ПРОБЛЕМЫ В СФЕРЕ ВОДНЫХ РЕСУРСОВ

4
4076

Заурбек Ауельбек, 
д. т. н., профессор кафедры 
«Физическая и экономическая 
география», ЕНУ им. Гумилева

В современных условиях приобретенная в процессе эволюции замечательная способность природы к саморегулированию стала нарушаться. Человек, внося искусственные изменения в природную среду и биогеоценозы, не считаясь с законами природы, лишает их устойчивости, что часто приводит к коренным изменениям в экосистемах, прогрессирующему разрушению биосферы.

В ХХ веке Казахстан столкнулся с мощными «экокатастрофами» на своей территории. В результате антропогенного воздействия на природные комплексы биосферы и возрастанием уровня использования природных ресурсов появились локальные техногенные катастрофы в регионах Байконура и Семея. На сегодня, общеизвестны негативные последствия от неразумного управления водными ресурсами, экологическая катастрофа в бассейне Аральского моря и, в особенности, в зоне Приаралья. Надвигается глобальный экологический кризис и на территорию Центральноазиатских государств (бассейн Аральского моря).
Такие катастрофические последствия вызваны несоблюдением требований осно­вополагающего принципа Декларации Рио-де-Жанейро, выдвинутого еще в 1992 году, который предполагает: «Для того чтобы добиться устойчивого развития, охрана окружающей среды должна стать неотъемлемой частью процесса развития и не может рассматриваться в отрыве от него».1 Данное положение можно обозначить как принцип органического единства и взаимосвязи экономики и экологии, и что экологически ориентированная экономика должна отказаться от представления о том, что природные ресурсы неисчерпаемые, и природная среда имеет неограниченные возможности к самовосстановлению.
Республика Казахстан отстает по многим показателям от наиболее развитых государств. По средней продолжительности жизни населения наша страна занимает 150 место из 223 стран и в 2014 году составила 70,24 года, тогда как в Макао – 84,48, в Японии – 84,46 лет, а в стране Монако – 89,57 лет. Вместе с тем, Казахстан отстает от таких стран, как Азербайджан – 71,9, Белоруссия – 72,2, Узбекистан –  73,3, Армения – 74,1, Грузия – 75,7 лет. Индивидуальный реальный внутренний валовой продукт (ВВП) на душу населения на 2013 год составляет порядка $13000, тогда какдля расчета индекса человеческого развития принимаются равным $40000. Только по индексу грамотности Казахстан занимает достойное место и составляет 99,7%. В целом, Казахстан с показателем 0,745 занимает 68 место из 187 стран в рейтинге стран по индексу развития человеческого потенциала (ИРЧП).
В перспективе при сохранении нынешнего темпа развития отраслей экономики республика не в состоянии обеспечить потребности в воде отраслей экономики и сохранения экологической безопасности в бассейнах рек. В Послании Президента народу Казахстана «Стратегия «Казахстан – 2050»: новый политический курс состоявшегося государства» определена стратегическая задача по вхождению в число 30 высокоразвитых государств мира и по переходу страны на «зеленый» путь развития.
Таким образом, чтобы выполнить поставленную стратегическую задачу, в первую очередь, необходимо анализировать показатель ИРЧП государств, занимающих 30 ранг в группе высокоразвитых государств в мире, а во вторую очередь, установить, какой индекс ИРЧП будет у Республики Казахстан при выполнении директивных показателей принятых в стратегической задаче. Анализ динамики изменения вычисленных показателей ИРЧП по республике в сопоставлении с соответствующими показателями государств, занимающих 30 место (рис.1) показывает, что Казахстан не может войти в намечаемый лагерь государств. Потому что и те государства, в свою очередь, повысят свои рейтинги и будут стремиться к предельному значению равной 1,0. В данном случае принято, что 30 место достанется тому государству, рейтинг которого в 2050 году составит ориентировочно 0,950. Очевидно, индивидуальный реальный внутренний валовой продукт (ВВП) на душу населения за 2050 год уже составят $50000.
При такой раскладке, Казахстан по показателям индекса грамотности приблизится еще плотнее к предельному значению, а по индивидуальному реальному ВВП на душу населения на 2050 год может составить порядка $58000 и превысит возможный показатель, имеющего 30 место. Тогда как по третьему показателю – индексу продолжительности жизни не могут достичь желаемого результата (рис. 2). При этом продолжительность жизни в республике принято считать равной 75 годам, а у государства, имеющего 30 место, соответственно этот показатель может быть равен 85 годам. Отсюда вывод, особое внимание надо уделять повышению критерия продолжительности жизни в стране.
По данным ВОЗ, здоровье человека зависит: от системы здравоохранения всего на 10%, на 50% – от образа жизни, который формируется под воздействием окружения человека, качества жизни и доступности возможностей укрепления здоровья.
По мере развития отраслей экономики, сопровождаемого истощением и загрязнением водных ресурсов, общая заболеваемость населения возрастает. Например, отдельные составляющие заболеваемости населения Кызылординской области возросли в 50 и более раз по сравнению с 1950 годом. Количество зарегистрированных случаев заболеваний в первый раз установленным диагнозом за 1990–2013 годы практически возросло.
Откуда следует, что для Казахстана главной проблемой, которая накладывает свой отпечаток на продолжительность жизни, остается экология. На этот фактор указывают и эксперты ООН. Охрана природы и улучшение использования естественных ресурсов находятся в центре внимания и неустанной заботы государства. Специально изданные законы об охране природы строго регламентируют и надежно охраняют природные ресурсы нашей страны. В целом, по стране в последние годы заметно некоторое, пока незначительное, улучшение качества воды. Однако большое число водотоков почти во всех районах страны до сих пор являются коллекторами сточных вод и по сути дела потеряны для водопользования населением. Подвергаются загрязнению и наиболее ценные источники водоснабжения населения питьевой водой – подземные воды. 
На 2010–2020 годы по-прежнему остается острой проблема доступа населения страны к качественной питьевой воде. Еще до 20 процентов жителей Республики потребляют воду, не соответствующую нормативным стандартам качества. А по установившимся представлениям в Казахстане, здоровье человека зависит от медицины на 15%, состояния экологии – на 20%, обеспеченности и качества воды – на 15% и от самого себя – на 50%.
Таким образом, устойчивое социально-экономическое развитие Казахстана сдерживается множеством существующих проблем в водном секторе. Одним из главных факторов является нарушение природного баланса между имеющимися вод­ными ресурсами и потребностями в них. Дефицит воды в бассейне, ухудшающий ее качество, отрицательно влияет на качество сельскохозяйственной продукции и на состояние здоровья населения. Нехватка воды и загрязнение водных ресурсов влияют на продуктивность биологических ресурсов. С одной стороны, количество речной воды постоянно сокращается, а с другой – возрастает уровень аккумуляции загрязняющих веществ в поймах рек.
Рис. 1. Динамика изменения Индекса человеческого развития в Республике Казахстан и государств, расположенных на 30-м месте на 1990–2050 годы.
Рис. 2. Фактические и предполагаемые изменения составляющих Индекса человеческого развития РК за 1990–2050 годы.

Водные  ресурсы Казахстана составляют 100,5 км3 и распределены крайне неравномерно по территории. Водообеспеченность отдельных территорий и государств оценивается удельным годовым объемом стока поверхностных вод, прогнозных и разведанных запасов подземных вод, приходящихся на единицу территории или на одного жителя. Показатели обеспеченности Казахстана ресурсами поверхностных вод в средний по водности год самые низкие среди стран СНГ. Например, на 1 кв. км площади приходится 37,6 тыс. куб. м/год, а на 1 жителя 6,0 тыс. куб. м/год, тогда как в соседнем Узбекистане эти цифры соответственно составляют 233 и 7,87. 
Суммарные водные ресурсы рек Казахстана состоят из двух составляющих:
– водных ресурсов, поступающих по трансграничным рекам;
– водных ресурсов, формируемых на собственной территории.
Суммарные водные ресурсы по мере развития отраслей экономики, на территории сопредельных государств постепенно сокращаются. Так, если в 1960-е годы поступало 54,59 куб. км3, то к 2010 году – 44,0 км3. Откуда суммарные водные ресурсы в 1960 годы были равны 115,0 км3, а в 2010 году составляли 100,5 км3. Собственные водные ресурсы, формирующиеся на территории Казахстана, были уточнены и составляют 56,5 км3, вместо 60,4 км3 воды в год.
Однако, если учесть, что среднемноголетний сток на 2010 год – 100,5; 2030-85,9 и 2050-75,0 км3 и то, что изменяется сток рек в разрезе многолетнего периода, то расчетные значения стока рек на 2010 год при средней водности (Р=50%) – 90,4,в маловодный год (Р=75%) – 78,4 и катострафически маловодный год (Р=95%)были равны 56,3 км3. Все эти показатели соответственно на 2030 год будут: 77,3, 67,0 и 48,1 км3. Точно также на 2050 год, эти показатели соответственнобыли бы равны: 67,5, 58,5 и 42,0 км3. При этом расчеты надо вести не на средний по водности год и не на маловодный или же на катастрофически маловодный год, а на расчетную обеспеченность удовлетворения потребности в воде водопотребителей в рассматриваемом бассейне реки или же на рассматриваемой территории. Этот уровень удовлетворения потребности в воде водопотребителей, обычно на уровне 90% обеспеченности. То есть, находятся по водности между маловодным и катастрофически маловодными годами или даже ближе к катастрофически маловодному году. В принятой Государственной программе управления водными ресурсами в Республике Казахстан (далее Программа)2 такая особенность расчета не выделяется. 
В противовес, в многоводные года поступление воды на территорию Казахстана по трансграничным рекам может резко повышаться из-за несогласованности по управлению водными ресурсами, или в бассейне реки Сырдария из-за энергетического режима эксплуатации Нарын-Токтогульского каскада водохранилищ.
О потребностях в воде водопотребителей имеются разноречивые данные. Динамика изменения забора воды из водных источников за 2004–2010 годы показывает, что объемы водозабора уменьшались с 26436 в 2004 году до 21538 млн. м3 в 2010 году. Общее водопотребление (использование воды) – за анализируемый период колебались незначительно с 20204 в 2004 году до 20856 млн. м3 в 2010 году. Водопотребление же на производственные нужды и воды питьевого качества соответственно повысились на 28,3% и 20,9% и составили в 2010 году 5632 и 751 млн. м3 воды в год. Объем оборотного и повторно-последовательного использования воды в отрасли водного хозяйства уменьшились с 8532 в 2004 год до 7899 млн. м3 воды в 2010 году, что соответственно в процентах от общего объема водопотребления на производственные нужды составляют 66 и 60 процентов. В противовес за этот же период, увеличились объемы сброса сточных и других вод в поверхностные водные объекты на 42,3% (2010 год – 6017 млн. м3), объем нормативно-очищенных сточных вод на 36,7% (2010 год – 257 млн. м3), объем без очистки и недостаточно очищенных сточных вод на 9,6 раз (2010 год – 923 млн. м3).
Вместе с тем, использование свежей воды в РК за 2003–2010 годы постепенно увеличивались на 36,8% и составили в 2010 году – 20856 млн. м3. При этом потребности в воде отраслей орошения, обводнения и сельскохозяйственного водоснабжения увеличились на 1,1%, производственных нужд на 41,4% и хозяйственно-питьевых нужд на 25,0%. 
Требуемый объем поверхностных вод для обеспечения устойчивости экосистем бассейнов рек Казахстана составляет 69,6 км3, включая транзитный сток по Иртышу в РФ и естественные потери из рек и водо­емов. По другим данным они составляют 58,1 км3 или 49,8 км3 воды в год. На первом этапе в качестве обязательных затрат воды можно принять равным 49,8 км3 воды в год.
В годы малой водности – Р=75% водопотребление отраслей экономики приняты на10% ниже по сравнению с водопотреблением отраслей экономики в годы средней водности и соответственно по анализируемым расчетным прогнозным периодам.
Сопоставление наличных водных ресурсов и потребностей в воде водопотребителей показывает, что уже на уровне 2005 годов собственные водные ресурсы РК в полной мере были вовлечены в народнохозяйственный оборот. Если обеспеченность отраслей экономики в комплексе с требованиями природных комплексов к водным ресурсам в годы средней водности в 2000 году не удовлетворились в бассейнах рек Шу-Талас, Нура-Сарысу и Арало-Сырдарьинском, то в 2015 году дефицит воды будет наблюдаться во всех регионах. В маловодный год (р=75%) дефицит стока наблюдался во всех бассейнах рек, общий объем нехватки воды составлял 21,27 км3 и он в перспективе будет возрастать.
Как следствие, наряду с сокращением водных ресурсов, параллельно происходит и нарастание загрязнения водных источников. Отрасли экономики расположенные на нижних участках рек получают высокоминерализованную воду, иногда даже непригодных для орошения сельскохозяйственных культур. 
Отсюда следует, какие необходимо предпринимать кардинальные мероприятия по обеспечению потребности в воде водопотребителей и сохранению экологической безопасности в окружающей среде. Для этого, в первую очередь, надо выяснить, состояние развития отраслей экономики и динамику изменения удельных норм водопотребления в отраслях экономики, а также качество воды в водных источниках за ретроспективные периоды и анализировать, какие задачи и цели заложены в стратегических документах на перспективу. Таким образом, в идеале требуется согласование возможности отбора воды из окружающей среды определенного количества природных, в том числе и водных ресурсов с самовосстанавливающей способностью окружающей среды. И только тогда на втором этапе можно будет назначать и предпринимать определенные шаги для решения стратегических задач в области водного хозяйства.
Из истории развития нашей планеты известно, что экологическая обстановка не была всегда одной и той же. Основная группа ученых, в соответствии с развитием общества и, как следствие, повышения многолетней температуры атмосферного воздуха Земли на (2–4)0С, прогнозирует, что ожидается дальнейшее «потепление» нашей планеты. Однако, отдельные ученые утверждают, что в перспективе ожидается не «потепление» климата, а «похолодание». Измененная хозяйственной деятельностью человека природа, в свою очередь, представляет опасность для самого человека. Чем выше уровень влияния человека на состояние окружающей среды, тем выше ответная реакция природы – эффект бумеранга, то есть тем выше экологическая опасность. Можно воспользоваться широко распространенным в научной литературе принципом о том, что использование 5% природных ресурсов или же о том, что изменение показателя биоразнообразия более чем на 5% уже свидетельствует о наличии чрезмерных внешних нагрузок на экосистему. За основной показатель оценки степени истощения водных ресурсов принимается – норма безвозвратного изъятия поверхностного стока, составляющего 5, а по другим 10 – 20% от среднемноголетнего значения естественного стока.
Однако на сегодняшний день 5% рубеж превышен почти повсеместно, по всем составляющим экосферы. Если же невозможно ограничить уровень использования природных ресурсов до 5% рубежа, то для любого другого промежуточного уровня 5 – 99%, необходимо установить состояние окружающей среды и возможность согласования уровня техногенной нагрузки на экосферу с «возможной выносливостью природной среды», уже на новом уровне. В природно-антропогенной сфере имеет смысл рассмотрение компромиссного варианта сосуществования общества и природы на оптимальном социально-эколого-экономическом уровне.
Приведенные факты указывают на то, что необходимо повышать эффективность использования природных, в том числе и водных ресурсов. Классическим примером интегрированного использования водных ресурсов является бассейн реки Рейн. Высокая плотность населения и развитие промышленности в1930-х годах резко ухудшили качество воды по всей длине Рейна и экологическую ситуацию в целом. Поэтому в 1960–1970 годах предприятия начали создавать системы промышленного водопользования замкнутого типа и устройства для очистки промышленных узлов. Используются, главным образом, безотходные технологии. Одна из них – обжиг твердых остатков (продуктов очистки стоков) и их дальнейшая утилизация, например, в цементной промышленности. Горючие газы, выделяемые при очистке стоков, служат для выработки электроэнергии. Все это сказалось на качестве воды в Рейне. К 1985 году соли тяжелых металлов практически перестали поступать в реку. Для снятия недоразумений в бассейне реки Рейн создана сеть экологического оповещения, оснащенная по последнему слову техники для тщательного контроля качества воды. Предварительно методические вопросы по контролю качества воды и нормативы по требованию к чистоте воды приведены к общему знаменателю.
Благодаря строительству более 8000 станций биологической очистки в коммунальной сфере и интенсивной обработке стоков и дополнительных мероприятий внутри промышленных предприятий, значительно сократился сброс в водоемы уничтожающий кислород органических и вредных веществ. Тем самым, достигнуто заметное улучшение качества поверхностных вод: если концентрация кислорода в Рейне с 1947 года постепенно уменьшалась от 5-6 мг О2/л до 2,2-2,5 мг О2/ л – в 1972 году, то с 1973 года идет постоянное увеличение концентрации кислорода в воде и в 1997 годы достигла 6,7- 6,9 мг О2/ л.
В сценарии устойчивого развития Государственного гидрологического института (СУР ГГИ)3 подчеркивается, что в период 1995–2025 годы, площадь орошения возрастет приблизительно на 20% с вариациями по странам. В то же время, эффективность использования воды в орошении также возрастет на 15% с вариациями по странам. Отсюда вывод, что потребности в воде орошения в перспективе возрастут не более чем на 5% или стабилизируются на современном уровне. Другое важное предположение – удельное водопотребление в Европе уменьшится на 10-20 %, в Северной Америке на 40%, в Африке возрастет на 10-20%. В других странах останется без изменений или же уменьшится на 10-20%.
Потребности в воде промышленности составят 0,5-0,6 в развитых странах и порядка 0,8 в странах СНГ. Подводя итог вышесказанному заключаем, что необходимо совершенствовать методы производства водохозяйственных и технико-экономических расчетов по достижению программных показателей. Избежать существующего сценария (до принятия Программы) развития водного хозяйства, можно только за счет внедрения прогрессивных методов управления водными ресурсами: интегрированного подхода, при котором управление водными ресурсами является целостным на всех уровнях развития общества, целью которого является устойчивое развитие всех отраслей экономики и гарантирование обес­печения экологической устойчивости в природной среде.
В орошаемом земледелии, на долю которого приходится 70% забора воды и вносимого огромный вклад в обеспечение продовольственной безопасности и занятости населения, наряду с реконструкцией гидромелиоративных систем, позволяющей уменьшить потери воды, необходимо разрабатывать и применять инновационные и зональные водосберегающие технологии орошения, обеспечивающие получение планируемых урожаев сельскохозяйственных культур при минимальных удельных затратах поливной воды.
В промышленности нормированное водопользование должно осуществляться с применением водосберегающих технологий и замкнутых циклов использования воды после соответствующей очистки.
Необходимо исходить из условия, что приоритетными потребителями воды должны оставаться коммунально-бытовое, промышленное, сельскохозяйственное водоснабжение и требования природных комплексов к объему и режиму воды.
Тогда, при ограниченном количестве воды, выделенной для отрасли орошения, необходимо добиться производить в достаточном количестве продукцию и обес­печить занятость населения.
Например, природные, климатические и рельефные условия Алматинской области очень благоприятны для развития плодово-виноградарных плантаций, туризма и спорта. Причем, для полномасштабного развития зон отдыха и туризма надо развивать прудовое рыбное хозяйство на базе горных водотоков Заилийского и Джунгарского Алатау. В зонах рекреационного комплекса предлагается развивать и пруды для любительского лова. Развивается соответствующая инфраструктура. Обслуживание и обес­печение электроэнергией производятся автономно. Горные водотоки являются идеальным источником для сооружения малых и микро ГЭС. Таким образом, можно развивать туристско-рекреационный клас­тер. Для энергоснабжения рекреационных объектов и рыбопрудовых хозяйств можно использовать также энергию ветра. Обширные территории равнин создают условия для сооружения ветроэнергетических установок с приемлемыми скоростями ветра.
Для трансграничных рек необходимо выработать взаимоувязанный комплекс мер по достижению деления воды между государствами и обеспечения необходимого качества воды. В то же время, необходимо принять всевозможные меры по распределению воды и подаче воды сверху донизу таким образом, чтобы обеспечить стабильность, равномерность и устойчивость доставки воды потребителям, потребности которых должны быть удовлетворены в нужном объеме и нужном качестве. Необходимо иметь в виду, что каждая система уникальна благодаря своей морфологии, природным, гидрологическим и гидрогеологическим условиям, гарантии водозабора и его устойчивости, особого сочетания каналов верхнего, среднего и нижнего порядков, ассоциации водопользователей (АВП) и непосредственных водопотребителей.
Изучить и обосновать выбор опор­ного(ых) гидрологического(их) пос­та­(ов) – аналога(ов) по установлению формирующиеся водные ресурсы на территории сопредельного государства и создать карту-схему, позволяющую контролировать составляющие водного баланса от истока до устья в бассейнах трансграничных рек. Например, оборудовать хотя бы один из гидропостов в зоне формирования стока, приборами автоматического действия. Необходимо добиваться, чтобы данные наблюдений этого поста автоматически передавались для всех заинтересованных стран и ведомств.
В настоящее время, снова поднимается вопрос о том, что надо перебросить сток сибирских рек в районы Казахстана. Не оспаривая идею о переброске стока, необходимо рассмотреть возможность применения методов системного анализа и правильной постановки проблемы по эколого-экономическому обоснованию эффективности водохозяйственных и водо­охранных мероприятий, и в том числе задач о переброске стока.
Во-первых, проблемы переброски стока, должны рассматриваться параллельно с воп­росами экономии воды внутри самого государства. Проблемы деления воды трансграничных рек являются самостоятельными проблемами. Вопросы водосбережения решаются внутри страны. Это проблема страны, а не международная проблема. Должны рассматриваться воп­росы переброски стока с одной стороны и проблемы экономии воды в сочетании с вопросами водосбережения с другой стороны внутри страны. Таким образом, надо установить пределы проведения мероприятий по водосбережению внутри страны в сопоставлении с затратами на переброску стока. Переброска стока должна проводиться с того момента, когда затраты воды на дальнейшую ее экономию внутри страны становятся выше затрат на переброску стока.
Возможны два пути развития водного хозяйства. 
Первый путь: удовлетворить потребности в воде водопотребителей за счет ущемления требований природных комплексов, как это делается до сих пор. Результаты: в дальнейшем, появятся новые очаги зон катастрофических экологических бедствий, примерно как в бассейне Аральского моря и Приаралья. А в самом же бассейне Аральского моря и Приаралья будут наблюдаться последующие ухудшения. Тогда, если раньше была тяжелая экологическая и санитарно-эпидемиологическая обстановка и самая большая заболеваемость населения и детская смертность, только в бассейне Аральского моря и Приаралья, то в перспективе такая участь будет характерна и для всей территории республики. Такая перспектива, не путь развития цивилизованного государства, и она не должна навязываться нашему обществу.
Второй путь: 
а) удовлетворить в полной мере требования природных комплексов к режиму и к качеству воды и развитие отраслей экономики должны базироваться только на располагаемые водные ресурсы. При этом должны установить требования природных комплексов к режиму и к качеству водных ресурсов. На первоначальном этапе можно оттолкнуться от имеющихся рекомендации по обязательным затратам, например в объеме 69,6–49,8 км3;
б) имеет смысл об уточнении значений об оптимальных значениях обязательных затрат по бассейнам рек. Очевидно, оптимальные их значения будут несколько ниже сегодняшних величин, равной 69,6 км3 обязательных затрат по бассейнам рек. Тогда будет установлены оптимальные положения развития в отраслях вод­ного хозяйства.
Наиболее реальный путь развития – второй путь, и внутри него – пункт б.
Если условно принять, что обязательные затраты по бассейнам рек на 20–30% ниже современного требования, тогда обязательные затраты по бассейнам рек сос­тавят в пределах 56–49,8 км3 воды в год.
В дальнейшем, необходимо всемерно внедрять прогрессивные способы и техники полива. Принципы вододеления надо контролировать как проблему формирования водных ресурсов на территории сопредельных государств, так и соблюдение правил принятого вододеления. В то же время, необходимо искать пути стимулирования повышения отдачи от использования водных ресурсов.
Пути стимулирования повышения отдачи от использования водных ресурсов. Например, на сегодня отдача от использования водных ресурсов составляет в среднем 100 тенге/м3 (0,4 кг/м3). Необходимо повысить отдачу от использования воды, в соответствии с приведенными к расчетным интервалам развития отраслей экономики: 2020 – 0,5 кг/м3; 2030 – 1,0 кг/м3; 2050 – 1,2 кг/м3. Если на сегодня оросительная норма сельскохозяйственной культуры М=10 000 м3/га, урожай – 4 т/га, тогда отдача будет равна 4х103 /(10х103)= 0,4 кг /м3.
Если в 2030 году рассматриваемое подразделение внедрит капельное орошение, то: М=4000 м3/га, урожай 4 т/га, и тогда отдача составит 1,0 кг/м3. То есть, данное подразделение выполнит требование поставленной задачи.
Другой вариант. Подразделение улучшит культуру земледелия и внедрит в полной мере передовую технологию полива культур. То есть, повысит урожайность до 6 т/га и снизит оросительную норму до М=6000 м3/га, тогда отдача составит 1,0 кг /м3. То есть данное подразделение также выполнит требование задач и в данном варианте.
Откуда вывод: субсидии надо выделять только тем подразделениям, которые выполнили поставленную задачу.
Второе  направление субсидии: выделять тем, кто улучшил эколого-мелиоративное состояние орошаемого массива. Или же тем, кто повысил плодородие почвы (или хотя бы тем, кто не ухудшил и сохранил существующий статус-кво). В целом, технологию оплаты субсидии надо отработать.
Во всех отраслях экономики, уровень уменьшения потребности в воде водопот­ребителей для действующих предприятий (соответственно отраслей экономики, кроме СХВ, обводнения пастбищ и лиманного орошения, и частично пойм и лугов) производятся в соответствии с рекомендациями, как и в СУР ГГИ. Для отрасли орошения приведена программа развития на перспективу до 2050 годов: проведение реконструкции оросительных систем с 0,54 до 0,8 на всей орошаемой площади 1400 тыс. га; внедрение прогрессивных видов орошения: дождевание на 190 тыс. га, капельного орошения на 110 тыс. га, дискретного полива на 70 тыс. га, подпоч­венного поливана 110 тыс. га и другие на различные перспективные периоды, в результате которой достигается водосбережение в отрасли.
Вывод. Развитие отраслей экономики может производиться за счет экономии воды в каждой своей отрасли. Однако, все это возможно, во-первых, если будут решены рекомендуемые варианты водосбережения, как это указано в СУР ГГИ, и, во-вторых, если будут решены проблемы вододеления.
В перспективе необходимо пересмот­реть научно-методологические основы обоснования эффективности водохозяйственных и водоохранных мероприятий, в том числе и экономическую эффективность водосберегающих мероприятий по критерию:
СЭЭРi=Дi–Уi–Зi+ЭЭДi        max,
где СЭЭРi – народнохозяйственный доход при i-ом варианте зарегулированности стока (при i-ом варианте комплексного использования водных ресурсов бассейна реки); Дi, Уi ,Зi, ЭЭДi – соответственно доход отраслей экономики, ущерб от истощения и загрязнения водного источника, затраты на строительство водохозяйственных и водоохранных объектов, эффект, возникающий от повышения ценности природных ресурсов при i-ом варианте зарегулированности стока (при i-ом варианте комплексного использования водных ресурсов бассейна реки с учетом положительныхили отрицательных сопутствующих эффектов).
Указанный критерий вбирает, в свою очередь, в себя две функциональные зависимости: доход отраслей экономики к максимуму и ущерб окружающей среды к минимуму.
Одним из путей достижения высокого уровня ИРЧП на первом этапе является разработка методов и критериев по оценке состояния окружающей среды. На современном уровне в нормативных документах уровень загрязнения как водных ресурсов, так и атмосферного воздуха предлагается определять по критериям ПДК (предельно-допустимая концентрация), ИЗВ (индекс загрязнения воды) и ИЗА (индекс загрязнения атмосферного воздуха). Применяемые критерии не в полной мере отражают фактический уровень загрязнения природной среды. Поэтому необходимо разработать обобщенный и интегральный критерии, позволяющие оценить уровень загрязнения как отдельных составляющих окружающей среды, так и позволяющие в комплексе оценить общее экологическое состояние окружа­ющей среды в целом. Тогда на втором этапе можно разработать конкретные и первоочередные мероприятия по улучшению состояния окружающей среды.
Параллельно надо отметить, что критерии оценки качества воды, также надо усовершенствовать для случаев внедрения новых предприятий по использованию природных и в том числе водных ресурсов. Здесь необходимо применять принцип, действующий в США. Они включаются только в том случае, если кто-то сделал экономию воды (улучшил качество воды) больше, чем это поставлено в планах развития отраслей экономики. То есть, вступающее в действие предприятие, соответственно приобретает (покупает) данную лицензию, у того, кто это достиг. Например, предприятие на 2020 год сократило свое водопотребление на 40%, вместо 20% по плану, то разницу могут продать новому предприятию. Точно также, в уменьшении загрязнения достиг 30%. Тогда, данное предприятие может продать, лицензию на 10%.То есть, должны быть нормативы выбросов и сбросов и для города или поселка – лимитированное значение выброса или же сброса. 
Достижение директивных показателей, установленных в госпрограмме возможны, если будут разработаны соответственно требования к информационным и отчетным документам. Национальный док­лад бывшего МООС РК на сегодня не отвечает требованиям государства, потому что является аналогией Статистического ежегодника РК и никакого анализа не осуществляет. Фиксирует фактическое положение в каждой отдельно взятой сос­тавляющей окружающей среды. Что делать с этими цифрами? Радоваться или огорчаться, на какой вопрос они отвечают? Все завуалировано.
Выполнение нацдоклада по существующему формату не требует специальной подготовки специалиста. В то же время, информацию предоставляют все отрасли экономики, влияющие непосредственно или косвенно на состояние окружающей среды. Самое невероятное, этот нацдоклад иногда выполнял практическии один сотрудник, имеющий статус – младший научный сотрудник. То есть достаточно быть грамотным и уметь раскладывать информацию в хронологической последовательности и иметь навыки по оформлению материалов. То есть никакой трудности для исполнителя не составляет свести в один документ всю информацию наподобие аналогичного нацдокладаза предыдущий год.
Теперь для осуществления директивных показателей госпрограммы необходимо установить, какое количество воды и какое качество должны быть в каждом створе, начиная с приграничного и по всей длине водотока, вплоть до устьев рек или внутренних водоемов. Все это делать в зависимости от водности года и в зависимости от конкретного расчетного периода. Поэтому в нацдокладе должен был ответ на вопрос, выдерживается ли требуемый приток и качество воды в данном створе для года данной водности и для рассматриваемого расчетного периода?
Эти анализы должны выполняться в разрезе каждого водохозяйственного района в каждом створе забора и сброса воды. То есть о фактическом водохозяйственном и водоохранном состоянии в бассейне реки мог ознакомиться и оценить любой заинтеросованный гражданин или специалист, или же общественность, то же самое государственные службы или ведомственные организации. Тогда будет достигнуто всеобщая прозрачность. Тем самым появляется возможность по контролированию хода выполнения и реализации требований программных документов. Можно всегда знать, кто же или какое предприятие или организация не выполняет поставленную установку. Всегда можно определить, кто виноват и кто должен компенсировать нанесенный ущерб окружающей среде, и кто несет ответственность перед государством.
В нацдокладе в объязательном порядке должны быть данные о водных ресурсах и о качестве воды, а также о водопользовании для трех расчетных створов (верховье, средний и устьевой участки). Показываются плановые и фактические показатели. При этом можно приводить и фоновое количество и качество воды.
Таким образом, в нацдокладе должны быть указаны как фактическое состояние, результаты выполнения нормативных требований, а также замечания, рекомендации и предписания по достижению указанных нормативных установок. При отклонении от установленных нормативов должны быть взысканы штрафы за нарушения. Штрафы должны быть соизмеримы с нанесенным ущербом.
Нацдоклад параллельно способствует выполнению установок Водного и Экологического кодексов РК. И не будет просто аккумулятором информационных и сопоставительных материалов за прошедшие трех- и пятилетия по водному и экологическому направлениям.
Для реализации требований госпрограммы должны быть контрольные цифры и по водопотреблению отраслей экономики. Они должны быть приурочены к различным расчетным периодам: 2020, 2030, 2040 и 2050 гг. и на разные створы. А также должны отражать и припосабливаться на водность года. Например, на среднюю вод­ность. А также, соответственно в зависимости от уровня изменчивости и водности года, должны быть контрольные цифры по количественному и качественному показателям (ущемленные их значения) и для стока рек различной обеспеченности. Но, обязательно для малой водности 75%, катастрофически малой водности 95% и промежуточной 85% обеспеченности.
Соответственно, водопотребление отраслей экономики должно ориентироваться на предстоящую водность и на расчетные периоды. В целом показать лимит и как выдерживается лимит водопотребления. 
Такие же контрольные цифры должны быть и для природных комплексов. Должны быть указаны необходимые значения водных ресурсоввыделяемых для природных комплексов и соответственно их качество для лет различной водности и на перспективные расчетные периоды. 
Требования природных комплексов рассматривать как приоритетное водопотребление и их значения включать, как специальный показатель в статистическую отчетность. За попуски для природоохранных целей строго отчитываться. Так как уровень его удовлетворения сос­тавляет 95%. Природоохранные попуски и его значения контролировать, ниже последнего водозабора из рек (например, в бассейне реки Талас, ниже створа с. Уюк; в бассейне реки Иле на входе в дельтовые участки или на входе в озеро Балхаш). Режим водоподачи природоохранных попусков идентичен естественному гидрографу реки. То есть должен быть, постоянный ток воды в течение года. 
Выдача разрешений на спецводопользование должно быть увязано с водностью реки. Это основной инструмент в вопросах управления водными ресурсами бассейна реки. Необходимо возродить процедуру планирования использования и охраны водных ресурсов в соответствии с предстоящей водностью водотока, планы водопользования. Имеет смысл, что до 2015 года сохранять сегодняшние условия выдачи разрешения на спецводопользование. В последующем выдавать только тем, кто повышает отдачу от использования воды или улучшает эколого-мелиоративное состояние орошаемого массива или же повышает плодородие почвы.
Может быть, стоит рассмотреть проб­лему водообеспечения страны при помощи только собственных водных ресурсов. И оттуда найти располагаемые водные ресурсы. Например, 2030 год. Водные ресурсы – 56,5 км3. Необходимо определять, обязательные затраты воды по местным водным ресурсам. Если обязательные затраты воды по местным водным ресурсам принять равным – 49,2 км3. Тогда располагаемые водные ресурсы – 7,3 км3. И точно также, на 2050 год. Водные ресурсы – 56,5 км3. Если обязательные затраты воды по местным водным ресурсам принять равным – 49,2 км3. Тогда, располагаемые водные ресурсы –7,3 км3.
Отдельные вопросы, которые необходимо решать в водном хозяйстве.
1. КВР МОС и ВР пока не в состоянии координировать программы НИР на перспективу, так как штатное расписание не отвечают современным требованиям и тем более перспективным уровням развития государства. В структуре нет специального управления по науке. Предложения по расширению штатного расписания, выполненные ПРООН, очевидно все еще рассматриваются.
Отдельные попытки по объединению интеллектуального потенцила водного направления делается ТОО ИГ (г. Алматы). Однако, это учреждение отвечает в основном за вопросы формирования и изучения закономерностей распределения поверхностных вод по времени и по территории. Каз НИИВХ разрабатывает проблемы мелиорации и использования водных ресурсов. Что касается проблем разработки по рациональному использованию водных ресурсов в разрезе бассейнов рек и по территории Казахстана все еще не осваиваются.
Академики и член-корроспонденты АН РК отрасли водного хозяйства не выходят за пределы своих исследований, не анализируют и не ставят проблемы, которые должны разрешатьсявданной отрасли.
Поэтому целесообразно создать Центр по проблемам водного хозяйства, который целенаправленно рассматривал бы и координировал бы программы НИР на ближайшие и дальние перспективы.
2. На сегодня все еще неизвестно, как формируются и обсуждаются программы НИР на перспективу. Проблема не прозрачна, проводимые тендера и привлеченные для экспертизы специалисты не всегда объективны и по существу не могут со знанием дела произвести заключения по той или иной проблеме.
3. На сегодняшний день дополнена номенклатура специальностей по вод­ному хозяйству. Однако, материально-техническая база по подготовке высококвалифицированных кадров, бакалавров, магистрантов и докторантов, компетентно решающих круг вопросов по изучению проблем формирования, распеделения и удовлетворения требований отраслей экономики к водным ресурсам совместно с проблемами сохранения, восстановления природных комплексов, нет. Сюда можно отнести подготовку высококвалифицированных специалистов по комплексному использованию водных ресурсов или по интегрированному управлению водными ресурсами. Надо было создать лаборатории, оснащенные в соответствии с требованиями мирового уровня.
В то же время, подготавливаемые по действующим специальностям высококвалифицированные кадры не привлекаются для решения научно-технических задач как в результате отсутствия НИР на кафедрах, так и в результате отсутствия специализированных грантов, выделяемых для них.
4. Оснащенность подразделений ведомственных КВР МОС и ВР подразделений на низком уровне. Инженерно-технические кадры в водном хозяйстве не привлекательны и не престижны, тем самым не конкурентспособны, из-за низкой оплаты труда и отсутствия карьерного роста. Заслуги выдающихся личностей в водном хозяйстве (научно-технические кадры, гидростроители и работники проектных и эксплуатационных организации, ученые) не отмечаются, забыты или ликвидированы почетные звания в отрасли, нет специального дня посвященного водникам.
5. Субсидии, выделяемые работникам аграрного направления, за объемы водопотребления не стимулируют разрешению проблем рационального использования водно-земельных ресурсов, наоборот, являются затратными. Субсидии надо выделять за повышение продуктивности использования водно-земельных ресурсов, за улучшение эколого-мелиоративного сос­тояния орошаемых земель или же за повышение плодородия земель и др.
6. Курсы повышения квалификации в отрасли водного хозяйства надо возродить. Необходимо предусматривать стажировку отличных работников производства, научно-технических работников и профессорско-преподавательского состава вузов на передовые отрасли или хозяйства в странах ближнего и дальнего зарубежья.
7. Водный кадастр, соответственно Гид­рологический, в том числе по качеству воды в бассейнах рек, практически не издаются. Необходимо налаживать подготовку национального доклада по водному хозяйству. Национальный доклад не должен быть подобным статистическому ежегоднику. Наряду с констатацией фактических материалов, в докладе должны быть анализы и заключения, подчеркивающие что было достигнуто в отрасли, какие есть недостатки и упущения, и что должны делать в отраслях экономики концерны и подразделения для достижения поставленных целей на тот или иной период.
Не издаются учебные, научно-методические, нормативно-справочные и другие информационно-аналитические материалы по водному хозяйству.
8. Мониторинговая сеть по учету количества и качества воды изрядно поредела, надо ее восстанавливать, и густоту мониторинговой сети довести до нормативов, принятых в мировой практике.
9. Необходимо создать специализированное подразделение в структуре бассейновых инспекций с оснащением их соответствующими лабораториями по ведению учета и анализа качества воды, обеспечению транспортными средствами для разрешения оперативных спорных и других вопросов, возникающих в бассейнах трансграничных рек.
10. Для придания природным комплексам особого статуса, для учета их требований к количеству и качеству воды, ввести в статистическую отчетность специальный показатель – уровень удов­летворения требований природных комплексов к режиму и к качеству воды. При этом эти показатели должны контролироваться, ниже всех створов водопользования. В перспективе, для предотвращения загрязнения водных ресрсов необходимо добиться, чтобы пункты сброса сточных или коллекторно-дренажных вод – створы сброса воды, должны быть выше своего створа водозабора.
11. Подземные водные ресурсы должны использоваться только для отрасли коммунально-бытового и сельскохозяйственного водоснабжения, обводнения пастбищ. Для других отраслей экономики использование их недопустимо. Подземные водные ресурсы являются стратегическим запасом воды, они должны быть неприкосновенными и хранятся для будущего поколения людей.

4 КОММЕНТАРИИ

  1. знаю этого человека и сомнивсь что это его слова так как он и двух слов не может связать на русском языке

  2. нет, на самом деле Ауельбек Карибаевич очень умный, ответственный и пунктуальный преподаватель, он знает свое дело и предан ему и это действительно так!!!!! очень его уважаю как преподавателя.

  3. Ауельбек Карибаевич один из умнейших, начитанных, мудрых преподавателей! То, что это его слова не может быть сомнений!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ