ТРУДНАЯ СУДЬБА ХАЛИДЫ МАМАНОВОЙ

0
100

О судьбе профессора, доктора медицинских наук, чьи научные изыскания вызывают большой интерес ученых многих стран мира, участницы Великой Отечественной войны, единственной женщины из Казахстана, которой пришлось воевать в штрафроте и дойти до самого Берлина, Халиды Есенгуловны Мамановой можно писать книгу, снимать фильм, ставить спектакль. Происходит она из знатного рода Мамановых, чей вклад в просвещение казахов даже спустя столетие так никто не смог превзойти.

…Во время конференции в Национальном университете обороны ко мне подошел мужчина и представился. Он оказался сыном Халиды Есенгуловны. Медет пояснил, когда организаторы конференции сообщили, что будет выступать с докладом автор этих строк, то он без долгих раздумий собрался и приехал. Такая встреча была логичным продолжением моей публикации о Х. Мамановой, а также документального фильма «Женщины на войне», снятом нами к 70-летию Победы на телеканале «Білім».
В тот год группа Первого российского телеканала готовила цикл «Наша вой­на». Я участвовала в этом проекте. Мы работали над телефильмом «Женщины Казахстана на войне», где на языке тележурналистики рассказали о некоторых эпизодах из жизни нашей героини.

КАК ВСЕ НАЧАЛОСЬ

В 2010 году в очередной день рождения Героя Советского Союза Алии Молдагуловой казахская диаспора Москвы кинула клич: собираемся в Актобе, поедем на малую родину героини. Помимо московских, ждали делегацию и из Новосокольников Псковской области, где погибла Алия. Получив приглашение Актюбинского областного акимата, из Алматы поехала я. Жара в тот год стоя­ла сильная, были серьезные дорожные неудобства, но никто не обращал на это внимания. Вспоминали, гордились, спорили, пели, читали стихи. На обратном пути в областном музее им. А. Молдагуловой нам показали материалы: фото и различные документы о Халиде Мамановой, воевавшей в штрафроте. Необыкновенная судьба женщины заинтересовала, подготовила статью, опубликовала в журнале «Ару жан». Впервые в научный оборот были введены сведения о Х. Е. Мамановой. Ее судьба тронула струны души многих, к примеру, коллег из газеты «Жас қазақ», они также откликнулись теплой публикацией.

И ЭТО ВСЕ О НЕЙ

По воспоминаниям лиц, которым довелось лично знать Халиду Маманову, – это была среднего роста, весьма сдержанная и привлекательная женщина. Никто ее не видел раздраженной, тем более в гневе, говорят, что она никогда не повышала голоса. Для обладания железной выдержкой были причины, трудности, которых хватило бы ни на одну человеческую жизнь. И хотя кошмар, который был создан властью вокруг нее, не позволил ей сделать очень многого, все пережила она молча. Без нытья, хныканий и депрессий. При этом сохранила доброту своей души, стремление к знаниям и огромным желанием поделиться ими.
Как сама Халида Есенгуловна написала в автобиографии: родилась она в семье крупного скотовода Маманова Есенгула, в местечке Кара-Агач Аксуского района Талды-Курганской области (ныне Алматинской).
Рассказ о Халиде не может быть полным, если не поведать о ее корнях, о роде Мамановых.

МАМАН И ЕГО СЫНОВЬЯ

Род Мамановых, истоки которого берут начало в тринадцатом веке, известны многими именами: Баян хан, Матай Борибай батыр, батыр Каптагай, Кадырали би, Досетулы Калкабай, батыр Танеке. Каждый оставил свой след в истории. Дядя Халиды Есенгуловны, родной брат ее отца Турысбек Маманов долгие годы был волостным управителем. Сейтбатталом и Есенгулом Мамановыми был организован передвижной, так называемый таможенный пикет, кочевавший по Великому шелковому пути, где с караванщиков взимались пошлины.
Убеждая старейшин рода в необходимости получения детьми разносторонних знаний, Мамановы говорили: «Несмотря на религиозные, национальные, языковые различия, мы живем вместе с татарами, русскими и другими народами под общим небом, в одном саду божьем, в котором переплетены корни, шумят кроны деревьев, богатые листвой и цветущие, взаимно опыляя друг друга». Без образования подрастающего поколения они не видели будущего.
На личные средства Мамановых была построена светская школа в Жетысу. Вначале она была двухгодичной, затем четырехклассной, спустя десятилетие – восьмиклассной. Чтобы стать учителем здесь, надо было пройти серьезный конкурс. Преподавали в ней учителя из Казани, Уфы, Оренбурга, Санкт-Петербурга и Стамбула. В школу принимались все желающие, обучение было бесплатным. Учащиеся были обеспечены всем необходимым – жильем, питанием, учебниками и даже одеждой (среди учеников было немало сирот). Самое главное – это была школа для детей бедняков. Для шестидесяти ребят, которые кроме степи и гор ничего в жизни не видели, было построено общежитие, просто фантастичное для того времени. Обучение велось на основе арабской письменности. Образцом для школы «Мамания» служило знаменитое в то время уфимское медресе «Галия». В самом учебном заведении атмосфера была строгой и доброжелательной, царил культ знаний. Были созданы отличные условия для педагогов – для них был построен пансион, а зарплата была космической даже по нынешним временам.
Высокий уровень образования «по-мусульмански» этой школы отмечали все инспектирующие ее имперские чиновники. Но воспитанников школы «Мамания» отличал не только уровень знаний, каждый из них был охвачен идеей просвещения Степи, мечтали о духовном ее преображении. В разное время здесь учились Ильяс Джансугуров, Мухамеджан Тынышпаев, Жумахан Кудерин, Билял Сулеев. Школа «Мамания» подготовила целое поколение казахской интеллигенции.
По меркам нынешнего времени Турысбек Маманов был успешным бизнесменом. Дважды совершил хадж. Будучи в разных странах, он с огромным интересом познавал их культуру, истории и обычаи. Деловые связи купца были солидными: он открыл торговые дома во многих городах: в Ташкенте, Бухаре, Намангане, Жаркенте, Кызылжаре. А в 1881 году на средства семьи Мамановых начинается строительство города Капал.
За столь полезную деятельность Турыс­бек хаджи получил от царя Николая II орден Святого Георгия III степени. Он удостаивается также Малой Золотой Медали, серебряных медалей разных степеней и титул графа. Графский титул передавался из поколения в поколение.
В ту пору состоятельные люди Жетысу объявляли конкурсы на лучшее литературное произведение. Премии были очень солидными. Проведение одного из таких творческих состязаний полностью обеспечивала семья Мамановых. Она организовала конкурс на создание первого казахского романа, материально поддерживала казахские периодические издания, помогала талантливым выпускникам продолжить обучение в высших учебных заведениях, в том числе и в России.
После революции 15 человек из рода Мамановых расстреляли, 36 семей сослали. Есенгула, отца Халиды осудили по «знаменитой» 58 статье и выслали за пределы Казахстана. В 1928 году у него было конфисковано имущество, вся семья переехала в город Чкалов. Отцу Халиды удалось устроиться на работу чернорабочим, а мать работала на швейной фабрике швеей. Самой старшей из шестерых детей была Халида, было ей в ту пору 10 лет. В ссылке от туберкулеза скончался отец и умерли два младших брата. Семья в 1932 году вернулась в Алма-Ату.

ИЗ АРХИВНЫХ ФОНДОВ

«В течение двухмесячной работы по конфискации, сталкиваясь постоянно с трудовыми массами аула, нами установлено, что Есенгул Маманов, происходя из сильного и привилегированного рода «Кадырали», до революции пользовался безграничной властью. Его влияние, власть и чинимым им произвол не ограничивался одним аулом или одной волостью, а господствовал над обширной территорией, населенной многочисленным родом найман. Мало того, что Мамановы распространяли свое влияние на целый уезд и даже губернию. Имея крупные торговые операции, Мамановы имели большие связи с ростовщической буржуазией Семипалатинской, Акмолинской губернии. Февральская революция и последовавшее за ней национально-буржуазное движение на окраинах бывшей царской империи, а в Казакском крае движение нацбуржуазии, возглавляемом Алаш-Ордой, разумеется, не только не ослабила влияния и господство таких фео­далов, как Есенгул Маманов, но усилила это господство. Они уже ставили себе задачей не только подчинение трудовых масс аула на патриархальных началах феодалу, а добивались господства, оформленное в нацбуржуазное господство. И Есенгул Маманов был активнейшим участником этого нацбуржуазного движения. Оренбургский съезд нацбуржуазии Алаш-Орды приглашал особой телеграммой на этот реакционный съезд Есенгула Маманова» (ист. ЦГА РК фонд 135, опись 1, дело 564 из материалов следствия чекистов).
Об этих документах вспомнила, когда телевизионный канал «QazaQstan» собирался делать цикл документальных фильмов «Рассекреченные архивы», одна из тем касалась раскулачивания.
Халида Есенгуловна прошла обучение в фармацевтическом техникуме в Семипалатинске, затем на подготовительном отделении медицинского института, куда в 1937 году поступит на первый курс. Однако прошлое знатного рода настигает «дочь феодала»: ее исключают из ВЛКСМ и отчисляют из вуза. Это потом с трудом ей удалось восстановиться.
Их семья жила в постоянном напряжении. Мать всегда держала пару чемоданов с вещами и ежедневно меняла в сумке вчерашний хлеб на свежий – на случай ареста. И так вплоть до 1958 года.
Решением Государственной экзаменационной Комиссии от 31 декабря 1941 года Казахского медицинского института имени Молотова Мамановой Халиде присвоена квалификация врача-лечебника. Халида была оставлена аспирантом в институте физиологии Академии наук, но продолжить учебу не удалось, в феврале 1942 года была призвана в ряды Красной Армии.
Несмотря на то, что выпускнице медицинского института должны были присвоить звание лейтенанта – это сделано не было. Ей даже не разрешили быть медсестрой. Халида Маманова в то время была еще дочерью раскулаченного врага народа. За то вместо медицинской сумки вручили лопату. Рыть окопы и могилы. Не добившись звания и службы военным врачом, она написала Сталину.
«Если я враг народа, отправьте в штрафроту. Если останусь жива – снимите все обвинения с меня и с моих родственников», – обратилась она к нему, и через некоторое время оказалось в роте с зэками и политзаключенными. Она была единственной женщиной среди них. Эти зэки во время атак прикрывали ее собой, благодаря им она осталась жива.
И потом ее перевели в 821-й авиабатальон начальником амбулатории. Под Сталинградом ее батальон находился с начала и до самого разгрома фашистов. Потом в составах 4-го Украинского, 3-го Белорусского фронтов авиабатальон освобождал Прибалтику, в составе 1-го и 2-го Украинских фронтов участвовал в освобождении Польши, Чехословакии, Германии, Австрии. Там довелось Халиде Есенгуловне дойти до Берлина.
Приказом по Юго-Западному фронту № 0386 в апреле 1943 года ей было присвоено звание старшего лейтенанта медицинской службы, уже другим приказом от 24 июня 1945-го года – звание капитана медицинской службы. В звании капитана она вернулась домой.
Мужество и героизм Халиды Есенгуловнны отмечены орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и другими наградами.
26 декабря 1945 года была демобилизована в связи с фронтовым ранением. С февраля 1946 года поступила на работу в Казахский медицинский институт ассистентом кафедры патологической физиологии, где проработав до сентября 1950 года, закончила экспериментальную часть кандидатской диссертации, но снова байское происхождение стало очередным препятствием на ее пути. В защите научной работы ей отказали, и наставник Халиды профессор, доктор медицинских наук Глозман О.С. посоветовал ехать в Киргизию. Благодаря этому ей удалось защититься в Москве и получить диплом кандидата медицинских наук.
Когда началось по всей стране Советов «дело врачей», Халида Есенгуловна вновь попала в поле зрения известных служб – ведь она была дочерью врага народа. И тут вмешались наставники, они порекомендовали ей, пока все не стихнет уехать в горы, а затем перейти на работу страховым врачом. Затем ее послали на кафедру в Карагандинский медицинский институт, а когда в 1959 году в Актюбинске открылся медицинский институт бывший сокурсник, ректор института пригласил ее заведовать кафедрой. Она проработала в этой должности около двадцати лет. В 1969 году Халида Маманова решением высшей аттестационной комиссии станет доктором медицинских наук. Ее труд-монография (об онкологических заболеваниях) был зачитан на международном конгрессе в Париже. Многие ее ученики стали известными специалистами, учеными, но ее студенты той поры с теплотой помнят до сих пор, как она штопала им одежду, угощала обедами и давала денег.
Вернувшись из Москвы после защиты докторской диссертации, Халида Есенгуловна станет инициатором создания ансамбля народных инструментов, в нем занимались студенты. Ее вызывали в обком партии, «чистили». Обвинили в национализме и подрыве социалистического просвещения и образования. Ей откажут и в рабочей поездке в Мексику и Центральную Америку. За то разрешат посетить социалистическую Болгарию. И это путешествие станет для нее последним.
На золотые пески в Болгарию была отправлена делегация актюбинских врачей. После нескольких дней отдыха тело Халиды Мамановой найдут рано утром на пляже, вдали от основных мест отдыха. По определению судмедэкспертов женщина утонула поздно вечером, хотя именно в это время она не любила купаться. На теле был обнаружен огромный синяк. Купаясь, доктор могла удариться и сама, когда волна вынесла ее на бетонный причал. Хотя не исключено, что ее мог и кто-то ударить. Родственники утверждают, что этим делом занимались комитеты национальной безопасности Болгарии и Казахстана. Тело погибшей не выдавали родственникам недели две. После случившегося многие поговаривали об убийстве, хотя данный факт ничем не подтвержден. Но до сих сильны сомнения в беспристрастности тех, кто в свое время расследовал этот загадочный случай.
На основании Закона Республики Казахстан «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» от 14 апреля 1993 года № 2144, Маманова Халида Есенгуловна признана пострадавшей от репрессий и реабилитирована.
Но при тоталитарном советском режиме случалось всякое. Как известно, Халида Есенгуловна проработала с 1959 по 1977 годы в Актюбинском медицинском институте. Приказом № 164 от 1 сентября 1977 года Х. Е. Маманова отчислена в связи со смертью. Здесь все понятно. Вопросы возникают после. В 1980 году ректором института А. С. Смагуловым инициировано заявление в городской суд Актобе об изъятии квартиры Мамановой Халиды Есенгуловны. Ее сын в это время находился в рядах Советской армии, когда демобилизованный солдат вернулся домой, там жили уже чужие люди. Исчезло все, что было в квартире, включая все документы Халиды Есенгуловны и ее научные труды. Более тридцати лет прошло с тех пор, но не удается выяснить, как это случилось? Ни в КНБ, ни в МВД, таким образом, ничего не знают. Получается, семья Халиды Мамановой конфискации и репрессиям подверглась в 1928 году, в 1981 году снова.
В судьбе этой отважной женщины было немало и черных, и белых полос. Но светла память о ней ее коллег, учеников и близких. Решением восемнадцатой сессии маслихата города Актобе от 6 июня 2005 года № 147 установлена мемориальная доска в честь участницы Великой Отечественной войны, первой женщины казашки – доктора медицинских наук, профессора Мамановой Халиды Есенгуловны по адресу: город Актобе, пр. Абая, 4. Одной из улиц присвоено имя Халиды Есенгулкызы Мамановой. В рамках ее столетнего юбилея прошли конференции в Алматы, Актобе. В честь основателя кафедры патологической физиологии Западно-Казахстанского медицинского университета им. М. Оспанова в Актобе разбита аллея.

Дина ИГСАТОВА,
директор ОФ «Исследовательский центр «Ерлiк жолымен»

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяПЕТЛЯ ВРЕМЕНИ
Следующая статьяНЕМЕРКНУЩЕЕ ИМЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ