ПОПЫТКА ПРИБЛИЗИТЬСЯ К ИСТИНЕ

0
272

Точка зрения

Несипбек Джагфаров, профессор АУЭС

Юбилей Победы мы встречаем совсем в иной атмосфере, чем предыдущие торжества. Впервые с огромным размахом было отмечено 20-летие Победы в 1965 г. – с парадом, чествованием ветеранов войны, с повсеместной данью светлой памяти погибших, торжественным открытием мемориалов и памятников героям.

С тех пор минуло 50 лет. За эти годы много утекло воды, сменились целые поколения, нет уже на политической карте той страны, на защиту которой грудью встали наши отцы и деды. Они считали себя сыновьями и дочерьми единой Родины. Сегодня мы живем совсем в другую эпоху, среди нас почти не осталось в живых участников той войны. Республики бывшего СССР получили суверенитет и независимость, стали вполне самостоятельными государствами. Потомки тех победителей, к сожалению, пришли к пересмотру и, порой,  даже отказу от своего героического прошлого. Почти в половине бывших республик союза, считают, что война для их народов была чуждой, что их предки воевали за чужие интересы и понесли бесполезные людские  потери, что на самом деле не было освобождения их территорий от захватчиков, просто произошла смена немецких оккупантов на советских. 

Аналогичных взглядов придерживаются бывшие страны  т. н. «социалистического содружества». Получается, большинство стран полномасштабно 70-летие Победы отмечать не намерено, оставшиеся в меньшинстве готовятся, как и прежде, отметить знаменательную дату. Но и у них возникли некоторые новые взгляды и подходы к оценке событий, некоторые уточнения. Суммируя, можно, по нашему мнению, свести их к следующему: во-первых, сам термин  Великая Отечественна война (далее ВОВ. – Н. Д.) в современной массовой культуре вызывает серьезные возражения. Вот уже четверть века нет того Отечества и, якобы, неуместно именовать войну Отечественной: во-вторых, сам термин имел самое широкое употребление в характеристике войн в 1812 году и 1914–1917 гг. Наличие в истории одной державы трех ВОВ считают неуместным сторонники этой позиции: в-третьих, впервые название «ВОВ» было употреблено в радиообращении к народу И. Сталина 3.07.1941 г. Причем слова «великая» и «отечественная» были использованы раздельно. В газете «Правда» словосочетание впервые употребили 23 и 24 июня 1941г., и было воспринято как обычное одно из газетных клише и не более того. И только почти через год, 2 мая 1942 г., когда Указом Президиума Верховного Совета СССР был учрежден «Орден Отечественной войны», термин «ВОВ» получил широкое распространение и применение: в-четвертых, наряду с термином «ВОВ» почти равноценно использовались словосочетания: «священная народная война», «священная отечественная война», «победоносная отечественная война» и др. 
Эти или подобные им, в том числе и не высказанные еще публично взгляды множатся. Кто бы мог подумать, что в самой России возникнет некогда широкое и довольно активное движение скинхедов, т. н. бритоголовых националистов, идеалом для которых стал Гитлер. Это откровенно фашистское направление, пользуясь молчаливой поддержкой властей под лозунгом «Россия только для русских», начало охоту на т. н. «инородцев», позабыв то обстоятельство, что и они являются потомками тех, кто героически защищал Москву, Ленинград, Сталинград, освободили Европу от «коричневой чумы», штурмовали Берлин. На подобные «старые болячки» накладываются новые – противостояние в Украине, европейские санкции, стагнация в экономике России, общее обострение международного положения и т. д. 
В современной историографии России все чаще употребляются термины: «Великая война», «Советско-немецкая война (1941–1945 гг.), «Война 1941–1945 гг.» и др.  В Казахстане по-прежнему в ходу термин «ВОВ». По моему мнению, ничего предосудительного в поисках терминологии нет, главное, чтобы сохранились ключевые слова в содержании: война оборонительная, справедливая, героизм, самоотверженность, единство советского народа, Победа и др. 
Страшная катастрофа обрушилась на страну 22 июня 1941 г., и хотя с тех пор прошло 74 года, в памяти народной она осталась на века. Война принесла всем народам бывшего СССР великие муки и потребовала от них великого мужества. Затертое от долгого  употребления выражение: «Советский народ,  как один, встал на защиту Отечества» (далее тиражировалось: социалистического Отечества, завоеваний Октябрьской революции и т. д., что, конечно же, идеологические штампы и приписки, не более). Несомненно одно. Народ действительно поднялся на защиту Родины, проявил чудеса выдержки и массового героизма, большой кровью заплатил за Победу, 70-летний юбилей которой мы отмечаем в этом году. 
Великой Отечественной  войне посвящено  огромное количество литературы, защищены десятки тысяч диссертаций, опубликованы тысячи мемуаров, выпушены сотни художественных и документальных  фильмов. Венцом исследований по проблеме в свое  время считались «История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941–1945», в 6-ти томах, М., 1960–1965, «История Второй мировой войны (1939–1945)», в 12-ти томах, М., 1973–1982 гг. Позже в 6-томнике оказалось, что победу одержали  благодаря мудрости Н. С. Хрущева, а в 12-томнике – благодаря Л. И. Брежневу. Писатель-фронтовик В. П. Астафьев так отозвался о 12-томнике: «Умудрились не без помощи исторической науки сочинить «другую войну». Во всяком случае, к тому, что написано о войне, за исключением нескольких  книг, я как солдат, никакого отношения не имею. Я был на совершенно другой войне. А ведь создавались эшелоны литературы о войне.  Например, 12 томов «Истории  Второй мировой войны». Более фальсифицированного, состряпанного издания наша история, в том числе история литературы, не знала. Это делали, том за томом, очень ловкие, высокооплачиваемые, знающие, что они делают, люди»1. 
В разгар  перестройки была предпринята попытка  подготовить новое 10-томное издание, была создана главная  редакционная комиссия во главе с Министром обороны, в нее, как и прежде, вошли  начальник Генерального штаба, Главнокомандующий силами Варшавского Договора, главкомы видами Вооруженных сил СССР, начальник Главного политического управления, вице-президент АН СССР, директор Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и др. За спиной этих  больших начальников  стояли большие коллективы,  состоявшие из генералов, адмиралов и маршалов, академики и доктора наук. Все они  были призваны написать правду о войне. Развал Советского Союза поставил крест на проекте, работа над 10-томником закончилась, не начинаясь.  Основные события войны описаны детально и подробно, но за рамками сказанного оставалось многое, в т. ч. негативное, о чем народ, якобы, не должен знать, что все это бросает тень на нашу Победу. Почти четыре  года шла самая  кровопролитная война, но и сейчас, спустя 70 лет, так и остались без ответа многие вопросы: почему произошла катастрофа летом-осенью 1941 г., кто конкретно несет персональную ответственность за разгром Красной Армии в приграничных сражениях; почему молчание мы храним вокруг сражений под Вязьмой, Ржевом, Сычевкой; каковы были реальные  соотношения сил противоборствующих сторон 22 июня 1941 г., почему до сих пор нет вразумительного объяснения агрессивной внешней политики СССР по отношению к Польше, странам Балтии, Финляндии; почему после неудачного наступления Красной Армии в районе Харькова нависла угроза в Сталинграде; каковы реальные потери воюющих  сторон; какова цена Победы и т. д. 
О войне мы знаем лишь то, что дозволено сверху, было в свое время канонизировано. Изложение материала идет по привычной схеме: используя свое  подавляющее преимущество в живой силе и, особенно – в военной технике, немецко-фашистские войска в приграничных сражениях вынудили не готовую, слабо  вооруженную Красную  Армию отступить  до Москвы. В декабре 1941 г.  здесь под Москвой враг был  остановлен и разбит, развеян миф о его непобедимости, немцы отброшены  на сотни  километров от столицы. Летом 1942 г.  они прорываются  к большей излучине Дона, начинается героическая оборона Сталинграда, но усилиями  армии и народа под руководством партии их вновь   разгромили. Победа под Сталинградом в феврале 1943 г. означала начало коренного перелома (поворота) в войне, затем  в июле-августе 1943 г.  после Курской дуги наступил коренной перелом в войне, военно-стратегическая инициатива окончательно переходит к Красной Армии. 19441945 гг. – завершающий этап  разгрома немецких вой­ск, штурм Берлина, капитуляция Германии, Победа. За этими победными  фанфарами потерялась правда  о самой войне, родились  и множились  мифы, ширились легенды,   полуправда и даже откровенная  ложь в изложении той трагедии, которая свалилась на голову простого народа. Осталась только одна правда – героизм, самопожертвование народа. 
На протяжение последних 15-20 лет историками, военными специалистами,  литераторами, публицистами сделано многое по объективному  исследованию  «белых пятен войны». Но это только  начало той большой работы, которую им еще предстоит  сделать.  Я затрагиваю лишь некоторые, наиболее важные, на мой взгляд, аспекты этой проблемы.  Считаю необходимым сделать оговорку: не отношу себя к числу специалистов-исследователей войны. В данном случае делюсь лишь мыслями, навеянными современной историографией Великой Отечественной войны, пытаюсь хоть как-то обосновать их. 
С отсутствием сколько-нибудь  достоверной информации о войне мы сталкиваемся, перелистывая пожелтевшие  газеты 1941 г.  Ни в одном  СМИ нет ни слова о катастрофе. «Правда», «Известия» буднично  рассказывают о пограничных  боях, где героическая  и доблестная  Красная Армия дает решительный отпор зарвавшемуся  фашистскому агрессору. Десятки и сотни уничтоженных немецких  танков и самолетов, десятки тысяч  пленных. И только где-нибудь в укромном уголке  мелким  шрифтом: «… после ожесточенных боев оставлен такой-то  город».  Здесь же публикуется текст  выступления В. М. Молотова  по радио 22.06.1941 г. Там слышим глубокую  тревогу за судьбу страны  и народа, что нужно, оказывается, мобилизовать все для отпора врагу. Он находит проникновенные слова: наше дело правое, враг  будет  разбит, победа будет за нами! Но даже этот текст подан так, между прочим. Более  того, он выглядит  инородным в массе благодушного материала. Такой настрой продолжается до 3.07.1941 года, когда по радио выступил  с обращением И. Сталин – Генеральный Секретарь ЦК ВКП(б), председатель Совнаркома СССР и Государственного комитета обороны.  В речи он, по существу,  изложил  основные  положения Директивы Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29.06.1941 г. «Партийным и Советским организациям прифронтовых областей». Ее главная идея: «Все для фронта! Все для победы!». В ней впервые  сформулирован справедливый, освободительный характер ВОВ, определена программа экономической и военной политики страны. Главная задача – всесторонняя поддержка действующей армии, единство фронта и тыла. 
В выступлении И. Сталина необычна и сама форма обращения к народу. Наряду с привычными «товарищи», «рабочие и колхозники», «бойцы Красной Армии и краснофлотцы» – употребляется чисто церковное: Братья и сестры, к вам обращаюсь Я! Что это: страх и сумятица в мыслях, просьба  простить  за десятилетия безбожия и массовых гонений на церковь, или вспомнил  свою  юность в Тифлисской семинарии? Далее следует: «На рассвете 22 июня 1941 года фашистская Германия без  объявления войны  неожиданно и вероломно напала на Советский Союз». Позже  именно этот тезис  стал самым популярным и многократно воспроизводился в сотнях тысяч статей, книг, мемуаров и диссертаций. При более глубоком осмыслении тезиса оказывается в нем  заложен ложный посыл,  попытка переложить  собственную  вину за катастрофическое  положение страны  на чужое  вероломство, некие объективные  трудности.  Во-первых, ссылка на «вероломное нападение» не состоятельна хотя бы  потому, что всякое нападение  вероломно. Во-вторых, «неожиданно». В каком смысле – в стратегическом или тактическом? В стратегическом – никакой неожиданности не было, т. к. неизбежность военного  столкновения СССР и Германии была очевидна для советского руководства, об этом  открыто говорили, к этому активно  готовились, о чем подробнее ниже.  Была неожиданность  тактическая, в том смысле, что немцы  напали именно 22.06.1941г., а не позже, на чем  и строились  расчеты И. Сталина. В-третьих, «без объявления войны». Это самая  настоящая  ложь вождя и учителя всех народов. «Без  объявления войны» – одно из главных  обвинений на Нюрнбергском  процессе над  главными военными преступниками. На суде бывший министр иностранных дел Германии И. фон Риббентроп  заявил, что война Советскому Союзу в свое время была объявлена. Германский  посол в Москве граф фон Шуленбург ранним утром 22 июня 1941 г. вручил  наркому иностранных  дел СССР В. М. Молотову соответствующую ноту об объявлении вой­ны. Одновременно  в Берлине фон Риббентроп такой же документ  вручил советскому  полпреду Деканозову. На процессе в Нюрнберге советская  сторона упорно отрицала  наличие таких  документов.  Десятилетиями  упорно утверждали: без объявления войны. 
Правда была озвучена только в 1969 г., в мемуарах Маршала Советского Союза Г. К. Жукова находим: «В кабинет быстро вошел В. М. Молотов: Германское  правительство объявило нам войну». И. В. Сталин  опустился на стул  и глубоко задумался»2. Почему же так  долго и упорно советская сторона отвергала очевидные  вещи? В ХХ  в.  объявлена  или же не объявлена война – не столь принципиально. Это в средние века князь Святослав мог объявить: «Иду на вы!» и начать войну через  полгода-год. Теперь же между объявлением войны и началом боевых  действий был короткий отрезок времени, чаще всего нападение осуществлялось во время вручения ноты. Тогда почему такая настойчивость? 
Оказывается Молотову и Деканозову помимо «Ноты министерства иностранных дел Германии Советскому правительству» были вручены  три приложения: 
1. «Доклад министра внутренних дел Германии, рейхсфюрера СС и шефа германской полиции германскому правительству о диверсионной работе СССР, направленной против Германии и национал-социализма». 
2. «Доклад министерства иностранных дел  Германии о пропаганде и политической агитации Советского правительства». 
3. «Доклад Верховного командования германской армии Германскому правительству о сосредоточении советских войск против Германии». 
Все три документа так и остались без ответа и тем более без опровержения советской стороной. Действительно советская разведка вела активную  разведывательную и подрывную работу против Германии, о чем с нескрываемой гордостью пишут  и снимают  героико-патриотические фильмы. В СССР проводились  масштабные  мероприятия  по подготовке страны к войне. В доказательство  приведем всего лишь несколько  фактов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1940 г.  создается  система  Государственных трудовых  резервов с широкой сетью  ремесленных  училищ и школ фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Они были призваны  ежегодно готовить до 1 млн. рабочих. На следующий день  3 октября 1940 г.  в СССР обучение  в старших  классах  средней  школы  стало платным. Вот этот контингент  как раз и должен был пополнить  ремесленные и фабрично-заводские  училища. Подростки в 14-15 лет  были мобилизованы на трудовой фронт. Училища создавались  при военных  заводах, побег  из них  карался по всей строгости закона.  Само обучение осуществлялось  в сочетании с выполнением  производственного задания. После окончания училища нужно было отработать 4 года, а там подросток становился  юношей и призывался в Красную Армию.  Им на смену приходили  следующие поколения так, что сама система  была схожа с непрерывным конвейером. 
В 1938 году З. Троицкая выступила с почином овладеть мужскими профессиями, ведь в союзе женщина  равноправна с мужчинами даже в сфере тяжелого физического труда. Была создана «первая женская паровозная бригада». Ее почин подхватила П. Ан­гелина с призывом: «Женщины – на трактор!». По союзу трактористками и  комбайнерами стали 260 тыс. женщин. Позже женщины встали у доменных и мартеновских печей, спустились в шахты и рудники. Делается  все, чтобы в производстве  подростками и женщинами заменить мужчин, дав последним в руки оружие. 
Президиум Верховного Совета СССР 26 июня 1940 г.  принял Указ «О переходе на восьмичасовой рабочий  день, на  семидневную рабочую  неделю и запрещении  самовольного  ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». «О запрещении самовольного ухода с работы трактористов и комбайнеров, работающих  в МТС», далее последовал Указ «Об ответственности за выпуск  недоброкачественной и некомплектной продукции». В стране введены суровые законы, рабочий день  увеличился на 1 час, отменены выходные и отпуска.  В июле 1940 г.  Пленум ЦК ВКП (б) посчитал эти меры недостаточными и потребовал от партийных  и комсомольских организаций ужесточить борьбу  с нарушениями  трудовой  дисциплины  вплоть до исключения из рядов партии и комсомола, а злостных нарушителей судить. Все эти и другие меры иначе как милитаризация труда не назовешь. 
1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу, так началась Вторая мировая вой­на. Именно в этот день Верховный Совет СССР принял «Закон о всеобщей  воинской  обязанности», а также утвердил новый текст воинской присяги. По этому Закону  был осуществлен переход  к кадровой  системе комплектования  и организации войск. Был  увеличен срок службы в армии и на  флоте. В соответствии с Законом начался массовый  призыв в вооруженные силы. Только в течение 1939–1941 гг. было сформировано 125 дивизий. Для справки: по предвоенным штатам (апрель 1941 г.) стрелковая дивизия состояла из трех стрелковых, двух артиллерийских полков, противотанкового  и зенитного дивизионов, отдельных  батальонов: разведовательного, саперного и связи, тыловых частей и учреждений. В дивизии   по штату было 14,5 тыс. человек, 558 пулеметов, 1204 автомата, 144 орудия (в т. ч. 54 противотанковых, 150 минометов, 16 легких танков, 13 бронемашин, 558 автомашин, свыше 3 тыс. лошадей3. Привожу столь обширную информацию для того, чтобы читатель имел общее представление о стрелковой  дивизии.  Если эти цифры мысленно увеличить в 125 раз – число вновь сформированных дивизий, то получатся  огромные  цифры.  О какой  неготовности  к войне можно тогда говорить? К началу ВОВ в РККА было 5 млн. 400 тыс. человек.  Президиум Верховного Совета СССР 22 июня 1941 г.  объявил о мобилизации военнообязанных 1905–1918 годов рождения (контингент 1919 –1922 годов рождения уже  находился в армии). К 1 июля 1941 г.  было мобилизовано 5,3 млн. человек, 234 тыс. автомашин, 31,5 тыс.  тракторов. В августе 1941 г.  проведена  дополнительная мобилизация  военнообязанных 1890–1904 гг. и призывников 1923 годов рождения. К началу 1942 года  численность вооруженных сил  выросла  в 2 раза, а в конце 1942 г.  число  частей и соединений Красной Армии, по сравнению с довоенной выросла более чем в 3,5 раза. К этим цифрам нужно добавить  60 дивизий  народного ополчения, 200 отдельных полков, батальонов  и рот специального назначения, общей численностью почти 2 млн. человек. В годы войны  около 1 млн. 200 тыс. казахстанцев  ушли на фронт, 700 тыс. было мобилизовано в трудовые армии. В Казахстане было  мобилизовано почти 25% населения, в то время как в Германии  всего 12%. 
В войне 1941–1945 гг. участвовало около 70% мужского населения республики в возрасте от 18 до 50%. В первые дни войны молодежь республики в буквально смысле штурмом брала Военные комиссариаты, выражая желание  первыми  пойти на фронт. Таким был высокий  патриотический настрой.  В этой  связи  уместно  напомнить, что когда в 1916 г.  царское  правительство  объявило мобилизацию на тыловые  работы,  вспыхнуло  вооруженное  восстание. За 25 лет произошли громадные изменения в общественном сознании, значит, было за что воевать, но это предмет другого разговора. 
Советский союз сконцентрировал в пяти приграничных военных округах (Ленинградском, Прибалтийском особом, Западном особом, Киевским особом и Одесском) огромные  силы. С моря их действия должны  были поддерживать три флота (Северный, Краснознаменный Балтийский и Черноморский). Всего на 22 июня 1914 г. в приграничных округах и флотах СССР было: в составе  сухопутных сил и ВВС 2.719 тысяч,  в ВМФ – 216 тысяч, в войсках НКВД – 154 тыс.  Всего 3.089 тысяч. Кроме того, в апреле – июне 1941 г. было призвано около 1.200 тысяч резервистов, кто ранее пользовался отсрочкой от призыва. Немцы сосредоточили у границ 2,5 млн. человек, т. е. в живой  силе уступали в 1,6 раза.  Это без учета еще 77 советских дивизий  второго эшелона, которые скрытно  перебрасывались  на Запад, 16 из них (202 тыс. человек) уже  прибыли к местам дислокации. С ними прибывало 2.746 орудий и 1763 танка. Всего было сосредоточено 59.787 орудий и минометов, 15.687 танков,  из них 2040 танков Т-34, КВ, 10.743 самолета. Здесь  не учитываются еще войска  8 пограничных  округов. У немцев на Востоке было  не более 3.650 танков и штурмовых  орудий, включая 230 командирских машин без пушечного  вооружения. Даже с учетом 86 финских, 60 румынских и 160 венгерских танков советское превосходство было просто подавляющим. 
Никакого    преимущества, тем более 5-6 кратного, как писал в своих мемуарах Г. К. Жуков не было. На самом  деле всего на вооружении Красной Армии на 22 июня 1941 года было 23.106 танков (БТ-7, БТ-7м, Т-28, 35, 37, 38, 40) и 21.130 самолетов (ИЛы, ЯКи, ПЕ-2,8 ЛА-5, МИГГ-3, ТБ). Совершенно не соответствует действительности миф о техническом превосходстве германского  вооружения. Для сравнения приведем таблицы: 
Таблица 1. Основные тактико-технические данные советских танков4 
1 Применялись в начале войны. 2 Ограниченно использовались в начале войны. 3 В числителе – макс. скорость танка (запас хода) на гусеницах, в знаменателе – на колесах. 
Таблица 2. Основные тактико-технические данные зарубежных танков 
В таблице № 2 нет данных по легким немецким танкам Т-I, Т-II, а их было 2671 из 3.718 или 71,8% от общей численности  всех немецких танков. Причем на Т-I  вообще не было пушки, а на Т-II  была пушка калибра 20 мм. В то время как на т. н. «устаревших» советских танках  стояли 45 мм пушки, а на Т-34 – 76 мм, Т-34-85 – 85 мм, ИС – 122 мм. По всем показателям – подвижности, бронезащите – советские танки (даже устаревшие) превосходили немецкие. Так, длинноствольная 76 мм пушка Т-34 пробивала броню любого немецкого танка на расстоянии 1000-1200 м. В то время как ни один  танк вермахта не мог поразить Т-34 даже  с 500 м. А танк КВ-1 выдерживал до 2000 прямых  попаданий немецкой противотанковой пушки. Первоклассной была и советская авиация, и особенно – артиллерия. Господство немцев в воздухе объясняется не их преимуществом, а нашими потерями. К сентябрю 1941 г. мы потеряли 8.166 самолетов, т. е. 96,4% того, что имели в Западных округах. Не было никакого дефицита и в стрелковом вооружении. Но до сих пор живуч миф о том, что его не хватало, якобы на троих красноармейцев приходилось по одной винтовке. На самом деле с середины  1941 г. и до конца  войны в СССР было произведено 6.173.900 автоматов ППШ-41, в Германии за это же время всего 935.400. Гитлеровский министр вооружений и боеприпасов  А. Шпеер вспоминал: «Солдаты и офицеры дружно жаловались на перебои в снабжении их стрелковым оружием. Особенно им не  хватало  пистолетов-пулеметов и солдатам приходилось пользоваться трофейными советскими автоматами». 5
Убийственную оценку состояния исследования ВОВ в свое время дал генерал-лейтенант Н. Г. Павленко: «В середине 60-х годов Г. К. Жуков, да и мы, военные историки, считали, что к  началу войны противник имел  превосходство в силах и средствах над нашими группировками в приграничной зоне. Сейчас в связи с новыми  публикациями… взгляд на соотношение сил  коренным образом меняется. (выделено мной. – Н. Д.)»6. Получается, что все написанные о ВОВ, особенно о приграничных боях, о наших поражениях вследствие немецкого превосходства в живой силе и особенно в вооружении – мягко говоря, не соответствует действительности. 
Десятилетиями тиражировались сведения о том, что советская разведка, перебежчики, даже английский премьер-министр У. Черчилль доносили советскому руководству о германских планах нападения на СССР, даже называлась точная дата. Но И. Сталин не верил, считая все это дезинформацией и даже провокацией.  Противоречивы  были сведения о том, знало ли руководство  страны и Красной Армии о плане «Барбаросса». Как правило, все отрицали. Вот что пишет генерал-лейтенант Н. Г. Павленко: «Жуков уверял меня, что он не знал о плане «Барбаросса» накануне войны, что он и в глаза не видел донесения разведки. На следующий раз я приехал к Жукову и привез те самые сообщения разведки о плане войны с СССР, на которых черным по белому стояли их: Тимошенко, Жукова, Берии и Абакумова подписи. Трудно передать его изумление. Он был просто шокирован». 7
Даже если сегодня признали, что все-таки СССР готовился к войне, то непонятно какой стратегии придерживались? Оборонительной  или наступательной? До последних лет  официальная историография  неустанно твердила: Советский союз готовился к отпору  агрессору (т. е. к обороне). Делал все, чтобы максимально оттянуть нападение  на 1-2 года. Если  бы это удалось – тогда мы бы дали достойный отпор. Но, увы, история  не отвела нам такого времени и в этом главные причины временных неудач (слова «поражение», «катастрофа» отсутствовали напрочь) в приграничных  сражениях. Вызывает недоумение, если готовились к обороне, то зачем такая концентрация вой­ск, танков, артиллерии, складов, госпиталей у самой границы. На аэродромах вблизи границы самолетов было так много, что их ставили  буквально «крыло к крылу». Зачем уничтожили УРы (укрепрайоны) на старой границе, на т. н. линии Сталина? А на новой границе  снимали колючую проволоку, убирали мины, а погранвойска уводили во вторые,  третьи эшелоны? Войска учили не обороне, а наступлению. Весь пропагандистский аппарат был нацелен только на «войну малой кровью», «на войну на чужой территории». Все были нацелены на освободительный поход в Европу. 
Все это как-то не стыкуется с доктриной оборонительной войны. Может быть, было подготовка к другой, наступательной войне? Раньше даже  сама мысль об этом была  крамольной, более того, сурово наказуемой. Ведь тогда, как карточный домик, рухнули бы все идеологемы  прошлых десятилетий. Как говорится, все тайное становится явным. Оказывается, Советское руководство вынашивало планы т. н. превентивного удара по немецким войскам. В недрах Генерального штаба весной 1941 г. был разработан такой  стратегический  план. Его автор начальник Оперативного управления Генштаба генерал-майор А. М. Василевский, будущий Маршал Советского Союза, действительно выдающийся стратег. Именно ему принадлежат идеи многих крупных  военных операций ВОВ. Стратегический план в единственном экземпляре, написанный А. Василевским от руки, имеет гриф: «Особо важно. Совершенно секретно. Только лично», т. е. предназначался только для И. Сталина. 
Поэтому он был недоступен никому. В разгар перестройки и гласности только избранные чиновники и генералы от истории получили  доступ к документу. Впервые к стратегическому плану  доступ получил  заместитель начальника  Главного политического Управления, директор Института военной истории Министерства обороны, профессор, генерал-полковник Д. Волкогонов. Он подтвердил: документ существует, но не стал  излагать его содержания. Затем Секретарь Союза советских  писателей, Герой Советского Союза В. Карпов в книге о Г. К. Жукове, на наш взгляд, не осознавая до конца какую бомбу он взрывает, изложил  основное содержание плана. Документ был утвержден И. Сталиным и получил название «Стратегический план от 15 мая 1941 г.». Вот что пишет военный историк генерал-полковник Ю. А. Горьков: «Стратегический план, разработанный в Генеральном штабе Красной Армии и одобренный 15 мая 1941 года политическим руководством государства, занимает главенствующее положение по отношению к оперативным материалам военных округов».8
Стратегический план от 15 мая 1941г. стал главным, «именно с этим планом мы вступили в войну. Им руководствовались командующие войсками округов и их штабы, действовали войска»9. Приведем из него небольшую выдержку: «Первой стратегической целью  действий войск Красной Армии поставить: разгром главных сил немецкой  армии, развернутых  южнее Демблин, и выход к 30 дню  операции на фронт  Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц. Последующей стратегической  целью иметь: наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить  крупные  силы  Центра и Северного крыла германского фронта и овладеть  территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии». 
Далее ставятся ближайшие задачи фронтам, армиям. Основные силы должны были наступать в направлении Краков – Катовице, отрезая Германию от Балкан и далее – бросок к побережью Балтики, чтобы окружить силы вермахта в Польше. На направлении главного  удара было  запланировано сосредоточить 152 советских  дивизий против 100 германских. Сталин планировал быстро  разгромить основную  группировку противника. Концентрацию сил планировалось завершить к 12 июня 1941 г. Этот день был началом войны. Однако к этому сроку не удалось  сосредоточить все дивизии, запасы снабжения и призвать всех резервистов. Поэтому в начале мая 1941 г. срок наступления был перенесен на 4-6 июля 1941 г. Спешно формировалась польская дивизия для парада в освобожденной Варшаве. 
Теперь становится понятно почему в Западных военных округах было так «тесно» от войск, танков, самолетов, артиллерии, складов боеприпасов, продовольствия, медикаментов. А железнодорожные  эшелоны продолжали непрерывным потоком  идти на запад. Сюда было переброшено 47.000 вагонов воинских грузов. Все стало на свои места и с двумя выступами –  Белостокским и Львовским. В Белостокском было сосредоточено 3 из 4-х армий Западного  Особого военного округа (3-я, 10-я и 13-я армии), в Львовском находилось также 3 армии (12-я горная, 6-я и 26-я армии) Киевского Особого военного округа. Из Белостока планировалось  нанести удар по Восточной  Пруссии и отрезать немецкие транспортные коммуникации на Северном море, т. е. оставить без железной руды и леса. С Львовского выступа планировалось ударить через Карпаты (поэтому в составе горная армия) по нефтепромыслам Румынии в районе Плоешти, т. е. оставить Германию без бензина. Тогда бы сразу наступил полный  «Гитлер капут». 
Но произошло то, что произошло. Гитлер, быть может, сам того не ведая, исходя из собственных планов, упредил советское нападение. Сталин планировал  на штыках Красной Армии принести советский строй в Европу. Оба плана, советский и германский, по существу, стали планами превентивных ударов. Обе страны к 22 июня 1941 г. пришли, на наш  взгляд, одним путем. Германия совершила агрессию против Франции, Голландии, Австрии, Чехославакии и Польши. Это дает  основание заявлять, что вермахт имел  достаточный  опыт  ведения  современной войны, а разве Красная  Армия его не имела? Нет, имела опыт, достаточно напомнить: агрессия СССР против Финляндии, Польши, Румынии,   Латвии, Литвы и Эстонии. 
Гитлер опередил, переиграл, и в этом, на наш взгляд, состоит неожиданность для  Сталина, этим можно объяснить  его шоковое состояние в первые дни войны. Быть может,  фюрер еще не до конца осознавал, как ему повезло. Последующие события можно определить одним словом – катастрофа. Сразу же 6 армий остались в Белостокском  и Львовском  мешке. В Западном Особом военном округе, в районе Августов, были  собраны  огромные силы. Здесь параллельно границе проходит Августовский канал. При оборонительной  тактике войска следовало расположить  позади канала, используя его как естественную преграду. Советские войска переправились через  канал и  расположились на узкой полосе перед границей, на которой была уже снята колючая проволока. На рассвете 22 июня все эти войска были уничтожены внезапным губительным огнем. К началу второго дня войны, не сделав ни одного  выстрела, ударная  группировка из советских  механизированных корпусов (15 МК г. Броды, 4 МК г. Львов, 8 МК г. Драгобыч), насчитывающая с своем  составе более 2500 танков, в т. ч. 720 танков Т-34 и КВ-1, оказались в тылу немецких войск. Несмотря на потери  Г. К. Жуков требовал от командующих фронтами только наступления?!. 
О каком наступлении говорит «великий полководец»?  На шестой день войны немцы взяли Минск – столицу Советской Белоруссии и Западного Особого военного округа. В кольце окружения оказались 4 армии (3-я, 4-я, 10-я и 13-я), несколько  отдельных дивизий и корпусов. Западный фронт перестал существовать. Немцы взяли  в плен  324.000 солдат и офицеров, захватили  3.332 танка, 1809 орудий, огромное количество  автомашин, стрелкового вооружения, различного военного имущества. За потерю  управления фронтом 22 июля были расстреляны: генералы Д. Павлов, В. Климовских, Н. Клич, А. Григорьев, А. Коробков, С. Оборин и др. Были расстреляны также  начальник военторга, санитарного склада, ветеринарной лаборатории, т. е. все, кто попал под горячую руку Л. Мехлиса, командированного И. Сталиным для расправы. Итог первых месяцев войны еще более страшен. Из 5,4 млн. Красной Армии  в немецком плену оказались 3,9 млн. солдат и офицеров. Это означает, что  страна практически потеряла всю кадровую армию. Выстоял и победил народ, призванный позже по многочисленным мобилизациям. 
На Западной границе мы потеряли 25 тыс. вагонов боеприпасов, продовольствия и обмундирования, 303 пороховых и снарядных  заводов, 30 млн. ручных  гранат, 93.600 тн. пороха, 3.600 тн. тротила. В первые дни войны только в Западной Белоруссии было потеряно 3 управления госпитальных  баз армий, 13 эвакоприемника, 3 санитарных склада, 44 госпиталя, 35 санитарных  частей  и учреждений. При этом  потеряно не подлежащее учету медицинское имущество: хирургический инструмент, бинты, медикаменты и прочее10. 
Катастрофы следовали одна за одной. В конце сентября немцы окружили под Киевом 4 армии (5-я, 6-я, 12-я и 26-я), всего 44 дивизии общей численностью 452.720 человек, в т. ч. 60 тыс. командного состава (для сравнения: под Сталинградом мы окружили всего  22 немецкие дивизии). В окружении погибло все командование Юго-Западного фронта во главе с генерал-полковником М. П. Кирпоносом. В официальном источнике читаем: «Противник превосходил  советские войска в пехоте и артиллерии в 2 раза. В самолетах в 1,5 раза».11 На самом же деле немцы никакого  преимущества не имели. Соотношение сил было: по личному составу 1,2:1, по орудиям и минометам 1,4:1, по танкам средним и тяжелым 3,5:1, по легким танкам 5:1, по авиации 2,5:1 в пользу СССР. 
Немецкие танковые и механизированные части при поддержки авиации буквально  растерзали части Красной Армии. Они рвались к Москве и Ленинграду, нередко  проходя за сутки по 30 и более километров. 29 июля 1941 г. немцы  захватили Смоленск, путь  на Москву был открыт, 9 сентября 1941 г.  был окружен и заблокирован Ленинград. В тяжелых  оборонительных боях под  Вязьмой погибло 8 армий и несколько дивизий  народного ополчения, более 670 тыс. красноармейцев  и офицеров оказались  в плену12.  Реальная  угроза Москве нависла 12 октября, когда  немцы ворвались в Калугу. В Москве  началась  эвакуация  органов  государственного управления и дипломатического корпуса. Город охватила паника. Десятки тысяч людей пытались  вырваться  из столицы. Только введение  19 октября в Москве осадного положения стабилизировало обстановку. 
Неспособность многих партийных и советских чиновников принимать ответственные  решения вызвали разочарование масс. Общее настроение народа выразило письмо женщины в газету: «Я никогда не думала, что способна  на такое глубокое чувство злобы и ненависти, равное, если не сильнее, ненависти к фашизму, – к нашим руководителям с партбилетом в кармане, с бронью, дающей им право сидеть как мышь в щели, загребать жар чужими руками, а когда победим фашизм, они первые будут кричать о заслугах своих…».  Письмо подписано – и это самая верная примета того, что война убила чувство страха, на котором держалась предвоенная советская система. Осенью 1941 г. в сознании советских людей свершился  важнейший поворот – отныне все они защищали Родину. 13 
Если народ осознал свою роль в защите Отечества, то его победить невозможно. Невероятными усилиями, массовым героизмом  и самопожертвованием народа отстояли Москву, выстоял Ленинград. Потери были  колоссальными, к концу 1941 г.: погибло 4 млн. человек (70% личного состава РККА), попало в плен 3,9 млн. человек, потеряли 20.000 танков, 17.000 самолетов. Колоссальное количество вооружения  и материальных ресурсов, которые  просто не поддаются учету.  Такое огромное количество трофеев даже напугало А. Гитлера, который 4.VIII. 1941 г. заявил: «Если бы я знал, что у русских действительно такое  количество  танков… я бы, пожалуй, не начал эту войну». К зиме 1941 г. были захвачены  противником  территории с населением 42%, 63% угля, 68% чугуна, 58%  стали, 84% сахара. Выпуск валовой продукции промышленности с VI по XI 1941 г. уменьшился в 2,1 раза. Несмотря на такие потери, советский тыл выстоял, выпуская больше техники,  вооружения и снаряжения, чем Германия, даже при резком сокращении сырьевой базы. 
Блицкрига не получилось – к зиме 1941/42 гг. Германия не смогла достичь ни одной из поставленных целей. Ни голод, ни жесточайшие морозы не сломали защитников Ленинграда. 6 декабря  1941 г. советские войска перешли в контрнаступление под Москвой, к марту фронт был  отодвинут от Москвы к линии  Великие Луки – Гжатск – Ока. Казалось положение стабилизировалось, но весной 1942 г. в результате просчетов Ставки,  положение вновь резко  ухудшилось. Этому способствовали крупные  поражения советских  войск весной 1942 г.  В апреле 1942 г.  была  предпринята неудачная попытка прорвать блокаду Ленинграда силами 2-ой Ударной армии, а ее командующий генерал-лейтенант А. Власов сдался а плен, позже возглавил Русскую Освободительную армию. 
В мае 1942 г. войска Крымского фронта не  смогли сдержать наступление вермахта на Керчь. Хотя соотношение сил было в нашу пользу.  Против 7-ми немецких  пехотных дивизий и 2-х бригад действовало 13 советских стрелковых дивизий, 3 стрелковые бригады, против 1 немецкой танковой дивизии было 4 советских  танковых бригад и 9 артиллерийских  полков. Советских войск было так много, что дивизии (10-12 тыс. человек) занимали оборону на участке в 800 м. Здесь же размещались артиллерия, танки, полевые  склады, госпитали и т. д. Немцы нанесли  упреждающий удар (в который уже раз), он был ужасным.  Советских войск было так много, что промахнуться было  просто невозможно. Каждая фашистская пуля, мина, снаряд и бомба попадали в цель. Наши потери: 176.566 человек, 347 танков, 3476 орудий и минометов, 400 самолетов. Пал Севастополь, сдерживавший 8 месяцев продвижение противника на Кавказ. 
По приказу И. Сталина 12 мая 1942 г. началось наступление в районе Харькова. Вначале наступление шло успешно, но, как, оказалось, вермахт здесь готовил на 18 мая свое наступление с целью  ликвидации Барвенковского выступа, чтобы использовать  этот  район в качестве плацдарма для последующего наступления на Восток. Советские войска натолкнулись на мощный кулак и получили жестокий  отпор. Мы потеряли 230 тыс. человек, 775 танков, более  5 тыс. орудий и минометов. 28 июня 1942 г.  Германия начала широкомасштабное наступление. На этот раз главной целью был Сталинград, выйдя к Волге, немцы отрезали бы страну от кавказской нефти. Наступление было столь стремительным, что уже 12 октября 1942  г. они начали штурм Сталинграда. И в этот раз народ выстоял и победил. Причем слова «грудью встал на защиту» целиком и полностью отражают действительность. Немецкая военная мясорубка просто не смогла провернуть такую массу людей. Здесь она была надломлена, а летом 1943 г. под Курском и Орлом был сломан хребет немецкой военной машины.  
В битве на Курской дуге Гитлер делал ставку на новейшую технику и сосредоточил более 2 тыс. самолетов, около 2700 танков, тысячи орудий и минометов, 900 тыс. человек. Заняв преднамеренную оборону, Советский Союз противопоставил 2400 самолетов, 3600 танков, более 1.3 млн. человек.  Сражение на Курской дуге началось 5 июля 1943 г., и уже через неделю вермахт был обескровлен. 12 июля 1943г. под станцией Прохоровка произошло знаменитое танковое сражение. В нем с обеих сторон участвовало до 1200 танков.  «Немецко-фашистские войска потеряли до 400 танков и штурмовых орудий»14. Но это луковые цифры. На самом деле все было иначе. Против пятой Танковой армии – 850 танков и САУ – противостоял 2-ой Танковой корпус СС – 273 танка и штурмовых орудия (включая 8 трофейных советских Т-34), т. е. соотношение 3,1:1 в нашу пользу. Кто на самом деле победил – станет ясно, если сравнить потери сторон. Немцы потеряли 59 танков и штурмовых орудия, а 5ТА – 734 танка и САУ. Погибла почти вся 5 Танковая армия. Не случайно сразу же после Прохоровки обескураженный такими потерями Сталин хотел  сурово  наказать  командующего 5ТА за бездарно погубленную армию, но потом в пропагандистских целях от этой мысли отказался. Всего на Курской дуге немцы потеряли 1200 танков и штурмовых орудий, а Красная Армия – 6.064,  соотношение потерь 1:4,7, солдат и офицеров погибло в 4 раза больше, самолетов потеряли в 1,7 раза больше. 15 
После победы под Курском военно-стратегическая инициатива до конца войны принадлежала СССР. Красная Армия, продолжая наступление по линии Орел – Курск – Белгород, начала освобождать территории, оккупированные  фашистской Германией. Началось мощное наступление на Юго-Западе страны, 7 октября 1943 г. был форсирован Днепр, в апреле 1944 г. была освобождена вся территория Украины, наши войска  перешли границу Румынии. 27 января 1944 г. была прорвана блокада Ленинграда, которая длилась 900 дней. В городе погибло от голода,  обстрелов и бомбардировка более 1 млн.  жителей. Через несколько  недель после деблокады Ленинграда советские  войска освободили почти всю Прибалтику и двинулись в Восточную Пруссию. К осени 1944 г. были освобождены Болгария, Югославия, Чехословакия, Венгрия и Норвегия. 
6 июня 1944 г. Союзники высадили десант в северной Франции. Открылся, наконец, долгожданный Второй фронт. Важнейшие промышленные  районы Германии оказались под реальной угрозой. Следует отметить, что на протяжении войны  союзники оказывали нам большую помощь сырьем, продовольствием, военной техникой и вооружением. Немало стоила и моральная поддержка союзников в те непростые годы. 
Таблица 3. Военная помощь союзников СССР
У нас очень не любят признавать значение англо-американской помощи. В доказательство ее ничтожности обычно указывают, что доля поставок по ленд-лизу: танков, самолетов и артиллерийских орудий не превышала соответственно 7,13 и 2 процентов от общего  объема советского производства. При этом советские историки сознательно не обращали внимания на то, что англо-американские поставки играли критически важную роль для ряда отраслей советской военной экономики и для снабжения Красной Армии. Так, от западных союзников поступила половина потребленного авиабензина, они же обеспечили  треть автопарка Красной Армии. Из Великобритании и США было поставлено более трети  использованных в СССР порохов и других взрывчатых веществ, а также более половины всего  потребленного алюминия и почти половина – меди. Без западных  поставок легирующих добавок невозможно было бы резкое увеличение советского производства бронестали. Американскими были и почти все радиостанции, и другие средства связи, использовавшиеся в Красной Армии. 
К весне 1945 г. все территории, оккупированные Германией в Европе (кроме западной Чехословакии), были освобождены. 9 апреля 1945 г. пали Кенигсберг и Вена, 25 апреля была окружена берлинская группировка врага, наши войска вышли к Эльбе, где встретились с американскими частями. Начался ожесточенный штурм Берлина, который завершился 2 мая 1945 г. 9 мая в 0.16 в Карлхорсте в присутствии представителей СССР, Великобритании, США и Франции был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии. Так пришла долгожданная Победа народов СССР, это была действительно народная Победа. 
В ВОВ Казахстан участвовал как часть единой страны, население нашей республики восприняло войну как общую беду, ее сыновья и дочери мужественно сражались на фронтах, самоотверженно трудились в тылу. Как уже отмечалось, в Казахстане было мобилизовано на фронт почти 25%, что значительно выше, чем в целом по стране. Это, прежде всего, связано с аграрным характером экономики и высоким уровнем крестьянского населения. На фронт ушло около 70% мужского населения республики в возрасте от 18 до 50 лет, из них погибло 430 тыс. человек или каждый четвертый. Отсюда не трудно понять какой страшный урон был нанесен генофонду, образовалась огромная демографическая дыра, последствия которой сказываются до сих пор. В республике было сформировано 12 стрелковых, 4 кавалерийских дивизий, 7 стрелковых бригад, около 50 отдельных полков и батальонов. Сотни тысяч казахстанцев за мужество и героизм были награждены орденами и медалями, около 500 стали Героями Советского Союза, четверо – дважды героями: Т. Бегельдинов, С. Луганский, Л. Беда, И. Павлов, две девушки: А. Молдагулова и М. Маметова. К сожалению, в СССР по достоинству так и не смогли (или не захотели) оценить подвиги Бауржана Момышулы и Рахимжана Кошкарбаева.
В республике была проделана большая работа по переводу экономики на военные рельсы. Резко сократились расходы мирного назначения. Подавляющее большинство предприятий перешло на выпуск оборонной продукции, в пользу таких предприятий перераспределялись рабочая сила, сырье, станочное оборудование и др. Казахстан принял и разместил на своей территории огромную массу людей, производственного потенциала и культурных ценностей, эвакуированных из прифронтовой полосы. В респуб­лику прибыли и введены в строй 220 фабрик, заводов, мастерских, артелей и промкомбинатов. В самой республике развернулось  широкое строительство промышленных предприятий, выпускавших мины  и  снаряды, торпеды и бомбы, огнеметы, радиостанции и другие виды оружия и военной техники. Всего за 1941–45 гг. было построено 460 заводов, фабрик, рудников, шахт и отдельных производств. За годы войны промышленное производство в Казахстане выросло на 37%. Эти результаты были достигнуты ценой напряженного труда, лишений и невзгод. Война диктовала свои жесткие условия и резко ограничила возможности выбора путей и методов решения задач. Поэтому советские труженики  тыла не жалели ни сил, ни средств для обеспечения фронта всем необходимым. Казахстан стал надежным арсеналом страны, здесь выплавлялось 35% общесоюзной меди, 83% свинца, 60% молибдена, 65% металлического висмута, 79% полиметаллических руд. Шахтеры Караганды за годы войны добыли 34 млн. тонны угля, на 39% выросла добыча нефти. 
Самоотверженно трудились труженики сельского хозяйства. Здесь основная тяжесть легла на плечи женщин, поскольку мужчины ушли по призыву на фронт. Во многих колхозах до 80% работающих  были  женщинами. На всю страну были известны рекордные показатели урожайности Ш. Берсиева (202 ц/га проса), И. Жахаева (172 ц/га риса), свекловода М. Мухамедиева. Показатели чабана Ж. Мукашева, табунщицы Ш. Шугаиповой. Сельские труженики Казахстана за годы войны поставили стране 5.829 тыс. тонн хлеба, 734 тыс. тонн мяса и много других продуктов питания и сырья для промышленности. 
Ширилось патриотическое движение по сбору средств на строительство танков, самолетов. Всего в фонд  обороны казахстанцы собрали 4 млрд. 700 млн.  рублей. Кроме того, фронтовикам отправлялись посылки, теплые вещи, подарки. От населения поступило почти 25 млн. теплых вещей, на фронт направлено 1600 вагонов подарков. Ценой огромных усилий и лишений трудящиеся Казахстана, как и весь советской народ, «приближали как могли» Победу страны в Великой Отечественной войне. 
Победа досталась по невероятно дорогой цене. По официальным данным потери в ВОВ составили: см. таблицу 4.16
Таблица 4
Возьмем  из таблицы потери в войне только Германии и СССР. Наши потери составили: 26.568.400 человек, 88.300 самолетов, 96.500 танков и САУ. Германия  же потеряла: 4.972.000 человек (соотношение 5,3:1), самолетов 58.900 (1,4:1), танков и САУ 32.000 (3,0:1). Хотя официальная статистика всегда вызывает  недоверие, т. к. наши потери, как правило, занижаются, а немецкие завышаются, но даже эти данные ошеломляют. 
Особое недоверие вызывают данные по людским потерям СССР. Известно, что на протяжении десятилетий сама тема советских военных потерь была под строгим запретом. В начале 1946 г. И. Сталин объявил, что общие потери (армии и населения) составили около 7 млн. человек. Через 15 лет Н. Хрущев озвучил цифру «более 20 млн.». 
К 45-летию Победы обнародована округленная цифра «почти 27 млн. человек». Эта цифра вызывает  недоверие  хотя бы потому, что складывается впечатление – просто сложили данные Сталина и Хрущева и получили искомую. Специалисты-исследователи, публицисты называют другие цифры: потери армии и флота составляют 26,4 млн. чел., а общие людские потери 43,448 млн. человек17. Зарубежный исследователь М. Хайнес общие людские потери СССР в 1941–1945 гг. оценивает в 42,7 млн. человек. Разница в цифрах на 16,5 млн. человек. Эта разница вызывает лишь раздражение  и недоумение: когда же, наконец, официально скажут о потерях правду? 
В царской армии героями считали тех, кто бежал из плена и вернулся в строй, а в ВОВ  тех, кто попал в плен, считали предателями. СССР не подписал пакт о военнопленных, в свое время  подготовленный Лигой наций. Режим считал, что командиры и красноармейцы предпочтут позору плена пулю себе в лоб. Но это же противоестественно! Тем более, когда речь идет о миллионах. Официально, по данным генерал-полковника Г. Кри­вошеева, считается, что  оказалось в немецком плену 3.396.400 военнослужащих, М. Филимошин называет цифру 5.059.000 человек. Немецкие штабы на апрель 1945 г.  называют цифру 5.160 тыс. советских  военнопленных (если немцы что-либо считают, то редко ошибаются). Большинство советских военнопленных погибло,  участь выживших была ужасна, из гитлеровских концлагерей они попали в сталинские. За время  ВОВ военнослужащим было нанесено более 25 млн. ранений, сотни тысячи были искалечены, остались без рук, без ног. Все искалеченные, особенно оставшиеся без обоих конечностей, по приказу Сталина были вывезены на острова в Заполярье, чтобы они не портили торжественный облик наших городов. Вот так обошлись с победителями. 
При Сталине человеческая жизнь упала так низко, что уже ничего не значила. В других странах, участвовавших во Второй мировой войне, чествовали героев, уничтоживших множество вражеских солдат, военной техники и вооружения противника, сохранив при этом свою жизнь. В Красной Армии проповедовалась какая-то жертвенность, красноармейцы должны были ценой жизни совершить подвиг: грудью закрыть амбразуру дзота, лечь с гранатой под гусеницы танка, направить горящий самолет  на колонну врага, пойти на таран. На самом  деле так и было,  никто  солдатской  кровушки  не жалел. При таких огромных потерях о каком советском военном искусстве, о каком полководческом таланте может идти речь?! Недаром к громким именам некоторых маршалов солдатская молва добавляет эпитет – «мясник». 
Воевать не научились и к последним неделям войны. Во время Берлинской операции маршалы Г. Жуков и И. Конев устроили социалистическое соревнование – кто первым ворвется в столицу Рейха, не жалея ничего и никого. Все время спешили, не подавив оборону противника, бросали войска в лобовую атаку Зееловских высот. На этих укреплениях  положили, по данным  генерала армии А. Гареева 300 тыс. человек (по другим данным – 500 и даже 800 тыс. человек). Приведу воспоминания комбата, штурмовавшего Зееловские высоты. Батальон во время атаки наткнулся на  немецкий дзот. Погибли все командиры рот, почти все командиры взводов. Когда комбат поднял бойцов в  последнюю атаку, из более чем 700 человек в живых осталось менее ста. Но тут вражеский пулемет внезапно смолк. Ворвавшиеся  в дзот  бойцы закололи второго номера. А первый номер, как оказалось, просто сошел с ума.  Он не выдержал зрелища наваленной перед ним горы трупов. 
До сих пор останки героев лежат в Карелии и Полесье, на Синявинских высотах, под Вязьмой, Ржевом, Сычевкой, Тихвином и других местах. Война закончена – когда похоронен   последний погибший солдат – это древняя традиция. Значит, война еще не закончена. Где были все эти звездные генералы и маршалы, возглавлявшие в разные годы Министерство обороны? Ведь для этой благородной миссии можно было привлечь многочисленные воинские части, для них это был бы урок патриотизма и соответствующая военная выучка. 
От долгого употребления журналистский штамп: «Награда нашла своего героя» уже замылился. Спустя несколько десятилетий ветеранам вручают заслуженные награды. Это, конечно же, хорошо. Но за этой акцией, на наш взгляд, скрыты бюрократизм  и равнодушие чиновников. Где были все эти военно-учетные  отделы и столы, военные комиссариаты и исполкомы? Что не могли найти ветерана или он был на нелегальном положении и ушел в подполье? После окончания ВОВ в подвалах Министерства обороны остались десятки тонн орденов и медалей так и не врученных солдатам и офицерам. Их просто никто не искал, начальникам было не до этого. Они были заняты: вешали ордена и медали на себя. 
Не будем более о грустном, о потерях, они свидетельство неумелого, а порой, бездарного  руководства вождя и полководцев, безжалостно гнавших народ на убой, нередко прикрывая свои же промахи. Его величество НАРОД – ему нужна была одна Победа, и он за ценой не постоял. На самом деле, Победа не имеет цены, она бесценна, она принадлежит только народу! Вечная Слава и Память Героям! 

Литература
1. Вопросы истории. № 6, 1988, с. 33.
2. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М., 1969, с. 248. 
3. Великая Отечественная война 1941–1945. Энциклопедия. М., 1985, с. 690. 
4. Там же, с. 704. 
5. Шпеер А. Воспоминания. Смоленск. 1997, с. 436. 
6. Военно-исторический журнал. № 11, 1988, с. 26. 
7. Родина. № 6-7, 1991, с. 90. 
8. Военно-исторический журнал. № 2, 1996, с. 2. 
9. Война 1939–1945. Два подхода. М., 1995, с. 58. 
10.  Военно-исторический журнал. № 8, 1988, с. 43. 
11. Великая Отечественная война. Энциклопедия. С. 333. 
12. Полный энциклопедический словарь. М., 2001, с. 285. 
13. Там же. 
14. Великая Отечественная война 1941–1945. Энциклопедия. С. 593. 
15. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: статистическое исследование. М., 1993, с. 370. 
16. Аргументы и факты. № 17, 2005. 
17. Соколов Б. В. Вторая мировая война: факты и версии. М., 2005, с. 331, 343.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ