Индустриально-инновационные вызовы глобализации

0
435

Аманжол КОШАНОВ,

академик Национальной академии наук

Республики Казахстан,

доктор экономических наук, профессор

Мировой экономический кризис предельно обнажил уязвимые стороны международных экономических отношений с четким разделением стран-экспортеров готовых товаров и технологий и стран-поставщиков сырья и рабочей силы. Регулярные форумы G-8 и G-20 неустанно подтверждают незыблемость сложившихся взаимоотношений на уровне ВТО. Ведущие страны интегрированной экономики видят выход из кризиса и последующий прогресс единственно в передовой технологии, основанной на авангардных научных изысканиях. Так, программа Обамы-Байдена (2009 года) всецело направлена на формирование новой технологической платформы конкурентоспособности. Китай, основной мировой импортер технологий, резко активизировал собственные исследования, увеличив расходы на них в кризисном 2009 году более чем на ¼. Наращивают финансирование научных разработок в пользу уникальных технологий и разработок Япония, Германия, Великобритания. Форсирование индустриально-инновационной составляющей мировой экономики признается решающим условием преодоления последствий самого разрушительного за последние 80 лет экономического кризиса и критерием качественного прогресса производительных сил начала XXI века. Развитые страны уже включились в глобальную конкуренцию через инновации, новые технологии.

Индустриально-инновационные вызовы глобализации в условиях жесткой конкурентной борьбы объективно порождают неравномерность социально-экономического развития стран мирового сообщества. Как заявил Президент РК Назарбаев на IV Астанинском международном форуме экономистов (4.05.11): «Сегодня, предлагая развивающимся экономикам свободную торговлю без протекции, индустриальные гиганты сами продолжают субсидировать и защищать множество своих отраслей, включая высокие технологии. Все это уничтожает промышленность в развивающихся странах и консервирует их бедность». Объективный шаг России, Казахстана и Беларуси в этих условиях – разработка собственных программ форсированной инновационной индустриализации и формирование регионального интеграционного союза – Таможенный союз (ТС) и Единое экономическое пространство (ЕЭП) для консолидации потенциалов и выхода на международный конкурентный уровень. По докладу ЕБРР о ходе реформ и экономического развития 29 стран Европы и Центральной Азии, рост ВВП Казахстана на 2012 год прогнозируется в 6,5%. Банк называет республику одним из лидеров в Центральной Азии в вопросах перехода к рыночной экономике. Однако отмечает отставание в этом процессе от России и европейских стран с переходной экономикой. Кризисный шок, испытанный республикой наряду с другими странами, был полностью преодолен к 2011 году.

Казахстан, решая неоднозначные проблемы стабилизации экономики, за последнее десятилетие показал высокие темпы экономического роста и последовательного решения социальных вопросов. На предстоящие 2011-2015 годы темпы роста ВВП намечаются на уровне 7%, что значительно выше среднего уровня по странам СНГ и ЕС. Тем не менее объективные условия становления независимости республики складывались таким образом, что явно проявляется дисбаланс в экономической политике, не на уровне оказались стартовые условия индустриально-инновационной модернизации. Когда многие страны включились в глобальную конкуренцию через инновации, новые  технологии и формирование корпоративных структур – авангардов пятого технологического уклада, Россия и Казахстан вынуждены преодолевать последствия деиндустриализации. Все более явственно проявляется существенное отставание социальных решений по комплексу сфер жизнедеятельности членов общества. Время «точечных» социальных программ проходит. Объективно на авансцену выдвигается идея системной социальной политики, основанная на концепциях европейской социал-демократии.

Индустриально-инновационные вызовы требуют сбалансированного промышленного развития и справедливой торговли. Рост ВВП в Казахстане в последнее десятилетие в своей основе стимулировался экспортно-сырьевым характером экономики, который с точки зрения и технологий, и конкурентоспособности, и доли продукции с высокой добавленной стоимостью не отвечает критериям переходной неоиндустриальной экономики. Фундаментальная проблема состоит в том, что нынешняя экономическая система республики поставлена в зависимость от иностранного капитала и фактически подчинена снабжению иностранных ТНК сырьем и ресурсами. Модель остается экспортно-сырьевой, более 90% продаж в общем объеме экспорта приходится на минеральные продукты и металлы невысоких переделов. Господствующим в экономике является сырьевой капитал, а не промышленный. Дешевое казахстанское сырье позволяет зарубежным ТНК снижать издержки, поддерживать спрос на свою продукцию. Нерешенными остаются и проблемы банковского сектора. Дефицит долгосрочного кредита, инвестиций с длинным горизонтом окупаемости лимитирует возможности устойчивого роста обрабатывающих производств, других отраслей реальной экономики и социальной сферы. Настала неотложная пора перехода к принципиально новой модели экономического роста, преодоления деиндустриализации и сырьевидности, формирования наукоемких производств с высокой добавленной стоимостью. С 2010 года в стране реализуется Государственная программа форсированного индустриально-инновационого развития. Ставится задача перехода к новой модели высокотехнологичной модернизации национального хозяйства с радикальной перестройкой и обновлением производственного аппарата на инновационных началах. При этом надо четко уяснить, что обрабатывающий сектор экономики в республике отстал от современных требований как по технологическому уровню, так и производительности труда. Соревнование в давно освоенных другими странами технологиях не гарантирует лидерские позиции. Поддержке подлежат современные по мировым стандартам предприятия. Или те, которые путем объединения с лучшими фирмами Запада и Востока смогут достичь этих стандартов.

Будущее страны среди конкурентоспособных стран, уровня которых намечено достичь к 2020 году, возможно только если стратегию инновационного прорыва совместить со стратегией интеллектуализации труда на базе достижений научно-технического прогресса. Возможности золотовалютных резервов России и Казахстана на сегодня позволяют приобретать по приемлемым ценам, а то и в кредит, современное оборудование, использовать возможности сотрудничества с передовыми индустриальными странами мира по взаимовыгодным формам трансферта технологий.

Инновационный научно-технологический прорыв предполагает радикальное усиление организационно-институциональной роли государства. В той же мере объективно возрастает позиция государственной собственности, государственного капитала в консолидированном бюджете страны и решении актуальных задач форсированной индустриализации в совместном предпринимательстве с зарубежными инвесторами. Более ½ всех планируемых к привлечению инвестиций (43 млрд.долл.) в проекты Карты индустриализации будут осуществлены за счет накоплений государственных компаний.

Неоднозначные последствия либеральных реформ в мировой экономике испытывает социальная сфера. Расслоение общества достигло предельных размеров. Резкая дифференциация социальной структуры населения в Казахстане наглядна по структуре банковских депозитов: 50% всех депозитов приходится на 0,1% вкладов (по данным Нацбанка РК). А сбережения имеют только 17% казахстанских семей, причем на самые неотложные нужды и обстоятельства.[1] Не оправдываются концепты рыночного фундаментализма, что тотальная денационализация и утверждение частной собственности приведут к резкой эффективности производства и улучшению жизни населения. Размеры и источники богатства имущих слоев оказались результатом внеэкономического доступа к рентным и монопольным доходам, а не борьбы за низкую себестоимость продукции и высокого ее качества. В результате на сырьевидном уровне стагнируют отраслевая структура экономики, производительность труда, покупательная способность населения, зашкаливает за допустимые пределы децильный коэффициент дифференциации доходов, достигая 29 раз против 4-8 раз по развитым странам.[2] Среднемесячные заработки в Казахстане по данным Госкомстата колеблется от 103 до 517 долларов, притом до 310 долларов имеют более трети всех работников (34,3%). Высокий уровень инфляции (8,3% за 2011 год) при этом как налог ложится бременем на долю работников с низкой долей доходов.

Низкие доходы населения при высоких темпах развития экономики – участь всех стран, вставших на путь развития сырьевой экономики. При этом в Казахстане структура и наполняемость прожиточного минимума, определяемого на 2012 год в 1775 тенге (менее 120 долл.) далеко не отвечает нормам нижнего порога жизнеобеспечения. 70% этой суммы расходуется на продукты. К тому же так сложилось в Казахстане, прожиточный минимум в официальной статистике и казахскому законодательству получил статус исходного социального индикатора и используется для оценки уровня жизни населения, измерения бедности и обоснования минимального размера заработной платы, пенсии и других социальных выплат. В охваченных кризисом западных странах в эти годы инфляция не превышает 2-3%, а рецессия измеряется в 0,3-0,5%, что является следствием прежде всего стабильно сбалансированной структуры экономики. Рост темпов инфляции до 3-4% воспринимается как критический уровень. Республике необходимо добиваться относительно низкого и стабильного уровня инфляции, что достижимо при сбалансированной структуре и устойчивом росте экономики, ориентированной на выпуск конечной продукции сырьевых производств и особенно потребительских товаров для внутреннего рынка. Для обеспечения экономической безопасности республики необходимо добиваться освобождения страны от ½ импорта продовольствия и почти 90% потребительских товаров и услуг.

Основная причина сложившегося положения – диспропорции в отношениях собственности, когда доля промышленного капитала и государственной собственности в создании ВВП, этих ведущих факторов производства и накопления, значительно уступает позиции сырьевого капитала. Распределение ВВП в пореформенный период определяется природно-ресурсной рентой, присваиваемой в основной массе зарубежными инвесторами и их окружением. Встает настоятельная проблема расширения позиций национального капитала и расширения государственной собственности в реальной экономике. Государство должно активно инвестировать реальный сектор, а не только присутствовать, как настаивают фундаменталисты, в сфере управления и регулирования. Как показывает опыт последних десятилетий как в России, так и в Казахстане монополистический капитал, тем более из сырьевого сектора не идет на риск модернизации ключевых отраслей и решение широкого круга социальных проблем, имеющих системный характер. Государственный сектор целесообразно укреплять рядом крупных компаний и объединений из числа базовых и инфраструктурных сфер с тем, чтобы он имел реальную опору и рычаги в управлении стратегическими сферами экономики. Во всех развитых странах роль государственной собственности резко возросла. В период кризиса именно государство выступило основной силой стабилизации. Расходы на эти цели, составившие десять триллионов долларов по странам мира, пришлись в основном на страны G-20. Рекапитализация банковской системы в Казахстане в условиях острых финансовых рисков так же была проведена за счет государственных кредитов. Государство берет на себя ответственность по формированию посткризисной альтернативной модели экономического роста и будет способствовать снятию системного противоречия этапа форсированной индустриализации – противоречия между эгоистичными олигархическими интересами и общегосударственными интересами неоиндустриализации и новой тенденции социализации факторов производства.

Новая индустриализация, как свидетельствует мировая практика, всецело зависит от нормы и эффективности накопления. Высокий уровень инвестиций в промышленный капитал поддерживали все развитые страны в пору послевоенной модернизации и структурной перестройки, вывода экономики на уровень конкурентоспособности. В странах ЕС норма накопления вплоть до 1970-х годов составляла 25% ВВП, в Японии – 30, в период советской индустриализации показатель достигал 33-35%. Бурно развивающийся Китай поддерживает норму накопления основного капитала на уровне 38% ВВП. Расчеты специалистов и академических институтов доказывают целесообразный уровень инвестиций в пользу обрабатывающей индустрии не менее 25-30%.[3] Только при таком использовании финансовых возможностей можно рассчитывать на создание высокотехнологичной конкурентоспособной обрабатывающей промышленности. Идентичный уровень инвестиций, нормы накопления в промышленный капитал, в реальную базу модернизации, включая инвестиции в человеческий капитал, необходим и Казахстану. Объективно обусловленный приоритет добычи и первичной переработки сырья на определенном историческом этапе искажает реальную картину эффективности отраслей и сфер экономики республики. Сверхприбыльными оказываются неэффективные с точки зрения доли добавленной стоимости отрасли и сферы, а низкодоходными – наукоемкие, инновационные виды экономической деятельности. Проблема преодоления создавшегося дисбаланса в экономике республики должна решаться только на путях форсированной индустриализации и последовательного преодоления роли преимущественного поставщика ресурсов на мировой рынок. Переход к высокотехнологичному накоплению и воспроизводству стал для нашей страны судьбоносной и неотложной необходимостью.

Системные противоречия сложились в олигархической форме частной собственности, возникшей и функционирующей на базе некомпетентной и ускоренной приватизации решающих сфер экономики. Частный бизнес, притом олигархический, как показала практика 20 лет независимости, не стала движущей силой неоиндустриализации, инноваций и модернизации. Присваивая почти всю полноту природной ренты и обеспечивая сверхприбыли за счет конъюнктуры мировых цен, филиалы зарубежных ТНК с самого начала не были заинтересованы в комплексном освоении ресурсов и продолжают курс на присвоение без производства конечной продукции. В создавшейся ситуации актуальна задача последовательного формирования государственно-корпоративной и частно-корпоративной собственности и компаний на базе национального капитала. Идентичная проблема последовательного преобразования отношений собственности и формирования собственных конкурентных, высокотехнологичных ТНК ставится и в России. Ученые-экономисты в этой связи выдвигают положение о недостаточной легитимности крупной собственности компаний, возникших в результате грабительской «прихватизации», и обосновывают необходимость создания на их базе государственно-корпоративной собственности. В Казахстане проблема должна решаться на эволюционно-градуалистских началах. Позиции иностранного капитала в республике по сравнению с Россией более  масштабны и основательны. Они владеют основными пакетами акций в нефтегазовой и горнорудной отраслях. Потому на первом этапе, на наш взгляд, должна решаться задача перехода из позиции миноритариев в равнозначных партнеров в управлении активами. Пока судьба внутреннего накопления на собственно промышленный капитал остается на долю еще неокрепшего, недостаточно ликвидного местного капитала.  Так, по данным экспертной оценки НБ РК, в 2011 году по участию в экономическом росте отмечается низкая инвестиционная активность отечественных экономических агентов в накоплении основного капитала в размере 0,1% из общего роста ВВП в 7,5%. Дефицит инвестиций заставляет государство предельно мобилизовывать внутренние резервы, ресурсы Фонда народного благосостояния, активно привлекать зарубежные источники. В Норвегии, на опыт которой часто ссылаются экономисты, все газовые, нефтяные месторождения были национализированы и Национальным фондом от добычи указанных ресурсов распоряжается государство на началах полной прозрачности и подотчетности перед Парламентом. Только в последние 3-4 года у государственной компании появились частные партнеры.

В Казахстане по аналогии с Норвегией существует фонд будущих поколений – Национальный фонд. Он неприкосновенен и формируется за счет нефтяных доходов. Отложенный фонд будущих поколений в реальной жизни, особенно в условиях мирового финансового кризиса, подвергается риску циклических кризисов, валютных девальваций, банкротству доверенных зарубежных финансовых институтов, т.е. значительной потере первоначальной ценовой константы. Официальная сумма Национального фонда республики 30 млрд.долларов, хранящегося в зарубежных ценных бумагах, несомненно, теряет  в ликвидности, а оставшаяся часть фактически дотирует западные компании, банки. Концепция неприкосновенности Национального фонда, «наращивания» сырьевых доходов  как «фонда будущих поколений», на наш взгляд, особенно на фоне реальной волатильности мировой конъюнктуры последнего периода, не выдерживает испытания временем. Те же самые судьбоносные вопросы подрастающего поколения нужно решать уже сегодня путем использования части Национального фонда в качестве источника внутреннего накопления и направить на неотложные нужды образования, науки, здравоохранения, инфраструктуру.

В ряду факторов и условий форсированной индустриализации, определяющих темпы экономического роста и уровень конкурентоспособности национальной экономики на приоритетные позиции выдвигается эффективность региональной интеграции. Вступление Казахстана в Таможенный союз, Единое экономическое пространство, ВТО не только открывает возможности более рационального использования выгод свободного движения капиталов, товаров и рабочей силы, но и одновременно ужесточаются внешняя и внутренняя конкуренция. Кооперационная организация производства современных предприятий за счет «отверточной сборки» может оказаться недостаточным как по уровню технологичности, так и конкурентоспособности на внешнем рынке. Здесь встает серьезный выбор подходов к развитию отечественного производства – реально конкурентоспособной, с высокой добавленной стоимостью и спросом на отечественном и мировом рынках. Таможенный союз выгоден республике тогда, когда есть развитый производственный сектор конечной продукции. Если страна в течение пяти лет (2010-2014 годы) добьется полного импортозамещения, то интеграционный союз, в том числе и Единое экономическое пространство, будет приносить ожидаемую выгоду Казахстану. Пока же в структуре ВВП по потреблению доминирует импорт. Ввиду неразвитости перерабатывающих производств в «потребительском» смысле Казахстан на сегодня остается  конечной провинцией для сбыта продукции китайских, корейских, европейских, российских и других производителей. Узость внутреннего рынка отечественного производства не может не блокировать национальное индустриально-инновационное развитие, закрепляет внешнюю товарную зависимость и сырьевую специализацию. Эта задача стратегического плана, которую предстоит последовательно решать в рамках «Стратегий 2020 и 2030». Встает задача, не отказываясь от регулируемого экспорта природных ресурсов, последовательной переориентации экономики, включая и валютные резервы, на цели внутреннего экономического и социального развития. Последовательная переориентация экономики на обеспечение макроэкономической и социальной стабильности внутри страны – важное условие минимизации внешних рисков мирового кризиса. Без этого модель развития казахстанской экономики еще неопределенно долго рискует оставаться экспортно-сырьевой, а социально-экономическое положение в стране будет определяться в первую очередь объемами добычи полезных ископаемых и мировыми ценами на сырьевые ресурсы.

Важный социальный фактор успешного воспроизводства и становления инновационной экономики – борьба за высококвалифицированную рабочую силу в сопряжении с «умными» инвестициями, привлекающими в проекты новые знания, технологии, компенсации. В условиях низкой эффективности национальной инновационной системы проблема обеспечения потребностей форсированной индустриализации конкурентоспособным человеческим капиталом требует научного обоснования и предложения комплекса мер и механизмов экономического, социального, институционально-организационного характера. Только комплексный подход к формированию человеческого капитала позволит удовлетворить потребности новой индустриализации адекватным фактором экономического роста и эффективности.

В условиях мировой конкуренции и открытой экономики суверенное развитие Казахстана единственно возможно при максимальном учете и рациональной организации наличного экономического и социального потенциала республики с учетом ее преимуществ и недостатков в международном разделении труда и в рамках Евразийского сообщества. Исторический переломный этап становления республики предполагает новую экономическую и социальную систему, восприимчивой к обновлению, реструктуризации, инновациям и формированию человеческого капитала, адекватного требованиям пятого и шестого технологических укладов, и «строительства общества  максимальных возможностей» («Послание Президента РК», 2011 года), рациональной дифференциации доходов населения, эффективности и качестве государственного управления.


[1] Агентство по статистике РК.

[2] Экономист. М., № 9, 2011.

[3] Экономист. М., № 9, 2011.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ