КОРОНАВИРУС – КОВАРНЫЙ ВИРУС

0
60

Эпидемия коронавируса, шествующая от страны к стране и от континента к континенту, нанесла такой удар по всей мировой экономике, что последствия этого удара никто не может  спрогнозировать даже приблизительно. В связи с той паникой, которая охватила планету, возникает вопрос: все действительно так плохо, как представляют СМИ или страхи преувеличены? И вообще, кто или что стоит за той кампанией по созданию ажиотажа вокруг пришедшей из Китая  напасти?

Напомним, очагом заражения коронавирусом стал город Ухань в провинции Хубэй КНР и факт всевозрастающего количества заболевших в Ухане немедленно окрестили эпидемией. Но тут сразу получается неувязка. По принятым международным медицинским стандартам эпидемией считается  такая ситуация, когда в какой-либо местности  заболевает 5% населения и выше. В городе Ухань проживает 12 млн человек, с пригородами – 14 млн. Чтобы считать резкий рост заболеваний в Ухане эпидемией, там  должно было бы заболеть как минимум 600–700 тысяч человек. Реально же там количество заразившихся коронавирусом  не достигло и 100 тыс. человек, причем ныне число заболевших в Ухане резко пошло на спад, а число выздоровевших быстро растет. То есть даже на пике роста заболеваний в очаге болезни количество заболевших никогда не достигало даже одного процента численности населения. Следовательно, это не эпидемия, а вспышка, а это все-таки разные вещи. Однако сами власти Китая сразу же заговорили именно об эпидемии, хотя вряд ли могли не знать, что в данном случае говорить об эпидемии не приходится. И это наводит на размышления.

Коронавирус – это тип вируса, вызывающий ОРВИ. Коронавирусы известны давно, прежде всего  собачникам и кошатникам (но не боимся же мы своих домашних любимцев!), их много и всяких, в том числе вызывающих бронхиты и пневмонии у людей. Нынешняя вспышка коронавируса, который окрестили COVID-19  (Corona virus Disease 2019) за последние почти  четверть века – отнюдь не первое таинственное заболевание, вокруг которого быстро поднимается вселенский шум и который так же быстро сходит на нет. В 1997 году весь мир трепетал по случаю  птичьего  гриппа  (H5N1), пришедшего  из Гонконга. Сейчас его не каждый и вспомнит. В начале 2000-х мир ужасался «коровьему бешенству» (губчатая энцефалопатия крупного рогатого скота), разразившемуся в Англии.  Под давлением массового психоза руководство ЕЭС тогда приговорило Великобританию к беспрецедентному наказанию – немедленно уничтожить всех коров в возрасте выше трех лет и сжечь их трупы. Никто уже не помнит, чем кончился тот скандал,  – о нем в СМИ  больше не было ни одного сообщения. Как сняли с Англии санкции, на каком основании – никто не знает и не интересуется. В 2003-м ужас  на человечество нагоняла атипичная пневмония. В 2009-м году  – свиной грипп, по-научному – H1N1.  До августа 2009 года было зарегистрировано больше 250 тысяч случаев  инфицирования гриппом H1N1  в более чем 140 странах мира. Теперь вот – COVID-19.

Поражает удивительный диссонанс в оценке масштабов распространения болезни и его смертоносности. В то время как мировые СМИ изо всех сил стараются создать впечатление, что наступает чуть ли не конец света, авторитетные  специалисты настаивают на том, что ничего запредельного не происходит, паника нагнетается искусственно, и приводят свои аргументы. Конечно, когда с телеэкранов каждый день сообщают  о том, что в такой-то стране от COVID-19 умерло столько-то человек, а на следующий день называют еще более высокие цифры, это может напугать и пугает многих. Но вот некоторые цифры.

«В 2019 году в США от кори  умерло 150 тысяч человек, многие получили осложнения» (Oyla.  № 1, 2020 г.). Вдумаемся. В минувшем году в одних только Соединенных Штатах от простой кори, которая вообще-то считается легким заболеванием, умерло 150 тысяч человек. Кто-нибудь в мире обратил на это внимание? Да этот факт не заметили даже в самих Штатах!  Между прочим, в этом году, прямо сейчас, в наши дни, в тех же США бушует эпидемия гриппа, которую американские  (и мировые) СМИ попросту игнорируют.  Российский  вирусолог, руководитель отдела экспериментального моделирования и патогенеза инфекционных заболеваний Федерального исследовательского центра фундаментальной и трансляционной медицины Александр Шестопалов говорит:

«В Китае, где началось распространение COVID-19, пик заболеваемости был пройден уже 2 февраля. А судя по статистике смертности и заболеваемости, новый вирус в 10 – 15 раз менее патогенный, чем его предшественники – коронавирусы, вызвавшие эпидемию атипичной пневмонии SARS (2002–2003) и ближневосточного респираторного синдрома (2012–2015). За все время распространения  COVID-19 в мире умерло около 5 тысяч пациентов. Для сравнения:  от гриппа только в США в этом году скончалось 75 тысяч человек» («КП», 17 марта 2020 г.). Кого-нибудь в Америке или в мире пугают эти цифры?

Крупнейший российский вирусолог, специалист с мировым именем, член-корреспондент  АМН  Дмитрий Львов замечает:

«Никакой это не «смертельный вирус» и никакая это не трагедия. Это было, есть и будет. Контагиозность, то есть возможность заражать, передаваясь от человека к человеку, у нового коронавируса гораздо ниже, чем при гриппе. Поэтому процесс распространения эпидемии идет, но достаточно вяло.  В КНР коронавирусом заразились менее 100 тысяч человек, а там живет 1,5 миллиарда. За то же время в том же Китае гриппом заразились многие миллионы, если не десятки миллионов» («АН», 18 марта 2020 г.).

А вот глава Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Тедрос Адханом Гебрейесус 11 марта заявил, что распространение нового коронавируса носит характер пандемии. Но,  вообще-то говоря, с ВОЗ такое случается не в первый раз. В случае в атипичной пневмонией она утверждала то же самое.

Павел Воробьев, профессор, председатель Московского городского научного общества терапевтов:

– А есть ли у нас шансы вообще когда-либо узнать правду?

– Она всплывет постепенно. Через несколько лет мы будем примерно знать, что произошло. Как было, например, с атипичной пневмонией. А потом Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала фальсификацию эпидемии, и тогда сняли высшее руководство этой организации  (АиФ. № 9, 2020 г.).

Кстати говоря, 11 лет назад, в разгар вселенской паники по поводу свиного гриппа, которую  устроила ВОЗ,  военный микробиолог, полковник медицинской службы в отставке  Михаил Супотницкий  заметил: «Когда-то это действительно был авторитетный врачебный орган. Но в последние годы ВОЗ все больше вызывает у меня ассоциацию с какой-то сетевой структурой»  («КП», 17 сентября 2009 г.).

Весь мир восхищается той оперативностью, с какой власти КНР отреагировали на вспышку коронавируса и той решительностью, с которой они стали бороться с ней. Однако, откровенно говоря, в этой решительности и жесткости борьбы с напастью просматривается некий элемент нарочитости, как будто все делается напоказ, на что обращают внимание многие. Российский китаевед Николай Вавилов, который работал  в КНР в период вспышек птичьего и свиного гриппа, рассказывает:

…– Информация, которая идет из Китая, я полагаю, намеренно подается в паническом ключе.

– В свое время вы работали сотрудником в крупнейших китайских  СМИ?

– Когда мне приносили черновики выступлений на китайском, я переводил их и отдавал выпускающему редактору. Например, в 2012–2013 годах каждая запись начиналась с того, что рассказывали о больных, которые выздоровели, объясняли, почему они заболели, в случае с птичьим гриппом – что эти люди имели контакты с птицами на рынке, успокаивали население. Небо и земля по сравнению с тем, что творится сегодня.

Характер освещения в государственных СМИ, я это четко наблюдаю, кардинально отличается от предыдущих информационных кампаний: раньше центральные власти публиковали каждый случай выздоровления, сейчас в основном – цифры роста и объем беспрецедентных мер, что подстегивает тревожные настроения в обществе. Мое мнение: это было сделано намеренно. («МК»,  5 февраля 2020 г.).

И раньше в Китае бывали вспышки различных вирусных инфекций, но тогда  власти боролись с ними спокойно, по-деловому, без всякого нагнетания страстей. Сейчас же шум на весь мир, решительность, с которой Пекин  борется с COVID-19 транслируется на всю планету к войне  с коронавирусом (беспрецедентный случай!) даже армию привлекли, карантин в Ухане ввели жесточайший… Но если внимательно всмотреться в те действия, которые предпринимаются, то возникает некоторое недоумение.

Павел Воробьев:

– Китай долго не давал штамм коронавируса. Почему?

– И не дали. Известный российский врач-инфекционист Владимир Никифоров на днях летал в Пекин. И рассказал, что живой вирус китайцы нам  так и не  предоставили. Дали только на бумаге последовательность генома. Но это не совсем то, что нужно. Почему скрывают? Может, у них ничего  нет и ситуация полностью выдуманная?

– При этом меры по карантину и изоляции – запредельно жесткие?

– Что совершенно непонятно. Люди заперты в своих квартирах, могут выходить в магазин за продуктами раз в 3 дня. Нельзя перемещаться из квартала в квартал. За каждым перемещением идет контроль с помощью смартфона. Добровольцы работают в спецкостюмах, которые регулярно дезинфицируются. При этом китайцы показывают госпиталь на стадионе на тысячи человек. Там вообще никакой изоляции. По 20 человек лежат в ячейке. Это рай для распространения внутрибольничной инфекции, которая, присоединившись, убивает больше, чем вирус. В целом картинка похожа на описания фантастов или фильмы-страшилки про конец света. Все понимают, что это игра такая, фейк всемирного масштаба. Зачем – пока остается непонятным.

– Экономисты высказывают предположение, что эпидемия была необходима для борьбы с экономическим кризисом, чтобы закрыть под предлогом страшной инфекции убыточные предприятия.

– Экономисты говорят по-разному. Одни уверяют, что история с вирусом была затеяна для борьбы с кризисом, другие  –  для разжигания  кризиса  и    т. д. Но совпадение сразу большого числа крупных экономических и политических событий (как вне Китая, так и внутри страны) не очень похоже на случайность. Возможно, это передел рынков. (АиФ. № 9, 2020 г.).

Различных конспирологических версий по поводу причин нагнетания паники  вокруг коронавируса в мире сегодня хватает. Приведем одну из них. Как известно, последние два года прошли под знаком торговой войны между США и КНР, от чего лихорадило экономику всей планеты. Наконец, в январе этого года в Вашингтоне, в Белом доме,  между противоборствующими сторонами в торжественной обстановке американский президент и вицепремьер Госсовета КНР Лю Хэ подписали соглашение об урегулировании двусторонних торговых споров.

Пекин пошел на уступки, пообещав  резко увеличить импорт американских товаров, в том числе сои, стали, энергоресурсов, финансовых услуг   (Visa, Mastercard и American Express получат доступ к платежному рынку Китая) и т. д.   Китай согласился увеличить закупки   американской  продукции    на $ 32,9 млрд в течение первого года и на $ 44,8 млрд в течение второго года действия соглашения. В первый год Китай закупит американскую сельскохозяйственную продукцию на $ 12,5 млрд, во второй – на $ 19,5 млрд. Приобретение американских услуг должно возрасти на $ 12,8 млрд за первый год и  на $ 25,1 млрд – за второй. Пекин также будет закупать больше американских энергоресурсов: на $ 18,5 млрд в первый год и на $ 33,9 млрд во второй. Вашингтон продолжает удерживать повышенные тарифы на две трети китайских товаров в качестве экономического рычага.  Как заявил Трамп, пошлины исчезнут, как только будет достигнута «вторая фаза» соглашения. В обмен на уступки китайские компании ждет теперь «честное отношение» на американском рынке.

Сторонники президента расценивают подписанное «перемирие» как однозначную победу Белого дома. Скептики, однако, указывают, что Китай подписывал подобные торговые  меморандумы с Соединенными Штатами неоднократно  –  в 1989, 1992, 1995 и 1996-х годах и  каждый раз отказывался соблюдать любое из этих соглашений. Договоренность о противодействии  экономическому шпионажу, заключенная с администрацией президента Обамы в 2015 году, также сошла на нет. «Нынешним соглашением Пекин не покупает американскую сою – он выигрывает время», – пишет консервативное издание The National Review, поддерживающее президента Трампа. Некоторые из положений соглашения «расплывчаты, а некоторые недостижимы». Китай  пообещал увеличить импорт товаров США примерно на 50% всего за 2 года. «Это не амбициозно – это неправдоподобно»,  – констатирует издание.

 Заметим, что в подписанном меморандуме есть небольшая оговорка, согласно которой Китай может не соблюдать пункты соглашения, если возникнут обстоятельства непреодолимой силы. А какие это обстоятельства? Таковыми могут быть, например, война, мощное землетрясение, цунами или… эпидемия. Не будем настаивать на том, что КНР обязательно воспользуется сложившимися обстоятельствами, но как минимум теоретически она теперь может отказаться выполнять подписанные обязательства или  выполнять их не полностью, сославшись на COVID-19. И ведь возразить будет нечего: версию о невероятной  смертоносности и сверхъ­естественной опасности коронавируса, запущенную из Китая, сегодня дружным хором повторяет не только весь мир, но и сами американцы.

Конечно, предположение  о возможном искусственно созданном со вполне определенными целями ажиотаже вокруг COVID-19, которое сегодня муссируют многие конспирологи на всей планете –  это всего лишь один из возможных вариантов, на самом деле таких версий много, очень разных. Насколько же они в действительности правдоподобны, мы будем наблюдать по мере развития событий.

В эти нелегкие для всех дни  карантина надо нам проявить высокую ответственность. Мир все-таки неспроста в тревоге. Коронавирус – коварный вирус.

 Курман Ахметов,

экономист

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ