МУСУЛЬМАНСКО-ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА В КАЗАХСТАНЕ

0
1106

Галымжан Абсаттаров,
кандидат политических наук

Прежде всего следует отметить, что мусульманско-правовая культура в Казахстане служит каналом взаимодействия личности, общества и государства. Она представляет собой явление исключительно сложное по своей внутренней структуре и богатству социально-политических связей. Являясь частью мировой правовой культуры, мусульманско-правовая культура играет определенную роль в правовом, политическом и культурном развитии Казахстана и стран СНГ.

В настоящее время ислам исповедуют около двух млрд. человек в мире, из них более 11 млн. – казахстанцы. Сегодня в Казахстане насчитывается свыше 300 мусульманских объединений, построены 2228 мечетей. Образованы Исламский институт в Алматы, курсы по подготовке мусульманских служителей в Шымкенте, Казалинске, Мерке. Верующие направляются на учебу в Турцию, Египет и другие страны.

Чтобы правильно понять данную культуру, прежде всего необходимо знать особенности мусульманского права, главной особенностью которого является взаимодействие сакрального и светского, религиозного и собственно юридического начал, что проявляется в специфике его происхождения и исторической эволюции, источников и структуры, механизма действия и правопонимания мусульманских юристов, соотношения этого права с государством и светским законодательством. Другая яркая черта мусульманского права – его исключительное разнообразие, широкая гамма региональных и национальных форм, тесное взаимодействие с местными традициями и обычаями, сочетание в нем как детализированных индивидуальных решений с общими принципами, так и стабильности и постоянства с гибкостью и способностью изменяться во времени. В контексте всех этих вопросов предопределяется актуальность изучения состояния и перспективы развития мусульманско-правовой культуры в нашей стране. Причем обращение к мусульманско-правовой культуре представляет для нынешнего Казахстана не только научный, политический, но и практический интерес, который в научной литературе еще не изучен.
Актуальность мусульманско-правовой культуры для Казахстана определяется прежде всего тем, что ислам – это не нечто чуждое и постороннее для нашей республики, а неотъемлемая часть ее истории и культуры, важнейшая сторона образа жизни многих миллионов казахстанских мусульман. Не претендуя на полноту изложения, отметим те особенности казахстанского ислама, которые имеют непосредственное отношение к нашей теме.
Прежде всего, для ислама в нынешнем Казахстане характерны чрезвычайная разноликость, плюрализм проявлений, неоднозначность функций, что определяется как общими, присущими исламу чертами, так и специфическими для нашей страны социальными, культурными, политическими, конфессиональными и иными факторами. Так, бросается в глаза многообразие региональных форм ислама, объясняемое прежде всего этническими, аборигенскими моментами, тесным переплетением с местными обычаями и традициями.
Наблюдается множественность уровней и ролей ислама, которая вытекает из его сложной структуры (он выступает как собственно религиозная система и как образ жизни) и усиливается разнообразием выполняемых им функций в религиозной иерархии, социальной и политической структуре современного казахстанского общества.
Следует сказать, что особенность казахстанского ислама – сравнительно низкий уровень мусульманской культуры, что проявляется по-разному. В частности, речь идет о собственно религиозных институтах и уровне знаний самих мусульман. Причин такого отставания немало. Одна из них –длительная изоляция казахстанских мусульман и исламских институтов при Советском Союзе от остального исламского мира, от ведущих центров исламского знания, оторванность от современной исламской цивилизации, в итоге, заметное отставание от новейших достижений ислама, его духовной, интеллектуальной, политико-правовой культуры. Казахстанские исламские религиозные центры еще в достаточной мере не приобщены к опыту современного ислама, не готовы к поиску ответов на актуальные мирские проблемы, с которыми сталкиваются мусульмане в динамично меняющемся казахстанском обществе, в духе достижений современной исламской мысли. Поэтому нынешнее возрождение ислама в Казахстане практически ограничивается религиозно-культовой стороной проблемы, а на уровне образа жизни мусульман, его социальных и культурных составляющих продолжают преобладать архаичные формы быта, отсталая культура, нерешенность социальных проблем. Налицо явное расхождение между культовой и светской сторонами ислама, исламом-религией и исламом-образом жизни, или, говоря словами исламских мыслителей, между исламом-религией и исламом-государством.
К тому же надо учитывать, что казахстанский ислам – это ислам в многорелигиозной среде, где к нему проявляются, порой, настороженность и недоверие. Например, в среде немусульман и на уровне государственных структур явно не хватает объективных знаний об исламе и достижениях исламской культуры, тем более современной. Здесь преобладают поверхностные, часто искаженные представления об исламе и т. д.
Особенно остро ощущаются недостатки политико-правовой культуры в отношении ислама, почти полное отсутствие знаний мусульманско-правовой культуры. В частности, властные структуры, разрабатывающие и осуществляющие правовую политику, не только не обладают достаточным опытом решения проблем мусульман и исламских институтов с учетом мусульманского права, но и не располагают адекватной информацией о нем самом, о его месте в современных правовых системах и взаимодействии с другими правовыми культурами, а также о подходах мусульманско-правовой доктрины к таким вопросам, как соотношение религиозного и светского начал, религии и права, государства и религии в исламе, вопросам, имеющим актуальное значение для Казахстана.
Эти особенности казахстанского ислама следует учитывать при политологическом анализе той роли, которую может сыграть мусульманское право в Казахстане. Причем акцент на освоение достижений мусульманско-правовой культуры определяется теми ключевыми вопросами, от решения которых зависит будущее ислама в нашей стране.
В частности, по нашему мнению, наиболее актуальными в условиях Казахстана являются не сферы исламского вероисповедания, догматики и культа, а те светские проблемы, с которыми сталкиваются мусульмане и исламские институты. Дело в том, что исламская догматика и культ – относительно неизменны, стабильны и могут быть достаточно быстро усвоены: ликвидация элементарной неграмотности в этой области  не требует больших сроков и чрезмерных интеллектуальных усилий и может ориентироваться на восприятие готовых зарубежных образцов. Во всяком случае, восстановить старые мечети и построить новые, распространить подготовленную за рубежом популярную литературу по исламскому культу, организовать краткосрочные учебные курсы – вполне решаемая задача, особенно при поддержке, которую в последние годы оказывают зарубежные исламские центры.
Но ведь эти важные меры сами по себе не решают главной проблемы, которая заключается не в простой религиозной неграмотности, а в низкой исламской культуре в широком смысле, в неумении освоить и использовать во благо казахстанских мусульман и Казахстана в целом весь богатейший духовный и интеллектуальный потенциал ислама, в том числе достижения мусульманско-правовой культуры. Казахстанские мусульмане должны не только грамотно и в строгом соответствии с принятыми в исламе правилами совершать религиозные обряды, но и уметь по-исламски мыслить и подходить к решению своих проблем – политических, социально-экономических и т. д., причем делать это следует с учетом общемировых стандартов и на основе взаимодействия с иными культурами и религиями. Пользуясь терминологией мусульманских правоведов-политологов, можно утверждать, что главная проблема казахстанских мусульман лежит не в области культа, ислама-религии, а в сфере мирских взаимоотношений, ислама-государства, «светского ислама».
Решение этой задачи требует не распространения упрощенной пропагандистской литературы и благотворительной раздачи фиников в мечетях в период мусульманского поста, а приобщения к истинной исламской культуре, поощрения творческого поиска, формирования интеллектуальной традиции, позволяющей самостоятельно находить в духе ислама ответы на вопросы, которые ставят перед мусульманами казахстанская действительность, государственная политика, то есть, говоря мусульманско-правовым языком, утверждения казахстанской школы иджтихада. Ведь современные социально-экономические, культурные, политические, национальные и иные проблемы – это преимущественно та область, в которой ислам не имеет готовых конкретных решений. Они-то и формулируются на основе иджтихада, в зависимости от специфики условий и особенностей образа жизни мусульман в стране. Поэтому чужой опыт, решения, найденные и доказавшие своей эффективности в других государствах, в Казахстане могут и не подойти, и даже, скорее всего, не подойдут из-за слишком большой разницы «места, времени и условий», по принятой в мусульманско-правовой доктрине терминологии.
В отличие от религиозного культа и основ исламской догматики, которые могут быть восприняты в законченной форме по готовым образцам и изданным за рубежом пособиям, решение светских, социально-политологических проблем, своего образа жизни казахстанские мусульмане должны искать сами, ибо за них этого никто сделать не может. Ведь иджтихад в Казахстане – это не простое заучивание раз и навсегда установленных правил, не механическое воспроизведение опыта других, а творческий подход к нестандартным проблемам на основе постижения смысла, сути и целей ислама, освоения всего его духовного наследия и, прежде всего, мусульманско-правовой культуры.
Надо подчеркнуть, что мусульманское право выделило иджтихад не случайно, ибо он – одна из центральных категорий, стержень именно мусульманско-правовой доктрины. Не следует также забывать, что основным предметом последней являются мирские взаимоотношения людей, ключевые для казахстанского ислама. Конечно, решение проблем, вытекающих из такого подхода, значительно сложнее и требует неизмеримо большего времени, усилий и знаний, нежели перевод на казахский язык зарубежных пропагандистских брошюр об исламе. Но без этого трудно ожидать кардинальных изменений в положении казахстанского ислама, войти в современную исламскую цивилизацию, избежать вульгарной политизации ислама и его использования в качестве не цели, а средства реализации интересов, весьма далеких от истинных исламских ценностей. Пока что эту стратегическую общекультурную задачу никто всерьез не решает. Между тем, освоить ислам как открытую систему, позволяющую решать многие современные светские, социально-политические проблемы мусульман Казахстана, использовать его сильные позитивные стороны – могут только культурные, грамотные, знающие люди. Но, к сожалению, исламское возрожднеие в Казахстане не сопровождается ростом престижа глубоких знаний всех сторон ислама, в частности, освоением потенциала мусульманско-правовой культуры.
Следует сказать, что в настоящее время приобретает большое значение использование достижений мусульманско-правовой культуры в интересах развития правовой системы Казахстана. Мусульмане в нашей республике не только должны иметь возможность свободно посещать мечети и беспрепятственно совершать паломничество к своим святыням, но и вправе рассчитывать на то, что некоторые мирские отношения получат законодательное закрепление также с учетом мусульманско-правовых традиций.
При этом следует принимать во внимание известные различия в Казахстане в подходах к правовому регулированию исламского культа и мирских вопросов. Если в сфере отправления религиозных обязанностей, исходя из отделения религии от государства, основным принципом должны быть вмешательство власти Казахстана, предоставление ею гарантий свободы вероисповедания и создание для этого необходимых условий, то в светской области особое значение приобретает прямое воздействие, принятие законодательства, устанавливающего четкие, юридически обязательные принципы и нормы.
Сегодня из чисто теоретической данная проблема очень быстро превращается для Казахстана в проблему практической правовой политики. Следует отчетливо осознать, что возрождение ислама в нашей стране, возвращение к его ценностям неизбежно ставят вопрос о признании ряда сторон мусульманско-правовой культуры, в том числе об их законодательном закреплении. Поскольку речь идет именно о мирских делах и принятии некоторых достижений исламской цивилизации всем казахстанским обществом, перспективы ислама в Казахстане во многом зависят от того, будут ли его основополагающие ценности облечены в правовую форму, сориентированы на правовые критерии.
Для Казахстана, где мусульмане составляют конфессиональное большинство, а государство имеет светский характер, на наш взгляд, правильным подходом является освоение не шариата вообще, а мусульманского права. С учетом отделения религии  от государства светская правовая система Казахстана может воспринять лишь те элементы исламского образа жизни, которые в нее вписываются, а значит, напрямую не связаны с религией. При таком условии обращение к наследию ислама будет означать использование опыта оригинальной правовой системы при соблюдении светского характера государства в Казахстане.
Другое условие освоения достижений мусульманско-правовой культуры состоит в их совместимости с общими началами казахстанской правовой системы, прежде всего конституционными. При этом речь идет не только о соответствии положений мусульманского права указанным началам, но и о том, чтобы воспринимаемые принципы и нормы гармонично вписывались в правовую систему Казахстана по своим технико-юридическим, структурным характеристикам. О том, что такая адаптация мусульманского права к параметрам других правовых систем вполне реальна, свидетельствует опыт современных исламских стран, изучение которого весьма актуально для Казахстана. Этот вопрос выходит за рамки нашего исследования. Отметим лишь, что практика «современного» мусульманского права в ряде стран Востока подтверждает возможность успешного развития правовой системы, построенной на сочетании и взаимодействии элементов, восходящих к различным правовым культурам – исламской и европейской (как континентальной, так и англосаксонской). Для нашей страны это имеет особое значение, так как помогает преодолеть искаженные представления о мусульманском праве и обосновать его совместимость с европейской, евразийской, казахстанской правовой культурой.
При соблюдении указанных условий мусульманско-правовая культура может оказаться полезной для Казахстана. Учет отдельных норм, принципов, институтов мусульманского права и включение их в правовую систему европейского образца – вполне вероятная перспектива развития казахстанского законодательства. Следует четко осознавать, что у нее не просто есть будущее в Казахстане. Более того, правовое развитие здесь в перспективе вообще вряд ли возможно без обращения к правовым аспектам шариата. В настоящее время здесь пока не стоит вопрос о практическом применении мусульманского права, не снимает с повестки дня проблему его будущей судьбы. При этом к перспективе включения элементов шариата в правовую систему Казахстана надо относиться не как к неизбежному злу, а как к естественному процессу возрождения серьезной правовой культуры, имеющей здесь вековые традиции и внесшей заметный вклад в мировое правовое развитие. В этом вопросе нет дилеммы «или шариат, или иная правовая культура». Речь может идти лишь о выборе между различными подходами к правовому пониманию шариата, об умении профессионально и цивилизованно  обращаться с мусульманским правом и использовать его достижения во благо казахстанского общества и человека. Главное, как уже отмечалось, зависит от последовательного правового подхода к отбору воспринимаемых институтов, в том числе от уважения общепризнанных норм и принципов международного права, соблюдения  прав и интересов немусульман.
Восприятие отдельных положений исламского права может  осуществляться только путем взвешенных, тщательно подготовленных мер  и промежуточных шагов при условии плавного, поэтапного включения в соответствующее законодательство тех мусульманско-правовых предписаний, которые по своему содержанию совместимы с общими началами казахстанского права, а по своей форме будут восприняты современной казахстанской правовой культурой. Примером может служить тщательно разработанный в мусульманском праве брачный договор, положения которого вполне могут использоваться в детальном регулировании данного института семейного права законодательством Казахстана.
Перспективным представляется и обращение к опыту решения вопросов наследования, опеки, попечительства и благотворительности в мусульманском праве.   Примечательно, что, хотя они считаются институтами личного статуса, регулирующее их законодательство во многих арабских странах распространяется на всех граждан, вне зависимости от конфессиональной принадлежности и не воспринимается как закрепление религиозных постулатов. Такой подход косвенно подтверждает правовой характер указанных институтов.
В частности, для регулирования благотворительной деятельности несомненный интерес может представить институт вакфа-имущества, изъятого из оборота и предназначенного для использования в благотворительных целях. Отточенный мусульманско-правовой доктриной на протяжении столетий, этот институт ранее широко использовался для поддержки образования и науки, а в настоящее время, кроме того, применяется в исламском мире  в целях финансирования социальных программ. Причем мусульманское право значительно подробнее и эффективнее, нежели действующее казахстанское законодательство, регулирует правовой статус и взаимные права и обязанности трех основных сторон благотворительной деятельности – донора, выгодополучателя и лица, уполномоченного управлять вакуфным имуществом и направлять получаемые от эксплуатации доходы на удовлетворение потребностей адресата помощи.
В гражданском и коммерческом законодательстве Казахстана могут найти свое место отдельные виды сделок, детально разработанные в мусульманском праве, в том числе относящиеся к банковской деятельности. В последние десятилетия исламские банки получили распространение не только в мусульманском мире, но и в некоторых западных странах, например, в Великобритании и Люксембурге. Казалось бы, мусульманское право, известное запретом на получение процентов за предоставление кредита или просрочку погашения долга, абсолютно несовместимо с современным коммерческим оборотом. Однако занявшие несколько лет сравнительно-правовые исследования привели к тому, что сделкам, осуществляемым исламскими банками, была придана форма, которая, с одной стороны, соответствует требованиям европейского банковского права,  а с другой – не отходит от основополагающих принципов мусульманского права.
Перечень примеров возможного использования мусульманско-правовой культуры может быть продолжен. В этой связи применительно к регионам Казахстана, где перспективы мусульманско-правовой культуры просматриваются отчетливо, целесообразно детально изучить наследие мусульманского права и его новейшие концепции, выбрав из них то, что отвечает правовым критериям Казахстана и может быть востребовано казахстанской правовой системой и правовой политикой.
Известно, что ислам в целом стоит на стороне законопослушания и лояльности по отношению к власти, готовой уважать разделяемые им ценности. Большинство из них созвучно современным правовым системам и не противоречит принципам казахстанского права. Поэтому от признания достижений мусульманско-правовой культуры, включения некоторых из них в действующее законодательство выиграют не только мусульмане, но и иные конфессии, казахстанское общество в целом. Трудно представить, чтобы в Казахстане эффективно действовал  какой-либо крупный закон, если он не воспринимается всеми ведущими конфессиями с учетом их нравственно-правовых взглядов, в том числе мусульманами, ориентирующимися на высшие идеалы своей религии и принципы мусульманского права. Если наиболее влиятельные политические силы Казахстана в последнее время все настоятельнее подчеркивают необходимость общественного, гражданского и общенационального согласия при разработке и принятии важнейших решений общегосударственного значения, в том числе и законодательных актов, то не менее актуально достижение и межконфессионального консенсуса по принципиальным направлениям правовой политики, которая должна ориентироваться на использование всего позитивного, что накоплено различными правовыми культурами, включая и исламскую.
Овладение мусульманско-правовой культурой может оказаться небесполезным для отношений Казахстана с исламскими странами Содружества независимых государств и исламским миром вообще. Мусульманско-правовая культура может стать важным фактором взаимопонимания и доверия, в том числе и для миротворческих усилий Казахстана в этих странах, например, в Кыргызстане, Таджикистане. В то же время данная культура может быть использована для нейтрализации экстремизма и терроризма под флагом ислама, поскольку мусульманское право по своим принципам несовместимо с насилием и нетерпимостью. Иными словами, это право в состоянии быть союзником Казахстана в его политике в Центральной Азии и других регионах мира.
В заключение следует сказать, что мусульманско-правовая культура содержит немало полезного для решения актуальной в условиях Казахстана задачи подведения под политику нравственных и правовых основ. Такой подход, очевидно, особенно актуален для сегодняшнего Казахстана, который провозгласил, что будет строить правовое, социальное  государство.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ