ТОПОНИМИЯ КАЗАХСТАНА: ПРОБЛЕМЫ И СУЖДЕНИЯ

0
8477

Алдар ГОРБУНОВ,

главный научный сотрудник Института географии МОН РК,

доктор географических наук, профессор

В 2009 г. была завершена большая и очень полезная работа по составлению Государственного каталога географических названий Республики Казахстан в 14 томах.1 В нем помещены материалы по правописанию, семантике и этимологии многих топонимов республики.

Как и всякий пионерный труд, он, естественно, нуждается в обсуждении, некоторых дополнениях и уточнениях. Этому и посвящена представляемая публикация.

Следует заметить, что наука топонимика обладает уникальными особенностями. Например, то или иное объяснение  сущности топонима не всегда однозначно. Обычно приводится несколько версий, которые поясняют смысл и происхождение данного топонима. Те из версий, которые представляются наиболее приемлемыми на сегодняшний день, со временем уступают свое место другим трактовкам, т. к. появляются новые факты и суждения.

Таким образом, топонимия любой местности, в некоторой степени, динамична. Это обстоятельство необходимо иметь в виду при работе с географическими названиями. Следовательно, любое собрание топонимов, включая и каталоги, нуждаются, время от времени, в корректировке.

Топонимы диалектного происхождения

В каталоге просматривается тенденция унификации топонимов с позиций казахского литературного языка. Но некоторые из них имеют диалектное происхождение. Известно, что в южном диалекте казахского языка присутствует звук «ч». Естественно, что некоторые топонимы содержат этот звук, чуждый литературному языку. Об этом в свое время писал  выдающийся знаток  диалектов казахского языка С. Аманжолов.2 качестве примера он привел топоним «Чакпак» (в каталоге «Шакпак»). Поэтому такие географические названия как: «Чарын», «Чилик», «Чунжа», «Чолак», «Чамалган», «Чу», «Чардара», видимо, следует сохранить в обиходе. Они свидетели истории казахского языка, а поэтому имеют право на существование.

Уточнение правописания и толкования топонимов, их этимология и семантика

Большое Алматинское озеро. Ранее оно именовалось «Жосалыколь», некоторое время, с конца XIX в. – «Алматинским», затем «Больше-Алматинским», которое превратилось  позднее в «Большое Алматинское». Предыдущее название определяло его положение в бассейне «Большой Алматинки», а не размеры, т. к. «Малого Алматинского озера» в этих краях нет.

«Жосалыкөл» (каз.) – «Охристое озеро». Крутой осыпной склон восточной экспозиции, сходящий к озеру, имеет местами красноватый окрас за счет розоватых гранитов. С этим, видимо, и связано название озера. К западу от озера находится перевал Жосалыкезен. По нему проходит тропа  в долину реки Проходной. На перевале горные породы не имеют охристого окраса. Поэтому можно предположить, что ранее он именовался «Жосалықолкезен» (каз.), т. е. «Седловина Охристого озера». Но со временем, при переходе из устной формы в письменную, его название сократилось. В каталоге предлагается озеро именовать «Үлкен Алматыкөл». Это перевод русского названия в казахское, а первичный  топоним, таким образом, исчез. Необходимо возродить народный топоним, т. е. «Жосалыколь».

Заилийский Алатау. Этот хребет уже более ста лет известен под этим названием. Топоним в свое время предложил известный ученый и путешественник П. П. Семенов, к фамилии которого  в 1906 г. было добавлено прилагательное Тян-Шанский. Он следовал из Семипалатинска в укрепление Верное. Поэтому хребет для него оказался за рекой Или. Если бы путешественник двигался со стороны Чимкента, он бы его мог назвать Предилийским. Это книжное название вошло в обиход в связи с тем, что местное население обычно называло Джунгарский и Заилийский Алатау просто Алатау. При составлении географических карт появилась необходимость в конкретизации топонимов. Недавно вошел в обиход казахский вариант этого названия – Иле Алатау, в основе которого, видимо, лежит прежнее книжное русское наименование.

В обозримом прошлом, кроме Алатау, этот хребет иногда называли «Усюн-Алатаг»  или «Алматы Алатау». Последний топоним отражает особенность гор, в которых произрастают дикие яблони. «Иле Алатау» – неудачное название, т. к. хребет расположен вдали от реки Или, которая не имеет прямого отношения к означенным горам.

Река и долина Проходная. Река, правый приток Большой Алматинки (Үлкен Алматы). Ранее, еще в середине XIX века, она именовалась «Орта Алматы». Ч. Валиханов3,4 включил ее в группу Трех Алматы – Кіші, Үлкен и Орта. В книге известного русского геолога И. В. Мушкетова в конце XIX в. приведено название этой реки и долины – «Уртасай», т. е. «Ортасай» – «Средняя долина».

Горы Коктау. «Коктау» – широко распространенное в старые времена название высоких гор. Так в течение нескольких столетий именовалась наиболее высокая часть Джунгарского (Жетысу) Алатау. Топоним означает не «Синие», а «Небесные», т. е. высокие горы. Известно, что некоторые высокие перевалы в Центральной Азии содержат в своем названии слово «кок» («көк»). Поэтому с исторических и географических позиций следовало бы возродить прежний топоним, а не изобретать новый книжный «Жетысу Алатау».

Заметим, что на карте Левшина 1831 г.5 в Жетысу отмечены хребты «Юсун-Алатау» (вероятно, «Усюн Алатау»), «Алтын-Емель», «Чолтык» («Чолак» или «Шолак»), хребет Снежных гор – видимо, перевод топонима «Қарлытау».

Горы Канчингиз, (Ханшынгыз) и Чингизтау (Шынгызтау). Два горных массива на восточной окраине Сарыарки. Первичный топоним, вероятно, «Шығыс» или «Шығыстау», т. е. Восток или Восточные горы. Действительно, эти относительно невысокие горы самые восточные в Сарыарке. После возникновения улуса Джучи или во времена Джунгарского ханства ороним трансформировался в антропоороним. Чингизхан здесь не проходил, так  что отсутствовала сколько-нибудь обоснованная причина такого изменения топонима. Скорее всего, это типичная народная (наивная) этимология. На карте горы  с названием «Чингиз Тау» появились только во второй половине XIX в. Видимо, до этого их первичное наименование передавалось изустно.

Озеро Бозколь. Оно расположено в верховьях реки Есика (Иссыка), в Заилийском Алатау.  Переводится с казахского как «Беловатое озеро».  Не исключено, что это искаженное слово «боскөл» (каз.), что означает «Пустое озеро». Ведь озерная котловина заполняется водой на короткое время в июле-августе во время интенсивного таяния ледников. Обычно котловина безводна, пустая.

Озеро Акколь. Оно находится в истоках реки Есик (Заилийский Алатау), примерно в 3 км от конца ближайшего ледника. Воды его окрашены в изумрудные тона, поэтому нельзя говорить о нем как о Белом озере. Скорее  название означает «Проточное озеро».

Жетысу Алатау. В каталоге предложено заменить  прежний книжный топоним Джунгарский Алатау на Жетысу Алатау как на более обоснованный с исторической и географической позиций. Однако трансформация казахского топонима на русский лад чрезвычайно неудачная – «Жетысуский  Алатау». Этот вариант топонима трудно произносим и по-русски, и по-казахски. Еще труднее его представить на картах дальнего зарубежья, скажем, по-английски. Кажется, не было надобности руссифицировать  этот топоним. Говорим же мы Кунгей или Терскей Алатау, а не «Кунгейский» или «Терскейский».

Джунгарские Ворота в каталоге предлагается заменить на Жетысуские ворота. Но на карте 1812 г., примерно в этом месте, отмечены горы «Капчига», т. е. Капшагай. Этот ороним  может означать не только теснину, узкую долину с крутыми бортами, но и горный проход.6 Поэтому желательно сохранить прежний топоним, но несколько его конкретизировать: «Жетысу Капшагай» – Проход в горах Жетысу. Его минимальная ширина 11 км.

Шилик, Чилик – левый, многоводный приток Или в пределах Алматинской области. Берет начало на ледниках Кунгей и Заилийского (Иле) Алатау. В каталоге топоним «Шилик» («Чилик») связывается с народным казахским названием разновидности ивы. В дельте Чилика произрастают четыре вида ивы, среди которых отсутствует ползучая ива, т. е. «шiлiк». Она характерна для Саур-Тарбагатая, что отразилось в названии тамошней долины Чиликты (Шиликты).

Предлагаем другие толкования топонима. Известно, что «чилик» (по-кир.), означает чащу, густые заросли.7 Действительно, даже в наше время здесь непроходимые заросли, состоящие в основном из ив, облепихи, барбариса, шиповника и тамариска (гребенщика). Они занимают площадь во много сотен гектаров. Нигде более в бассейне р. Или  не встречаются столь грандиозные по размерам массивы древесно-кустарниковой растительности. Русское слово «чилига», означающее чащобу, восходит к  тюркской корневой основе «чилик».

Далее. В рунических письменах древних тюрок есть слово «силик» – чистая. Интересно, что на карте И. Рената 1720 г. эта река именуется «Силик» (Silick). Это сходство наводит на предположение, что в древности  название реки характеризовало ее чистые воды в отличие от мутных, столь свойственных для Или, в которую впадает Чилик.

Есть и другие версии семантики и этимологии гидронима «Чилик» – «Шилик».

Так, по  свидетельству С. Аманжолова, крупнейшего знатока казахских диалектов, это местный топоним. Он осмысливается как неделимое, лишнее угодье. Оно, следовательно, не входило в размежевание пастбищ между группами здешнего населения.

По мнению крупнейшего российского тюрколога В. В. Радлова, слово «чилик» обозначает растения, пригодные для топлива.

В каталоге совершенно справедливо замечено, что название поселка Челек, которое появилось в последние годы, является ошибкой. Возникла нелепость: поселок Челек (Шелек), а река Чилик (Шилик).

В наше время в туристических кругах имеет широкое хождение абсолютно нелепое толкование: «челек» (каз.) – ведро или «бочка» по-киргизски. Такое объяснение – классический пример наивной этимологии. Оно не имеет под собой никакой географической основы.

Шарын или Чарын. Река и каньон на востоке Алматинской области. Крупный левый приток реки Или. Наименование гидронима восходит к древнетюркскому или староуйгурскому слову «чарун» – названию реликтового ясеня. Он произрастает и ныне в каньоне Чарына. Это необыкновенное дерево. Ясень влаголюбивый, в возрасте около 300 лет достигает в высоту 35 м, а его ствол – нескольких обхватов. У него огромная крона. Внешне у ясеня много сходного с платаном, т. е. чинарой.  У него очень ценная древесина, она легко обрабатывается. Поэтому из нее можно изготавливать деревянную посуду и различные емкости для воды или сыпучих материалов. Вероятно, из стволов ясеня делали дубленые лодки. Древесина его весьма пригодна для производства струнных музыкальных инструментов. Естественно, что с давних пор  ясень  привлекал к себе внимание. Можно уверенно говорить, что именно его название чарун или жарун легло в основу наименования гидронима Чарын.8,9,10 Добавим, что на карте И. Рената Чарын назван Зарум (Zarum).

Есть другие семантические версии этого гидронима. Например, по-киргизски «шар» – река с быстрым течением, не встречающая преграды. Киргизское слово «чар» означает разнолесье по берегу реки. Но обе эти характеристики присущи многим рекам Семиречья. Они не отражают уникальных особенностей каньона Чарын. Река, конечно, названа по урочищу Чарун, которое ныне именуется Сарытогай.

В каталоге название «Чарын» связывают с монгольским словом «шар», т. е. «желтая». И с географических, и с исторических, и с лингвистических позиций такая семантика и этимология неприемлема.

Какпак. Поселок, горные долины и реки: Улькен-Какпак и Орта-Какпак, т. е. Большой и Средний Какпак. Они находятся на востоке Алматинской области.  По-киргизски «какпак» или «капка» – ворота или узкое каменистое ущелье. Заметим, что эта местность примыкает к границе Киргизии. Поэтому топонимы логично объяснимы с позиций киргизского языка. По-казахски они осмысливаются как «крышка» или «заслон», что вызывает недоумение. В Государственном каталоге этот топоним толкуется  как урочище «с нависающей скалой». По долинам этих рек можно перевалить через Терскей Алатау на обширные киргизские жайлау – Сарыжас.

Кстати, в древнетюркском языке «ворота» или «горный проход» назывались «капаг».13

Согеты и Бугыты. Пустынные низкие горы на востоке Алматинской области. Авторы каталога толкуют их  как «Маральи» и «Оленьи». Сказано, что по-монгольски марал – «согоо». Связь этого слова с топонимом весьма сомнительна. К тому же зоогеографы категорически возражают против такой семантики, т. к. пустынные горы не могут быть местом обитания маралов и оленей вообще.

Приведем иные трактовки упомянутых топонимов.

Есть и в казахском языке слово «сөгетi».11 Так именуется в народе пепельно-серая разновидность ивы. Она и ныне произрастает по некоторым ущельям Согеты. В старокиргизском диалекте ива именовалась «сөгөт». В сквозной долине гор Согеты, по которой проходит автомобильная дорога из Алматы в Чунжу, местами встречаются крупные экземпляры белой ивы. Ее казахское название – «ақ тал». Заметим, что на южном макросклоне Кунгей Алатау, в бассейне Иссык-Куля и в долине Таласа, есть небольшие речки с названиями сөгөт. Согөт – наименование села в долине Таласа, в Киргизии.

Бугутты или Бугыты. На некоторых картах приводится другой топоним – Богетты, точнее – Улькен-Богетты. Богетты – место, где много запруд. Но их здесь нет.

Интересный факт. В одной исторической хронике находим, что в XV в. войско Улугбека переправились здесь через реку Богути. Все это наводит на мысль, что отрезок реки Чарын в нынешнем урочище Сарытогай в те времена именовался Бугыты. Конечно, тогайный лес  этих мест – подходящая среда для обитания оленей. Может быть, позднее название реки и урочища  перешло и на соседний горный массив.

Но самого пристального внимания заслуживает еще одно объяснение смысла приведенных топонимов. В казахском языке есть одно очень интересное словосочетание – бөгет-сөгет12. Оно означает преграду. Бугыты и соседние Согеты представляют единый пустынный скальный горный массив. Они являются препятствием на пути перегона скота от зимних пастбищ (қыстау) Илийской долины на летние (жайлау) в отрогах Северного Тянь-Шаня.

Туйыксу или Туюксу. По имени этого высокогорного урочища, которое находится в верховьях Малой Алматинки (Кіші Алматы), назван ледник. В каталоге топоним осмысливается как «замкнутая долина». Но ведь все горные долины в своих верховьях, в той или иной мере, замкнутые. Следовательно, название урочища не характеризует его особенность и отличие от других горных долин. «Туюк» может означать и «тупик». Так именуют горные долины, в которых отсутствует перевал,  и они, следовательно, непроходимы13 – информация весьма ценная. Именно такой является и долина Малой Алматинки.

Топонимы на границах государств – проблемы и предложения

Плато Устюрт, Устирт. Впервые на карте название плато в виде Усть Урт появилось у А. И. Левшина. Заслуживает внимания один интересный факт. Он находится в описании пути из Оренбурга в Хиву самарского купца Д. Рукавкина в середине XVIII века. Путешественник сообщил, что между Аралом и Каспием расположены горы, называемые «сыртом». Они носят название «юрняк».14 Я. П. Гавердовский упоминает в начале XIX века о горах Ирняк. Они находятся на Западном побережье Арала. Возможно, это урезанный и сильно искаженный топоним Устюрт. А. Эверсманн и Т.-Ф. Базинер многократно упоминают Устюрт во время своих путешествий в 1825–1826 гг. и 1842 г.

Можно предположить, что  топоним Устюрт существует с XVI в. Он возник, видимо, во времена Ногайской Орды (XV – XVI вв.), самоназвание которой было Мангытюрт. Устюрт как бы противопоставлен низменному пространству Северного Прикаспия, на котором размещался Мангытюрт. Топоним, вероятно, имел устное хождение и не был закреплен письменно. Он означает «Возвышенная страна обитания», а не просто «Возвышенность» – Устирт. Устюрт – общетюркский топоним. Местность находится на территории Казахстана, Узбекистана и Туркмении. Поэтому логично сохранить этот общетюркский топоним без изменений, т. е. Устюрт.

Хантенгри – высочайшая вершина Казахстана. Правильное  осмысливание этого топонима – «Небесный» или «Божественный Властелин», а не «Властелин Неба». Ведь «небо» в языческие времена рассматривалось как «Высшее божество». Оно не могло быть подвластным кому-либо или чему-либо.

Киргизы называют «Хантенгри» по-другому – «Кантоо». Киргизское слово «кан» имеет двоякий смысл, который  определяется контекстом. «Кан» – это и «хан», это и «кровь». Киргизские топонимисты осмысливают топоним как «Хан» или «Царь-Гора». Действительно, «Хантенгри» резко выделяется своей величественностью на фоне соседних горных вершин, как это и положено царям.

«Хантенгри»  находится на границе Казахстана и Кыргызстана. Поэтому казахами и киргизами называется по-разному. Возникает проблема: как именовать эту красивейшую гору на международных картах. В каталоге приведен казахский вариант топонима «Хантәңірі». Название это новое и несколько отличное от прежнего. Логика подсказывает, что наиболее приемлемый топоним – «Хантенгри». В основе его древнетюркское слово «тәңри», которое произносится через носовое «ң». Поэтому в русской транскрипции к букве «н» добавляют «г».

Это традиционный и очень древний термин. Кроме тюркских,  он присутствует и в других языках, включая монгольский и даже шумерский. Его звучание от одного языка к другому меняется, но узнаваемо.

Переименование древних топонимов на современный лад ведет к потере исторических вех.

Терскей (Терискей) и Кунгей Алатау – два хребта Тянь-Шаня. Частично они протягиваются по границе Казахстана и Киргизии. Поэтому в киргизских публикациях первый именуется Терскей-алатоо, второй – Кюнгей-алатоо. Возникает проблема – как их именовать на международных картах? Вероятно, следует сохранить широко известные и традиционные топонимы Терскей и Кунгей Алатау.

Еще некоторые замечания.

В южном диалекте казахского языка есть географический народный термин «тума». Он обозначает восходящий источник или родник. В каталоге «тума» определяется неверно – «нисходящий источник».

В каталоге не всегда следует приводить дословный перевод некоторых топонимов. Необходимо их толкование, т. е. объяснение смысла. Примеры: «Жетысай», «Жетыжол», «Жетысу», «Жетыкара», «Жетыарал» и ряд других. В казахском, русском, санскрите и некоторых других языках числительное «семь» часто означает неопределенное множество. Поэтому правильнее толковать упомянутые топонимы как «много балок», «много дорог», «многоречье», «многогорье» и т. п.

Необходимы расспросы местных аксакалов о правильном произношении топонимов «Какпак», «Чилик», «Дегерес», Чарын» и других.

Литература

1. Государственный каталог географических названий Республики Казахстан. Т. 1-14, РГКП «НКГФ», 2003–2009 гг.

2. Аманжолов С. Вопрсы диалектологии и истории  казахского языка. Алматы, «Санат», 2001, 608 с.

3. Валиханов Ч. Ч. Географический очерк Заилийского края. Ч. Ч. Валиханов. Собрание сочинений в пяти томах, т. I, Алма-Ата, Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1984, с. 173 – 180 .

4. Горбунов А. П. Юго-Восток Казахстана в очерках Ч. Ч. Валиханова. Вопросы географии и геоэкологии, 2010. № 1, с.71– 74.

5. Левшин А. И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсакских орд и степей. Алматы, Санат, 1996, 856 с.

6. Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов. В двух томах. Т. 1 340 с, Т. 2 354 с. М., Картгеоцентр – Геодезиздат. 1999.

7. Киргизско-русский словарь. М., «Советская энциклопедия», 1965, 973 с.

8. Кашгари М. Диван Лугат ат-Турк. Перевод с арабского и комментарии З.-А. М. Ауэзовой. Алматы, «Дайк-Пресс», 2005, 1288 с.

9. Мухаммед Хайдар Дулати. Тарих-и Рашиди. Алматы: «Санат», 1999, 652 с.

10. Конкашпаев Г. К. Словарь казахских географических названий. Алма-Ата, Изд-во АН КазССР, 1963, 185 с.

11. Калиев Б. Русско-казахский словарь названий растений. Алматы, «Ана тiлi», 1993, 103 с.

12. Казахско-русский словарь. Алматы, «Дайк-Пресс», 2002, 1008 с.

13. Мурзаев Э. М. Тюркские  географические названия. М., «Восточная литература» РАН, 1996, 253 с.

14. Греков В. И. Очерки по истории русских географических исследований в 1725 – 1765 гг. М., Издательство АН СССР, 1960, 425 с.

УДК: 911

А.П. ГОРБУНОВ

ЮГО-ВОСТОК КАЗАХСТАНА В ОЧЕРКАХ Ч.Ч.ВАЛИХАНОВА

Исследования в. Ч.Ч. Валиханова  в 1856 г Джунгарском (Жетысу) Алатау и в Заилийском крае, т. е. на территории нынешней Алматинской области, позволили  внести заметный вклад в познание  физической географии и топонимии этого региона.

There is the description of   geographical investigation in the southeast Kazakhstan by Ch.Valikhanov for 1856.

Замечательный казахский ученый и путешественник Ч.Ч.Валиханов в большей мере известен широкому читателю своими многогранными материалами, собранными в  Кашгарии и  в Прииссыккулье. Однако ему принадлежат также весьма важные наблюдения в Семиречье (Жетысу) и  в Заилийском крае, т.е. на пространстве нынешней Алматинской области.

Широко бытует мнение,  что Ч.Ч. Валиханов впервые  посетил эти места в  1855 г.   Так, в известной монографии И. Стрелковой «Валиханов», изданной в серии «Жизнь замечательных людей», находим, что он в возрасте  около 20 лет сопровождал сибирского губернатора  Г.Х. Гасфорта в его поездке в укрепление Верное.  Есть  версия, что он не проследовал с ним до Верного. Обращает на себя внимания слова самого Валиханова на этот счет. В  статье «Очерки Джунгарии» он писал: «Я  посетил Джунгарию в первый  раз в 1856 году и участвовал в первой экспедиции, предпринятой полковником Хоментовским на озеро Иссык-Куль». В дневнике поездки на Иссык-Куль в 1856 г.  путешественник, описывая свой путь из Семипалатинска через Аягуз к Иссык-Кулю,  нигде не упоминает  посещение этих мест в 1855 г. Обычно при повторном следовании по известному ранее  маршруту, как правило, приводятся какие-то сравнения и сопоставления с первым путешествием. Их у Ч.Ч. Валиханова нет.  Какие-либо сведения  самого Валиханов о посещении укрепления Верного у него также отсутствуют.  Следовательно, нет полной уверенности, что он побывал в  укреплении Верное в 1855 г.

Первые  впечатления о поездке в  Семиречье  в апреле – июле 1856 г. помещены в его дневнике путешествия на Иссык-Куль [3]. Известно, что весной  1856 г. поручик  Ч.Ч. Валиханов  был включен в состав экспедиции   М. М. Хоментовского, которая направляется к Иссык-Кулю. В составе экспедиции  была  руководитель топографических работ штаба Отдельного Сибирского корпуса  Г. К. Сильвергельм, топографы: Яновский, А. Вараксин, А. Коновалов и Н. Шестаков, переводчик-этнограф И. Бардашев.  В нее входили и представители местного казахского    населения – А. Тазыбеков, Б. Сасыбаев, Б. Тленчин, Д. Темирбеков. С  Иссык-Куля  Ч.Ч.Валиханов  вернулся в Копал. Здесь он совершил ряд экскурсий по  Жетысу Алатау.  А в начале августа 1856 г.   в составе дипломатической миссии М. Д. Перемышельского  из Копала отправился в Кульджу. Возвращался через заснеженные уже перевалы в Семипалатинск.

Топографы экспедиции Хоментовского произвели съемку  территории в бассейнах Иссык-Куля и Каркары.  И еще одно очень важное начинание молодого ученого –  он впервые  записал передаваемую изустно  часть киргизского народного эпоса Манас.

Свои наблюдения во время этих двух путешествий он  описал в  четырех очерках [3,4,5,6].

Валиханов обстоятельно рассказал о своем пути из  Аягуза  к Иссык-Кулю. Свои описания он  обычно иллюстрировал орографическими картосхемами. Дневник поездки на Иссык-Куль –  первая профессиональная характеристика природы и населения Семиречья и Прииссыккулья. В ней содержатся сведения о рельефе, реках, климате гор, растительности, животном мире и топонимии края. Ч.Ч.  Валиханов отметил, что в его время еще водились куланы в долине Или, что  близ урочища Капчагай (Капшагай) находятся на скалах письмена и рисунки, изображавшие  Будд. Валиханов их срисовал. Он вообще много рисовал во время этого своего путешествия. Интересен, например, его рисунок сцены ловли рыбы на реке Тюп,  впадающей в Иссык-Куль.

Ученый обнаружил в районе поселка Чингельды (Шенгельды) древний водопровод, и одну из гончарных труб захватил с собой. Ч.Ч.  Валиханов впервые описал уникальное месторождение поделочного камня калыбташа (калыбтаса) близ сопки Карашокы (западное окончание отрогов Жетысу Алатау). Посетил он месторождение целебных минеральных вод в Арасан-Копале, и искупался в его теплых водах. Сообщил о том, что  в его время  курорт был благоустроен, и ужу действовал мост через бурную реку Коксу. Я.Ч. Валиханов поэтично описывает красоты Иссык-Куля и  ландшафты  гор.

В его путевом дневнике содержатся интересные сведения о многих топонимах. Часть из них ныне утрачена. Например, он пишет о трех притоках Чарына, реках Мерке. В наше время на картах находим название только двух Мерке – Шет и Орта Мерке, а третья переименована в Кенсу. Мерке –   очень древний гидроним. Не исключено, что название  Мерке восходит к  слову Берке, означавшему  понятие «по эту сторону». Так, в рунических древнетюркских письменах VIII в. упомянут топоним Уч-Биркю. Ученый привел казахское название смешенного леса в горах Жетысу Алатау – Чубарагач, т.е. Шубарагаш –   Пестрый лес.

Затем, ознакомившись с северо-восточной частью  Иссык-Кульской котловины, он отделился от отряда Хоментовского, и через перевал  Чаты, т.е. Саты (3261 м), проследовал по очень трудной и опасной горной тропе в долину Таучилика. Далее Ч.Ч.  Валиханов со своими спутниками через горы Сарытау прошел в долину Асы и, перевалив по одноименному перевалу,  двигался вниз по течению    реки Тургень.    Автор книги «Валиханов» И. Стрелкова неверно передала дневниковую запись Ч.Ч. Валиханова о его пересечении Заилийского Алатау (Иле Алатау). Она решила, что он после перевала  Асы (Асу) проследовал в Есикское ущелье  и по нему добрался до предгорной равнины. На самом деле после перевала  он шел по проторенной караванной дороге  вниз по долине Тургеня. Об этом, в частности, свидетельствует его описание древесно-кустарниковой растительности по  берегам Тургени и отсутствие природной характеристики  Есикского ущелья.

По дороге  в укрепление Верное молодой ученый осмотрел ущелья Иссык (Есик) и Талгар в тех местах, где реки выходят из гор. Затем   проследовал в   Копал. Здесь Ч.Ч. Валиханов совершил ряд экскурсий по долинам северного макросклона  Алатау (Жетысу Алатау).

Валиханов впервые кратко охарактеризовал животный мир  Джунгарского (Жетысу)  Алатау, где выделил три зоогеографические зоны. Он их именует так: горная полоса, полугорная и  равнинная. Ученый впервые  отметил здесь обитание красного волка. Он свидетельствует, что местные казахи его называют чи-бури  (же-бори). Он же привел казахское название ураганного ветра в Джунгарских воротах – еби-джель (еби-жел).

Свои наблюдения во время поездки в Кульджу Ч.Ч. Валиханов отобразил в  путевом  очерке:  « Западная  провинция  Китайской империи и г. Кульджа». При его участии   были выполнены «Карта пространства между озером Балхашем и хребтом Алатау» и «Карта к отчету о результатах экспедиции на Иссык-Куль».

В   своем очерке Заилийского края Валиханов приводит первое  описание реки Или. Он сообщает, что китайцы эту реку именуют Ил, а казахи –  Ле, Иле. Ле – это, может быть, укороченный гидроним Иле, но, возможно, искаженное слово Лай или усеченное Лайсу, т.е. глинистая или мутная река. Валиханов писал, что вода в ней, исключая два-три зимних месяца, очень  мутная. Он  описывает берега реки. Рассказывает о  растительности и животном мире ее долины. Сообщает, что в сентябре-октябре Или так мелеет, что прогон скота возможен через три основных брода  между устьями  Чилика и Тургеня  (Огузуткель, т.е. Огузоткел –  Бычий  брод),   между  Иссыком  и    Талгаром (Кызуткель, т.е. Кызоткел – Девичий брод)  и в урочище Танглытас.

Интересно его сообщение о  зиме 1853-1854 г. Даже местные старики свидетельствовали, что в урочищах Алматы они не припоминают  столь суровую  зиму.  Это обстоятельство породило байку, что такую необычную зиму привезли с собой русские. Видимо, именно в эту зиму Или  покрылась льдом  8 ноября, а вскрылась 8 марта. И в 1855-1856 г отмечалась суровая зима.

Валиханов впервые  сообщает о приледниковом озере в верховье Иссык (Есик). Он его не называет, но, судя по его размерам (три версты в окружности),  это, несомненно, Акколь. Озеро, по рассказам местных жителей, питается талыми водами ледников. Упоминает он и озеро Джасылколь (Жасылколь), которое в наше время называют озеро Есик. До сих пор   почему-то не восстановлено первичное народное название необыкновенно живописного бирюзового  озера.

Чрезвычайно интересна его информация о трех реках Алматы, которая позволяет первые достаточно надежно определить  местонахождение реки Средняя Алматы. Известно, что  с давних пор, но еще и  в XVIII – XIX веках, район нынешнего Алматы назывался Гурван или Гурбан (гурван – три, по-монгольски) или Уш (Уч) Алматы. В год основания укрепления Верное говорилось о том, что место для нее выбрано в районе Первой и Второй Алматы. Имелось в виду Малая и Большая Алматинки. Следовательно, третья Алматы должна находится к западу от Второй. Поиски третьей Алматинки были долгое время безуспешны. Автор  настоящей публикации высказал предположение,  что  это Весновка-Есентай [7]. Такое версию повторил Н. Базылхан [2].  Но Весновка ведь всего лишь рукав Малой Алматинки. Ее, конечно, нельзя рассматривать в качестве  самостоятельной реки. Поиску третий Алматинки помогли записки Ч.Ч. Валиханова. Он писал, что, кроме Малой и Большой Алматинок, здесь находится и Средняя Алматинка.  Валиханов сообщил, что  в верховье этой реки есть удобный перевал, который постоянно используют местные жители при пересечении Кунгей Алатау (так он именует Иле Алатау).  Этот перевал на современных картах называется Алматы. Его абсолютная высота 3599 м. В верховье Малой Алматинки перевала нет. В Большой Алматинке перевал менее доступен, нежели в Проходной. Итак, наиболее удобный путь через Заилийский Алатау пролегает  через Проходную долину. Поэтому так ее и стали называть в конце XIX в. Следует еще добавить, что в известной монографии И.В. Мушкетова [10], изданной в 1890 г., Проходное ущелье именуется Урта-сай, т.е. Ортасай (среднее русло, горная река  или долина). Это обстоятельство подтверждает информацию Ч.Ч. Валиханова. Приведенные материалы убедительно свидетельствуют о том, что Средняя Алматы – левый приток Большой Алматинки. Прилагательное «средняя» не указывает на местоположение  речной долины. Иначе бы  реки Алматы, по крайней мере, одна из них, называлась бы Шет  Алматы, т.е. Крайняя Алматы. Упоминание Второй Алматинки непосредственно  после Первой предполагает местоположение Третьей к западу от Второй.. Все это указывает на то, что  определение «средняя» отражает ее размерность: она длиннее Кши Алматы, но короче Улкен Алматы. Итак, записи Ч.Ч. Валиханова позволили  установить истину, спустя 150 лет  со времени его посещения Заилийского  края.

Кстати, Джунгарский Алатау он называет Малым, а Заилийский – Большим Алатау или Кунгей Алатау.  В комментариях к трудам Валиханова, помещенных в первом томе полного  собрания его сочинений в пяти томах, изданного в 1984 г.,  приведена важная топонимическая информация. Сказано, что местное казахское населения в XIX в. Заилийский Алатау называло  Алматытауы, т.е. Алматинские горы.  Вероятно, так именовался не весь хребет, а только его серединная часть. Этот ороним во всех отношениях лучше, нежели веденный в недавнее время  топоним Иле Алатау. Кстати, и ныне отрог, разделяющий долины Большой  (Озерный) Алматинки  и Проходной, называется Алматынын – Алатыры. Видимо, правильнее Алатарау. Полное название, таким образом, будет Алматинский Пестрый отрог или разветвление. Но… По мнению крупнейшего киргизского топонимиста С. Умурзакова [1[, «ала» в тюркских языках могло означать большое или великое.  Такое толкование  разделяют  известные топонимисты нашего времени  Т.Жанузаков [8] и Э.М. Мурзаев [9]. Кстати, в современном турецком языке «ала» означает высокое или что-то более высокие. Например,  высочайшая вершина в Родопских горах (Болгария)  именуется  по-турецки Мусала (Ледяная самая высокая).

Учитывая все сказанное,  Алматынын – Алатарау осмысливается как  Алматинский высокий отрог. Возможно, это все, что осталось от прежнего наименования центральной части Заилийского Алатау.

Литература

1.Атлас Киргизской ССР. Том 1, М., Главное управление геодезии и картографии при Совете  Министров СССР,1987,  157 с.

2.Базылхан Н. Этимология топонимических названий города Алматы// Письменные источники по истории и культуре Алматы (VIII – начало XX в.). Алматы, «Дайк-Пресс», 2008,  с. 270 – 271.

3.Валиханов Ч.Ч. Дневник поездки на Иссык-Куль (1856 г.).\\ Ч.Ч. Валиханов. Собрание сочинений в пяти томах, т.I, Алма-Ата, Главная редакция Казахской  советской энциклопедии, 1984,  с. 306 – 357 .

4.Валиханов Ч.Ч. Географический очерк Заилийского края. \\ Там же, с. 173 – 180 .

5.Валиханов Ч.Ч. Очерки Джунгарии \\ Чокан Валиханов. Избранные  произведения. М., «Наука», 1986,   с. 265 – 293 .

6. Валиханов Ч.Ч. Западный край Китайской империи и  город Кульджа\\ Там же,  с. 49 – 112 .

7.Горбунов А.П. Горы Центральной Азии. Толковый словарь географических названий и терминов. Алматы, «Искандер», 2006, 178 с.

8.Жанузаков Т. Отечество \\Казахи, том VIII, Алматы,  Бiлiк, 1998,  381 с.

9.Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. В двух томах. Т. 1,М., Картгеоцентр – Геодезиздат.  1999,  340 с.

10.Мушкетов И.В. Верненское землетрясение 28 мая (9 июня) 1887 г.// Тр. Геологического комитета.  1890.Т.10, № 1. 154 с.

11.Стрелкова И.  Валиханов.  М., «Молодая гвардия», 1983, 284 с.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ