СИМВОЛ «КА» (Размышления о картине Бексеита Тюлькиева «Гость»)

0
34

Лариса МАРТЫНОВА,
специалист экспозиционно-выставочного сектора
Восточно-Казахстанского музея искусств

Бексеит Тюлькиев – художник, опережающий время. Искусствоведы считают его основоположником казахстанского сюрреализма – одного из самых популярных течений в искусстве двадцатого века. 

Сюрреализм помог ему «сделать себе имя», а также научил жить по правилам выбранного им стиля. Судьба же, в соответствии с запросами этого необычного, странного, подчас пугающего направления, «организовала» нашему художнику соответствующую биографию.
Родился Тюлькиев в небольшом селе Каскасу Южно-Казахстанской области. Случилось это 22 января 1955 года. В 1998, после его преждевременной и трагической смерти, будут долго спорить, кем был на самом деле этот человек – выдающимся спортсменом или не менее значительным художником, космополитом в искусстве или ревностным приверженцем национальной казахской традиции?
Ответить на эти вопросы может только творческое наследие художника. Сам он главным делом жизни считал все-таки живопись и не раз говорил, что искусство – душа, кровь, жизнь моя, а спорт – только хобби. Бексеит Тюлькиев был жизнерадостен, трудолюбив и талантлив, ничто не мешало ему добиваться выдающихся успехов в любой сфере деятельности. В его картинах живут древнеримские воины и девочка из аула, аксакал и обнаженные фигуры времен европейского Возрождения. Конечно, послушные сторонники соцреализма не только удивлялись, но и возмущались такому смешению культур и стилей. Но у Тюлькиева были особая смелость и сила воина. Недаром его лучшими друзьями стали Мустафа Озтюрк и Джеки Чан.
Многие искусствоведы до сих пор не знают, что Бексеит Тюлькиев в совершенстве владел ушу, каратэ, стал первым президентом Федерации таэквондо ВТФ РК, обладателем черного пояса (5-й дан). Спортсмены почитают его не менее, чем коллеги-живописцы.
Вы вправе спросить: «Зачем экскурсоводу знать подробности спортивной биографии художника?». Мы вправе ответить, что необычное, неординарное решение художественного замысла картины зависит, как правило, от таких «мелочей» в биографии автора, а в жизни все взаимосвязано. К восточным единоборствам Бексеит приобщился не на востоке, а в Москве, будучи студентом знаменитой Строгановки – Высшего художественно-промышленного училища, направление в которое (досрочно!) он получил в качестве одного из лучших студентов Алма-Атинского художественного училища им. Н. В. Гоголя. В 1981 году, по окончании МВХПУ, Бексеит Тюлькиев был принят в Союз художников СССР. Как участник множества международных, всесоюзных и республиканских выставок в 1988 году стал Лауреатом премии ЦК ЛКСМ Казахстана.
Очень необычные, яркие, загадочные картины Тюлькиева и в наше время остаются актуальными и желанными в любой музейной коллекции. Для неискушенного зрителя картина любого сюрреалиста кажется случайным набором предметов, объединенных в одном формате волею автора, желающего эпатировать публику. Но за этим стоит увлекательная философия. Знаменитые европейские сюрреалисты Сальвадор Дали, Рене Магритт, Макс Эрнст с помощью простых предметов умели увести сознание зрителя из привычной повседневности, заставить задуматься о вечных вопросах бытия, найти волшебство в странной красоте непредсказуемого и неземного.
Все это в полной мере относится к живописному полотну Тюлькиева «Гость». Мы гордимся тем, что одна из лучших работ этого автора находится в коллекции Восточно-Казахстанского музея искусств.
Встреча с этой картиной, именно встреча, как с живым человеком, запомнилась мне вереницей бесконечных споров сотрудников о ее смыслах, содержании, художественной задаче автора. Композиция картины напоминает своеобразный живописный ребус. Чтобы разгадать его, надо вспомнить, что почвой для сюрреализма стало наследие символистов, особенное их внимание к иносказанию, тайным знакам. Но в отличие от символистов, которые использовали систему общепринятых культурных символов (например: роза – символ любви, лебеди – верности, якорь – символ надежды) сюрреалисты награждали иносказательностью все, что попадалось им на глаза, добиваясь эффекта камертона на подсознательном уровне.
В тюлькиевском «Госте» на первый взгляд нет ничего сложного. Вот сидит пожилой человек на пикнике, организованном ему его молодыми родственниками, которые беспечно резвятся на приморском пляже дальнего плана. Сидит человек, кушает фрукты, перебирает в задумчивости молитвенные четки. Единственное что смущает – некий белый вихрь на всю высоту формата от головы пожилого чабана, и далее, такой же вихрь, параллельный ему, в небе. Что человек чабан, понимаешь, внимательно рассмотрев его одежду, камчу, привычно и небрежно заправленную за голенище сапога.
С этого момента твое сознание начинает раскручиваться, как этот вихрь, по спирали к основному замыслу автора. Что человек праведен и богобоязнен, как Иов, понимаешь, увидев четки. Затем удивляешься его не просто печальной, но согбенной фигуре. Он сидит так, будто тяжелая ноша гнетет его к земле. Почему он все-таки так печален?
Его любят, о нем заботятся, накрывают по-европейски стол. Даже и ракетку для бадминтона положили рядом. Вот она белеет на креслице первого плана, бросается прямо в глаза, как доминанта. А, может быть, она, эта ракетка, и есть доминанта всего ребуса? Она – самый ненужный, самый нелепый предмет для главного героя этой картины. Даже вино в хрустальном графинчике более приемлемо для него в качестве радости жизни. Компьютер позволяет увеличить любой фрагмент репродукции картины.
Еще одну существенную подсказку можно увидеть, присмотревшись, как написан художником столик для десертного натюрморта. Локоть Гостя (а гость, как мы уже догадались, здесь именно наш старичок) просто висит в воздухе! Без опоры! Ага! Он лишился опоры! А ведь когда-то она была. И на картине, и в его жизни. Символы, сплошные символы, необычные символы, в виде простых житейских предметов и их элементов, вот почему все это разгадывается так трудно. Первоначально, возможно и преднамеренно, художник написал угол стола аккуратно под локоть своего старичка. Он мог аккуратно опираться на этот краешек. Потом автор небрежно, поверхностным слоем краски, замазывает этот поистине краеугольный угол так, чтобы мы обязательно догадались о первоначальном его расположении. Имел главный герой опору – и почему-то лишился ее, почему-то стал гостем на своей земле. Ну вот. Мы почти добрались до истины. Но она раскрывается здесь двояко. Недаром два вихря на картине. Вспомним и основной прием, который использует Тюлькиев практически для всех своих программных полотен, совмещая истины и проблемы глубоко национальные и общечеловеческие. Итак, ответ в варианте национальном раскрывается как глубокая печаль старшего поколения по неизбежно уходящим традициям степной кочевой культуры. Дети и внуки – истинная опора и продолжение жизни этого набожного старика, уже никогда не будут продолжением его жизни. Они одеты по-европейски, кушают чужую еду. Играют в чужие игры.
Ну а второй общечеловеческий смысловой пласт «Гостя» подскажет маленькая птичка, сидящая на ракетке для бадминтона, птичка, – символ улетающей, как этот вихрь, души человека, которую именно так изображали древние египтяне на своих гробницах и называли ее «Ка». Действительно: на земле мы все иностранцы, и живем без права прописки. Зато древние индусы и древние христиане, и древние мусульмане уже знали, что Всевышний-Небесный Дух-Вихрь-Брахман существует вечно, также, как часть его – Атман, данная человеку в виде личной души, устремленной в небеса, как белый вихрь, взлетающий над головой старого чабана.

г. Усть-Каменогорск

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ