула.
Я от всей души пожелал Даурену, чтобы исполнились его мечты и вернулись воды Арала к его родному селу.

Как курение спасло от пожара…
На Барсакельмесе многие из нас с благоговением вспоминали прохладные воды и свежий воздух Кокаральской плотины. Наверное, такова природа человека: в зной он ищет прохладу, где может укрыться от страшной жары. Таким местом для нас на Аральщине были берега вновь рожденной дамбы. 
Машины, громко сигналя, попрощались с бывшим островом и покинули его. 
Вновь я сидел в джипе Евгения Ермоленка, который двигался традиционно первым. В одном автомобиле с нами ехал и «следопыт» Виталий Шуптар, который «прокладывал» дорогу экспедиции. 
Местность была разная: недалеко от Барсакельмеса мы проезжали через заросли саксаула и джузгуна, в изобилии росла трава. 
Джип энергичного и торопливого Жени часто вырывался далеко вперед, и тогда наша машина, остановившись, ждала автомобили коллег. 
Неожиданно Евгений нажал на тормоза нашей машины.
– Женя, что случилось? Почему ты остановился? – спросил я его.
– Страшно захотелось курить, а вы не любите, когда это делают в машине.
Молодой человек вышел из машины и не торопясь закурил, ожидая наших спутников, а я остался в автомобиле.
Вдруг услышал крик Евгения: «Остановись!» 
Я выскочил из машины и не сразу понял, что произошло. И лишь внимательно рассмотрев джип, за рулем которого была Жанет Турарбекова, увидел, что из-под ее машины шел дым. Здесь пригодились огнетушители, которые были во всех автомобилях. Мы быстро потушили огонь. Оказывается, сухая трава  забилась вокруг выхлопной трубы и в результате трения загорелась. 
– Женя, ты спас Жанет и ее спутников от неприятностей, – подшучивали мы над молодым человеком.
– Наверное, впервые в истории человечества курение спасло от пожара и предотвратило нас от трагедии, – с улыбкой отвечал он. 
Мы проверили все машины и впредь были более осмотрительными.

Встречи с джейранами
Автомобили все дальше и дальше уезжали от Барсакельмеса, а я с грустью наблюдал за картиной за окном машины, она была однообразная. 
Песчаная пустыня местами превращалась в глинисто-песчаную, изредка можно было заметить саксаул, джузгун, солянку Рихтера. Вдруг заметил, что-то живое и необычное в пустыне, оно было желтого цвета и сливалось с пустыней, но двигалось. И только, подъехав ближе, я увидел, что это были красавцы – пугливые джейраны. 
По Аралкуму двумя группами, высоко подняв головы, неслись длинноногие, стройные антилопы: в первой – их было трое, а во второй – четыре джейрана. С детства я их часами рассматривал в алматинском зоопарке, но в живой природе встретил впервые, они были героями и во многих восточных сказках, которыми зачитываюсь до сих пор. 
Джейраны, которых называют еще газели (гузяль, гузель в переводе с тюркского – красавица), были длинною, наверное, немногим более метра, высотою в холке – 60-65 см, весом, очевидно, – килограммов 25-30. Бока и верхняя часть их тела были песчаного цвета, а нижняя часть и ноги – белые, сзади маленькое белое пятно. Но самым оригинальным у джейрана был хвост, с черным концом. Вертикально задрав его, они неслись с бешенной скоростью (они могут ее развивать до 62 км в час, правда, на небольшие дистанции). 
Черный хвост резко выделялся на фоне белого пятна сзади: вот почему Даурен настойчиво называл джейрана – «кара куйрук» (с каз. – черный хвост). 
Сквозь песчаную пыль я с трудом рассмотрел, что четверо из джейранов были самцами, у них были лирообразные черные рога, длиною около 30 см. 
Наш джип понесся вслед за ними, но поднялась ужасная песчаная пыль, боясь, что мы случайно можем их задавить, мы сбавили скорость. Немного проехав, сбавили скорость и наши спутники, водители других машин. А ангелы пустынь, джейраны, вероятно, легли на песок, слились с поч­вой, а мы «пролетели» мимо, и я был рад этому. Впервые в жизни у меня появился азарт охотника, но это был азарт не убить, а налюбоваться величием красавицы-антилопы.

Трезубец Посейдона
Смеркалось. Автомобили неслись к Кокаральской дамбе. Дорога была неплохая, асфальтированная, было приятно ехать по ней, но мои друзья, джиперы, заскучали. Конечно, я понимал их грусть: им приносило удовольствие мчаться по бездорожью, а хорошая дорога приводила к унынию.
– Женя, что ты приутих? Ведь скоро вновь встретимся с водами Арала.
– Вы разговаривайте со мной, на такой дороге можно и уснуть, я уже скучаю по Аралкуму… Мы уже подъезжаем к плотине, – ответил юноша.
Ночь. Машины остановились у дамбы. Я выскочил из джипа и стал наслаждаться свежим ветром, который дул с моря. Ветер буквально одурманивал меня, пьянил, я не мог им насладиться. Он напомнил мне свежий ветерок моей малой Родины, который дул с Каргалинского ущелья ночами, которое находилось на берегу бурной горной реки. 
Море было неспокойное, его колыхали небольшие волны. Еще с детства, по своей родной речке Каргалы, я знал, что вода обладает большей теплоемкостью, медленнее, чем суша, нагревается и медленнее остывает. Лишь на заре и под вечер вода бывает спокойная, когда нет различия в температуре влаги и суши, а днем, и особенно, ночью она начинает шуметь, появляется свежий ветер.
Мы разбили лагерь на берегу дамбы. Несмотря на позднюю ночь, я решил искупаться в море. Я вошел в море, оно было грустное, серого цвета. 
Конечно, я знал, что цвет поверхности  воды главным образом зависит от состояния неба. Днем, при солнечной погоде, море голубое, веселое, как ясное небо, а ночью и в непогоду оно становится мрачным. Прохладная вода Арала и свежий ветер подняли мое настроение. Я долго наслаждался водами озера и не выходил из него. 
Неожиданно, далеко за полночь, когда небо прояснилось, на нем засверкали звезды, и заулыбалась огромная луна, я увидел мужчину, который с фонариком в одной руке и острогом – в другой, ловил рыбу. 
Мужчина напомнил мне древнегреческого бога морей Посейдона (у римлян – Нептун) с трезубцем в руке. Я его не сразу узнал. Это был джипер Вячеслав Тюхтин. Человек оригинальный, подлинный экстремал. Он был не только джипером, но и парапланеристом, который побывал во многих странах мира. Выпускник Карагандинского университета, он работал на руководящей работе в одном из районов Талдыкорганского региона Алматинской области. Но страсть к приключениям и путешествиям взяла свое, он перебрался в Караганду и занялся любимым делом. Славик не раз попадал в чрезвычайные ситуации, как-то разбился на параплане, но чудом остался жив. Интересный собеседник, с ним всегда приятно проводить время. Мускулистый и жилистый, он при лунном сиянии действительно напоминал Посейдона.
– Славик, что ты делаешь?
– Держите фонарик. Разве вы не видите, что острогом ловлю рыбу. У берега в это время суток немало рыбы. Но мы с вами, очевидно, разные люди: вы смотрите на небо, любуетесь звездами, а я в воде ищу рыбу, –  сказав это «Посейдон» ловко вонзил вилы с несколькими зубьями в рыбу. 
Трезубец попал в большого сазана, весом, очевидно, не менее трех килограммов. Он крепко схватил рыбу, но она, скользкая, вырывалась из его рук. У Славика была крепкая хватка, он не выпустил пойманную добычу.
Я понял, что мешаю ловить рыбу Вячеславу, и оставил его в море одного. В ту ночь мужчина поймал три большие рыбы: двух сазанов и змееголова.
 Вернувшись в лагерь, я залез в палатку и сразу крепко уснул. Морской ветер Арала до утра колыхал плотную ткань палатки, а я продолжал спать без задних ног.

Утро на Арале
Я проснулся, открыл глаза, и увидел летнее солнышко, которое пробивалось сквозь плотную ткань палатки, посмотрел на часы: было около шести часов утра. Вылез из палатки, мои спутники все спали. 
Я хорошо выспался, чувствовал себя счастливым и здоровым ребенком, который открывает для себя незнакомый мир. Вновь вошел в прохладные воды озера, но замерз и быстро вылез из него. Одевшись, решил прогуляться по берегу дамбы. 
Я быстро дошел до водопропускного сооружения Кокаральской плотины. Подходя к плотине, услышал грохот воды. Оказывается, хранители дамбы открыли девять водосбросов, и вода с шумом неслась из Малого Арала. 

IMG_4274Мне всегда было приятно слушать громкий голос бурлящей воды, и на этот раз я наслаждался ее звоном. С удивлением увидел десятки различных видов рыб, которые, подпрыгивая, пытались плыть против сильнейшего течения по бетонным плитам водосбросов. Очевидно, рыбы плыли на нерест в устье Сырдарьи. Зрелище было потрясающее. К сожалению, не все рыбы сразу преодолевали преграды, лишь немногие с первой попытки осиливали бетонные заграждения. Большинство рыб после многочисленных усилий поднималось вверх. Конечно, были и такие, которые не смогли это сделать.
Здесь, стоя на бетонных берегах дамбы, несколько рыбаков ловили удочками рыбу. Я подошел к одному из них, поздоровался и представился.
– Какие виды рыб водятся в море? – спросил я рыбака.
– В Малом Аральском море  можно заметить тридцать видов рыб. Большая часть из них издавна здесь обитала, некоторых завезли с других водоемов. Здесь у плотины в изобилии плавают сазан, змееголов, лещ. Встречаются белый амур, щука, окунь, сом, судак, усач, шип, вобла… Всех перечислить трудно.
– Правда ли, что рыба в последние годы на Малом Арале возродилась?
– Конечно, ее стало больше. Здесь, у плотины ее много, а в самом море рыбы меньше. Я считаю, что в промышленных целях ее ловить еще рано.
– Можно я вашей удочкой половлю рыбу, хочу хотя бы на несколько минут почувствовать себя рыбаком? – попросил я мужчину.
– Пожалуйста, – сказал он и протянул удочку.

IMG_4276Я с благодарностью взял удочку и закинул леску в воду и почти сразу почувствовал, что рыба клюнула на приманку на крючке. Потянул медленно леску вверх и на крючке увидел довольно большого сазана, наверное, весом в килограмма два.
– Вы счастливчик, вон какого красавца, сазана, поймали на удочку. Он по праву ваш, возьмите его с собой, – предложил мне рыбак.
– Спасибо, рыба ваша, да и куда я ее дену.

IMG_4277Поблагодарив человека, я прошелся по берегу моря, увидел уток, которые величественно плавали, не обращая внимания на меня. Увидел лодку без весел, которая билась о берег. IMG_4284Долго любовался голубой далью озера, не мог насытиться его красотой. Но солнце уже давно встало. «Очевидно, и мои коллеги давно проснулись», – решил я, и медленно побрел к лагерю.

Прощание с Аралом
Я вернулся в лагерь. Мои коллеги уже проснулись и готовили завтрак. У всех было прекрасное настроение: хорошо отдохнули, выспались. Продолжал дуть свежий ветерок с моря. Но, главное, экспедиция на Арал подходила к концу: мы выполнили свои цели, которые ставили перед собой, и возвращались в Астану. А мне почему-то было грустно, не хотелось покидать печальное море. За время наших странствий Арал стал для меня родным, а его трагедия и проблемы моими собственными. 

IMG_4272Я вновь разделся и вошел в прохладные воды Малого Арала, которые  разогнали немного мою тоску. «Что необходимо сделать для Арала? Какие задачи стоят пред нами?» – эти вопросы я задавал себе. Изучив прошлое и настоящее Арала, я пришел к следующим выводам.
IMG_4271Во-первых, необходимо вновь, как в начале 1990-х годов, заявить на весь мир о трагедии Арала. Мировое сообщество как бы привыкло к его проблемам, а мы, к величайшему сожалению, в последние годы говорим лишь о своих успехах. 
Я хочу повторить, конечно, мы сделали немало для нормализации жизни на Аральщине, остановили трагический ход истории в его судьбе, но мы находимся лишь в начале трудного и долгого пути. Это факт, который мы всегда должны помнить. 
Трагедия Арала – это трагедия не только Казахстана или Узбекистана. Это экологическая катастрофа всей планеты Земля. В народе говорят: «Неплачущему ребенку мать грудь не дает». Думаю, что международные организации, включая финансовые и банковские, вновь обратят свои взоры в сторону Арала.
Во-вторых, Аральщину сделать одним из центров международного туризма, спортивных соревнований в Казахстане. Для этого необходимо развивать инфраструктуру: строить дороги, гостиницы, места отдыха, питания. Можно, например, регулярно организовывать авто- и моторалли по высохшему дну моря или парусную регату по Малому Аралу. Привлечь к трагедии Арала звезд кино, музыки, эстрады, популярных писателей, публицистов, художников, композиторов.
В-третьих, необходим и экономический стимул. Специалисты утверждают, что даже из соли, которая находится  на дне высохшего моря, можно изготавливать поваренную соль, необходимую для людей и животных. Очевидно, следует усилить и работу геологов в данном регионе.
В-четвертых, хочу подчеркнуть, что это самое важное. Необходимо вновь поднять вопрос о переброске сибирских вод в Аральское море. (Известно, что в доисторическое время сибирские реки впадали в центральноазиатское озеро.) Над этим вопросом работали в течение нескольких десятилетий ученые стран бывшего СССР. Есть готовые проекты, к которым следует вернуться. Этот вопрос мы должны решить с дружественной Россией, привлекая к этому заманчивому проекту не только ученых, но и журналистов, писателей, известных общественных, политических деятелей. Это мы должны сделать при жизни нашего поколения, когда сохранились у людей память о нашей общей истории и чувство огромной симпатии друг к другу у большинства казахстанцев и россиян. В будущем это сделать будет значительно сложнее.

В Казалинске, первом городе Приаралья
Конечно, побывав в Приаралье и не увидеть Казалинск, город, который сыграл огромную роль в истории края, было бы грешно, поэтому члены нашей географической экспедиции направились в этот известный населенный пункт. 
Я думал, что увижу довольно крупный город, где проживают несколько десятков тысяч человек, но пред нами предстал небольшой поселок с населением около семи тысяч человек. 
Большая часть домов была одноэтажной, лишь в центре города можно было заметить двухэтажные здания, очевидно, они были административными. 
Меня удивили ставни в маленьких, невысоких избах. Такие ставни я встречал на старых домах в селе Подгорное, бывшей казачьей станице, в Уйгурском районе Алматинской области.Очевидно не только домам, но и ставням, было более ста лет. Заметил и старую дамбу, которая ограждает город от возможных наводнений с южной стороны Казалинска.

«Я по национальности уралец-аралец…»
Автомобили остановились возле магазина, чтобы приобрести продукты для членов нашей команды. Разве мог я усидеть в джипе и, как обычно, вышел из него, и судьба подарила мне неожиданную встречу с человеком, которого я не думал увидеть здесь. Рядом стояла молодая женщина и не обращала на нас никакого внимания, ласкала своего маленького, светленького, полненького сыночка. Ему было, наверное, месяцев десять. Женщина, вынув сына из детской коляски, без конца его целовала.
– Что, Рауза, мальчишка сладкий? – с улыбкой обратился к ней на чистом казахском языке белобородый русский старик, которого я сразу и не приметил.
– Извините, Павел Андреевич, не смогла сдержать свои чувства, – виновата ответила мать.
– Пацан, действительно, «вкусный», я понимаю молодую мамашу, – вмешался в разговор я.
– Извините, Павел Андреевич, вы же знаете, что я несколько лет не могла родить, а вот теперь Аллах подарил мне мальчика, которому не могу нарадоваться, – стала объяснять Рауза и, положив ребенка в коляску, быстро покатила ее.
– Павел Андреевич, вы прекрасно говорите на казахском языке, как коренной житель. Где вы научились так говорить?
– Во-первых, я считаю себя коренным жителем, несколько поколений моих предков жили в Казалинске, другой Родины, кроме Казахстана, у меня нет. Я вырос с казахами, вот они меня и научили казахскому языку.
– Вы, Павел Андреевич, очевидно, русский?
– Нет. 
– Украинец? Немец? Неужели казах?
– Не угадаете… Я уралец-аралец…
– Не понял. Разве есть такая национальность? Я что-то не слышал … Если есть, то расскажите о своих соплеменниках… Меня зовут Исмаилжан, я член научно-познавательной экспедиции, которая приехала познакомиться с Аралом и жизнью людей в Приаралье, поэтому ваш рассказ мне будет очень интересен.
– Слушай, сынок (старик перешел с казахского на русский язык. – И. И.). Мои предки с 15 века были вольными казаками и жили на берегах Яика. После подавления в 18 веке восстания Емельяна Пугачева русские власти переименуют реку в Урал. Казаки пользовались широкой свободой, имели свои органы власти. Многие еще там на берегах Урала были двуязычными: говорили не только на русском языке, но и на казахском. В 1874 году император Александр II подписал «Положение об Уральском казачьем вой­ске», где урезал вольности, обещанные нашим предкам. Казаки во главе с атаманом подняли восстание, которое было подавлено в крови. Более двух тысяч наиболее активных бунтовщиков были схвачены, лишены всех прав и высланы на территорию бывшего Хивинского ханства, которое только что было присоединено к Российской империи. Так наши деды оказались здесь.
– А чем занимались уральцы, которые попали в Приаралье, Павел Андреевич?
– Мы быстро расселились по берегам Арала, устьям рек Амударья и Сырдарья и стали заниматься рыболовством, на своих больших лодках каюках стали ловить ее и торговать. Кстати, мы торговали не только рыбой, но и пшеницей, скотом, сахаром. Конечно, среди нас было немало и земледельцев, ведь мы свои товары поставляли на базар. Торговцев-аральцев можно было встретить на рынках Самарканда, Бухары, Ташкента, Верного и даже Кашгара. Жили в достатке, самые зажиточные даже стали фабрикантами, они были владельцами хлопкозаводов.
– А вы на Арале сохранили религию своих предков?
– Конечно, благодаря ей мы и выжили: у нас имелись свои приходы, официальные российские власти боролись с нами, они не доверяли нам. Мы дружно жили с местными казахами, среди них немало у нас было «тамыров» (друзей, побратимов. – И. И.).
– А какие порядки были в ваших общинах?
– Во главе общины уральцев стоял старейшина. Большую роль у нас играли семьи, руководителем в ней являлся «старшой», отец семейства. У нас были огромные семьи, где власть переходила по наследству от «старшого» к старшему сыну. Хозяйством руководила «старшая» женщина, это была ее вотчина. Невест своим сыновьям выбирали родители.
– А каково положение уральцев было в годы советской власти?
– Мы сохранили свою веру, уклад жизни и традиции и тогда, у нас был опыт, ведь с нами и нашей верой боролись и при царизме.
– Павел Андреевич, что с вашей общиной произошло в последние пятьдесят лет? Как вы пережили экологическую катастрофу?
– Тяжело, как и наши братья казахи и каракалпаки. Поверьте, кроме Приаралья у нас не было другой земли. Наверное, в 1970-х годах нас было не менее двадцати тысяч человек (в официальной переписи нас не учитывали: записывали «русскими», но мы не русские, а уральцы. Сейчас многие из нас называют себя уральцы-аральцы). В последние годы почти вся молодежь переехала в Поволжье, где природа напоминает Приаралье, остались лишь старики да старухи. Вот мы и храним могилы предков и иконы, которые нельзя перевозить. Моя мечта – быть похороненным рядом со своей старухой и предками на одном погосте.
Мои коллеги уже сели в машины и звали меня, а я пожелал аксакалу здоровья и долголетия и попрощался с ним.
Встреча со старовером Павлом Андреевичем напомнило мне беседу с местным уйгуром-лобнорцем во время экспедиции КНГО в Кашгарию в 2014 году на берега озера Лобнор (уйгуры называют – Чонколь), который поведал мне, что на берегах этого озера в 19 веке жили странные русские, которые называли себя староверами. (Разумеется, беседа шла на уйгурском языке, но слово «старовер» дед четко произнес по-русски.) Староверы были беженцами из далекой России и укрывались от царских властей на берегах Лобнора. Что-то подобное я читал и в книгах Н. Пржевальского.

В Айтеке би, или в бывшем Новоказалинске
В 12-ти километрах от Казалинска расположен поселок Айтеке би, более известный, как поселок Новоказалинск. Именно в этом поселке расположена знаменитая железнодорожная станция Казалинск. Удивительно, но поселок Айтеке би намного крупнее, чем город Казалинск. Здесь проживает около 38 тысяч человек. 
Мы проехали по улицам Айтеке би. Поселок в основном одноэтажный, лишь в центре заметил многоэтажные дома. Новоказалинск – родина знаменитой казахской певицы Розы Баглановой, чей голос для меня родной и знакомый с раннего детства.
Мы остановились у монумента Айтеке би, почтили память этого великого человека, который сыграл огромную роль в истории казахского народа.
Экспедиция покидала Приаралье и двигалась в сторону нашей юной столицы Астаны.

(Окончание следует)

11 КОММЕНТАРИИ

  1. Жарайсын Исмайлжан! Всегда участвуй во всех походах по Казахстану6 тогда у Нас будет правдивый рассказ о природе и о людях.Так держи путь исследователя-путешественника и писателя

    С уважением Орденбек Мазбаев

  2. Интересно написано, прочитал на одном дыхание,но сомневаюсь, что Россия позволит направить сибирские реки в Арал Хотя, конечно, необходимо вести переговоры с руководством РФ, объяснять им: легче всего опустить рук и говорить, что ничего не получится

  3. Я согласен с выводами автора: трагедия Арала это всемирная проблема. Думаю, что в Международный фонд спасения Арала необходимо включить и Россию, и вновь поднять вопрос о переброске сибирских вод в Аральское море.Необходимо подключить к решению этого вопроса ведущих учёных обеих стран. Уверен, что моё предложение это не утопия. Дорогу осилит идущий!

  4. Я служил в армии в ЗабВО с уральцем-аральцем Сергеем Пименовым, он был хорошим товарищем, свободно говорил по-казахски, родом был с Аральска. Где ты Сергей?

  5. Рыбу надо запретить ловить в Малом Арале и включить в заповедник.

  6. Красивая работа, но почему-то грустно: прежнего Арала не будет. А жаль!

  7. Смайылжанның жазған əңгімелерір оқығанда,мен сол жердің тумасы ретінде жанымды беріп оқимын,əрі тілекшімкн. Мен 1980 ж туылыр ес білгенде менің елімнің басында арал тартылу проблемалары болып жатты. Ол мен үшін жəне менің елім үшін үлкен проблема болды,улі күнге солай. Ел азаматтары осы жайлы ой толғап əрі қарай ел жəне ер жүректерін қозғаса нұр үстіне нұр болар еді.

  8. Маған бұл кісінің неге арал жайлы зерттегені жəне не үшін бұл кісі арал мəселесін қозғадЫ? Ол кісі осы жердің тумасыма,неліктен арал мəселесі бұл кісіні толғандырды?Нəтежиесі қандай болады?

  9. Арал теңізінің тартылуын әліде тереңірек зерттеу қажет. Неге 1970 жылы Каспий теңізіндегі Қарабұғазды бітеп тастағанда Каспий теңізі тасый бастады да Арал теңізі тартыла бастады. 1850 жылы Қарабұғазды зерттеген Орыс географы Журавлевдеген ғалым Қарабұғазға Каспиден кірген су жер астымен Мұзды мұхитқа немесе Арал теңізіне кетіп жатыр деген болатын. 1980 жылы Қарабұғаздағы бөгетті ашып жібергенде су еш жаққа бармай тұрып қалған. Каспий мен Аралдың ортасындағы Өзбекстандағы Сарқамыш көліде сол кезде тартылып қалды. 1970 жылы Каспий мен Аралдың ортасындағы Түркменстанда Дарваза деген жерде жер 3-жерден опырылып кетіп, қазір сол жерлерде өлшемі үлкен апандар пайда болған. Осыларға қарап Каспий мен Аралдың тамыры бір деуге болады. Міне осыларды тереңдетіп зерттеу керек. Арал теңізіңің тартылуын біржақты Сырдариямен Амудария дан көрмеу керек.

  10. Исмайлжан сияқты азаматтардан құралған экспедияны жиі шығару керек. Басқа жақтан келетін автоэкспедияның тек бірақ маршруттары бар. Москва-Волгоград-Астархань-Бейнеу-Самарханд-Хива-Нукс-Мойнақ. Біздерге өз маршрутымыз керек. Жиі-жиі Арал теңізің аумағын, Каспиимен Арал теңізіңің аралығына авторалли ұйымдастыру керек. Каспиимен Арал теңізіңің аралығынадағы Ұзбой аңғарын эерттеу керек. Арал теңізі маңайында Жастар туризмін дамыту керек. Жан-жақтағы ел Арал тағдырына елеңдеп отыр. Исмайлжан А.Бутаков жайлы жақсы ойлар жазыпсыз. Өте көп рахмет. Менде А.Бутаковтың еңбектерін көп оқыдым. Арал теңізіңің айдынына ең бірінші желкенді, одан кейін бумен жүретін қайық салып, терең зерттеген А.Бутаков болатын. Қазіргі кездегі 1970-80 жылғы спутникті фото түсірілімдердің бәрі А. Бутаковтың қолмен сызған картасына дәл келеді. Қазіргі кезде Тұшы бас түбегінде су бірде көтеріліп, бірде төмен түсіп тұр. Оның себебі неде? Каспии теңізіндегі Қарабұғазды мекендейтін қоқиқаз қазір Арал теңізінде жүр. Неге?

  11. Если меньше тратить воду, вода дойдет до арала. Это мое мнение.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ