Еще раз о Чингисхане

1
1410

Точка зрения

Досмухамед Кшибеков,
академик НАН РК

(Размышления)

В истории всякая тайна со временем становится явью. И это естественно. Доказал это своей книгой «Чингисхан и неизведанная эпоха» Балтабек Умирьяев, открыв затемненную завесой истории эпоху, связанную с именем потрясателя мира Чингисхана. 

В истории, наверное, нет ни одной проблемы, которая так запутана, извращена, фальсифицирована, как эпоха Чингисхана. Балтабек Умирьяев пишет: «Китайские, российские и западные источники до такой степени идеологизировали эпоху Чингисхана, что в нынешнее время трудно отличить истину от вымысла».

imgpreviewКогда на сцене истории появилось это имя, первым наводить на него клевету стал Ватикан. Вспомнив господство над Европой вождя и предводителя кочевников Аттилы, который покончил с Римской империей, он стал распространять слухи о том, что появилось еще более страшное чудовище, которое питается мертвечиной, пьет кровь людей. Тем самым он возбуждал ненависть у европейцев, призывая их объединиться, чтобы не допустить захватчиков в Европу. 
Не отстали от Ватикана и средневековые китайские идеологи. Они стали выдвигать идею, что Чингисхан – представитель не существовавших тогда еще монголов. Потому что древний и средневековый Китай страдал от кочевых тюрков. И чтобы защититься от них там соорудили величественную преграду – историческую Китайскую стену, длиной более пяти тысяч километров. Задача китайских идеологов состояла в том, чтобы стереть из памяти человечества героических, всепобеждающих кочевых тюрков. Эта идеология сохранилась у китайцев и сегодня. Не случайно в 1959 году в Китае была проведена Международная научная конференция, посвященная 800-летию Чингисхана. Кроме того, в Китае снят многосерийный кинофильм с целью – все хорошее приписать Чингисхану и представить его монголом.
Негативное мнение о Чингисхане, о кочевниках вообще, создавали и идеологи царизма. Они писали о монголо-татарском иге, хотя никакого ига со стороны так называемых монголо-татар не было, если не считать ясака – уплаты налога. Русские помещики не смогли вовремя и в полном объеме оплатить установленный ясак. Крестьяне не осознавали строгость требований. Поэтому Золотая Орда периодически направляла карательные отряды. Чтобы избавиться от разорительных походов на города и деревни, российские правители ввели впервые в истории «Крепостное право», привязав крестьян к помещикам, что и явилось истинным для первых игом.
Конечно, монголо-татары вторглись на территорию российских княжеств и подчинили их себе, но они не предъявляли требования – присоединить к себе русские земли, сохранили их традиционную форму правления. Единственное, что требовала от русских Золотая Орда – это уплата налога в размере 1/10 части дохода, что было установлено Чингисханом. К тому же Хан Батый по ряду объективных причин считал Александра Невского своим приемным сыном. Кроме того знал, что прабабушкой Александра является дочь хана Кончака, выданная замуж за сына новгородского князя Игоря. В то время как тевтонцы, когда напали на Русь, требовали русскую землю, захватив ее целиком, а боровшихся за независимость – казнили. Что касается половецких кочевников, то они всегда были вместе с русскими, служили Киевской Руси, защищая ее от поляков и других врагов. 
Но, тем не менее, негативное мнение по отношению к кочевникам у российских колониальных властей существовало. Царизм боялся воинственных, неугомонных кочевников, не давал им в руки оружие. Даже Ибрай Алтынсарин – преданный России, который на страницах русской печати доказывал: «Дайте образование казахам, и они верой и правдой будут служить России», был отстранен колониальной властью от просветительской деятельности. Негативное отношение к Чингисхану сохранилось и при советской власти. Его считали завоевателем, разрушителем материальных и других ценностей. Негативное мнение об эпохе Чингисхана сохранилось и в западных странах. Неумелое применение Советской властью политики оседания кочевников, завершилось небывалой трагедией для казахов. Это общеизвестно.
В этих условиях, возможно первым поднял голос в целях дойти до истины, пытался расчистить многовековые духовные завалы истории Балтабек Умирьяев. Надо отдать ему должное, что он смело пошел против течения, стал, во-первых, доказывать, что Чингисхан никакой не монгол, а тюрок по своему происхождению, и что до него никакого этнонима «монгол» не существовало. Были лишь многочисленные этнические племена, говорившие на разных наречиях, ведя между собой борьбу за сферы влияния в кочевой степи Евразии. Умирьяев, опираясь на источники, на многочисленных фактах доказал, что основными жителями степей Евразии были тюркские этносы, и они были многочисленны, язык их был древний, консервативный. Автор пишет: «Все кочевники Центральной Азии в VII–XII веках представляли тюрко-тунгусский и тюрко-персидский субстрат, из которого в последующем образовались самостоятельные языковые группы». Тюрки распространяли на огромном пространстве свой язык, свою культуру. Автор доказывает наличие влияния тюркского языка даже на античных греков, итальянцев. Автор утверждает, что знаменитый поэт Гомер, автор «Илиады и Одиссеи» происходит из тюркских племен. Название «Илиада» происходит из двух тюркских слов: «или» – ели, родина, и «ада» – ата, дед, то есть родина дедов. Гомер был кочевником. Он попал в плен к кочевым скифам, обитавшим в степях севернее Черного моря. Там был обычай ослеплять пленных, чтобы они не сбежали. Но когда у Гомера раскрылся талант поэта, его отпустили, и он попал в Грецию. Там он создал свои бессмертные произведения, вспоминая свою историческую родину, описывая местности и события. А это грекам было непонятно, поскольку в Греции подобных местностей не было. Потому греки в свое время не понимали «Илиаду и Одиссею», поскольку описываемые сражения и факты были им неизвестны. Далее Балтабек Умирьяев считает не греком, а представителем кочевой степи и Геродота, ссылаясь на высказывания Фукидида Ксенофонта. 
Действительно, в своей 9-томной «Истории» Геродот так обстоятельно и красочно описывает жизнь и быт кочевых скифов, посвящая им целый 4-й том. Из чужих уст он не смог бы так образно описать неизвестную ему культуру и местность.
Вообще, тюрки оставили свои следы не только в Евразии, но даже в Америке, Гренландии, не говоря уже о многочисленных топонимиях: в названиях озер, гор, рек, местностей во всей Евразии. Б. Умирьяев показал себя здесь и филологом, обнаруживая тюркские корни в разных названиях, таких как «Байкал» (тюрк. «бай-кол» – богатое озеро), «Енисей» (тюрк. «ене-сай» – бабушкина лощина), «Хабаровск» (тюрк. «хабар» – сообщение), «Кемерово» (тюрк. «комир» – уголь), острова в Тихом океане – «Кун ашир» – восход, «Ит урип» – лай собак, этнос «Алеут» (тюрк. «алау» – пламя, «от» – огонь), а также топонимы «Алтай», «Тюмень», «Урал», «Архаим», «Шубар кол», «Саратов», «Омск» и другие тюркские слова у американских индейцев Майя, Кечуа и гренландских эскимосов. При разборе терминов и слов, встречающихся в научных источниках, автор показал себя исследователем даже в области филологии, языкознания. Он пишет: «Тюркология в целом оказалась малоизученной наукой, требующей большого внимания государства». 
Далее автор предполагает, что сам Чингисхан являлся выходцем из тюркской среды. Как по отцовской, так и по материнской линии он никакой не монгол, а тюрок, говорил на тюркском языке, отдавал свои повеления тоже по-тюркски. Поскольку Чингисхан не умел читать и писать, в его канцелярии работали уйгуры, а с ними он разговаривал без посредников. Даже имя «Темучин» тюркское, означает «темирчи», что в переводе «кузнец». Его сарбазы состояли из родов Найман, Аргын, Керей, Конрат, Суан, Дулат и др.
Чингисхан поклонялся Небу – Тенгри, и духам своих предков, которых почитал. Чингисхан был потрясен высокомерием и наглостью наместника хорезмшаха и три дня пролежал у могилы своих предков, чтобы окрепнуть духом, прося поддержки и силы, когда узнал, что его посольство, состоящее из 450 человек, отправленное с богатыми подарками для налаживания торгово-дипломатических связей, было убито наместником хорезмшаха Гаирханом по подозрению в шпионаже и разграблено. А у монголов такого обычая нет. В древности монголы своих покойников не закапывали в могилу, а оставляли в безлюдной степи на съедение диким зверям. Даже на примере этого факта автор видит доказательство того, что Чингисхан – тюрок. 
Далее Чингисхан во всем соблюдал тюркские обычаи. Даже в его канцелярии работали мусульмане. Опасаясь могущества хорезмшаха, и прежде чем совершить нашествие, Чингисхан направил в Среднюю Азию дервишей из мусульман, чтобы по базарам они разносили слухи: «Скоро с Востока придет беда. Молитесь Аллаху!». Так создавалась паника у населения, расшатывались устои власти. Аргументы автора вполне выглядят убедительными.
Чингисхан был мудрым, справедливым, честным, очень требовательным военачальником. Может быть, и средневековая история пошла бы по другому пути, если бы не подлость Гаирхана, потрясшего Чингисхана, заключает Балтабек Умирьяев. 
Он пишет, что многих исследователей удивляет, как Чингисхан сумел из многочисленных раздробленных и разбросанных на огромном пространстве кочевых племен создать единую могучую империю. Автор объясняет, что секрет в том, что Чингисхану становил строгое справедливое государство. Принял законы, которые никому не дозволял переступать, даже самому себе. Он ко всем относился в равной мере справедливо. Военную добычу он делил поровну, никому ничего лишнего не позволял. 
Исторически доказано, что справедливость является неизменной основой авторитета властей. К примеру, одним из выдающихся полководцев был у него Субетай. Сын кузнеца, он сражался на стороне врагов Чингисхана. В одном из боев, он тяжело ранил Чингисхана в шею. Когда Субетай попал в плен, его ожидала смертная казнь. Но Субетай обратился с просьбой: если его казнят, то останется мокрое место в ладони, но если хан сохранить ему жизнь, то он, как воин, будет верно служить ему. Чингисхан простил его. Первым, кто восхищался талантом и мудростью Чингисхана, как военачальника, был Джавахарлал Неру.
При чтении книги «Чингисхан и неизведанная эпоха» создается впечатление, что автор как бы сам участвовал во всех этих событиях, повествует о них свободно, как будто рассказывает, не прибегая к разным сноскам. Опираясь на высказывания многих исследователей, Чингисхана автор описал так: высокого роста, крепкого телосложения, широколобый, с блестящими карими глазами и прямым носом на светлом лице, с длинной, но не густой бородой. Характер степенный, обстоятельный, что выдает масштабного деятеля. Он даже внешне не был схож с обычным монгольским типом, заключает Балтабек Умирьяев. Даже китайские исследователи Чингисхана описывали именно таким, каким его обрисовал наш автор. И его аргументы вполне убедительны.
Мы полагали, что рыночное время поглотило ученых-фанатиков. Оказывается, это не совсем так. Истинные ученые, дерзающие науку, не перевелись. Не имея специального исторического или филологического образования, Балтабек Умирьяев тем не менее показал себя хорошим знатоком этих наук. Инженер по образованию, автор в своем большом труде, конечно же, допустил и некоторые огрехи, касающиеся вопросов идеологии и политологии. Но они, думается, будут устранены при редактировании.
Обращаясь к ученым, Балтабек Умирьев пишет: «Дерзайте и творите мыслящие, возвращайте народам их украденную историю». Но автор своей книгой, можно сказать, выполнил свой призыв. Он сделал все, что было по силам одному исследователю. Если до него некоторые писатели робко намекали о тюркском происхождении Чингисхана, то он сказал об этом громко и убедительно.
Подведя итог своему исследованию, Балтабек Умирьяев пишет: «Мы до сих пор еще в полной мере не осознаем масштабности деяний, осуществленных Чингисханом. По сути, человечество сегодня все ровно пытается следовать по его пятам. Чингисхан востребован сегодня в эпоху глобализации, когда миллионы наших соотечественников не могут противостоять вызовам нового времени, когда ощутимым является духовный кризис, отсутствует понимание единого общества, когда нет идеи, мобилизующей его на выполнение больших задач».
Конечно, дело не в памяти Чингисхана. Да и время сейчас другое. Но автор прав в том, что сейчас требуется новая большая научная идея, объединяющая всех людей на Земле, способная сохранить человечество, сберечь мир, природу от безудержного поедания, уничтожения ее без расчета. Человечество должно бережно относиться к природе, чтобы сохранить жизнь на тысячелетия. Глобальной эпохе нужен глобальный ум. В этом можно и согласиться с автором. Но самое большое востребование в области истории эпохи Чингисхана – это установить истину. В этом отношении книга Балтабека Умирьяева «Чингисхан и неизведанная эпоха» является попыткой ответить на вызовы времени.

СПРАВКА

Досмухамед Кшибеков – философ, специалист в области социальной философии и методологии гуманитарных наук; доктор философских наук, академик НАН РК.
Родился 15 декабря 1925 года на станции Шиели Кызыл-Ординской области.
Участник Великой Отечественной войны.
Окончил в 1948 году исторический факультет Кызыл-Ординского государственного педагогического института, в 1953 – аспирантуру при ИФ АН СССР с защитой диссертации.
В 1948–1949 гг. – преподаватель философии Кызыл-Ординского государственного педагогического института; в 1953–1964 гг. – научный сотрудник ИФП АН Казахстана; в 1964–1996 гг. – заведующий кафедрой философии Казахского национального технического университета.
В 1965 году в Москве защитил докторскую диссертацию «О закономерностях замены докапиталистических производственных отношений социалистическими (на материалах Казахстана)».
С сентября 1996 года по настоящее время – профессор кафедры «Истории Казахстана и социально-гуманитарных дисциплин» Института базового образования КазНТУ имени К. И. Сатпаева.
Доктор философских наук, профессор Досмухамед Кшибеков в 1972 году был избран членом-корреспондентом, а в 2003 году – академиком НАН РК. В 1974 году Указом Президиума Верховного Совета Казахской ССР ему присвоено почетное звание «Заслуженный работник Высшей школы Казахстана». Награжден орденами «Дружба народов» (1985), «Құрмет» (2011). Автор более 800 публикаций (книги, учебники, учебные пособия, сборники, брошюры, статьи).
Предметом исследований Досмухамеда Кшибекова является проблема ускоренного развития отдельных стран, народов в результате взаимовлияния культур, цивилизации вообще, кочевой цивилизации скотоводческих народов в особенности; переходных форм становления общественных отношений при крутых переломных процессах развития общества, когда новый строй приходит на смену, но не становится бесповоротно господствующим. 
Д. Кшибеков является автором и главным редактором ряда учебников и учебного пособия по философии и культурологии.
Его труды: 
«Переходные общественные отношения». Алма-Ата, 1973. 
«Кочевое общество: генезис, развитие, упадок». Алма-Ата, 1984. 
«Единство судеб». Алматы, 1998.
«Казахстан. Переходный период. Проблема и трудности» (в соавт.). Алматы, 1998. 
«Казахский менталитет: вчера, сегодня, завтра». Алматы, 1999. 
«Язык и письменность: предпосылки происхождения» (в соавт.). Алматы, 1999. 
«Казахско-русский, русско-казахский терминологический словарь» (в соавт.). 
«Философия и политология». Алматы, 2000.

Коллектив журнала «Мысль» сердечно поздравляет нашего уважаемого автора Досмухамеда КШИБЕКОВА с 90-летним юбилеем! Желает крепкого здоровья и новых творческих вершин!

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Очень благодарен авторам написавшим эти статьи патриоты кз поднимайте дух нашего народа отстаивайте наше казахское будьте против жидомасонов в масках и без будьте как Момышулы Едил Кажимукан Бейбарс Ыбрай Алтынсарин АБАЙ и дригие патриоты кз батыры которые воевали боролись за НЕЗАВИСИМОСТЬ не за деньги а за будущее кз наших детей внуков не продавали страну её богатсва очнитесь братья казахи Бирликте тирлик бар болингенди бори жийди кто не любит и уважает свою нацию свой родной язык свой народ свои обычаи и традиции тот подлец и бродяга Момышулы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ