Патриотизм как фактор формирования сильного Казахстана

0
641

Ляззат МАТАКБАЕВА,

доктор педагогических наук,

профессор кафедры политологии и

социально-философских дисциплин

Института магистратуры и докторантуры PhD КазНПУ им. Абая

В Послании «Стратегия «Казахстан – 2050»: новый политический курс состоявшегося государства» Президент РК Н. А. Назарбаев впервые определяет политический курс развития страны до середины XXI века. При этом важным стратегическим ориентиром в прогнозировании как глобальной эволюции человеческой цивилизации, так и развития страны и экономики стал 2050 год. Казахстан многого достиг за последние годы, но и не достиг он еще большего.

Само название Послания «Стратегия «Казахстан – 2050»: новый политический курс состоявшегося государства» свидетельствует о концептуально новом подходе в формировании государственной политики на несколько десятилетий вперед. Послание приведет к корректировке всей системы стратегического планирования, государственных программ и концепций развития. Страна входит, по меткому выражению С. Ударцева, в «плотные слои атмосферы – в историческую эпоху все более жесткой экономической, научно-технической конкуренции, где нет слабых, а есть только сильные и еще более сильные и самые сильные.1

Слова Президента о том, что новый политический курс нацелен на то, чтобы дать новые возможности – лучшее образование, достойный труд и великое будущее – являются своего рода квинтэссенцией дальнейшего развития страны, основу которого призван обеспечить новый казахстанский патриотизм. Как надо понимать этот казахстанский патриотизм? Современное казахстанское общество многосоставное и разновекторное по своим ценностям и идеалам. Требуется приложить колоссальные усилия, для того, чтобы каждый день менять нравы и мышление, начиная с себя. Предстоит этап мощной модернизации нравов и мышления нации. Нравы и мышление – это те категории, которые меняются, в основном, путем законов и мощной культуры. Это задача не только власти и общества, это задача каждого ответственного гражданина. Власть должна, путем принятия законодательных актов и беспрекословным их выполнением, создавать и укреплять институты. Общество должно вырабатывать новые ценности, традиции, формировать самобытную культуру. Модернизироваться можно только сообща, только совместными усилиями.2

Казахстан вплотную подошел к границе мононационального государства. Уже, через 20 лет структура населения будет этнически более однообразной, чем сегодня. При этом надо иметь в виду, что даже абсолютное преобладание казахов не означает автоматически, что русский язык окончательно исчезнет. Мир сегодня становится многоязычным. Показательны в этом плане, на наш взгляд, результаты опроса фонда «Наследие Евразии», проведенного в ноябре 2007 г. совместно с Институтом «ЦеССИ – Казахстан» и Центром социальных и политических исследований «Стратегия». В результате которого выяснилось, что со времени аналогичного опроса, проведенного в 2002 г., уменьшилось число казахстанцев, общающихся на русском языке в семье с 54,7% до 43%, одновременно уменьшилось и число тех, кто в семье говорит только на казахском языке – с 40,9% до 32%. В то же время, на казахском и русском языках общаются 16% семей. На работе процент использования русского языка следующий: на русском языке общаются 50% респондентов (в 2002 году – 47,4%) на русском и казахском – 33% (в 2002 году – 25,3%) ,только на титульном языке 16% (в 2002 – 27,3%).3

В основе  решения всех предстоящих грандиозных задач лежит социальное согласие. Базовым условием межэтнического мира и согласия является знание языка. За годы независимого развития выросло поколение, часть которого не владеет казахским, а другая – не владеет русским. Это реальное конфликтное поле для недоверия и взаимных претензий. Казахский язык – это ключ, который позволит всем нациям быть полноправным членом на этой Земле. Казахи составляют 67% населения, что означает абсолютное большинство. Казахстан из государства, в котором численно доминировали казахи и русские, превращается в государство, где доминирует один этнос – казахи. Через два–три  десятилетия этнический состав Казахстана станет мононациональным. Однако огромная территория и самая низкая плотность населения вряд ли позволят компенсировать убыль некоренных этносов только за счет естественного прироста казахов. Соседство с перенаселенным Китаем и государствами Средней Азии заставляет учитывать опасность появления нежелательных этнических диспропорций. При этом, казахский язык и казахская культура могут развиваться только на территории Казахстана. Сегодня общество разделено, и сама власть, которой присущ определенный дуализм, способствует этому. У нас много закрытых тем, мы не смогли выработать традиции честного и открытого обсуждения животрепещущих проблем, нет плюрализма мнений. Мы имеем в виду то, что когда в казахскоязычной аудитории проговаривались одни вещи, а русскоязычной аудитории адресовались несколько иные положения. С годами проявления подобного порядка в нашей общественно-политической жизни стали накапливаться. Не секрет, что существует тенденция, что при ведении того или иного бизнеса – русскоязычные нанимают к себе только русскоязычных, а казахскоязычные – только казахскоязычных. Это говорит об отсутствии доверия. В любом обществе жизнеспособность хозяйственных объединений зависит от уровня взаимного доверия. Взаимное доверие есть результат общих норм и ценностей. Ни принятие новых законов, ни построение рыночной инфраструктуры не создадут современного общества без изменения социальных ориентиров, без становления новой системы ценностей. Национальное единство обеспечивается не наставлением, поучением, пропагандой и агитацией, а дифференцированной национальной политикой. Межнациональные проблемы требуют внимательного регулирования со стороны всех государственных органов, политических партий и каждого гражданина. Вопросы управления межнациональными отношениями должны быть тщательно отработаны. Мы не можем заявить как во Франции, что «мы все французы, нечего выпячивать проблемы».

Между тем, пришло время решать казахские вопросы. Прежде всего, каждый казах в Казахстане должен понимать, что не представляет себя одного. Он должен своим поведением, своими высказываниями быть примером для остальных, и если мы хотим быть ведущей нацией, то должны начинать с себя. Можно согласиться с М. Ауэзовым, что «когда осознаешь, какие страдания пережила земля, на которой мы живем, то важно понимать, что на первый план должен выйти человек. Величайшие страдания, совместно пережитые людьми разных народов, конфессий, судеб, роднят как ничто другое. Казахам суждено быть некой центральной и мобилизующей частью народа Казахстана, а это предполагает величайшую ответственность по счету гуманизма и человеколюбия.4 Следует отметить, что в Казахстане начали проявляться некоторые зачатки гражданского общества, когда граждане говорят вслух власти достаточно неприятные вещи, а власть пытается адекватно реагировать на это. Люди стали задумываться о том, какой будет страна через 10 или 20 лет. Факт обсуждения и принятия «Доктрины национального единства страны» является подтверждением этих слов. Властные органы, в лице Администрации Президента, сумели собрать за один стол все стороны и начать диалог по очень непростым вопросам. Дискуссия привела к тому, что партия «Адилет» провела анализ законодательно-правовой базы национальной политики Казахстана, подготовив на этой базе доклад «Правовые основы реализации  Доктрины национального единства», партия «Ак жол» подготовила проект Концепции национальной политики РК на 2010–2020 гг. Появившиеся концепции национальной политики – это результат труда десятков организаций, представителей интеллигенции, средств массовой информации. Нормальный, цивилизованный национализм присущ любой здравой политике. Надо отсеять национализм от советских и постсоветских наслоений и шелухи.

Ключевой проблемой устойчивого развития Казахстана является проблема самих казахов. В Казахстане казахи должны стать государствообразующей нацией по сути. Длительный период колонизации привел к разрушению внутри этноса, поэтому нужен период восстановления и лечения этноса. Деформация была настолько сильной, что сегодня казахи разобщены на «нагыз» и «шала» казахов, на приезжих казахов и собственно казахов на «новых» и «старых», на богатых и бедных, на «мамбетов» и «манкуртов», на сельских и «асфальтных», и чем дальше, тем больше эти грани не стираются. Русскоязычных казахов называют космополитами. Можно согласиться с А. Азади который пишет: «Если мне не нравится, к примеру, группа «Дос-Мукасан», а я предпочитаю слушать «Bee gees», если телешоу «Екі жүлдыз» я считаю китчем и профанацией понятия «шоу», если мне не нравится бешбармак, особенно на ночь, а я предпочитаю  хорошую пиццу, если я не читаю Акима Тарази, а наслаждаюсь Джоном Стейнбеком, то перестаю ли я быть от этого менее казахом и патриотом страны? Но, кто принесет больше пользы для возрождения национал-патриотического движения в Казахстане, казах, говорящий по-казахски с акцентом, но способный на русском языке донести до широких слоев идеи движения, или же самый настоящий «казахский казах», смачно харкающийся в присутственном месте или выплевывающий лузгу от семечек из окна трамвая? С каким из представителей государствообразующей нации захотят жить дальше другие этносы?»5

Наряду с призывами к всеобщему изучению казахского языка, параллельно необходимо вести работу по возрождению бытовой культуры, которая должна обрести широкие проявления. Тему о национальном единстве должна поднимать государствообразующая нация. Она является гарантом всем остальным живущим. Если государствообразующая нация слаба, то и государство будет слабым. Самое главное сегодня – национальное единство казахской нации. Пока сами казахи не восстановят свой язык и свои традиции, остальные не будут идентифицировать себя с Казахстаном. В 2008 году по заданию Министерства культуры и информации были проведены социологические исследования о состоянии межэтнических отношений в стране. На вопрос «Связываете ли вы будущее ваших детей с будущим казахского народа?» 96,9% казахов, 53,5% русских, 78,55% представителей других диаспор ответили «да». 46,5% русских не связывают будущее своих детей с Казахстаном. Сегодня из Казахстана ежегодно уезжает около 40 тысяч человек. Для того чтобы они идентифицировали себя как казахстанцы, как представители единой нации, для этого нужно создавать в стране условия. Главным фактором, делегитимирующим властные органы, являются социальные противоречия, проявляющиеся в национальной окраске, так называемый, внутренний колониализм. Казахстан – это ведь не только Астана, Алматы и областные центры. Это 7 тысяч аулов и сел, 80% населения которых – казахи. После приватизации колхозов и совхозов их жители деградировали и как представители этноса, и как работники. Более 2 млн. казахов живет в условиях безводья, бездорожья, неблагоприятной среды, некачественного образования, здравоохранения. Играть с такими вещами, как казахская нация, казахстанская нация – уже невозможно. В Казахстане много людей, которые думают о будущем своей страны. Обо всех накопившихся проблемах надо говорить, а не загонять их вглубь. Только таким образом будут происходить консолидация гражданского общества и выработка альтернативных моделей развития страны. Новый казахстанский патриотизм станет основой собственной модели национального развития, сильной политической воли и желания смотреть правде в глаза.

Литература

1. Ударцев С. Смелый тренд XXI века. «Казахстанская правда», 16.12. 2012.

2. Саримов А. Национальная политика должна соответствовать темпам развития нации. «Известия», 9.02.2010.

3. Букеева А., Ромазанов А. Доктрина национального раздора. «Курсив», 24.12. 2009.

4. Ауэзов М. Не им, бандерлогам, править бал. «Свобода слова», 18.03.2010.

5. Азади А. Национал-патриот – это не оскорбление. «Дат», 3.03.2010.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ