НОВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОБ УЗБЕКИСТАНЕ

0
427

Сейдахмет КУТТЫКАДАМ

О независимом Узбекистане писали и пишут немало, и при этом нетрудно проследить следующую закономерность: вначале преобладали сплошь мрачные тона, затем они перешли в серые, а в период мирового кризиса стали утверждаться светлые краски.

Помнится, относительно давно у нас в Алматы в кругу политологов и журналистов зашел разговор об Узбекистане, и началось своеобразное соревнование: кто похлеще выразится. Один я был другого мнения и сказал: «Друзья, пройдет лет десять, и вы увидите другой Узбекистан». И это время пришло.

Я часто критически пишу о великих державах и о своем родном Казахстане. По следующей причине: ошибки первых, имеющих многовековой государственный опыт, непростительны, и они дорого стоят, а моя страна нуждается в трезвости.
Вот о государствах новой волны, которые преодолевая огромные трудности, продвигаются вперед, я пишу с интересом, стараясь понять, как этого они достигают.
Константин Станиславский говорил, что «театр начинается с вешалки». Любая же страна начинается с его посольства в твоей стране. Во все времена и во всех странах посольства всегда играли первостепенную роль во взаимоотношениях государств, и часто именно от послов зависело то, как складывались отношения между государствами. Поэтому выбору послов всегда придавалось исключительно важное значение.
Знаю многих наших бывших и нынешних послов в других странах, среди них встречаются квалифицированные дипломаты, но нередко это случайные люди, которые имеют отдаленное представление о политике, об экономике, о культуре в целом и особенно страны пребывания, не говоря уже о тонкостях дипломатического искусства.
Посольства порой – это место ссылки для проштрафившихся высших чиновников или место отсидки для оскандалившихся фигурантов перед последующим  возвращением их во власть. Поэтому не­удивительно, что частенько казахстанские послы судят о стране, в которой представляют наше государство, по ресторанам и курортам.
Я не знаю всего посольского корпуса Узбекистана и о нем могу судить только по послам, которые назначаются в Казахстан. Со всеми ими был знаком и должен сказать, что все они были настоящими дипломатами. Особо интересен нынешний посол Алишер Салахитдинов. Это образованный, интеллигентный, коммуникабельный и обаятельный дипломат, общение с которым непроизвольно вызывает уважение к стране, направившей его. И когда он предложил мне поехать наблюдателем на президентские выборы в Узбекистане, с удовольствием согласился. Часто бывал там в советское время и в годы его независимости всегда слежу за его политикой, экономикой и динамикой развития. 
Я родился и вырос в городе Туркестане, где живет много узбеков, поэтому знаком с их культурой, обычаями, манерами и менталитетом, что мне очень помогает в понимании их.
При приезде в любую страну, в частности, в Узбекистан, внимательно присмат­риваюсь, какие изменения произошли в нем: в облике городов и селений, какие модели преобладают в потоках машин (наличие дорогих – это один из показательных косвенных индикаторов уровня коррупции, особенно в молодом государстве), как одеты люди и какой у них настрой, каков репертуар оперных и драматических театров, о чем пишут периодические СМИ, что показывает телевидение и как держат себя люди перед телекамерой, на какие темы люди больше беседуют и каких тем они избегают… 
Далее это дополняется впечатлениями из случайных и неофициальных бесед. Все это позволяет мне «конструировать», что же на самом деле происходит в Узбекистане. 
Почти на всем постсоветском пространстве царит авторитаризм, но авторитаризм авторитаризму рознь. Когда авторитаризм направлен на обогащение кучки людей во главе с диктатором, мы получаем в основном образец африканских стран (кроме ЮАР), когда он работает на один класс – это подобие латиноамериканских государств, а когда он функционирует для большинства народа – тогда мы можем отнести его к авангарду юго-восточных стран во главе с Сингапуром.
Узбекистанская модель, конечно, со многими оговорками и со значительным учетом советского наследия в некоторой степени напоминает юго-восточную.
Теперь о выборах главы государства, которые хотя прошли еще 29 марта т. г., но, думаю, нашим читателям будет интересно узнать об их специфике. 
Правом выдвижения кандидатов в президенты обладают только парламентские партии, их четыре – Народно-демократическая, Демократическая партия «Миллий тикланиш», Либерально-демократическая и Социал-демократическая партия «Адолат». Все эти партии выдвинули авторитетных политиков, известных в стране.
Все кандидаты получили равное право на агитацию на телеканалах и в печатных СМИ, включая билборды и наглядные материалы во всех населенных пунктах.
На этих выборах было много международных наблюдателей из стран Америки, Европы, Азии и Африки, а также пяти международных организаций – Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, СНГ, ШОС, Всемирной ассоциации избирательных органов и Организации исламского сотрудничества. Причем из СНГ их количество значительно сократилось, зато намного возросло число наблюдателей из дальних зарубежных стран, особенно западных. Выборы освещали 180 зарубежных СМИ, не говоря о множестве интернет-изданий.
Все избирательные участки были оформлены по международным стандартам, все урны были прозрачными, и никаких манипуляций с ними не производили. Явка избирателей составила 91,08%, и наблюдатели не заметили существенных нарушений правил голосования.
Никаких подтасовок, подчисток бюллетеней, избирательных «каруселей» (о которые споткнулась Джейн Псаки) не было и в помине.
Ислам Каримов официально получил 90,39% голосов от числа голосовавших, и это не подвергается сомнению.
Конечно, все это видимая сторона, с учетом эсэнговских и местных традиций, нетрудно предположить, что за кулисами выборов, несомненный личный авторитет действующего президента был дополнительно укреплен определенной работой в его поддержку государственными и местными органами, а также махалли. Но это всего лишь довесок, он лишь слегка улучшил общую картину, и об этом можно судить по настроениям избирателей.
Немного об общем положении.
После получения независимости Узбекистан имел самые тяжелые стартовые условия, а сейчас он без всяких статистических манипуляций твердо вошел в двойку лидеров на всем постсоветском пространстве. Когда мировой кризис трясет даже самые сильные страны, Узбекистан стабильно развивается и имеет годовой прирост экономики – в 8%. И это в немалой степени связано с тем, что малый и средний бизнес стремительно набирает темпы – не на бумаге,  а на деле.
Как мне говорили мои земляки в Туркестане, сейчас Узбекистан превратился в своеобразный региональный Китай, который быстро осваивает новые производства и завоевывает новые рынки.
У него, в отличие от некоторых, нет больших государственных и частных долгов другим странам, он не распродал свои национальные ресурсы и промышленные объекты. Поэтому он твердо сохраняет экономический суверенитет – основу политического суверенитета.
Узбекистан не старается кому-то понравиться, и он не поступается государственными интересами в этих целях, он не тратит силы на то, чтобы казаться, а все делает для того, чтобы быть сильным государством.
Там наблюдается планомерное и рациональное развитие городов.
Столица – Ташкент – постоянно обновляется, но это происходит неторопливо, обдуманно с учетом сохранения исторического и культурного облика города. У них не «ляпают» небоскребы и помпезные здания где попало. В столице нет «пробок», воздух свеж, а на улицах чистота. Пять лет назад я заметил, что областные центры стали заметно развиваться, сейчас очередь дошла до районных центров. Не столь давно автономный Каракалпакстан находился в бедственном положении, но сейчас его состояние стало улучшаться.
Большое внимание уделяется сохранению и реставрации исторических и культурных памятников, мечетей и медресе, центров былых цивилизаций и караванных путей. Древние части Бухары и Самарканда представляют собой огромные музеи под открытым небом, поражающие своей уникальностью.
Особое место в стране занимает Хорезмская область – это исторический регион, который подчеркивает свою несхожесть с остальной частью Узбекистана и гордится этим. Город-крепость Ичан-Кала, бывший центр Хивы, сохранен в первозданном виде, и на некоторой части его территории даже живут люди. 
Все эти культурные объекты, ранее находившиеся за «железным занавесом», привлекают к себе огромные массы туристов со всего света, которые заметно пополняют государственный бюджет.
Конечно, в стране еще хватает проб­лем, и ее руководство это не скрывает, и проблемы у них не замалчиваются, от них не отмахиваются – они постепенно решаются. В связи с этим хотелось бы высказать кое-какие пожелания.
Правительству надо бы деноминировать национальную валюту – сум, убрав три нуля с номинала. Это поначалу вызовет некоторую инфляцию, но затем сум стабилизируется и превратится в надежную валюту.
У Узбекистана непростые отношения со всеми своими соседями, и порой создается впечатление, что это оттого, что он сам еще не осознал, насколько он окреп и усилился. Малейшие его телодвижения вызывают у соседей настороженность, поэтому нашему соседу надо вести более открытую региональную политику, направленную на равноправное культурно-экономическое сотрудничество в (постсоветской) Центральной Азии.
В этом деле очень важна роль и Казахстана. Если эти две республики сблизятся, то остальные три республики – Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан – последуют за ними.
Центральноазиатские республики взаимо­дополняемы, и после объединения их экономики получат мощный импульс, который сделает каждого из них сильнее в несколько раз. То есть интеграция региона – это требование времени, особенно в пору волн глобальных кризисов.
Конечно, некоторые великие державы – как ближние, так и дальние – не хотят этого, но это происходит в силу инерции старого геополитического мышления. На самом деле единая, стабильная, сильная и предсказуемая Центральная Азия окажется прочным звеном в этом нестабильном мире и надежным партнером для всех.
И в заключение: дружественный Узбекистан идет своим непроторенным путем, естественно, порой ошибаясь, но взятый им курс верен, и это доказывают его достижения. И не грех бы нам кое-чему у него поучиться.

Алматы – Ташкент – Ургенч – Хива – Алматы

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ