Новый взгляд на феномен исламизации Казахстана

3
933

(Теоретико-методологические аспекты)

Назира Нуртазина,
доктор исторических наук, религиовед,
профессор КазНПУ им. Абая

Исламизация населения средневекового Казахстана, как беспрецедентный по культурно-цивилизационному содержанию и последствиям феномен, представляет огромный интерес в свете современных задач качественного переосмысления отечественной истории. В силу известных причин политического характера, данная проблематика в прошлом могла быть лишь предметом идеологических спекуляций, а не настоящего научного исследования. За годы политической независимости произошли определенные позитивные изменения. И все же степень полноты и научной объективности в отражении исламского фактора в отечественной истории на страницах наших учебников и научных трудов оставляет желать лучшего. Как в фактологическом, так и теоретико-методологическом плане изучение ислама и непосредственно феномена исламизации необходимо проводить в принципиально новом ключе – с учетом достижений многих гуманитарных направлений, зарубежных исследований и т. д. 

Исламизация территории Казахстана началась и завершилась в эпоху средневековья (временем окончательного утверждения ислама нужно считать вторую половину XIV века, имея в виду религиозную политику золотоордынского хана Узбек Мухаммеда). Вместе с тем, можно утверждать, что исламизация продолжается до сегодняшнего дня, имея в виду то, что в истории страны неоднократно были периоды деисламизации, повторной исламизации или ренессанса ислама и т. д. 

В условиях формирования национальной историографии независимого Казахстана чрезвычайно важно следование принципам научной объективности и историзма. В отношении идеологизированной и мифологизированной коммунистическим учением (а на современном этапе еще и выступающей объектом полемики и борьбы различных религиозно-политических течений) исламской проблематики всегда важно дистанцироваться от апологии той или иной интерпретации религиозных явлений и во главу угла ставить конкретно-исторический анализ. Одновременно, следует отходить от примитивности касательно исламского присутствия в истории и духовном наследии казахского народа, когда вместо прежнего отрицания и разоблачения сегодня часто ограничиваются банальными сентенциями в просветительском духе.
В целом, религиозная проблематика сегодня занимает важнейшее место в содержании гуманитарных наук, в том числе и исторических. Научное изучение религии, особенно конкретных форм религий, их распространение в историческом пространстве-времени невозможно представить без участия историков, хотя, безусловно, специфика объекта исследования предполагает интердисциплинарный подход. «История религии изучает происхождение религии, ранние формы верований и культов, обрисовывает движущийся во времени и сосуществующий в пространстве мир явлений религии во всем его многообразии, воспроизводит прошлое различных религий в конкретности их форм».1
Прежде всего не лишен научного основания существующий в современной науке тезис о смыслообразующей функции религии в системе культуры и цивилизации. В эпоху средневековья религия функционировала как идеалообразующий фактор и социально-регламентирующий механизм всякой традиции. Религия выступала в качестве духовного истока цивилизаций как культурно-исторических типов. Не случайно А. Тойнби называл цивилизации «служанками религий». В то же время необходимо подчеркнуть, что высоко оценивая идеи культурфилософов ХХ века, все же нельзя абсолютизировать постмодернистские тенденции, которые нередко приводят к отрицанию принципов развития, эволюции и историзма, разработанных еще в лоне классической традиции. Так, например, в вопросе типологии или классификации религий нельзя не признать эволюцию религиозного сознания человечества от низшего к высшему, от естественных к этическим религиям, от родоплеменных культов к мировым монотеистическим вероучениям.
Важнейшей парадигмой должно стать признание особой роли мировых монотеизмов в истории человечества. «Мировые религии возникали в поворотные эпохи перехода от одного типа общественных отношений к другим. Формирование мировых религий происходило в условиях образования «мировых империй», которые охватывали большие территории, включали различные экономические уклады, этносы, культуры. В мировых религиях находили отражение образы жизни различных классов, сословий, каст, племен, народностей. А потому их прозелитизм и проповедь носят межэтнический, межсословный, межклассовый характер, содержат идею равенства представителей названных социальных групп, хотя в каждой из указанных религий и не во всех случаях эта идея проводится последовательно.2 В данном контексте очевидна научная некорректность попыток некоторых «знатоков» культуры в современном Казахстане опровергнуть культурно-цивилизаторскую миссию ислама в угоду идеализации древнего тенгрианства.
Обращают на себя внимание теоретические разработки российского ученого Б. Ерасова – одного из основоположников теоретического направления современного востоковедения. Религия, по его мнению, «не устраняя самостоятельности других важнейших сфер социальной регуляции, прежде всего экономики и государства, подвергает их своему формирующему или же ограничивающему воздействию».3 Высоко оценивая стимулирующий потенциал религии, ученый отмечает, что она «формирует важные или основные средства социальной регуляции, через ее принципы и механизмы осуществляются развитие и интеграция основных сфер социальной жизни, именно она обеспечивает основные смыслы, ценности и символику крупномасштабной общности, создает глубокую преемственность и перспективу движения». Важнейшая роль религии в жизни цивилизации заключается в «создании поля духовной напряженности между высшими ценностными ориентациями и повседневностью с ее ограниченностью или же обременительными разладами и срывами».
Существует тесная взаимосвязь религии с этногенезом, культурогенезом, политогенезом. Религия не всегда являлась сугубо духовным феноменом (особенно это касается ислама). Для историка, рассматривающего религиозные феномены в контексте общеисторических изменений, представляет интерес всеохватывающее влияние религии на социум, ее культурообразующая и этнообразующая функции. Как известно, мировые религии и особенно ислам выступали в истории как действенный фактор этнокультурной интеграции и одновременно – объединения этносов в метаэтнические конфессиональные общности.
В основу новых теоретико-методологических подходов в исследовании исламизации Казахстана могут быть положены современные теории цивилизации. Поскольку исламизация есть процесс постепенного изменения и трансформации культурной системы насельников Казахстана под влиянием исламского фактора, необходимо обратить внимание на методологические принципы системного подхода и самоорганизации. Речь идет о системной природе культуры (в широком смысле – цивилизации). Подлинная цивилизация, как правило, системообразующа. Представление культуры в качестве сложного социокультурного организма, во многом напоминающего биологический организм, в котором главную роль играют не процессы накопления, а процессы обмена информацией, восходит к Данилевскому, Шпенглеру, Тойнби, Лео Фробениусу.
Как отмечает современный исследователь Ю. Кнорозов, «все системы неживой и живой природы подчиняются общим закономерностям, действующим во Вселенной – «универсальной системе».4 Основной закономерностью для всех систем является тенденция к развитию от низших форм к высшим. Развитие можно интерпретировать как приобретение данной системой в определенной степени некоторых свойств «универсальной системы». Усиление связи (взаимовлияния) между единицами системы в общем можно рассматривать как повышение организации системы. Применение общей теории систем к истории показывает, что способность к самоорганизации, т. е. способность к развитию и перестройке структуры за счет внутренних процессов – важнейшее свойство сложных открытых систем (в данном случае общества). В результате, возникает новая динамичная структура. На протяжении существования системы периодически бывают кризисные состояния. Система высшего порядка возникает в результате качественного скачка и характеризуется появлением новых свойств.
Нынешнее понимание диалектики отличается от классических представлений. В новейшей науке само развитие или прогресс трактуется не как примитивно эволюционный, линейный процесс, а как смена циклов самоорганизации и дезорганизации. Соответственно современные подходы характеризуются вниманием как к уникальным аспектам, так и (главным образом) к повторяющимся, нередко циклическим социокультурным процессам, в том числе к контактам и взаимодействиям, интеграции и дезинтеграции, адаптации и т. п.; к изучению устойчивых причинно-функциональных связей, к проявлениям которых относятся повторяющиеся ритмы, флуктуации, циклы. В контексте современной науки гораздо большему учету подлежат внутренние факторы (силы) изменения, нежели внешние. Считается, что последние лишь подрывают, облегчают, либо иногда уничтожают реализацию потенций самой исходной культурной системы. Также утверждаются прерывность и пульсация социокультурных процессов, к типу которых относится и процесс исламизации.
Большим подспорьем в исследовании проблемы исламизации служат эвристические идеи выдающегося русско-американского ученого-культуролога, основателя макросоциологии П. Сорокина. Согласно теории имманентного социокультурного изменения, каждая культурная система несет в себе семена своего собственного изменения. Как пишет П. Сорокин, в силу указанного принципа, любая система непрерывно меняется, среди ее свойств появляются какие-то новые, а старые же утрачиваются. «В определенный момент своей истории (темпы могут быть слегка ускорены или замедлены внешними обстоятельствами), культурная система должна пережить свое внутренне предопределенное изменение. Когда оно начинается, все главные составляющие этой культуры изменяются».5
Говоря о замене умерших систем новыми, теоретик пишет: «Неисчерпаемо разнообразный и вечно новый процесс развития культуры состоит как из имманентно ограниченного изменения ее систем, так и из непрерывной замены отживших систем вновь рождающимися». «История пользуется методом непрерывной замены систем, достигнувших своего конечного пункта, вечно новыми системами, приходящими на их место… В любой составной части культуры мы видим эту замену умерших систем новыми»; «творческие силы истории непрерывно используют тот метод, что, реализовав все возможности каждой созданной системы, они отбрасывают ее и начинают новую. Выжав из нее все, что она может дать, они формируют ей нового наследника и т. д.».
По мнению казахстанского исследователя Е. Абилева, «любая реально существующая система претерпевает изменения, переходит из одного состояния в другое, обменивается веществом, энергией и информацией с окружающей средой, т. е. является системой динамичной».6 Данный вывод важен для глубокого понимания и осмысления причинно-следственных аспектов проблемы исламизации Казахстана, для понимания детерминированности и исторического предназначения мусульманского фактора в культурогенезе тюрков. Тезис является ключом к пониманию необходимости замены религиозной системы тюрков исламом, обновления других систем общества (например, системы права, образования и др. ). Ведь исламизация понимается как процесс перехода от архаичной культурной системы тюрков к более совершенной новотюркской (тюрко-мусульманской, казахской) культурной системе, когда происходили трансформация и обновление духовно-цивилизационного фундамента традиции.
В итоге исламизации происходил качественный скачок – изменение общества и культуры тюрков в направлении перерастания в стадиально более высокий, цивилизационный тип общества. Возникшая в результате исламизации новая система стала субкультурой, интегрированной в универсальную мусульманскую цивилизацию средневековья. Положение о том, что каждая система имеет ограниченные возможности изменения в том, что касается ее сущностных черт, важно для уточнения реального потенциала древней религии тюрков – тенгрианства.
В связи с актуальным вопросом о сохранении целостности системы, мы обратили внимание на то, что динамика изменения всякой системы может иметь два вектора. Иными словами варианты социокультурного развития определены как: 1) полная замена одной системы другой; 2) процесс изменения и трансформации, развития и эволюции данной исходной системы. Применение данного положения позволило отнести исламизацию Казахстана ко второму разряду – именно как процесс качественного изменения тюркской традиции, а не односторонней замены одной культурной традиции другой. В итоге древнетюркская культура превращается в более развитую исламизированную культуру. Конфликт и распад прежней системы при исламизации не были абсолютными, не наблюдалось тотальной дезинтеграции и деградации системы, как это бывает в случае разрушения и ассимиляции. Именно эволюция системы, ее обогащение были результатами проникновения исламской религии: «Напротив, при усложнении системы, переходе ее в более упорядоченное состояние мы можем говорить о росте системы».
Здесь также необходимо принять во внимание идею К. Леви-Стросса о «третьей системе»: «Трудно представить себе, как одна цивилизация могла бы воспользоваться образом жизни другой, кроме как отказаться быть самим собой. На деле попытки такого переустройства могут привести лишь к двум результатам: либо дезорганизация и крах одной системы – или оригинальный синтез, который ведет, однако, к возникновению третьей системы, не сводимой к двум другим».7 Данное положение также проливает свет на содержание феномена тюрко-исламского синтеза.
Безусловно, момент борьбы старого и нового, явления кризиса неизбежно сопровождают процесс культурного обновления. Накануне исламизации древнетюркская культурная система, исчерпав определенный цикл своего развития, перешла в фазу дезинтеграции, кризиса и самораспада. В такие периоды система может даже превращаться в простую совокупность элементов, почти не связанных между собой («первоначальную совокупность») – материал для построения новой системы. Ислам стал средством упорядочения хаоса культурного мира тюрков и системообразующим элементом стадиально более высокой исламизированной культурно-цивилизационной системы.
Важное значение имеет современное научное опровержение старого мнения о том, что всякая культура является интегрированным единством: в действительности, существуют разные уровни ее интеграции. В контексте рассматриваемого вопроса это означает, что доисламская культура тюрков еще не имела признаков гармоничного целого, в составе которой порой эклектически соединялись противоречивые элементы, сосуществовали порой несовместимые верования и культы – автохтонного, дальневосточного, арийского и смешанного происхождения. Такая культура не соответствовала высшей форме интеграции (по П. Сорокину – это логико-смысловой синтез элементов культуры, когда в основе культурного комплекса лежит тождество смысла, единство идеи).
Лишь на этапе исламизации восторжествовавшая на территории Казахстана тюрко-мусульманская культура становится в высшей степени интегрированной. При этом немаловажно, как определяет П. Сорокин, что именно в более интегрированных культурах, т. е. применительно к Казахстану – после ислама, нравственное сознание развивается до уровня целостных этико-философских систем. Это перекликается с выводами Б. Ерасова, доказывающего идею о трех типах культуры органических общностей: этническая, национальная и цивилизационная. Утверждается о «повышении уровня культуры», так что «культура цивилизационного уровня…дает возможность превзойти этнический и национальный уровни духовной деятельности».8 Примечательна идея о «преимуществе культурных достижений того высшего уровня, который воплощен в духовном универсализме мировых цивилизаций».

Литература
1. История религий. Т. 1. М., 2004.
2. История религий. Т. 2. М., 2004.
3. Ерасов Б. С. Религия и цивилизация в системах взаимной детерминации. Культура и религия: линии сопряжения. М., 1994, с. 16–19.
4. Основные проблемы африканистики. М., 1990.
5. Сорокин П. Социальная и культурная динамика Исследование изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений. СПб, 2000.
6. Абилев Е. А. Применение принципов системного подхода в изучении этнических процессов на территории Казахстана в древности и в Средневековье: Дис. канд. ист. наук, Алматы, 1995.
7. Леви-Стросс К. Первобытное мышление. М., 1994.
8. Ерасов Б. С. Культура, религия и цивилизация на Востоке (очерки общей теории). М., 1990. 

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Нужно учесть и период монгольского нашествия. Несомненно есть различия в уровене исламизации и даже в понимании доктрин ислама до и после этого периода.

  2. Мои стихи
    Бог Милосердия свет во мраке.
    Надежды Луч прекрасный он.
    Творец он путевой звезды.
    Всевышний Суши он податель.
    Да Милосердный Бог.
    Он добродетель дел прекрасных.
    Дающий бедным кров и Веру.
    ********************************
    Стихи.ru Автор. Руслан Байрамов.
    Поддержать деньгами. Если не в тягость.
    Р.Ф Мой счет. 4276 8560 1363 9442

  3. Мои стихи
    Бог есть Милосердия.
    Любовь и Вера в счастье.
    А человек его творение.
    А значить духа Храм.
    Да суть его добро и благо.
    Всем нам дона для нас людей.
    ********************************
    Стихи.ru Автор. Руслан Байрамов.
    Поддержать деньгами. Если не в тягость.
    Р.Ф Мой счет. 4276 8560 1363 9442

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ