Мировой кризис. Прогнозы завтрашнего дня

0
83

Бахытжан Ауельбеков

Часть I

Крайне неустойчивое состояние мировой экономики заставляет задуматься над тем, в каком направлении пойдет ее развитие в дальнейшем, и как этот тренд  отразится на нашем завтрашнем дне. Для того чтобы понять смысл происходящих на планете процессов, необходимо добраться до их истоков, проследить, как они зарождались и формировались, как и под влиянием каких причин приобрели свою сегодняшнюю динамику. И такой ретроспективный анализ должен охватить даже не несколько десятилетий, а несколько столетий. Без глубокого анализа исторических причин, приведших экономику планеты к ее сегодняшнему состоянию, мы ничего не поймем в текущем моменте и не сможем спрогнозировать будущее, в буквальном смысле слова, наш завтрашний день.

Интересующиеся международной политикой люди сегодня внимательно наблюдают за разгоняющейся президентской кампанией в Соединенных Штатах Америки. Это понятно. На сегодня США – первая сверхдержава в мире, и от того, какой политический курс она изберет, в мире зависит очень многое. Так что предвыборная гонка в Штатах приковывает к себе взгляды не только американцев. Любопытно,  однако, что нынешняя кампания приобрела такой характер, какого до сих пор никогда не имела ни одна из президентских кампаний в прежние времена. Таких выборов в истории США еще не было. И это повод для размышлений. 

Если кандидатом на президентский пост от партии  демократов вполне предсказуемо стала Хиллари Клинтон, супруга 42-го американского президента Билла Клинтона и экс-госсекретарь США, то от Республиканской партии всех своих соперников буквально стер в порошок самовыдвиженец, эпатажный миллиардер и телеведущий Дональд Трамп. И тут тоже есть над чем подумать.
Самое интересное: оба кандидата в президенты имеют рекордный антирейтинг. Оба раздражают огромные массы избирателей: Трамп – хамством и некомпетентностью, Хиллари – лицемерием и связью со всем негативным, что ассоциируется в США с понятием «вашингтонская политика». По данным опросов, более половины зарегистрированных избирателей отрицательно относятся к кандидатам: 55% не нравится Трамп, 52%  – Клинтон. 64% опрошенных заявили, что не считают кандидатов «честными и заслуживающими доверия политиками». Чтобы в президентской гонке лидерами стали два политика, обладающие рекордным антирейтингом – такого в политической истории США тоже еще не было. И здесь тоже следует задуматься. Что, собственно, происходит в Штатах?
С Хиллари Клинтон все понятно, ее «ведут». При наличии серьезных соперников она не имела бы никаких шансов, потому как вообще крайне непопулярна в Америке. Вместе со своим супругом она является героиней бесчисленных финансовых (и не только финансовых) скандалов, репутация у нее – хуже некуда. А кроме того, как отмечают американские аналитики, «Хиллари напрочь лишена харизмы своего мужа. Ей не надо ничего делать, чтобы вызвать антипатию». Она всем неприятна, просто потому что неприятна. Какие у нее могут быть шансы на президентский пост в США, где имидж – это все? Никаких. Однако закулисные манипуляторы решили сделать ставку именно на нее и попросту убрали со сцены всех, кто мог перейти ей дорогу. Главную опасность для Хиллари в этом отношении представлял вице-президент Джозеф Байден, пользующийся в Штатах очень большой популярностью. Сам Барак Обама заявил о его поддержке. Но в последний момент Байден отказался от участия в выборах, по сути, дискредитировав  президента. Других убрали еще на дальних подступах к праймериз. Вот и придется теперь поддерживающим Демократическую партию голосовать за Хиллари, потому как ничего более приличного им не предложили. Сработано чисто, однако здесь случилась осечка – появился непредвиденный феномен сенатора Берни Сандерса, и он едва не сорвал всю игру. Но об этом ниже.
У Республиканской партии изначально фаворитом считался Джеб Буш, бывший губернатор Флориды,  брат 43-го и сын 41-го президента США. Никому и в кошмарном сне не могло бы привидеться, что как чертик из табакерки выскочит Дональд Трамп и заставит выдвинуть себя кандидатом от «респов», несмотря на активное неприятие его личности всей партийной верхушкой.
Трамп – личность, мягко говоря, своеобразная. Еще пять лет назад, 28 апреля 2011 года в Лас-Вегасе, объявляя о своих президентских амбициях, он заявил,  что США не должны бесплатно участвовать в войнах, потому что тратить свои ресурсы  «во имя установления демократии во всем мире» могут только глупцы. При этом во время своей речи он семь раз нецензурно выругался – своеобразный рекорд среди американских политиков. Эти высказывания сопровождались непрерывными бурными овациями и восклицаниями восторженной публики – успех у аудитории был просто оглушительный. В выражениях Дональд Трамп не стесняется и режет правду-матку в глаза.
Сначала однопартийцы воспринимали Трампа как клоуна и всячески открещивались от его антиммигрантских, антиисламских и антинатовских (по существу, антиевропейских) эскапад и обещаний наладить отношения с Москвой. Но Трамп от одного тура праймериз к другому набирал вес, и в итоге стал неотвратимым. В результате кампания Джеба Буша, которого Трамп назвал «тупым как камень», просто сдулась. В Республиканской партии поднялся переполох, воцарились паника и хаос. Случилось нечто невиданное прежде: часть республиканцев заявила о том, что готова голосовать за Хиллари Клинтон – лишь бы Трамп не прошел. Республиканский активист Крейг Снайдер отправил в Федеральную комиссию по выборам документы для регистрации движения «Республиканцы за Хиллари-2016». На сайте организации собираются денежные взносы. Снайдер так объяснил свою позицию журналу Time: президентство Трампа грозит стране национальной катастрофой.
Однако в большинстве своем республиканцы были вынуждены смириться и поднять белый флаг. Еще недавно партийная верхушка Республиканской партии объединялась против Дональда Трампа под лозунгом «Never Trump» («Трамп никогда!»). Но после впечатляющих успехов миллиардера на праймериз риторика изменилась на прямо противоположную. Теперь «респы» подняли лозунг  «Forever Trump» –  «Трамп навсегда!». Самые впечатляющие метаморфозы произошли с губернатором штата Техас Риком Перри. В начале гонки он обзывал Трампа «раковой опухолью партии», а в конечном итоге заявил о готовности стать вице-президентом при хозяине  Белого дома Дональде. Отличился и один из бывших кандидатов в президенты сенатор Рэнд Пол. Зимой он говорил о магнате предельно уничижительно: «Даже маленькая кучка дерьма больше годится в президенты, чем Трамп». Сейчас же он совершенно спокойно заявляет, что будет поддерживать миллиардера на президентских выборах. Пока еще держится и не желает признать Трампа «господином» только клан Бушей и престарелый сенатор-ястреб Джон Маккейн. Оба Буша-экс-президента даже отказались принять участие в съезде Республиканской партии в Кливленде, штат Огайо, проходивший 18 – 19 июля, который должен был выдвинуть единого партийного кандидата на пост президента США. (Любопытно, что в съезде отказался принять участие и сам губернатор штата Огайо, республиканец. Республиканская партия сегодня расколота как никогда.)
Есть в нынешней президентской кампании в США один очень важный и многозначительный момент: главным соперником Хиллари Клинтон на праймериз, вопреки всем прогнозам, был сенатор от штата Вермонт Берни Сандерс,  открыто называющий себя «демократическим социалистом». Это нечто небывалое для США, заставляющее ахнуть любого, кто понимает американскую действительность.
Еще  несколько лет назад слово «социалист» звучало в Штатах как ругательство, что-то вроде «антиамериканец», «враг народа», «дьяволопоклонник» и т. д. Худшего оскорбления в Америке нельзя было придумать. Например, в первый президентский срок Барака Обамы любые шаги администрации Белого дома республиканские оппоненты немедленно называли «социализмом». Сандерса, «демократического социалиста», выступающего против банков и за систему социального здравоохранения, против олигархов и монополий сначала тоже никто не воспринимал всерьез, считая, что из-за своих политических взглядов он – фигура явно непроходная, чисто формальная. Однако сенатор добился ошеломляющего для «демократического социалиста» успеха, стал на праймериз номером два, обойдя по популярности многих других кандидатов, и в какой-то момент казалось, что он сумеет отодвинуть даже Хиллари Клинтон. Это очень важный признак, он говорит о том, что слово «социалист» в современной Америке уже мало кого пугает, и что в общественном сознании населения страны происходят очень серьезные изменения.
Об этом свидетельствуют и опросы общественного мнения. По данным социологического исследовательского института Гэллапа, 69% американцев в возрасте от 18 до 29 лет заявили, что вполне могли бы проголосовать за кандидата-социалиста. Призывая американцев подниматься на защиту своих прав, Сандерс не боится еще одного крамольного слова  –  «революция». Сенатор призывает защищать права большинства и ограничить власть так называемого «золотого процента Америки». Оппоненты вспоминают, что Сандерс в свое время  поддержал сандинистов в Никарагуа, в 1988 году свой медовый месяц отмечал в СССР, и он заявляет, что не считает себя «капиталистом». Любопытно, что хотя за сенатором из Вермонта не стоят большие капиталы, он сумел собрать на свою избирательную кампанию несколько миллионов донорских пожертвований, при этом средний взнос –  не больше 20 – 30 долларов. Это говорит о том, что Сандерса поддержали простые люди Америки.
В чем причина потрясшего всю Америку  неожиданного успеха «хулигана», «расиста», «клоуна» Дональда Трампа и «демократического социалиста» и «антикапиталиста» Берни Сандерса? И почему с таким трудом приходится «проталкивать» Хиллари Клинтон, за которой стоят и мощные политические силы и крупный капитал? Некоторые аналитики считают, что американцы устали от традиционных партий и традиционных политиков, потому что они почти ничем не отличаются друг от друга. И когда появляется более-менее яркая, отличающаяся от других какой-то оригинальностью личность, она представляется привлекательнее других. Отсюда неожиданный взрыв популярности и Трампа, и Сандерса. Безусловно, это имеет место. Другие говорят о том, что американцам не нравится семейственность в политике и они не хотели бы видеть президентом Буша Третьего и не в восторге от Клинтон Второй. И это тоже имеет место. Но главная причина все-таки в другом.
Вспомним 41-го президента США Джорджа Буша-старшего. Он вошел в историю. При нем развалился Советский Союз, и старший Буш был провозглашен победителем в «холодной войне». Он выиграл первую войну с Ираком. Он объявил США «единственной сверхдержавой» (преувеличение, конечно, есть еще и Китай). Могущество Штатов при нем, казалось, выросло неимоверно, международный авторитет государства выглядел непоколебимым. Популярностью в стране Буш-старший пользовался огромной. Но на второй президентский срок американцы его все-таки не переизбрали, победил Билл Клинтон. Почему? Потому что когда Джордж Буш занял президентское кресло, безработных в стране  насчитывалось 9 миллионов, а к концу четвертого года его правления их число увеличилось до 17 миллионов. И никакие внешнеполитические успехи не спасли его от поражения. Неожиданный, никем не предсказывавшийся старт нынешней президентской кампании в США – явление из того же ряда.
Современное положение экономики США крайне неустойчиво, что отражается на жизненном уровне рядовых американцев. Это порождает нестабильность в обществе, в том числе и политическую. Люди  надеются на приход лидеров, способных предложить решение сложных проблем, навалившихся на страну, но таких лидеров среди традиционных политиков они не видят. Вполне естественно в такой ситуации взглянуть с надеждой на такие нестандартные фигуры как Дональд Трамп, который громогласно обещает «снова сделать Америку великой» (хотя и не объясняет как) и «демократический социалист» и «антикапиталист» Берни Сандерс, призывающий к социальной справедливости. Если учесть все эти обстоятельства, то общенациональный успех Трампа и Сандерса представляется не таким уж и неожиданным.
В действительности экономическое положение США даже гораздо хуже, чем представляется рядовому, измученного проблемами и неуверенностью в завтрашнем дне обывателю. Постоянный автор «The Financial Times» и «The Guardian», профессор политэкономии и государственной политики университета Висконсин-Милуоки  Джеффри Саммерс говорит:
«Американский век» продлился недолго – где-то с конца 1940-х и до конца 1970-х годов. В постсоветском периоде США казались сильными и могущественными, но реальность была далека от этого – страна была слаба, и эта слабость проявилась в ходе конфликтов в Ираке и других местах… Последние пять лет были, в общем-то, катастрофичны, что в США, что в Европе, что в России. 
В 2008–2013 годах развалился финансовый порядок, существовавший с распада Бреттон-Вудской системы. Оказалось, та система не может сама выбраться из кризиса. Во время первого срока Рональда Рейгана, чтобы справиться с удержанием зарплат, использовалось госкредитование. Рейган занялся усилением армии, создавая тем самым спрос, и это позволило удержать экономику «разогретой». Когда в 2008 году вся система рухнула, стало понятно, что мы уже не можем просто генерировать кредиты, чтобы поддерживать экономику, из-за композитных процентов, растущих по экспоненте и быстро выходящих из-под контроля». 
Крайне пессимистично смотрит на ситуацию и один из крупнейших мировых финансистов, компаньон знаменитого Джорджа Сороса по инвестфонду «Квантум» Джим Роджерс:
«…Америка – крупнейший должник за всю историю человечества, ни одна страна не загоняла себя раньше в такую ситуацию. Так что, возможно, это начало конца. Есть много способов для страны обанкротиться – можно просто напечатать очень много необеспеченных денег…
– Стоит ли США пытаться сократить долг или он уже слишком велик?
– Это бессмысленный вопрос, они не сделают этого. Обама победил в 2008 году с обещанием, что он справится с бюджетным  дефицитом, но в результате дефицит стал крупнейшим в истории, больше, чем у всех предыдущих президентов вместе взятых. Фактически уже сделать ничего нельзя. Нам остается ждать и смотреть, что будет дальше…» (http://expert/2012/41/dzhima-rodzhersa-ne-kupish-za-paru-tyisyach-rublej/).
Не менее мрачно смотрит на ситуацию и бывший помощник министра финансов США, в свое время награжденный «за выдающийся вклад в создание экономической политики Соединенных Штатов» Пол Робертс:
«Экономически американцы в проигрыше, потому что из-под среднего класса вышибли миллионы рабочих мест и отдали их в Китай, Индию и т. д. Америка перестала производить товары. Улетучились миллионы рабочих мест. Процент безработных приближается к уровню Великой депрессии.
– Меры, которые принимает Обама, бессильны?
– Да, самая агрессивная кредитно-денежная политика в американской истории не приносит результата. …Америка стала страной «третьего мира» со своими богатыми и бедными. Те, кто раньше считался средним классом, сегодня живут в трейлерах или палаточных городках. Инженеры работают продавцами в «Уолл-Марте». Их доходы и уровень жизни обвалились… Идиотский неоконсервативный постулат о «конце истории» представил США как единственную  жизнеспособную политическую, экономическую и социальную систему. Именно эта слепая уверенность в собственной непогрешимости и привела к закату процветающей и свободной Америки».
О том, что в США (и других странах Запада) возникает свой «внутренний» «третий мир» уже давно с тревогой пишут многие американские аналитики. «Самые богатые 20% американцев контролируют 84% богатства страны, а сумма состояний богатейших четырехсот семейств равна сумме состояний нижней половины американского населения – примерно 150 млн. человек. По неравномерности распределения богатства Америка стоит между Уругваем и Камеруном» (Пол Робертс). Это грозит масштабными социальными конфликтами с непредсказуемыми последствиями. Сменяющие друг друга правительственные администрации мечутся, пытаясь найти выход из положения, но это им не удается. 
Все дело в том, что причина кризиса, охватившего Америку, гораздо серьезнее, чем представляется даже самым алармистски настроенным  аналитикам. И вообще этот кризис – не чисто американский, он глобальный. Мы имеем дело именно с глобальным кризисом всей мировой экономической системы. И это грозит колоссальными потрясениями во всем мире. Сегодня мы являемся свидетелями структурного кризиса всей мировой экономики; система теряет жизнеспособность и разваливается на глазах. Процесс этот развивался долго, но сейчас  наступает его последняя фаза, которая выпала именно на наши дни. И если человечество не найдет выход из положения, участь его будет незавидной, и уже скоро.
Мы потому так много места уделили президентской кампании в США, что она явно высвечивает страхи американского общества, его беспокойство, неуверенность в завтрашнем дне, близкую к отчаянию. (Именно на такой волне, кстати говоря, когда-то к власти пришел Адольф Гитлер.) Суматошный, непредвиденный, никем не предсказывавшийся сценарий кампании праймериз, который застал всех врасплох, – это только симптом. И то, что фигурами общенационального масштаба в Штатах вдруг стали «хулиган» Трамп и «антикапиталист» Сандерс – это тоже только симптом. Это – отражение факта, что массы чувствуют, что что-то идет не так, но что именно, понять не могут. Поэтому готовы ухватиться за любую соломинку. Нечто подобное сегодня можно увидеть в любой западной стране, например, растущую популярность «Национального фронта» Марин Ле Пен. Везде одно и то же – неуверенность, встревоженность, ощущение неправильности происходящего, и при этом – доводящее до отчаяния бессилие не то что что-то изменить, но даже просто понять: что же все-таки происходит?
Непонимание происходящего проистекает из того, что проблемы сегодняшнего дня рассматриваются именно как проблемы сегодняшнего дня, на слишком коротком временном отрезке. При таком подходе динамика и логика развития экономических процессов ускользают от взгляда. Далеко не всякий наблюдатель может понять, что то, что происходит именно сегодня, на самом деле было запрограммировано сто, двести, а то и больше лет назад. Сегодня эти «мины» просто начали взрываться, а заложены они были давно.
Мы, однако, взглянем на проблему более широко, в ее историческом аспекте, и с этой точки зрения многое из того, что кажется непонятным, временным, преходящим, находит свое логическое объяснение.
Человеческая жизнь измеряется годами и десятилетиями, а глобальные экономические и исторические процессы развиваются на протяжении  столетий, а то и тысячелетий. Отдельный человек редко умеет рассматривать события иначе, чем с позиций своего коротенького жизненного опыта. Для него небольшой кусочек мировой истории, который он успел ухватить при жизни, и есть начало и конец всего. Такое несоответствие между неспешным темпом развития глобальных мировых процессов и способностью отдельных лиц осмыслить их приводит к тому, что даже в среде специалистов мало кому удается установить причинно-следственную связь между, казалось бы, разнородными, разделенными значительными промежутками времени, явлениями. Такая работа требует наличия определенных специальных знаний и способности выявлять закономерности динамики развития не на коротких, а на длительных отрезках истории, измеряемых, как минимум, столетиями. 
Понятно, что такое исследование способен проделать далеко не каждый. А потому сегодня, когда кризисы сотрясают экономику планеты один за другим, широкие массы населения находятся в состоянии растерянности, не в силах ни осознать происходящее, ни найти выход из тупика, ни понять – в каком направлении выход.
Современная мировая экономическая система в том виде, в каком мы ее привыкли понимать, сформировалась под сильнейшим влиянием Запада, правильнее сказать, западной экономической системы. Именно западную экономику мы привыкли считать наиболее передовой и развитой, обеспечивающей высокий жизненный стандарт для граждан своих стран. Отсюда следует вполне логичный вывод, что необходимо все делать как на Западе и брать на вооружение западные методы управления экономической системой. 
Этот «логичный» вывод проистекает из дилетантского подхода к исследованию проблемы и элементарного невежества в тех вопросах, которые относятся к области экономической теории. Вся сложность вопроса при таком подходе остается непонятой, что предопределяет дальнейший провал попыток осуществлять управление своей экономической системой образцу управления экономической системой Запада. Прежде чем браться на перенастройку своей экономической системы по образу и подобию экономики Запада, необходимо ясно представлять себе: что такое западная экономика, как она формировалась, как развивалась, какие этапы прошла в ходе своего становления, в каком состоянии находится сейчас, в каком направлении движется и что ее ожидает в ближайшей и в отдаленной перспективе. Только после ответа на эти вопросы мы можем принять в разработку те или иные меры по переформатированию нашей экономической системы, поскольку будем ясно понимать, на какой образец следует ориентироваться, и следует ли этому образцу следовать вообще.
Что же такое западная экономика? Западная экономика – это не есть экономика США, Германии, Франции, Лихтенштейна или Андорры и т. д. Иначе говоря, это не есть арифметическая сумма экономик отдельных стран, больших и маленьких.  Западная экономика – это экономика Западной Европы, США, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Японии, Южной Кореи и еще некоторых стран, рассматриваемых как единое целое. Именно этот огромный и сложный комплекс, находящийся в противоречивом единстве, следует рассматривать как единую западную экономику, то, что мы условно называем «Запад». Пытаться анализировать экономику Запада, как целого, исходя, из анализа экономик  отдельных западных стран – грубейшая ошибка. Вырванный из общего контекста частный анализ, не соотнесенный с процессами, происходящими  во всем  экономическом комплексе, не только ничего не проясняет, но только путает общую картину.
Сформировалась современная западная экономика в том виде, в каком мы привыкли ее понимать совсем недавно – только после Второй мировой войны. А будущее ее выгладит туманно, если не сказать, пугающе.  Формирование западной экономики современного типа происходило в течение ряда столетий, и в общих чертах это выглядело так.
На протяжении многих столетий Европа являлась задворками мировой цивилизации, а первенство принадлежало Востоку. Собственно, «мировой цивилизацией» в те времена был именно Восток (в широком экономическом смысле, т. е. от мавританской Испании до Японии). Первое место на этом обширнейшем пространстве занимал, естественно, Китай. Збигнев Бжезинский пишет: 
«В Китае были  развиты все области: философия, культура, искусство, социальные навыки, техническая изобретательность и политическая власть. Приблизительно до 1600 года Китай занимал ведущее место в мире по производительности сельскохозяйственного труда, промышленным нововведениям и уровню жизни. Однако, в отличие от европейской и исламской цивилизаций, которые породили около 75 государств, Китай большую часть своей истории оставался единым государством, которое во времена провозглашения Америки уже насчитывало более 200 миллионов человек и было ведущей промышленной державой» (Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 1999).
То же самое констатирует и выдающийся американский антрополог Джаред Даймонд:
«Если бы историк, живший в любое время между 8500 г. до н. э. и 1450 г. н. э., взялся предсказать исторические траектории регионов Старого Света, он наверняка назвал бы всемирный триумф европейцев наименее правдоподобным сценарием –  ведь большую часть этих десяти тысяч лет Европа была позади всех. С середины IX тысячелетия по середину I тысячелетия до н. э. (начало возвышения греческих и несколько позже итальянских обществ) почти все новшества, появлявшиеся в Западной Евразии  –  животноводство, культурные растения, письменность, металлургия, колесо, государственный строй и т. д., происходили из Плодородного полумесяца или смежных с ним областей. До распространения водяных мельниц, относящегося к X в. н. э., Европа к северу и западу от Альпийских гор не сделала ни одного значительного вклада в развитие технологии и цивилизации, лишь аккумулируя достижения обществ восточного Средиземноморья, Плодородного полумесяца и Китая. Даже в промежутке между 1000 и 1450 гг. научные и инженерные новации чаще попадали в Европу из мусульманских стран, нежели наоборот, а самым технологически передовым регионом в это время был Китай, чья цивилизация базировалась на сельском хозяйстве, почти таком же древнем, как ближневосточное» (Дж. Даймонд. Ружья, микробы и сталь. Судьбы человеческих сообществ. М.: ACT, 2004).
Мировая экспансия, обеспечившая Западу в конце XVIII – начале XIX  веков экономический рывок, началась в середине XV века с началом так называемой эпохи Великих географических открытий.  В ходе этой экспансии Западом были захвачены целые континенты (Северная Америка, Южная Америка, Австралия, Африка, огромные территории в Азии), были уничтожены сотни миллионов людей, истреблены целые народы и разрушены целые цивилизации (ацтеков, инков и др.). Всемирно известный американский ученый, почетный профессор 40 университетов мира Ноам Хомский пишет:
«…Не то чтобы Индия раньше была мирным местом – нет, не была. Как не было утопией пацифистов Западное полушарие до появления там европейцев. Но, без всякого сомнения, повсюду, где появлялись европейцы, происходил всплеск насилия. Серьезные военные историки в этом совершенно уверены. Это было очевидно уже в XVIII веке. И об этом можно прочесть у Адама Смита. Объясняется это, в частности, непрерывными кровопролитными войнами внутри самой Европы. Поэтому там развилась непревзойденная культура насилия. Эта культура превзошла масштабами даже технологию Европы, не так уж обогнавшую технологии других цивилизаций.
Читая, что проделывали европейцы, нельзя не ужасаться. Британские и голландские купцы – на самом деле это были торговцы-воины – хлынули в Азию и вторглись в зоны торговли, издавна функционировавшие по четким правилам. Зоны эти были более-менее свободными и мирными, прообраз зон свободной торговли. Европейцы уничтожали все на своем пути. Так происходило, за редчайшими исключениями, почти по всему  миру. Войны европейцев с туземцами были вой­нами на уничтожение. Если не закрывать глаза на историческую правду, то приходится называть это попросту варварским вторжением. Туземцы никогда ничего похожего не видывали».
Проще говоря, экономический рывок Запада был обеспечен не «преимуществами капиталистического способа производства», а элементарным и примитивным ограблением всего мира, что сегодня на Западе стыдливо замалчивается, а также теми эксцессами, которые по современным нормам характеризуются термином «геноцид».
Однако те же самые процессы, которые когда-то обеспечили Западу экономический рывок, сегодня приводят его к финалу, который представляется весьма печальным.
(Oкончание следует)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here