Интеграционные механизмы Таможенного союза и проблема конкурентоспособности стран-участниц

0
409

Аманжол Кошанов,

академик НАН,

руководитель Центра социально-ориентированной экономики Института экономики КН МОН РК

Создание Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП) имеет для стран-участниц очень большое значение, поскольку призвано способствовать формированию фундаментальных условий для ускорения перехода этих стран к неоиндустриальной стадии общественного прогресса. Исходно определяющим фактором и целью проведения согласованной экономической политики является последовательное продвижение к равным экономическим возможностям и зрелой конкуренции в различных отраслях и сферах экономики этих стран при открытых таможенных границах и свободном переливе капитала. На этом пути должна повышаться национальная конкурентоспособность каждой из них. Решение этих масштабных задач во многом будет зависеть от того, насколько эффективно заработают механизмы ТС и ЕЭП. Следует сказать, что это путь, которой Европейский союз (ЕС) проходил в течение десятилетий при более благоприятных условиях, прежде всего при более высоком уровне экономического развития, схожей налоговой, инвестиционной и инфраструктурной политике.

Создание ТС – важный этап на пути создания ЕЭП. Важно, прежде всего то, что страны, создавшие ТС, обладают огромным рынком с населением в 170 млн. человек. Не менее важно, чем каждая из стран будет представлена на этом рынке и какова будет эффективность участия в ТС каждой из стран, каковы перспективы ТС. Расчеты показывают, что каждая из стран-участниц к 2015 году сможет увеличить прирост ВВП более чем на 15%. Общий эффект участия в ТС для России выражается в 400 млрд долларов, для Казахстана и Беларуси соответственно примерно по 16 млрд долларов. Это укрупненные расчеты потенциала каждой из стран с учетом расчетных темпов роста ВВП до 2015 г. и ожидаемых поступлений таможенных пошлин по импортному тарифу. Остается не ясно – учтена ли в этих расчетах экономия для каждой из стран за счет отмены тарифов по внутренним перевозкам. Готовятся соглашения о равном доступе стран ТС к инфраструктуре по энергетике, транспортировке нефти и газа и грузовым железнодорожным перевозкам. В общем плане благоприятным для экономики ТС будет обустройство общего пространства для свободного передвижения рабочей силы и предоставления услуг. Аналитики прогнозируют взаимную «фильтрацию», взаимопроникновение компаний, их филиалов с регистрацией и переносом деятельности в регионы с более выгодными условиями. Так, в Казахстане на начальном этапе более низкие налоги и более выгодные геостратегические условия. И российские субъекты бизнеса, как полагают аналитики, используют новые условия для экспансии в другие страны Центральной Азии и в Китай.

Реалистически оценивая интересы различных стран-участников ТС, можно констатировать, что Таможенный союз и Единое экономическое пространство для России – это, прежде всего геополитический проект, а для Казахстана – в большей мере экономический. Создание ТС и ЕЭП, а также присоединение к ним в перспективе Кыргызстана и Таджикистана, ряда других стран СНГ и укрепление ЕврАзЭС в целом означают наращивание международного политического влияния России и укрепление ее экономического потенциала.

Для успешного развития ТС важно не столько расширение за счет новых членов, сколько выравнивание уровней экономического развития всех участников. В этом случае обеспечивается возможность экономического сотрудничества на высоком научно-техническом уровне с выпуском соответствующей конкурентоспособный продукции и расширением возможностей выхода на внешний рынок технологичной продукции. Вообще учет уровней экономического развития стран, обеспечение их последовательного выравнивания – основа разработки идентичных для стран налоговых, таможенно-тарифных, финансово-кредитных и других нормативов экономической деятельности, что должно стимулировать согласованный экономический рост.

Пока же не только экономические потенциалы, но и темпы необходимых либеральных реформ в различных странах ТС несопоставимы. Финасово-экономический кризис в Белоруссии и, как следствие, резкая девальвация рубля указывают на опасность появления «своей Греции» в рамках ТС. Для предотвращения такой угрозы Белоруссии выдан один миллиард долларов из антикризисного фонда ТС, и это увязывается с проведением системных реформ, включая приватизацию крупных предприятий. Белоруссия уже предложила Казахстану и России участвовать в приватизации химической промышленности, а также вложить инвестиции в фармацевтику, металлургию и машиностроение.

Задача в рамках ТС состоит в том, чтобы сменить модель взаимодействия отечественного капитала в сырьевых отраслях с иностранным капиталом на модель интеграции отечественного сырьевого капитала с отечественным капиталом в обрабатывающей промышленности, чтобы сырье перерабатывалось в готовую конечную продукцию в самих странах ТС. Это возможно, особенно в условиях Казахстана, при последовательном укреплении позиции национального капитала и переходе к неоиндустриализации с вертикальной интеграцией добывающих и обрабатывающих отраслей при выходе на конечную продукцию с высокой добавленной стоимостью. Пока же запланированный на среднесрочный период 7-процентный рост экономики достигается за счет отраслей, использующих природные конкурентные преимущества Казахстана. Решение судьбоносной проблемы радикального преобразования структуры экономики до сих пор отодвигалось, но предусмотрено в Стратегии – 2030 г. Президент РК Н. Назарбаев ставит знаковые промежуточные задачи по достижению душевого производства ВВП к 2015 году на уровне 15 тыс. долларов, а к 2020 г. республика должна войти в число пятидесяти развитых государств мира.

Пока же потенциал стран ТС таков, что даже промышленная продукция РФ, страны-локомотива ТС, реализуется главным образом в странах СНГ. За пределами рынка СНГ машины и оборудование, производимые в России и Белоруссии, спросом не пользуются. Рынок стран Восточной Европы тоже потерян – эти страны теперь вовлечены в общий рынок Европейского союза. В годы кризиса России, Белоруссии и Казахстану пришлось пойти на создание антикризисного фонда в 10 млрд. долларов, чтобы поддерживать и стимулировать внутренние кооперационные связи.

Пока еще сложно судить, каковы будут основные результаты и последствия создания ТС для казахстанского рынка. Этот вопрос особенно сложен, если учесть переплетение интересов стран-членов ТС, ТНК, регионов стран и компаний. В острой конкурентной борьбе в масштабе ТС и ЕЭП участвуют не только государства. Конкуренция переходит на уровень конкретных областей, отраслей и компаний. В конкуренции участвуют все производственные структуры различных форм собственности – государственные, государственно-частные, частные, в т. ч. филиалы ТНК. Основная задача государств-участников ТС – создать приемлемые, более того – выгодные условия для своих компаний, которые ищут рынки сбыта на территории других стран-участниц ТС. В Казахстане на первом плане стоят интересы крупного бизнеса, экспортеров — лидеров нефтегазовой и металлургической индустрии. Не менее важна судьба перерабатывающих предприятий малого и среднего бизнеса (МСБ), массовых отечественных экспортеров, которые изначально «зажаты» географически и испытывают мощное давление конкурентов из Китая, стран Южной Азии и других не менее активных соседей.

На казахстанский рынок рассчитывают в первую очередь российские и белорусские машиностроители, которые заинтересованы не только в сбыте своей продукции, но и в создании производственных площадок на территории РК с ее гораздо более мягким, по сравнению с Россией, налоговым режимом. Уже в 2011 году здесь заложены базовые сборочные предприятия сельскохозяйственного машиностроения, автопрома. В связи со снятием межгосударственных таможенных барьеров на эффективный сбыт в Казахстане могут рассчитывать российские и белорусские производители бытовой техники, нефтегазового оборудования, одежды, кондитерских изделий. Наибольший экономический эффект от ликвидации таможенных барьеров внутри Таможенного союза получает РФ. Этот эффект превышает 90% от всех импортных пошлин, собранных в рамках ТС. А пошлины на товары, импортируемые из третьих стран, распределяются между бюджетами России, Казахстана и Белоруссии в следующей пропорции: 89, 97; 7,33 и 4.70% соответственно. Пошлины на такие товары, импортируемые Казахстаном, так же, как и на товары, импортируемые Россией и Белоруссией, попадают в «общий котел». Очевидно, что пропорции деления определяются по соотношению экономических потенциалов и объемов импорта каждой из стран. Товарооборот Казахстана с Россией, уже беспошлинный, увеличился на 39,2%, с Белоруссией – на 64,7%. Упростилось перемещение товаров из одной страны в другую[1]. По расчетам Российской академии наук, в 2015 г., когда в основном завершится выравнивание тарифов по Казахстану и Белоруссии, общей эффект от ТС для РФ должен составить порядка 400 млрд. долларов, или 16,8% российского ВВП. Для Казахстана прогнозируемый эффект в том же 2015 г. может составить 14,5% ВВП республики.

Экспорт из Казахстана в Россию в настоящее время ограничивается в основном продукцией тяжелой и добывающей промышленности. Основную долю экспорта (около 70%) составляет железорудное сырье для металлургических комбинатов, прокат черных металлов, уголь, урановые топливные сборки для АЭС, сырье для цветной металлургии. По этим позициям потребности российских компаний – потребителей в основном стабилизировались и существенного роста потребления по ним ожидать не следует. А экспансию по потребительским товарам, имеющим спрос в РФ (пищевая продукция, мука и зерно, крепкий алкоголь, кожевенное сырье, хлопок-сырец) будут ограничивать российские конкуренты. Макроуровневый подход к оценке решений по ТС изначально свидетельствует о доминировании интересов РФ, а применительно к Казахстану важное место занимают интересы казахстанских сырьевых компаний – экспортеров грузоемкой продукции, занятых поиском геостратегического выхода как в пределах ТС, так и в Евразию и на азиатский континент.

Оценка последствий создания единой таможенной территории в пределах России, Казахстана и Белоруссии и введения Единого таможенного тарифа (ЕТТ) сейчас упирается в проблему ценообразования на товары, импортируемые в Казахстан, в анализ того, в каких сегментах рынка усилится конкурентное давление со стороны российских предприятий, а в каких условия для местных компаний станут лучше. Неизбежное повышение цен на импорт, особенно па потребительские товары, тарифы, на услуги ЖКХ, цен на ГСМ связано не только с импортом инфляции, но и с выравниванием казахстанских цен на ряд товаров с российскими (в частности, в условиях общего рынка с Россией скажется то, что моторное топливо в России на 10–20% дороже, чем в Казахстане). Новый единый тариф обернется резким повышением внутренних цен на недорогую одежду, импортируемую в основном из Китая. Наиболее подорожает импорт одежды недорогого сегмента, который формируется массовым потребителем. Так, единый тариф объективно направлен на вытеснение с наших рынков китайского, более дешевого и массового ширпотреба. В ходе переговоров при организации ТС Казахстану удалось отстоять (вернее, временно сохранить) действующие нулевые ввозные пошлины на ряд товаров пищевого комплекса (сахар), комплектующие изделия и нефтегазовое оборудование из дальнего зарубежья, а также некоторые льготные тарифы на импорт автотранспорта. Но все это меры временного характера (на 5–9 лет). По истечении оговоренного по ним «адаптационного периода» (для каждого вида товара он свой) единый импортный тариф должен распространиться на все товарные позиции, и, таким образом, будут сняты «временные противоречия» в сфере тарифных интересов членов ТС.

ТС пока приносит удорожание цен на продовольственные и промышленные товары, в т. ч. автотранспорт. На это накладывается импорт инфляции, а также общемировой тренд удорожания продовольствия. Рост цен на ГСМ, коммунальные услуги даст мультипликативный эффект во всех сферах экономики.

Таблица 1

Предлагаемые в рамках нового Единого таможенного тарифа изменении на некоторые группы товаров[2]

Товарная группа Тариф для РК

(по проекту ЕТТ), %

Изменение, %
Легковые автомобили 30-35, но не ниже

1,2 евро/1 куб, см

Мин. +20-25 Макс.+1200
Мясо КРС 15 + 10
Колбасы 25 + 10
Посудомоечные, стираль­ные, швейные машины 0 -100
DVD, аудиотехника 5 -10
Нефтегазовое оборудование 0-8 10
Одежда, обувь (не менее 75-95 евро/1 кг) Мин.+ 20

Макс. + 400

При общей позитивной оценке создания ТС как важного этапа в процессе интеграции ЕврАзЭС следует учитывать, что конкретные выгоды и издержки от введения ТС для отдельных государств – его членов будут реально выявляться по мере того, как будут вступать в действие экономические, социальные и политические факторы и механизмы функционирования ТС и ЕЭП. Макроуровневая оценка сравнительной эффективности интеграции в основном по прогнозу ее влияния на макропоказатели, в частности на ВВП, страдает односторонностью. Обобщенный количественный показатель, сводящий воедино валовые экономические результаты основных факторов производства, не выявляет оценку дифференцированного влияния интеграции по ведущим отраслям, совершенствования структуры экономики, изменения положения социальных слоев населения. В этом плане возникает вопрос в рамках третьего уровня возможных последствий таможенного объединения для нашей экономики. Этот уровень, наряду с макро- и микроэкономическими факторами, стратегически весьма важен. Речь идет о существующем в стране налоговом климате. Вводя единые ставки па импорт из третьих стран, и устраняя внутренние таможенные границы, ТС как бы благоприятствует внутреннему рынку. Но при этом российские, белорусские и казахстанские компании будут работать в неравных налоговых условиях. Важное преимущество, которое здесь имеет Казахстан, это значительно более низкое налоговое бремя на бизнес. В частности, НДС в Казахстане с 2010 года равнялся 12% против 18% в РФ, корпоративный подоходный налог – 20% против 30% в России, единый подоходный налог с физических лиц установлен в 10% против 13% в РФ. В целом, степень налоговой нагрузки на бизнес в России, согласно данным МВФ на начало 2009 г., почти на 30% выше, чем в Казахстане. При не самых выгодных условиях нового объединения по внешнему импорту и при достаточно негативных последствиях для наших потребителей казахстанский бизнес для своих производств имеет более льготную налоговую нагрузку. Имея более низкие расходы на налоги, отечественный бизнес может иметь более легкий доступ на российские рынки сбыта и осуществлять более активную экспансию, чем это смогут сделать (при прочих равных условиях) российские компании на рынках Казахстана. Но даже при наличии конкурентных преимуществ в налоговой сфере при сложившихся уровнях и условиях развития обрабатывающих отраслей в республике, возможности доступа казахстанских компаний на российские рынки весьма ограничены. По масштабам производства и качеству продукции возможности республики не сравнимы ни с Россией, ни с Белоруссией. Так, легкая и пищевая промышленность в валовом выпуске продукции промышленности занимают 1–1,5%. В то же время мягкий налоговый климат будет способствовать активному проникновению «дочек» российских холдингов в Казахстан. Это относится и к крупным пищевым компаниям с более продвинутыми технологиями и системной организацией производства, с большими ресурсами капитала. Это в равной мере относится к экспансии «АвтоВАЗа» и других промышленных гигантов России и Белоруссии.

По правилам ТС каждая из трех стран наделена правом равного свободного доступа на рынки друг друга, но в конкретно сложившихся условиях рынок Казахстана более доступен для товаров других стран ТС, и в этом аспекте наш внутренний рынок оказывается под преимущественным влиянием наших более экономически развитых партеров. В условиях ТС развитие экономики Казахстана и Белоруссии представляется сегодня достаточно сложным. Упования некоторых аналитиков на, априори, весьма радужное будущее экономики республики нужно рассматривать в свете быстро меняющихся внутренних и внешних реалий, влиять на которые Казахстану с его тяжеловесной, маломобильной экономикой весьма сложно. К тому же налицо серьезные различия в интересах членов ТС, преодолеть некоторые из них в ближайшем будущем вряд ли возможно. Ясно одно: Казахстану в этой сложной ситуации, при неоднозначно складывающихся политических и экономических устремлениях членов ТС, при использовании преимущественно административных методов формирования регионального экономического союза нельзя допустить потери экономического суверенитета. Это важно как с точки зрения состоятельности государства, так и с учетом перспектив развития отечественного бизнеса на основе собственных целей и приоритетов.

Разумеется, создание ЕврАзЭС, ТС и ЕЭП продиктовано не попыткой восстановления тоталитарно-административной экономики, экономических и политических связей, существовавших на базе СССР. Создаваемые региональные союзы востребованы интересами стран-участниц, потребностями создания справедливых межгосударственных отношений, а также необходимостью адекватно реагировать на современные противоречия глобализации. ТС и ЕЭП формируются вопреки мнениям скептиков о том, что нормальной экономической кооперации между странами бывшего Союза уже не может быть, поскольку слишком разными путями (с разными моделями) они пробиваются в рыночный мир, и слишком они разнятся по уровню экономического и торгового потенциалов. Но, несмотря на эти различия, ТС заработал. На повестке дня стоит вопрос об отрегулировании целого ряда аспектов его практической деятельности и о подключении к нему новых государств.

Вопрос о приеме новых стран в ТС имеет в своей основе экономический фактор, ибо сам ТС – организация, прежде всего экономическая. Разумеется, вхождение Украины с ее весомым потенциалом крупной европейской страны имело бы большое позитивное значение для всей системы ЕврАзЭС. И в экономическом аспекте, в плане кооперации ее развитых отраслей машино-авиастроения, черной металлургии, легкой промышленности и других членство Украины значительно, укрепило бы экономический потенциал ЕврАзЭС. Но украинское руководство отреагировало не столько на интеграцию в рамках постсоветского пространства, сколько на тесные экономические и политические связи с ЕС. Поэтому сегодня многие вопросы сотрудничества Украины с ЕврАзЭС не имеют однозначного решения. В этом плане внешняя политика Украины весьма прагматична. Решающими, разумеется, являются интересы самой Украины и сложно, априори, и поверхностно (на журнально-газетном уровне) судить, где быть Украине – в союзе с ЕврАзЭС или ЕС. Но с позиции ТС и ЕЭП сближение, тесная интеграция с Украиной, объединение потенциалов членов ТС и реальная конкуренция субъектов экономики, крупных компаний различных отраслей и сфер не только значительно укрепили бы позиции нового регионального объединения, но и могли бы расширить возможности украинской экономики на общем экономическом пространстве.

Несомненно, что вступление в ТС потребует от субъектов экономики стран-участниц активизации усилий по повышению своей конкурентоспособности, иначе внутренний рынок каждой из стран, особенно Казахстана, окажется весьма уязвимым. Мнение о позитивном влиянии на экономику трех стран свободного движения капиталов, товаров и рабочей силы, усиления межотраслевой конкуренции, несомненно, обосновано. Но нельзя ограничиваться общими суждениями. На первом этапе возможно применение демпинга со стороны производителей «конечной» продукции или даже промежуточного продукта, который не производится на данной территории. Местное производство окажется неконкурентным при попытках создать это производство. Тем самым, будут возникать непреодолимые препятствия для организации альтернативного производства на территории страны-импортера. При анализе свободного движения капитала, рабочей силы и товаров нужно учитывать и этот момент. Нужно вникать в суть процесса, видеть его противоречия. Реализация преимуществ единого рынка на общей таможенной территории в рамках ТС не может происходить успешно, если не анализировать вызревающие сегодня некоторые сложные, спорные вопросы в рамках ТС и не искать пути их решения. Нужны научно обоснованные расчеты, насколько чисто политические дивиденды такого объединения или выгоды перевозки (транзита) важных природных ресурсов за пределы и внутри ТС соотносятся с интересами комплексного развития экономики республик, построения вертикально-интегрированных холдингов с получением конечной продукции как базовых сфер национальной экономической системы.

Важный аспект интеграции членов ТС – соглашения об унификации тарифов на перевозки грузов и выравнивании цен на базовые рыночные продукты. Унификация тарифов по наиболее массовым перевозкам и трубопроводной транспортировке Казахстану достаточно выгодна, ибо речь идет в основном о твердых, жидких и вязких сырьевых товарах (в основном углеводородное и металлургическое сырье). Их массовость и удешевление тарифов на перевозки, наверняка, привлекает руководство соответствующих структур и ведомств республики, тем более что по отдельным видам перевозок ожидается двукратная экономия на тарифах.[3] В парламенте РК при ратификации «Соглашения о порядке организации управления, функционирования и равенства общих рынков нефти и нефтепродуктов членов ТС» речь шла об унификации норм и стандартов на нефть и нефтепродукты стран ЕЭП. Имеются в виду стандарты Евро 4, 5 и 6, которые по высоким ценам будут завозиться из России и ЕС. В республике пока нет нефтеперерабатывающих заводов соответствующего уровня. Ближайшая задача – введение единых качественных параметров продукции. Проблема унификации тарифов по рынку электроэнергии, газоснабжения с. поэтапным повышением цен до уровня, сопоставимого с ценами РФ, в Казахстане уже достаточно очевидна. Поставлена задача обеспечения «равнодоходных» рыночных цен на газ на территории трех государств – членов ТС в срок не позднее 1 января 2015 года. В те же сроки намечается завершение формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов государств ЕЭП. Причем обеспечение стран ТС нефтепродуктами – задача приоритетная. Так же предусматривается обеспечение «равнодоходных» рыночных цен на газ на территории трех государств – членов ТС к тому же сроку. Будет обеспечено поэтапное повышение цен до уровня, сопоставимого с ценами на территории РФ.

Таблица 2

Розничные цены на топливо в некоторых странах мира в июне 2011 года (цена за 1 литр в тенге)[4]

Страна Ан-92 АИ-95 ДТ Страна АИ-92 АИ-95 ДТ
Замбия 364 Нет дан. 227 Азербай­джан 68 72 65
Великобрита­ния 340 351 344 Ирак 55 57 Нет данных
Украина 188 189 178 Венесуэла 25 33 Нет данных
США 161 171 168 Саудовская Аравия 23 23 12
Белоруссия 123 132 131 Ливия Нет данных 42 17
Россия 139 148 138 Кувейт 23 38 Нет данных
Казахстан 102 118 87,5 Китай 87 180 114

Выравнивание цен на газ и нефть (дизтопливо) в связи с созданием ТС и ЕЭП означает фактически повышение стоимости этих продуктов для республики. Речь идет о формировании общих рынков, исходя из следующих принципов: неприменение во взаимной торговле количественных ограничений и вывозных таможенных пошлин, приоритетное обеспечение потребностей стран ЕЭП в нефти и нефтепродуктах, а также унификация норм и стандартов на нефть и нефтепродукты. В сфере транспортировки газа по газотранспортным системам в отношении основ ценообразования и тарифной политики Казахстан принимает на себя обязательства по поэтапному повышению стоимости реализации газа на своей территории до уровня, сопоставимою с Россией. Например, в России дизтопливо стоит 103 тенге за литр, в Казахстане – 87 тенге. Предстоит обсуждение в парламенте РК законопроекта об установлении предельных цен па нефтепродукты. С июля 2011 выравниваются экспортные пошлины на нефть во всех странах ТС (они должны быть едиными). Рост внутренних цен на газ примерно на 15% ежегодно ожидается при формировании ЕЭП. Казахстан продвигается к равновесию по газовым ценам с Россией и подтягивается к мировым ценам. При повышении казахстанской ставки ЭТП (экспортной таможенной пошлины) на нефть до российской (это общая установка на выравнивание ЭТП по ТС) ее себестоимость резко возрастет, что будет невыгодно тем, кто «снимает сливки», прогоняя ее через офшоры. Перерабатывать около 70 млн. тонн на своих заводах страна практически не в силах, более того, подобная постановка вопроса вообще нереальна. Возникает вопрос о режиме вхождения в ТС и ЕЭП, в тех случаях, когда основная экспортная номенклатура состоит в основном из углеводородов, металлургического сырья, зерна и еще нескольких малозначимых в масштабах государства позиций. Требует проработки особо важный вопрос о перспективах развития перерабатывающих отраслей, о поддержке в ТС диверсификации экономики стран. Эти вопросы рассматриваются, но, по свидетельству руководителей экономического ведомства РК, их решение растянется минимум на 15–20 лет[5].

Страны ТС ведут активную работу по формированию Единого экономического пространства, на котором будут применяться одинаковые принципы работы бизнеса. Целый ряд ключевых рыночных нормативов и механизмов находится на стадии разработки и урегулирования. От принимаемых решений во многом зависит эффективность экономики каждой из стран и ЕЭП в целом. Так, казахстанский рынок по доступности внешним агентам настолько либерализован, что он как по импорту, так и экспорту стал открытым. Теперь же, когда встал вопрос об унификации (выравнивании) экспортной пошлины Казахстан и Россия ввиду резких различий ее величины и нормативов изъятия пока не смогли прийти к соглашению, причем, в Казахстане система налогообложения оказалось более либеральной по большинству позиций.

Рост цен на мировых рынках сразу сказывается на казахстанском внутреннем рынке в основном из-за открытости отечественного рынка и высокой доли импорта по многим статьям потребления. По мнению аналитиков АО «Halyk Finance», высокие темпы продовольственной инфляции за 2010-2011 годы связаны с ростом цен на глобальных рынках, а также с увеличением спроса на внутреннем рынке на фоне роста заработной платы, социальных выплат и трудовых доходов населения.

Одно из важных достижений ТС – это устранение барьеров во взаимной торговле между тремя странами. Это стимулирующий фактор для расширения торгово-экономических связей и увеличения взаимного товарооборота между членами ТС. С 1 января 2011 г. таможенный контроль на внутренних границах перенесен на внешний контур государств – членов ТС. Создание нормативно-правовой базы ТС с ориентацией на практику ЕС, где таможенный союз создавался в течение 9 лет (с 1959 по 1968 годы), было осуществлено как бы «сверху», без апробации на уровне бизнеса, государства, потребителей. Не велось сколько-нибудь системной работы соответствующих министерств и ведомств с предпринимателями. В условиях ТС цены на товары из России выросли минимум на 10-20%. Вырос уровень внешнего таможенного тарифа. До вступления Казахстана в ТС средний уровень импортных пошлин составлял 6,2%, сейчас таможенные пошлины в торговле с третьими странами выросли до 10,6%. Все это непосредственно отражается на темпах инфляции в Казахстане. Если раньше рост цен сдерживался благодаря дешевой демпинговой продукции из Китая, то теперь пошлины на импорт оттуда возросли на 20%. Это невыгодно для товаропроизводителей, получающих комплектующие изделия, сырье из Китая, и это не может не отражаться на стоимости товара, оборотных средств и финансовом благополучии компаний. Произошло заметное удорожание импорта готовой продукции, массового ширпотреба и продовольственных товаров. Одновременно более высокие цены на товары из России и Белоруссии ведут к росту цен и на продукцию отечественных производителей на внутреннем рынке.

Другая важная проблема для казахстанских товаропроизводителей -несогласованность транспортных тарифов на грузовые перевозки в рамках ТС. Международные транзитные железнодорожные тарифы в РФ гораздо выше, чем в Казахстане. Казахстанские товаропроизводители за транзит своей продукции по территории России платят в 2,5 раза больше, чем на внутреннем рынке. Сложно решается вопрос о снижении тарифов на железнодорожные перевозки продукции горнометаллургического комплекса Казахстана. В целом национальные тарифы на железнодорожные перевозки в ЕЭП унифицировать не будут. Перевозчики ЕЭП смогут пользоваться равными тарифами с национальными перевозчиками, взимаемыми со своих юридических лиц. В целом, согласование транспортных тарифов – важный аспект обеспечения свободного движения товаров и услуг, устойчивого роста и наращивания потенциалов наших стран.[6]

С введением единого таможенного тарифа в республике повышаются цены на ряд важных потребительских товаров, в том числе, на товары первой необходимости. Цены на продукты и другие товары будут выравниваться в сторону российских цен. По «закону больших чисел» основные наши пошлины на 92% определяются российскими. По некоторым товарам Казахстан сохранил пошлины, по отдельным товарам есть переходной период. Но цены на основную массу товаров не удается удержать на прежнем уровне. Цены на бензин уже близки к российским. Есть опасения, что наши налоги подтянутся к российским. Тарифы на коммунальные услуги растут и, вероятно, выровняются с российскими. Такова пока реальность начального этапа функционирования ТС. Разработчики основных положений ТС и ряд аналитиков исходят из того, что в среднесрочной перспективе в процессе становления ЕЭП в республике заработают предприятия, выпускающие наукоемкую конечную продукцию. Но пока сложно однозначно судить, насколько совпадут период привлечения необходимых инвестиций и их освоения (с лагом) и период включения в хозяйственный оборот новых предприятий, которые составят основу форсированного индустриально-инновационного развития РК.

Следует отметить, что участие Казахстана в ТС осложняется отсутствием достаточно конкурентоспособной отраслевой структуры, малой ролью в производящих конечную продукцию отраслей, слабым развитием малого и среднего бизнеса. На внутреннем рынке нет конкуренции, цены на них достаточно произвольные и продиктованы издержками и нормой рентабельности поставщиков, которые фактически монополизируют рынок. В экспорте наших партнеров 90% составляет готовая продукция, а в экспорте Казахстана – 2%. После создания ТС Россия получает более емкий рынок для сбыта продукции перерабатывающих отраслей. Но ТС должен быть в равной мере выгодным для всех его членов. Несмотря на общую позитивную оценку создания ТС, следует иметь в виду, что все еще остается ряд нерешенных проблем. Так, структура экономики и, соответственно, отрасли, требующие поддержки, у наших стран разные. У Белоруссии достаточно развиты тяжелое машиностроение и легкая промышленность, так же как и у России. В Казахстане они находятся в кризисной ситуации, а многие предприятия прекратили свое существование. В РК отсутствуют перерабатывающие предприятия почти всех видов тканей, трикотажных полотен, пряжи, что препятствует развитию производств швейных, трикотажных изделий, обуви. Импортируемые для этих производств материалы отличаются высокой добавленной стоимостью, что ведет к удорожанию готовых изделий. Легкая промышленность включена в программу форсированного индустриально-инновационного развития РК (Программа ФИИР РК), предусматривающую определенные льготные субсидии, расширение инфраструктуры за счет государства. Но ставка кредита фактически завышена, что лимитирует финансирование и воссоздание былой ведущей отрасли экономики.

Введение ЕТТ положительно сказалось на сальдо внешнеторгового оборота стран-членов ТС. Итоги за 2010 год показывают, что за год экспорт казахстанской продукции в Россию вырос нa 35,9%, в Белоруссию – в 1,6 раза. Импорт из России возрос на 23,7%, из Белоруссии – на 24,5%. Объем внешней торговли со странами Таможенного союза вырос на 28,1 %, до 16,5 млрд. долларов, и составил 18,5 % от общего товарооборота Казахстана. Причем в рамках ТС и ЕЭП предполагается переход от торгового сотрудничества к более сложным формам сотрудничества – к организации международных корпораций, внедрению  совместных инновационных проектов, связанных с инвестиционной активностью. Успешно сотрудничают Россия и Белоруссия. РФ скупает до 70% всей продукции белорусского машиностроения, на долю РФ приходится 39% экспорта страны. Крупные предприятия Белоруссии, особенно в сфере тяжелого и сельскохозяйственного машиностроения, автомобильной, пищевой промышленности производят до 75% ВВП. По итогам 2010 года объем товарооборота Россия – Белоруссия составил 28 млрд. долларов. Белоруссия с ее развитой обрабатывающей промышленностью традиционно является одним из основных торговых партнеров России. Доля внешнеторгового оборота РФ в общем внешнеторговом обороте Белоруссии в разные годы колебалась в диапазоне 47–60%, а доля Белоруссии в общем внешнеторговом обороте России в период 1999–2010 годы достигала 4–6%, занимая 5–6 место среди основных торговых партнеров России. Достаточно развитые интеграционные процессы между РФ и Белоруссией, имеющие исторические корни и достаточно активно стимулируемые формированием союзного государства, несомненно, получат дальнейшее развитие в реалиях ТС и при переходе к ЕЭП.

Отмечается активная позиция руководства Казахстана и Белоруссии, предусматривающая реализацию преимуществ, предоставляемых новыми механизмами Таможенного союза. В Казахстане очень востребованы, например, сельскохозяйственные машины, большегрузные автомобили. Введение общего таможенного тарифа и единых мер нетарифного регулирования создаст большие возможности для приобретения российских и белорусских товаров, аналоги которых не производятся на территории Казахстана, а также для организации крупных международных корпораций на базе глубокой кооперации. По Программе ФИИР РК большое значение придается совместным предприятиям как с членами ТС, так и с иностранными активами. Ряд таких предприятий войдут в строй до 2015 года. Так, СП «Казахмыс PLS» и «Белаз» будут выпускать карьерную спецтехнику, будет создан ряд других сборочных предприятий и производств, что обещает новые рабочие места, увеличение сбора налогов и прирост ВВП. Унификация хозяйственного законодательства и выравнивание условий деятельности бизнеса обеспечивают российским и белорусским предпринимателям на территории Казахстана более выгодные условия деятельности. Это создаст проблему сохранения в республике отечественных производителей, их закрепления на казахстанском рынке, проблему организации в Казахстане идентичных предпринимательских структур. Нужно отдавать себе отчет в том, что новые партнеры имеют преимущества, заключающиеся в более высоком технологическом уровне и качестве продукции, производительности труда, а такой уровень для отечественных предприятий может оказаться недостижимым. В то же время, в ТС с его единым рынком появляются благоприятные возможности для реализации не вполне конкурентных по европейским стандартам российских товаров.

Однако особое внимание должны привлечь и новые возможности, открывающиеся для Казахстана и Белоруссии. Эти две страны обладают намного меньшим рынком и экономическим потенциалом, чем Россия, и их выход на большой и перспективный для них российский рынок даст им большие выгоды.

Тем не менее, необходимо уделять больше внимания конкретной стыковке политических и экономических интересов трех государств, для чего, возможно, придется преодолевать значительные трудности. Нужно учитывать и то, что каждая из этих стран испытывает явно или подспудно тягу к интеграции с ЕС, с его технически развитыми рыночными системами. Современная казахстанская элита, получившая европейское и американское образование, проявляет большой интерес к ЕС. Руководством Казахстана инициирована программа «Путь в Европу».

Если внешнеторговые полномочия стран ТС приведены в общему знаменателю на уровне ЕТТ. то для нивелировки внутренней экономической политики, взаимной защиты инвестиций, выравнивания льготных тарифов и нетарифного регулирования и других норм и механизмов равноправного и эффективного функционирования субъектов экономической деятельности трех стран-членов ТС и ЕЭП предстоит еще значительная работа. У наших стран разные подходы к формированию налоговой базы налогооблагаемых субъектов. Так, в России таможенная пошлина лежит в основе налоговой составляющей, а в Казахстане налоговая составляющая «переброшена» в налог на добычу полезных ископаемых. В результате складывается ситуация, когда нормы Налогового кодекса РФ и кодексов Белоруссии и Казахстана существенно разнятся, что непосредственно отражается на показателях эффективности бизнеса, ведения хозяйственной деятельности.

Таблица 3

Виды и ставки налогов в странах – участницах ТС
( но данным 2010 года)[7]

Виды налогов Казахстан России Белоруссии
НДС 12% 18% 20%
КПН 20% 20% 24%
КПН (дивиденды резидентов ТС) 0,0% 9% 12%
КПН (доходы нерези­дентов от междуна­родных перевозок) 5% 20% 6%
ИПН (физические лица); нерезиденты (включая страны ТС) 5-20% 9-30% 12%
Налог на имущество 1.5% 2.2% 1%

Складывается ситуация, когда из-за несоответствия норм Налогового кодекса РФ и кодексов Белоруссии и Казахстана уже сейчас ряд участников внешнеэкономической деятельности активно регистрируются в Казахстане и Белоруссии, т. к. по определенным позициям их интересы там реализовать выгоднее, чем в РФ. Россия предлагает унифицировать налоговые кодексы с ориентацией на российский. В целом, экономический эффект от создания ТС для России с учетом прежде всего масштабов ее экономики оценивается на макроуровне в 400 млрд долл., для Белоруссии и Казахстана в пределах 16 млрд долл. Россия экономически в 14 раз крупнее Казахстана, в 34 раза – Белоруссии. В ТС специфично распределение голосов при решении жизненно важных вопросов: Россия имеет 50% голосов, а в ЕС решения принимаются единогласно и с правом вето для любого из членов. Такие правила облегчили создание ЕС, снизили остроту неизбежных противоречий, но все чаще выявляются и негативные последствия (промедление с принятием решений, снижение их эффективности). Опыт ЕС показывает, что в ТС и ЕЭП в перспективе потребуется разграничивать полномочия национальных и наднациональных органов. Но каждая страна – член интеграционного объединения должна располагать полномочиями и для сотрудничества со странами, не являющимися его участниками. Любые согласованные ограничения экономического суверенитета стран-участниц объединения должны, в конечном счете, способствовать реализации их национальных интересов.

Странам ТС еще предстоит большая работа по увязке их экономических интересов. Пока выгоду ощущают в Казахстане, прежде всего, наши основные экспортеры – экспортеры углеводородов, металлургического сырья и изделий из него, минеральных удобрений и зерна. Вступив в ТС, Казахстан сохранил нулевую таможенную ставку в торговле с Россией и Белоруссией, но поднял в 2–3 раза импортные пошлины на товары из третьих стран. Следует признать, что в этих условиях российский производитель вследствие отсутствия острой конкуренции не имеет стимулов снижать цены на товары, которые ранее импортировались из третьих стран. Цены на эти товарные группы поднимутся до российского уровня. При отсутствии сбивающего цены импорта из третьих стран цены на них снижаться не будут.

В целом, создание ТС, активизируя финансово-экономические механизмы трех государств, должно позволить лучше использовать совокупный валовой продукт в 2 трлн. долл., рационализировать совокупный товарооборот в 900 млрд. долл. При этом ТС будет иметь ключевые позиции на мировых рынках нефти и зерна: на три страны приходится около 10% запасов нефти и 17% мирового экспорта пшеницы. Большое значение имеет создание емкого рынка сбыта с населением в 180 млн. человек. Для производителей-экспортеров трех стран обеспечены более привлекательные условия ведения бизнеса: более емкий рынок открывает перед ними новые возможности реализации произведенной продукции. Эффективное функционирование ТС повышает инвестиционную привлекательность Казахстана и его членов. Свободный перелив капиталов, товаров и рабочей силы будет стимулировать конкуренцию. Отсутствие таможенных границ способствует более эффективному использованию членами ТС своего транзитного потенциала с беспрепятственным перетоком товаров в пределах трех государств.


[1] АиФ Казахстан. Интервью представителя РК при ЕврАзЭС. № 6, 2011 г.

[2] Центр Азии. Общественно-политический журнал. №11, 2009 год.

[3] Общественная позиция. 10.02.2010.

[4] www/AU 95.Org.

[5] Келимбетов К.. Мы предполагаем, что в ближайшие 3-5 лет цикл роста кредитования начнет возобновляться. Курсивъ. 4 августа 2011 года.

[6] Деловой Казахстан. 22.04.2011 года.

[7] Сайт ТОО «Мин Такс». Мегаполис. Еженедельник. 1 августа 2011 года.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ