О ДЕПОРТАЦИИ НАРОДОВ КАВКАЗА В КАЗАХСТАН

0
40

Гульбаршин САЛЫК,
краевед, член Союза журналистов РК

…Великая степь в сравнительно короткое по историческим меркам время превратилась для сотен тысяч людей в место их ссылки, заключения, в концентрационные лагеря, где они, потерявшие Родину, свое человеческое имя, вместо которого становились порядковыми «номерами и контингентом». Многие из этих людей в материнском лоне нашей древней земли обрели вечный покой, а для чудом оставшихся в живых Казахстан стал Родиной. Ныне годы репрессии, когда «врагами были объявлены все – от детей до стариков», остались рваным шрамом в сердцах миллионов людей. «Нашему поколению необходимо собрать по крупицам во имя будущих потомков то духовное богатство, чем славен каждый аул, каждый населенный пункт многонационального независимого Казахстана», – отмечал Первый Президент Н. А. Назарбаев.

Годы «Большого террора» (1937–1938 гг.) унесли точно неизвестное до сего времени количество жизней наших соотечественников. Поражают даже официально опубликованные в России итоги этой кампании: 1344923 арестованных, 681692 расстрелянных. Но по неофициальным данным в период с 1917 по 1953 год было осуждено около

4 млн чел., из них около 800 тыс. чел. было приговорено к высшей мере наказания (данные из материала Королева С. П.).

А ведь среди осужденных были ученые, писатели, музыканты, артисты, военные руководители и многие другие умнейшие люди тогдашнего советского общества. И печально звучат строчки стихотворений:

…И когда, обезумев от муки,

Шли уже осужденных полки,

И короткую песню разлуки

Паровозные пели гудки,

Звезды смерти стояли над нами…

 Первые политические репрессии в стране Советов начались сразу после революции 1917 года. Период 1918–1921 год называют периодом «Красного террора». С началом принудительной коллективизации сельского хозяйства и ускоренной индустриализации в конце 1920-х – начале 1930-х годов, а также с укреплением личной власти Сталина репрессии приобрели массовый характер. Особенного размаха они достигли в 1937–1938 годы. Начнем с документа, с которого все и началось в 1937 году. Это приказ Народного Комиссариата внутренних дел СССР от 13 июля 1937 года «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов». Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских НКВД и начальниками краевых и областных управлений НКВД утверждается следующее количество подлежащих репрессии: Первая категория, Вторая категория… всего – Азербайджанская ССР (сначала 1500 чел., 3750 чел., 5250 чел.), Армянская ССР (500, 1000, 1500), Белорусская ССР (2000, 10000, 12000)… Утвержденные цифры являются ориентировочными. Наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имеют права самостоятельно их превышать. Семьи приговоренных по первой и второй категории, как правило, не репрессируются. В этом документе указано – операцию начать 5 августа 1937 года и закончить в четырехмесячный срок. Приговоры приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т. е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД. При этом приговоры по первой категории приводятся в исполнение в местах по указанию наркомов внутренних дел, начальников управления и областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение. – Направление в лагеря лиц, осужденных по второй категории, производится на основании нарядов, предоставляемых ГУЛАГом НКВД СССР.

Второй документ – это выписка из справки от 1 февраля 1954 г., подписанной Генеральным прокурором СССР Р. Руденко, министром внутренних дел СССР С. Кругловым, министром юстиции К. Горшениным, который гласит: «В 1937 году осуждено, в том числе и «тройками»: всего 790665 человек, из них: к высшей мере наказания (расстрелу) – 353074 человек (44,6% от числа осужденных), к содержанию в тюрьмах и лагерях – 429311 человек, к ссылке и высылке – 1366 человек.

В 1938 году осуждено, в том числе и «тройками»: всего 554258 человек, из них: к высшей мере наказания (расстрелу) – 328618 человек (59,3% от числа осужденных), к содержанию в тюрьмах и лагерях – 205509 человек, к ссылке и высылке – 16842 человека».

А вот третий документ, который подводит итоги репрессиям 1937–1938 годов, вносит ясность в причины возникновения именно таких цифр и определяет позицию руководства страны того времени к организации борьбы с противниками советского строя. Данный документ – это решение Политбюро ЦК ВКП (б) № П65/116 от 17 ноября 1938 года «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». В нем четко констатируется, что за 1937–1938 годы, под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистке СССР от многочисленных шпионских, террористических, диверсионных и вредительских кадров из троцкистов, бухаринцев, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов, белогвардейцев, беглых кулаков и уголовников, представлявших из себя серьезную опору иностранных разведок в СССР. И в особенности разведок Японии, Германии, Польши, Англии и Франции. Очистка страны от диверсионных повстанческих и шпионских кадров сыграла свою положительную роль в деле обеспечения дальнейших успехов социалистического строительства – такой вывод делается в этом решении Политбюро ЦК ВКП (б). Однако не следует думать, что на этом дело очистки СССР от шпионов, вредителей, террористов и диверсантов окончено. Задача теперь заключается в том, чтобы, продолжая и впредь беспощадную борьбу со всеми врагами СССР, организовать ее при помощи более совершенных и надежных методов.

В целях решительного устранения изложенных недостатков и надлежащей организации следственной работы органов НКВД и Прокуратуры СНК СССР и ЦК ВКП(б) постановляют:

Запретить органам НКВД и Прокуратуры производство каких-либо массовых операций по арестам и выселению. Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских Управлениях РК милиции.

Органам НКВД и Прокуратуры согласование на аресты производить в строгом соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 июня 1935 года.

Обязать органы НКВД при производстве следствия в точности соблюдать все требования Уголовно-процессуального кодекса. СНК СССР и ЦК ВКП(б) предупреждают всех работников НКВД и прокуратуры, что за малейшее нарушение советских законов и директив партии и правительства каждый работник НКВД и прокуратуры, не взирая на лица, будет привлекаться к суровой судебной ответственности.

Следующая массовая категория жертв политических репрессий – народы, целиком депортированные с мест традиционного расселения в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. В первой половине ХХ века и на территории нашей республики прошли массовые политические репрессии и голод. Точное количество жертв до сих пор неизвестно, но считается, что от голода погибло около трети ее населения. С 1921 года по 1954 год было осуждено без малого 100 тысяч человек, при этом более 20 тысяч человек были расстреляны.

Наиболее масштабными эти административные депортации были во время войны, в 1941–1945 гг. Одних выселяли, как потенциальных пособников врага (немцы), других обвиняли в сотрудничестве с немцами во время оккупации (крымские татары, народы Кавказа). Общее число высланных и мобилизованных в «трудовую армию» составило до 2,5 млн человек.

Неужели все репрессированные и депортированные так и остались «врагами народа»? Некоторое количество жертв репрессий было освобождено и реабилитировано еще в конце 1930-х, а также в первые месяцы Великой Отечественной войны.

В то время, когда советские люди проявляли мужество и героизм ради общей Победы, сталинская преступная клика продолжала геноцид собственного народа. Не ограничиваясь истреблением «врагов народа», она перешла к физическому и моральному террору против целых этнических общностей, насильственно перемещая их с родных мест. Не зря великими отмечено: «Жестокость, как всякое зло, не нуждается в мотивации, ей нужен лишь повод».

Массовой высылке подверглись многие народности. Общую цифру спецпоселенцев в Казахстане назвать очень сложно, она почти ежегодно менялась. Так, на 1 января 1949 г. в республике насчитывалось 820165 спецпоселенцев. На 1 июля 1952 г. на учете состояло уже 974469 человек. Из них в Акмолинской области было размещено 117183 человек, в Кокшетауской – 98128, в Северо-Казахстанской – 47343 и т. д.

В нашу республику было переселено 507 тыс. балкарцев, карачаевцев, ингушей и чеченцев, из них в Акмолинской области – балкарцы составили 5219 человек.

«В марте 1944 года в тогдашнюю Кокшетаускую область было вселено 6969 семей, это 30460 человек спецпереселенцев с Северного Кавказа. Позже данная цифра увеличилась на 98128 человек. В документах облгосархива, а именно в отчете Кокшетауского переселенческого отдела о хозустройстве прибывших указываются такие данные: из Северного Кавказа в Щучинском районе числится к апрелю 1947 года – 5445 человек, расселено в колхозах – 640, в совхозах – 18, в промпредприятиях – 728, детей школьного возраста –1046, из них охвачены учебой – 364 (Ф. 22, оп. 1, д. 23). А в 1944 году в данном же районе спецпереселенцы составляли – 6044 человек, из них ингушей – 3436 чел., чеченцев – 1104 чел., балкарцев – 1454 чел. Все были расселены в 38-ми колхозах и предприятиях района (Ф. 3260, оп. 1, д. 12). Карачаевцы пострадали от репрессий в 1943 году, численность которых к началу Второй мировой войны составляла чуть больше 70 тысяч человек. Целый год небольшая автономная республика находилась в немецкой оккупации. В 1943 году карачаевцев обвинили в сотрудничестве с фашистскими войсками. Чтобы депортировать целую нацию в Казахстан и Киргизию, пришлось использовать 53 тысячи воен­ных. В итоге более 69 тысяч карачаевцев были вывезены из своей родной земли. Во время перевозки погибло 600 человек.

Депортация балкарского народа произошла 8 марта 1944 года. Ранним утром старикам, женщинам, детям было приказано немедленно собираться в дорогу. Всего за два часа все население балкарских сел было погружено в грузовые машины. К этой жестокой, циничной мере подверглись все без исключения. «Вина» депортируемого определялась исключительно его национальным происхождением. К местам нового поселения в Казахстан и Среднюю Азию в 14 эшелонах было отправлено 37713 балкарцев. 13 лет они жили на казарменном положении. Самовольная отлучка рассматривалась как побег и влекла за собой уголовную ответственность. Не зря говорят, что: «Главная цель того, кто унижает, – заставить свою жертву заметить, что ее унижают. А иначе и унижения не получается» (Харуки Мураками).

Зловеще звучит текст Указа Президиума Верховного Совета СССР «О преобразовании Кабардино-Балкарской АССР в Кабардинскую АССР» от 8 апреля 1944 года, когда уже депортация состоялась. В частности, в этом Указе предписывалось: «Всех балкарцев, проживающих на территории Кабардино-Балкарской АССР, переселить в другие районы СССР. Земли, освободившиеся после выселения балкарцев, заселить колхозниками из малоземельных колхозов Кабардинской АССР. Кабардино-Балкарскую АССР переименовать в Кабардинскую Автономную Советскую Социалистическую Республику». При этом опять же в нарушение Конституции СССР часть территории респуб­лики (не спрашивая народы) РСФСР передана Грузинской ССР, произвольно изменены границы.

Официальная сводка Управления внутренних дел СССР гласит, что в 1944 году из 144704 депортированных, в том числе в Казахстан, 101036 человек умерли. Установка НКВД констатировала: «Неблагонадежные народы» предписывалось не селить в приграничные районы с целью исключения возможных контактов с агентами зарубежных разведок, селить в местах удаленных от железной дороги для предупреждения побегов. Гражданские права у них отсутствовали, им запрещалось покидать новое место жительства, нарушение этого положения каралось каторжными работами до 20 лет. Трудно было бы выжить в условиях сильнейшего морального надлома и физических тягот, если бы не поддержка и сочувствие местного населения.

Казахский народ, сам переживший голод в своей истории, жертвуя последним, оказал моральную и материальную поддержку этим народам в самый критический момент в их жизни. Депортированные нашли в Казахстане не только место, где можно было пережить тяжелое время, но и обрели вторую родину для себя и своих потомков. Они не только выжили, сохранились как этносы, но и заняли достойное место в многонациональной республике.

Об оказании помощи местной общественностью прибывшим не по своей воле свидетельствуют архивные документы. Несмотря на то, что шла война, в Зерендинском районе депортированным с Кавказа было выдано 107,5 центнера продовольствия. Денежные пособия получили 56 матерей, жилплощадью обеспечили 94 семьи, в том числе построили дома для 37 семей. Куплены дома для 56 семей.

Не менее интересна справка с грифом «совершенно секретно» о трудоустройстве спецпереселенцев по Кокшетауской области за 1944 год.

На ее территории было расселено – 6993 семей (30531 человек). Они размещены были в 10 районах тогдашней Кокшетауской области, например: в Зерендинском районе – 512 семей, это 2560 человек; Кокшетауском районе – 728 семей – 3139 человек; – Щучинском – 1400 семей – 6076 человек и т. д. (Фонд 22, оп.1).

После XX съезда КПСС, разоблачившего культ личности и сталинские беззакония против своего народа, чеченцы, ингуши, балкарцы, карачаевцы, калмыки и другие народы получили возможность вернуться на свою историческую родину. Однако немалая их часть осталась в нашей республике, в т. ч. и в нашей области. Об этом можно узнать из докладной записки о выполнении приказа МВД СССР за № 0262 от 18 июля 1956 года, где указано, что из Акмолинской области выехало всего 19 семей, это 55 человек, Кокшетауской – 18 семей, 52 человека, Павлодарской – 56 человек и т. д.

«В трагические годы политических репрессий, депортаций ХХ века миллионы людей были благодарны друг другу за помощь и поддержку. Это давало людям, лишенным всего, силы и возможность выжить, вновь обрести надежду, заново начать жизнь… В нынешнее время очевидцы, а также потомки тех, кто пережил эпоху гонений, с великой теплотой вспоминают заботу и гостеприимство, обретенные на священной земле Казахстана «Ұлы дала елі», – отмечал Елбасы.

Ныне наша республика в сообществе самодостаточных государств, развивая свою экономику, культуру, науку, движется вперед, и ее дальнейшее продвижение во многом зависит от единства всех этносов, проживающих в Казахстане.

г. Кокшетау

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ