Основоположница женского движения Казахстана Алма Оразбаева

2
2124

Бакытжан Жумалиева,
журналист, магистр социальных знаний 

Алма Оразбаева фотоИмя Алмы Оразбаевой связывают с формированием женского движения в Казахстане, она первая казашка, ставшая членом большевистской партии в 1919 году и прошедшая путь от рядовой учительницы и журналистки до видного общественного партийного деятеля.1 

Поколение Алмы отличает целеустремленность, ответственность, преданность идеалам революции и желание служить своему народу. Советская власть в Букеевской области была провозглашена 2 декабря 1917 года (по старому стилю). В эти революционные события, наряду с такими опытными революционерами, как Бейсен Жаникешев, Хамит Шорин, Сейиткали Мендешев, Петр Варламов, включилась и 19-летняя Алма Оразбаева, подтянув в женское движение своих соратниц М. Ниязову, Е. Князеву, М. Полякову. 

Алма Оразбаева посвятила жизнь освобождению киргизских (казахских) женщин от предрассудков, от произвола в семье и от неравенства в обществе. В Казахстане мало кто знает, что именно благодаря усилиям Алмы Оразбаевой 6 декабря 1923 года в республике было принято постановление, отменяющее калым (оплата за женщину, которую берут в жены). Этим же постановлением было решено 4-го января праздновать День независимости казахских женщин.2
В октябре 1920 года в городе Оренбурге проходил Первый учредительный съезд Советов Казахстана. На нем была принята «Декларация прав трудящихся Киргизской (Казахской) АССР». Одним из авторов этого документа была Алма. 
Неоценим ее вклад в подготовку и принятие постановлений по ликвидации многоженства, аменгерства (национальная традиция при которой вдова выходит замуж за одного из родственников покойного мужа). Отныне, покушающиеся на свободу женщин лица, привлекались к ответственности по ст. 106 УК КазАССР (Казахской Автономной Советской Социалистической Республики). 
Алма Динмухамедовна Оразбаева родилась 28 декабря 1898 года во Внутренней Букеевской Орде (ныне поселок Урда Западно-Казахстанской области) по официальной информации в семье ремесленника-кузнеца по имени Динмухамед. В автобиографии, сохранившейся в Личном деле Архива Президента Республики Казахстан, написанной ею в г. Оренбурге 10 октября 1924 года говорится: «Отец печник, мать грамотна по-киргизски, занималась частными уроками. Но основные средства добывала, работая прачкой. Было 5 детей – 2 мальчика, 3 девочки». 
Школа, где училась Алма, была основана в 1841 году ханом Жангиром и являлась первым учебным заведением в казахских степях. Наряду с известными казахскими просветителями С. Мендешевым, М. Сарсембиевым, Н. Залиевым занятия в школе вели сосланные в Букеевскую орду за передовые взгляды русские и чувашские интеллигенты. Как писала в своих воспоминаниях ее подруга Мадина Бегалиева: «В русско-киргизской (казахской) школе за 20 лет существования отучились только 10 девочек, одна из которых – Алма».
По свидетельствам современников, Дмитрий Кочуров, директор училища в Симбирске, с первых дней учебы по-отечески опекал Алму. Русский по национальности, но выросший в чувашской семье, в совершенстве владел чувашским языком. Кстати, учебник истории для одно-двуклассных училищ, изданный в 1914 году в городе Риге, был написан им в тот самый период, когда он трудился школьным инспектором казахских школ в Урде.3 
Считаю необходимым привести пись­мо инспектора народного училища М. В. Филиппова Букеевской (Внут­ренней) Орды к своему наставнику И. Я. Яковлеву от 6 марта 1909 года:4 
«Ваше превосходительство, многоуважаемый Иван Яковлевич.
В текущем году оканчивает курс Ставочного женского русско-киргизского училища Алмабет Уразбаева, киргизска 13 лет. Нуждаясь в более или менее образованных киргизках для занятия должностей учительниц в аульных женских школах я желал бы отправить ее для продолжения образования во вверенную Вам Симбирскую учительскую школу. Алмабет Уразбаева изъявляет желание ехать в Симбирск. 
Покорнейше прошу, Ваше Превосходительство, не отказать уведомить меня, можно ли рассчитывать на прием означенной Уразбаевой во вверенную Вам школу на казенный счет. В случае благоприятного ответа со стороны Вашего Превосходительства я озабочусь отправкою Уразбаевой к Вам в сентябре сего 1909 года. 
Прошу принять уверение в искреннем и глубоком уважении к Вам.  Инспектор Филиппов».
Согласно документам, 16 сентября подписано разрешение, и 21 апреля она вместе с отцом отправилась в далекий Симбирск. Только 29 сентября они вручают письмо инспектора А. Горечкина, к тому времени назначенного вместо Филиппова, И. Я. Яковлеву. В нем говорилось, что учителя народных училищ, «казахи, чуваши и русские собрали 21 рубль 20 копеек» для поездки Алмы на учебу в Симбирск. 
Детям из бедных семей сложно было получить достойное образование, потому что многие учебные заведения были платными, в число которых входила и чувашская школа в Симбирске. Ее воспитанники должны были платить 50 рублей в год, а приезжие 60 рублей. И если бы не содействие И. Я. Яковлева и А. Горечкина, то неизвестно, как бы сложилась судьба Алмы Оразбаевой. 
Алма быстро наверстала программу, ей помогло в этом знание русского языка, на котором в основном велись занятия. Параллельно она осваивает и чувашский, оттого в анкетах можно встретить в графе: знание языка – казахский, русский, татарский и чувашский языки. Она легко приспосабливается к новым условиям и приобретает много друзей. 
Семнадцатилетняя Алма начала свой трудовой путь наставником в небольшом селе Новая Казанка. С особым рвением передает свои знания молодежи. В этот период она много читает классиков, регулярно выписывает журнал «Оқтар» (Стрелы), а также газеты на татарском языке «Пікір» (Мнение) и на русском языке – «Уралец». 
Алма полностью окунулась в политическую и социальную жизнь, которая накалилась накануне Февральской революции 1917 года. Создала молодежный клуб «Жигер» по подготовке молодых революционеров. Подобные молодежные организации формируются в Уральске и других регионах. Она принимала участие в работе съезда учителей, состоявшегося в городе Урда в мае 1917 года по инициативе Сейткали Мендешева.5 Демократически настроенная девушка прикладывает немало сил к свержению временного правительства, не стоит снимать со счетов, что она была против и партии кадетов-алашординцев. Алма по-своему пыталась помочь родному народу. Она с детства наблюдала бесправие женщин в семье и в обществе в целом, оттого свою жизнь посвятила освобождению женщин от тяжелых патриархальных традиций, как калым, многоженство и аменгерство. 
Конечно же, не только юная Алма, а и более взрослые, и опытные ее соратники по революционной борьбе не могли подозревать, чем чреваты планы большевиков для культуры и истории народа. Но тогда она активно проводила агитацию и пропаганду среди молодежи, организовывала занятия и политинформации.6 
По ее инициативе созданные в 20-е годы ХХ века «Красные юрты» посещали аулы, проводили большую работу по изучению русского языка, незнание которого воспринималось безграмотностью. Во время встреч с женщинами разъясняли им права по защите матери и ребенка, а также ленинские декреты о равноправии женщин Востока. В «Красных юртах» проводились различные беседы о политической и экономической ситуации, разъяснялась политика молодого советского государства. Кроме того, учили грамоте, читали вслух газеты, разъясняли новые порядки и законы, объясняли женщинам их новую роль в новой жизни, организовывали сельскохозяйственные, хоровые и драматические кружки, проводили лекции и беседы, слушали патефон, приглашали всех желающих посмотреть в микроскоп, выпускали так называемую степную газету. Посещали юрты, конечно, не только женщины, но и дети, и мужчины. Женщины поначалу не проявляли особой активности в силу занятости, скромности или боязни мужа и неохотно посещали «Красные юрты». Оттого в качестве приманки служили… швейные машинки. Ведь у каждой было, что починить, поэтому, выстраивались в очередь. 
Штаб «Красной юрты» обычно состоял из трех человек – заведующего юртой, который занимался ликвидацией неграмотности, медицинского работника (обычно это была акушерка) и человека, хорошего разбиравшегося в правовых вопросах. «Красные юрты» приобрели большую популярность. Так, только в одной Актюбинской губернии через юрту за 9 месяцев кочевья прошло 1 170 казашек. 
Алма Оразбаева вместе со своими подругами-комсомолками Нагимой Арыковой, Мадиной Бегалиевой, Сарой Есовой организовывали вечера по сбору средств для строительства интернатов для обучения детей из отдаленных аулов, проводили субботники. В составе «Красной юрты» молодые активистки ездили в аулы, обучали грамоте, разъясняли женщинам их права и как бороться с такими пережитками прошлого, как многоженство и продажа малолетних девушек за калым. Проходили многолюдные митинги, демонстрации, собрания. Главной их целью было вовлечь женщин во все сферы производственной жизни. Политическую и культурно-просветительскую деятельность среди женщин проводили путем массовой организации школ, открытия клубов, библиотек, народных домов и т. д., широкого вовлечения восточных женщин в экономическое строительство. Тем самым вели целенаправленную работу по раскрепощению женщины Востока. Ниже привожу циркуляр, изданный в 1925 году, касающийся организации «Красных юрт». 
КРАСНЫЕ ЮРТЫ ДОЛЖНЫ СТАТЬ ЦЕНТРАМИ КУЛЬТУРНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ СРЕДИ ЖЕНЩИН-КОЧЕВНИЦ
Циркуляр Казахского крайкома РКП (б)
30 июля 1925 г.
В казахском ауле при установившемся (в прошлом) взгляде на женщину, как на стоящую значительно ниже мужчины и предназначенную исключительно для домашнего хозяйства и ухода за детьми, при установившейся традиции, по которой женщины не участвуют на общих собраниях с мужчинами вместе, вовлечь женщину в общую политико-просветительную работу чрезвычайно трудно.
Поэтому отдел работниц Казкрайкома РКП (б) совместно с Главполитпросветом организует ряд красных юрт, предназначенных специально для обслуживания женщин аула.
Как первый опыт в этом направлении, работа красных юрт нуждается в особом к себе внимании и руководстве. Поэтому к организации и текущей работе красной юрты необходимо привлечь внимание всей партийной массы, также РЛКСМ, профсоюза, Союза «Кошчи» и других общественных организаций, вводя их в совет красных юрт на основе прилагаемого при сем приложения 2.
Красная юрта должна повести широкую культурно-просветительную работу среди женщин аула, освещая путем чтения и собеседований политику партии и Советской власти в вопросах землеустройства, здравоохранения, просвещения и т. п.
Работа красных юрт должна оживляться постановкой показательных судов, вечеров, концертов и т. п. При красных юртах по возможности должны быть организованы различные кружки просветительного характера.
Работа красных юрт должна вестись строго в плановом порядке, должна тщательно изучаться. Отчетность о работе красных юрт должна систематически и подробно освещать все условия работы, достижения и недочеты ее.
Заведующие красной юртой выделяются парткомами обязательно из среды женщин-казашек (киргизок), подбору которых и надлежит обратить особое внимание.
Средства на содержание женских красных юрт специально выделены крайкомом РКП (б) и получены на договорных началах для политико-просветительных целей среди женщин-казашек (киргизок) Казглавполит-просветом, в израсходовании которых последний отчитывается перед крайкомом партии, а потому Главполитпросветом указанные средства должны быть использованы только по прямому назначению.
Кроме того, по договоренности отдела работниц Казкрайкома с Главполитпросветом при красных юртах должны быть созданы ликпункты для обучения неграмотных женщин-казашек (киргизок), куда Главполитпросветом выделяются ликвидаторы [неграмотности], работа которых оплачивается из местных средств Чрезвычайной комиссии по ликвидации неграмотности (Грамчека).
Библиотека на казахском языке (ленинская) будет выслана по получении извещений с мест о местонахождении организованных красных юрт.
Рекомендуется освещение в печати работы красных юрт через селькоров и юнкоров.
ПА Казфилиала ИМЛ, ф. 139, on. 1, д. 1264, л. 34, 34 об. Копия.
Накопленный опыт во время поездок по аулам и общения с простыми женщинами помог ей принять участие в подготовке текстов Декрета по отмене калыма, многоженства и аменгерства в Казахстане. Ниже представлен Декрет о брачном праве у киргиз, хранящийся в Государственном архиве Республики Казахстан.
Немало усилий приложила Алма и в создание первого красноармейского клуба, открытие которого состоялось 22 июня 1919 года в городе Урда Букеевской губернии (ныне расположен в Западно-Казахстанской области). Сатыбалды Даумов в своей книге «Роковая судьба» приводит воспоминания 90-летнего аксакала (старика): «Мне запомнился вечер, посвященный формированию в Урде первого конного полка. Перед казармой была сооружена большая сцена, на нее одна за другой выходили девушки, женщины, возглавляемые Алмой. Они весь вечер пели, танцевали. Алму я впервые увидел в 1917 году. На сцене молодежь ставила пьесу К. Мендыханова «Малдыбай», в ней она играла роль девушки, проданной за калым. Вместе с ней на сцену вышли и две другие девушки-казашки: Мубина Ниязова, Мадина Бегалиева. В связи с этим помню, как с восторгом писала о смелом шаге девушек газета «Ұран».7 
Сама Алма много позже напишет: «Я была культармейцем, медсестрой в одном лице, кроме этого, в голос громко читала для солдат политическую литературу и газеты». Вместе с ней медицинской сестрой трудилась и Мубина Ниязова. 
Действительно, Алма обучала русскому языку молодых воинов, способствовала росту политической зрелости и образованности, формированию у них зрелого взгляда на социальные и общественные процессы. В июне 1919 года Алму назначили пропагандистом в созданный ею и поэтом, ветераном войны Бисенгали Жаникешевым, Первый образцовый конный полк. А вскоре они создали первый в Урде Армейский клуб, которому присвоили имя В. И. Ленина. В июле 1919 года в полк с проверкой приехали главнокомандующий Восточным фронтом М. Фрунзе и член военно-революционного совета В. Куйбышев. Высоко оценив боевую готовность воинской части, М. Фрунзе распорядился о присоединении конного полка к героической 25-й Чапаевской дивизии. Этот полк проявил мужество и героизм в борьбе с белогвардейцами на территории города Уральска и Уральской области. Казахские воины искусно сидели на коне, чем обратили на себя внимание. А вскоре полк был награжден от имени Всероссийского исполнительного комитета Красным знаменем. 
В августе 1919 года был сформирован Второй казахский конный полк, позже оба полка объединили в одну бригаду. Из числа этих воинов появились первые казахские генералы: Шакир Жексенбаев, Рамазан Курмангалиев. 
В 20-е годы на территории Казахстана создаются комсомольские ячейки.8 Вместе с Алмой работала одна из первых комсомолок, вступившая в ряды комсомола в 1925 году в Москве, Нуржамал Саналиева (позже она стала заместителем министра социального обеспечения КазССР). А в 1928 году Алма избиралась делегатом XVII съезда ВКП (б) с правом совещательного голоса. В эти годы проявился незаурядный организаторский талант Алмы: создавая комсомольские и молодежные организации, она воспитывала молодежь в духе интернационализма. Пламенные речи Алмы вдохновляли молодежь на новые свершения. 
Алма стала членом редакционной коллегии первой казахской комсомольской газеты «Өртен», которая выходила в Оренбурге. Она также была членом редакции журналов «Әйелдер тендігі», «Жас Қазақ», «Жас большевик», «Жас қайрат». За исключением «Әйелдер тендігі», журнала для женщин, остальные три издания были молодежного направления. Алма писала о воспитании подрастающего поколения, о необходимости расширять кругозор, о важности вступления в комсомол. В 1927 году вышла ее брошюра в Кзыл-Орде под названием «Памятка женщины-работницы». Однако публицистическая деятельность Алмы Оразбаевой почти не изучена.
В Центральном государственном архиве Республики Казахстан хранится приказ Казахского комиссариата по военным делам за № 45 от 17 июня 1919 года, согласно которому Алму Оразбаеву назначили агитатором политико-просветительского отдела Комиссариата. Вскоре Алма уехала в Москву на учебу, а на ее место заведующей женотделом Крайкома РКП (б) назначили Нагиму Арыкову. В этот период ей довелось познакомиться с такими яркими революционерками, как Надежда Крупская, Инесса Арманд… По имеющимся сведениям, Алме удалось услышать вождя мирового пролетариата, потому что 11 июля и 29 августа 1919 года В. И. Ленин читал лекции по проблемам строительства государства перед студентами и слушателями Коммунистического университета имени Я. М. Свердлова. Именно в этот период Алма обучалась на курсах. Тогда же в Москве 14 октября 1919 года Алма Оразбаева первой из казахских девушек вступила в ряды РКП (б). После окончания курсов марксизма-ленинизма при ВКП (б) в 1925 году Алму назначили заведующей главполитпросветом, утвердили членом коллегии комиссариата народного просвещения, работала под непосредственным руководством Н. К. Крупской. По свидетельствам современников, Алма Оразбаева вела служебную переписку с Н. К. Крупской. (Пока не представляется возможным найти эти документы.)
В мае 1921 года Алма Оразбаева приехала в Урду и провела Первую губернскую (областную) конференцию беспартийных женщин. Среди ее участниц была Дина Нурпеисова, знаменитая домбристка, кюйши, композитор, которая приехала из дальнего аула Тенизского уезда. На конференции был заслушан доклад Алмы Оразбаевой от имени свободных, раскрепощенных казахских женщин: «Что дала советская власть женщине?». После исполнения Диной Нурпеисовой кюев (музыкальные композиции на домбре), Алма Оразбаева, обладавшая от природы красивым сопрано, исполнила народные песни. Так раскрылась еще одна грань ее таланта. Много труда вложила она, чтобы по крупице собрать культурное, музыкальное наследие родного народа. Сохранились воспоминания этнографа, собирателя казахских песен, автора книги «1000 песен казахского народа» Александра Затаевича, что «Алма Уразбаева… натура очень музыкальная, с мягким нежным сопрано и чрезвычайно поэтической, проникновенной манерою передачи. Уразбаева была букеевской киргизкой, особенно горячо относящейся к моей работе и давшей мне чрезвычайно ценные сообщения…». Известно, что в исполнении Алмы А. Затаевичем были записаны десять песен, среди которых «Жайық», «Танысу жыры», «Зейнешім», «Саржан», «Төрт пішен», «Гиндаш», «Айнамкөз», «Қоштасу», «Япырай». 
За десять лет с 1919 по 1928 годы она назначалась ответственным секретарем казахской секции Оренбургского губкома РКП(б), заведующей отделом Букеевского Губкома партии, членом бюро и заведующей отделом по работе с женщинами Киробкома и краевого комитета партии, заведующей отделом главного управления по политико-просветительской работе. За короткое время Алма Оразбаева выросла в видного политического деятеля, идеологически подкованного. 
В Личном деле из Архива Президента РК сохранилась характеристика, подписанная секретарем Г. Коростылевым, где говорится: «Отношение к партработникам и партдисциплине хорошее. Исполнение на данной работе считать рациональным, – более развитой и способной из женщин киргизок нет. К склокам и группировкам склонности не имеет, владеть собой может».
Кроме того, сохранилась анкета, где в графе «марксистское самообразование»: «Какие вопросы и книги вами пройдены?» написано собственноручно: Исторический материализм Бухарина и капитал Борхарда. 
В октябре 1923 года по инициативе Краевого Комитета молодежи Казахстана начал издаваться журнал «Жас қазақ», в котором активно сотрудничала Алма Оразбаева вместе с Е. Алдонгаровым и А. Сегизбаевым. Журнал был не просто увлекательным для молодежной аудитории, но и распространял знания о духовной культуре, искусстве. Сотрудники издания писали о важности образования и новых знаний, публиковали научно-познавательные статьи.
По некоторым архивным документам, Алма Оразбаева в ноябре 1925 года исполняла обязанности председателя Президиума Центрального Исполнительного Комитета Казахской АССР. Известно, что Алма Оразбаева, будучи делегатом, участником XII, XIII, XIV съездов партии, V конгресса Коминтерна, активно участвовала в дискуссиях при обсуждении различных вопросов партийного строительства. О смелости высказываний можно судить по стенографическому отчету XII съезда РКП (б), где Алма в прениях высказывала свое мнение по докладу И. В. Сталина по национальному вопросу. 
В 1924 году А. Оразбаева в составе советской делегации принимала участие в работе III международной конференции женщин-коммунистов, проходившей в Берлине, где познакомилась с Кларой Цеткин, одним из основателей Германской коммунистической партии, деятелем международного рабочего движения. По возвращении она устраивала отчетные встречи с женщинами, на которых подробно рассказывала о выступлениях зарубежных коммунистов, в целом о проблемах женщин в разных странах мира. Об одной из встреч Алмы с женщинами-трудящимися 26 августа 1924 года писала газета «Советская степь». Кстати, по предложению Надежды Крупской Алма основала первый советский женский журнал, который позже стал называться «Қазақстан әйелдері» – «Женщины Казахстана». И этот журнал, с перерывом в годы Великой Отечественной войны, издается до сих пор. Издание продолжает культурологические и просвещенские традиции, заложенные Алмой Оразбаевой. 
В 1926 году в городе Кзыл-Орде Алма организовала первую ковроткацкую артель казахских женщин. Нелегко было организовать ее. Женщины артели, которую возглавляла Алма, объезжали аулы и города, чтобы собрать работниц. По настоятельной просьбе рабочих первая ковроткацкая артель должна была носить имя ее организатора – Алмы Оразбаевой. Такая запись имеется в протоколе заседания комиссии ЦИК КазАССР по улучшению быта работниц от 28 июня 1928 года, речь идет об оказании помощи первой женской кооперации со стороны СНК КазАССР.
В 1928 году по распоряжению Центрального Комитета ВКП (б) Алма Оразбаева назначена членом бюро и заведующей женским отделом Нижне-Волжского краевого комитета в городе Саратов и дополнительно исполняет обязанности заместителя председателя краевого союза колхозников.9 
Через год после возвращения из российского городка по поручению Коминтерна Алму Оразбаеву направили в Монголию (МНР) по оказанию практической помощи женщинам. 
Многие пытались писать о ней. 
Не дал результатов и поиск сведений о последних годах жизни Алмы, так и не удалось, к сожалению, определить и найти место ее захоронения. Однако следует отметить, что об ее жизни и деятельности говорили очень мало, писали еще меньше. Есть улицы, названные ее именем. Открыт музей на ее родине – Урде. Имеются мемориальные доски на домах, где жила и работала Алма Оразбаева. Надеемся, что придут еще исследователи, они напишут книги, снимут фильмы – одним словом, не зарастет народная тропа, и люди всегда будут помнить тех, благодаря кому мы сейчас живем. А значит, будет жива память и об Алме Оразбаевой.

Литература
1. Фаизов С. Мусульманский феминизм: истоки и развитие. «Аружан», №№3–5, 2012.
2. http://propaganda-journal.net/3034.html
3.http://mojazarplata.kz/main/kz-news/zhenschiny-zhurnalisty-v-kazahstane-zarabatyvajut-na-14-menqshe-muzhchin
4. http://news.gazeta.kz/art.asp?aid=364557 
5. http://www.kazpravda.kz/c/1225401811 
6. Feinstein A. Journalists Under Fire, 2006.
7. Даумов С. Роковая судьба. Жизнеописание Алмы Оразбаевой. Алматы, 2001. Журнал «Қазақстан әйелдері», №10, 1973.
8. Очерки истории Компартии Казахстана. Алма-Ата, 1989, с. 187. 
9. http://demoscope.ru/weekly/2010/0419/gazeta033.php

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Какие замечательные были раньше личности, на них можно было равняться: честные,благородные духом,а не происхождением, самоотверженные, целеустремленные, самое главное – талантливые…

  2. Бахытжан. добрый день.
    Мне хотелось с вами поговорить. Я являюсь дальним родственником
    Алмы Оразбаевой.

    Мой тел. 87751296779.

    Звать Айболат

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ