Об одном историческом факте, связанном с домом Абылай хана

0
778

Сая ИСАБАЙ, 
журналист, член Союза писателей Казахстана

На одном из расширенных заседаний Правительства (11 октября 2013 года) Глава государства Н. Назарбаев подверг критике поручение по созданию канонического учебника по национальной истории. «Я поручил Государственному секретарю подумать о том, чтобы нам создать канонический учебник по истории страны. В итоге превратили это в полный базар. История пишется как конституция профессионалами, которым надо помогать фактами, средствами. И обсуждается он тоже профессионалами, все народом», – заявил Президент. «А мы во что превратили это? То есть получилось задание на тему «Давайте поговорим об истории». Везде мы легенду превращаем в историю, превозносим. Все относим к истории. Тогда чем занимаются те граждане наши, кто работает по идеологии?» – возмутился он.1

Исходя из этой установки Главы государства, обратимся к документам, которые подчас преподносятся обществу нашими учеными, как объективные исторические. В частности, речь идет об исторических свидетельствах, связанных с великим реформатором казахской Степи Абылай ханом, 300-летие которого недавно широко отмечалось казахстанской общественностью. 

Для начала откроем известный сайт «Памятники истории и культуры Казахстана». В разделе «Культурное наследие. Национальный проект» дана краткая информация о мемориальном комплексе «Резиденция Абылай хана». 
Авторы этого проекта в предисловии своего проспекта об этом комплексе пишут следующее: «Из уст в уста, от поколения к поколению передавался рассказ о том, как по велению Екатерины Второй в Кызылжаре (казахское название Петропавловска) были построены большой дом для казахского хана и отдельные здания под канцелярию и для гостей. Со временем, в потоке бурных событий прошедшего века, существование резиденции казахского хана стало восприниматься как легенда. Но и в советские годы, когда все, что было связано с именем легендарного степного правителя, не приветствовалось официальной идеологией, в перечне охраняемых государством памятников истории значился «Дом Абылая», в котором вплоть до 90-х гг. XX в. располагалась казарма воинской части… Несколько поколений историков и краеведов вели поиск документов, которые бы подтвердили исторический факт строительства резиденции казахского хана. Как писал В. Басин в труде «Россия и казахские ханства в XVI–XVIII вв.», «… для него (Абылая) был построен деревянный дом близ реки Ишим…». Документальными свидетельствами подтвердил этот факт и местный краевед М. Бенюх. В рапорте начальника гарнизона крепости Святого Петра (основана в 1752 г., впоследствии – г. Петропавловск) генерал-майора Девица командиру Сибирского корпуса генерал-поручику Шпрингеру, датированном 1 мая 1765 г., сообщается о строительстве «покоев Абылаю» и, в частности, говорится: «… Аблай Салтан своего родного сына Бури Салтана с четырнадцатью человеками киргизцев ко мне в крепость Святого Петра прислал, напротив которой и требуется строительство…». Во втором письме Девица Шпрингеру, датированном уже 9 сентября 1765 г., речь идет о завершении строительства».
Обратите внимание на ключевую фразу автора проспекта о том, что «несколько поколений историков и краеведов вели поиск документов, которые бы подтвердили исторический факт строительства резиденции казахского хана».
При этом дается ссылка на труд В. Басина, подтверждающий факт строительства не резиденции, а лишь деревянного дома. 
Из проспекта мемориального комплекса «Резиденция Абылай хана». 
«В ноябре 2003 г. при содействии посольства Республики Казахстана в Российской Федерации из архива МИД России были получены очень важные документы. В частности, в предписании канцлера ­
М. Воронцова от 21 марта 1762 г. Сенату и Коллегии иностранных дел говорится о направлении сибирскому и оренбургскому губернаторам указа о строительстве для султана Абылая «строений не в дальности от здешних границ». Особенно ценным было «Доношение в Коллегию иностранных дел от находившегося в Омской крепости генерал-поручика Шпрингера о построении киргис-кайсацкому владельцу Аблаю Салтану деревянного дома», датированное 25 октября 1765 г. К документу был приложен «План вновь построенного Киргис-Кайсацкой Средней Орды Аблай Салтанового дома. А что именно значится под сим: 
1. Покои Аблай Салтана. 
2. Канцелярия. 
3. Баня. 
4. Дом для приезжающих киргис-кайсацких старшин к Аблай Салтановых покою».3 
Говоря современным языком, делают заключение авторы проекта, речь шла о факте строительства целого комплекса резиденции для степного правителя. И далее следует: «Благодаря историческим документам, найденным в Архиве внешней политики Российской империи (Москва), Санкт-Петербургском, Омском и Оренбургском государственных архивах, четко прослеживаются все этапы строительства – от принятия решения до окончания работ. В них также содержались план сооружения и некоторые характеристики построенных зданий».4 Если внимательно проанализировать, представленные российской стороной исторические документы, то здесь речь также идет о строительстве деревянного дома с приложением плана, «вновь построенного Киргис-Кайсацкой Средней Орды Аблай Салтанового дома». 
Откуда тогда пошла легенда о резиденции Абылай хана, построенного в 1765 году? Историков, уже современного периода, видимо, никак не удовлетворял сей исторический факт строительства обыкновенного дома султану Абылаю на его зимовке. Поэтому-то и пошли разговоры о резиденции Абылай хана. Но эти рассуждения, к сожалению, не подкреплялись никакими историческими фактами и документальными свидетельствами. 
Со временем, когда Казахстан приобрел независимость, и историческая значимость личности Абылай хана была оценена должным образом, строение султана приобрело более весомое значение. К его историческому величию необходимо было подвести не менее величественные сооружения. При этом никто не учитывал исторические факторы того сложного исторического периода во взаимо­отношениях казахской Степи, царской России и Китая. 
Мне кажется, отечественные историки пошли по пути, о котором говорил Президент, когда легенду превратили в историю. Легенду о резиденции последнего хана Абылая. При этом историки и библиографы почему-то не задались вопросом: как можно в течение 4-х месяцев (с мая по сентябрь, 1765 г.) построить огромную резиденцию? Причем, кирпичной кладки. Ведь, как видно из архивного документа, султан Абылай лишь прислал к начальнику гарнизона крепости Девицу своего сына Бури с 14 «киргизцами», чтобы просить «требуется строительство». Во втором письме генерал-поручику Шпрингеру, датированному 9 сентября 1765 г., уже констатируется факт окончания строительства. 
Обратите внимание. Если даже не учитывать время для пересылки почты для согласования вопроса, получить «высочайшего» разрешения на строительство, то сроки были ограничены летними месяцами. Тем более, что пограничная администрация тогда руководствовалась царским указом: «Без крайней с их (казахов) стороны нужды, а с нашей без крайней предосторожности не допускать к черте линии ближе 15-ти верст».5 
Как не крути, но на строительство деревянного дома султана Абылая ушло 3-3,5 месяца, именно летнего периода 1765 года. Поэтому говорить о большом строительстве резиденции Абылая вблизи русской крепости за этот короткий период – просто несерьезно. Тем более на тот момент (1765 г.) Абылай находился в ранге султана Среднего жуза, и еще не был провозглашен ханом, а лишь являлся подданным Российской империи с 1740 года. Поэтому речь идет о деревянном строении на зимовке султана Абылая, располагавшейся недалеко от русской крепости Святого Петра. 
Существуют, правда, различные версии о месторасположении дома султана Абылая. Предположительно установлено, что оно находилось в четырех верстах от крепости, выше по течению реки Ишим, под «горой», которое впоследствии (со второй половины XIX века) оказалось в черте города. С другой стороны, достоверно известно, что в пределах пятнадцати километровой зоны от крепостей («не допускать к черте линии ближе 15 верст») категорически не отводились участки для неграждан Российской империи. Позже, по версии легенды, дом сгорел во время одного из пожаров, часто случавшихся в городе. А на его месте был построен каменный (достовернее всего, здание мельницы Полякова). Как гласит опять же народное предание, после утверждения царским правительством в 1821 году сына Абылай хана – Уали – ханом Среднего жуза, на верхнем Петропавловском форштадте для него был построен двухэтажный каменный дом. С тех пор в городе Петропавловске находилась зимняя резиденция хана Среднего жуза. 
В подтверждение того, что в указанный период, а именно летом 1765 года, был заложен деревянный дом на месте зимовки султана Среднего жуза Абылая, привожу некоторые фрагменты исторической монографии профессора Н. Г. Аполловой «Хозяйственное освоение Прииртышья в конце XVI – первой половине XIX вв.», изданной издательством «Наука» в 1976 году.6 В этом научном труде историк дает сравнительно-исторический анализ двух типов хозяйства – русского оседло-земледельческого и казахского кочевого скотоводческого (земледелия, скотоводства, промыслов, ремесла и торговли).7
Так вот, в конце XVIII – первой половине XIX вв. феодальная знать северных и северо-восточных районов Среднего жуза проявляла заинтересованность в устройстве оседлого жилья на своих зимовках, так как согласно казахскому адату (степное право) недвижимое имущество обеспечивало постоянное пользование зимовкой. Превращало ее в собственность того, кому принадлежало имущество.
Стремление феодальной знати узурпировать и закрепить в своем владении лучшие пастбища в северных и северо-восточных районов Среднего жуза объясняется тем, что здесь имелись хорошие сенокосные угодья и более благоприятные условия для развития земледелия. Кроме того, оседая на территории, смежной с русскими прилинейными районами, феодалы могли установить регулярные торговые связи с меновыми дворами Иртышской линии. 
«В частности, – пишет ученый-историк Н. Г. Аполлова, – устроить полуоседлое хозяйство намеревался в 1765 году влиятельный султан Среднего жуза Абылай, освоивший пастбища напротив Петропавловской крепости, и ему разрешался меновый торг. Абылай просил построить ему на зимовке (в 7 верстах от речки Колчакты) зимний дом и четыре дома («покои» для сыновей).8 
«Посланные на Ишим 20 русских плотников должны были по приказу Военной коллегии построить «хоромы» для Абылая, а сибирской администрации предстояло выяснить, можно ли с успехом повторять этот опыт в дальнейшем, чтобы приучить казахов к оседлому быту. Было указано: в зимнем доме Абылая вместо печей по обыкновению всех татар сделать «шувалы» (чувалы). Чтобы зимовка Абылая приобрела облик «городка» и султан гордился ею («тщеславию находил причину»), пришлось обнести «хоромы» валом и рвом, а также построить для мелкого скота и лучших лошадей крытые сараи».
Пользуясь лучшими пастбищами и обширными кочевыми маршрутами, феодалы не хотели расставаться с кочеванием, утверждая таким образом живучесть кочевого скотоводства, его жизнеспособность. Только немногие из них пытались устроить полуоседлое хозяйство. Это были султаны и батыры, составлявшие ближайшее окружение Абылая, которые в своей переписке с командирами Иртышской линии неоднократно просили построить им жилые дома.10
Удовлетворяя эти просьбы, сибирская администрация использовала русских плотников, строивших «хоромы» султану Абылаю. Они построили дом зимовавшему в районе Ишима султану Солтомамету, «покои» батыру Кулсаре в низовьях Иртыша, а в 1788 г. Солтомамет получил разрешение перенести свои «хоромы» на правобережье Иртыша. Осенью 1773 г. просил построить зимний дом в верховьях Ульбы батыр Мамбет. Ему было разрешено построить дом на левом берегу верхнего Иртыша. Летом 1778 года в зимнем доме, построенном у Камышлова озера, поселился батыр Кулбаки.11
Вот таковы исторические свидетельства, которые тесно связаны с постройкой дома султана Абылая на зимовке вблизи крепости Петропавловска. Мне кажется, нашим историкам нужно учесть их при составлении канонического учебника об истории Казахстана. 

ЛИТЕРАТУРА
1. Назарбаев Н. Выступление на расширенном заседании правительства. 11 октября 2013, Астана.
2. Сайт «Памятники истории и культуры Казахстана», в разделе «Культурное наследие. Национальный проект».
3. Там же, «Резиденция Абылай хана».
4. Там же, «Резиденция Абылай хана».
5. ЦГИА СССР (ныне России), ф. 1264, оп. 51/1, д. 27, л. 12. 
6. Аполлова Н. Г. «Хозяйственное освоение Прииртышья в конце XVI – первой половине XIX вв.», М.: Изд-во «Наука», 1976.
7. Там же.
8. ГАОО, ф. 1, оп. 1, д. 133, л.10-10 об. 
9. Там же.
10. «Казахско-русские отношения в XVI–XVIII веках», док. 246, стр. 630. 
11 АВПР, ф. 122, 1762–1775 гг., д. 14, л. 429 об.; ГАОО, ф. 1, д. 212, л. 55 об. 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ