МНОГОГОЛОСАЯ ПОЭЗИЯ КЛАССИКА

0
160

Светлана АНАНЬЕВА,
заведующая отделом аналитики и внешних
литературных связей Института литературы и
искусства им. М. О. Ауэзова МОН РК,
член правления Союза писателей Казахстана

Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев в статье «Абай и Казахстан в ХХІ веке» призывает пропагандировать творчество и гуманистические идеи великого казахского поэта, просветителя, мыслителя Абая Кунанбаева. Мы должны осознать Абая как культурный капитал нации и широко представить его миру. 

В контексте новой теории сравнительного литературоведения о художественном переводе каждый новый перевод и каждое новое прочтение текста обогащают национальные литературы, на язык которых переведено конкретное произведение. Главным критерием переводческой деятельности является единство содержания и формы подлинника, его верная и точная передача на другом языке. Успех гарантирован там, где есть школа переводчиков и осуществляется перевод культуры в культуру, а не текста в текст. Усваивается, как правило, то, что соответствует национальному самосознанию, встречное течение (по Веселовскому).
Текст в переводе – это «вписывание» в новое культурное поле» [1, с. 29]. У переводного текста появляется все больше новых читателей в разных странах мира. Произведения Абая в последние годы зазвучали на многих иностранных языках в новых переводах.
О неугасающем интересе к поэзии Абая в России свидетельствуют переводы его стихотворений на русский язык собственным корреспондентом «Литературной газеты» по Астраханской области и Республике Калмыкия, председателем Астраханского отделения Союза писателей России Юрием Щербаковым, лауреатом I Международного конкурса переводов тюркоязычной поэ­зии «Ак торна».
Открывается книга переводов с казахского «Степное братство» Ю. Щербакова переводами двух стихотворений Абая «В нас пылкой юности костер…» и «Поэт витает в облаках». Лейтмотивом первого стихотворения является поэ­тическая строка великого поэта «нет веры без любви, любви без веры нет!» [2, с. 6]. Философские размышления Абая о смысле жизни и дороге степняков, о счастье, дружбе, мечте, о заветной поре справедливости и добра завершаются чеканными строками: «Иной дороги к счастью нет, Чем та, что указал поэт».
В книгу переводов с казахского и ногайского языков «На разбуженной земле» Ю. Щербаков включил 16 стихотворений Абая Кунанбаева, начиная с цикла о временах года: «Лето», «Осень», «Зима», «Весна».

Мы все – от солнца! Вижу наяву,
Как хорошо степи в его тепле.
Люблю, надеюсь, верю – тем живу
Весною на разбуженной земле!
[3, с. 18].

Автор предисловия «Истоки поэ­тической реки» к книге переводов Ю. Щербакова секретарь Союза писателей Казахстана, поэт, переводчик Бахытжан Канапьянов пишет: «Исторически Казахстан и Астрахань веками связаны узами духовного родства и братства. Многие мотивы казахского фольклора вбирают свои истоки из этих легендарных земель, начиная от Доспамбет-жырау, далее через лиро-эпическую поэму «Кыз Жибек» ближе к нам, двадцать первому столетию, к прекрасному поэту Тулегену Айбергенову, чьи стихи переложил на язык Пушкина поэт и переводчик Юрий Щербаков.
Вблизи Астрахани есть и сакральное место – Малый Арал, где покоится прах хана Букея и могила-мавзолей его сподвижника, суфия, дервиша-пилигрима, святого Сеид-баба, проповедника философско-гуманистической линии Ислама, а рядом небольшой аул, где живут ногайцы, до последнего позвонка близкие по фольклору и языку казахскому народу. И уже в двадцать первом столетии в Кызыл жаре Астраханской области открыт культурно-мемориальный комплекс Курмангазы – на родине гениального композитора» [4, с. 6]. Лейтмотив книги астраханского поэта и переводчика Ю. Щербакова – абаевские строки: «Домбра моя не ведает покоя…» [3, с. 27].
Новая книга переводов с казахского языка Ю. Щербакова «О, пламя слов родного языка!», изданная под эгидой Центра литературного перевода, созданного и успешно функционирующего в Астрахани, открывается переложениями на русский язык стихотворений Абая: «У слова есть великий падишах – Поэзия, так повелел Аллах!» [5, с. 3]. «Будь милосерден и будь справедлив!», – призывает поэт. В его сердце, окровавленном, старом, на котором «целых сорок заплаток», «любовь к человеку, как прежде, живет. А, значит, на свете живу я недаром, Хотя и не знает об этом народ…» [5, с. 14].
Книга переводов Ю. Щербакова «О, пламя слов родного языка!» успешно презентована 7 февраля этого года в Минске в рамках VI Международного симпозиума литераторов «Писатель и время» и вызвала большой интерес не только у белорусских читателей, но и среди участников XXVII Минской Международной книжной выставки-ярмарки.
На стенде XXVII Минской Международной книжной выставки-ярмарки, посвященной 175-летию со дня рождения великого Абая, 6 февраля состоялась презентация поэтического сборника «Абай. Стэпавы прастор. Выбраныя вершы» [6]. Он открывается обращением к читателю «Мысляр, асветнiк, гуманiст» Анатолия Смирнова: «Есть поэты, чьих земных дней достаточно, чтобы не только обессмертить свое имя, но и подарить бессмертие народу, которому принадлежат. У русских это Пушкин, у украинцев – Шевченко, у белорусов – Купала» [7, с. 5]. Поэзия казахского мыслителя, просветителя и гуманиста Абая в их ряду. Абай Кунанбаев, как и Янка Купала, прожил всего 60 лет. Но своими литературными произведениями, шедеврами поднял казахскую литературу на новую ступень развития, обогатив мировой литературный процесс.
Бережно перелистываю страницы белорусского издания с трогательным автографом Миколы Метлицкого: «На память о встрече в родной Беларуси». Вспоминается выступление академика НАН Беларуси Владимира Гниломедова на юбилейной сессии НАН РК, посвященной 150-летию Абая. Известный белорусский литературовед сравнил стихотворения «Лето» Абая и «Лето» Янки Купалы. Фигуры красавиц и у Абая, и у Янки Купалы «взяты в динамическом повороте, на ходу, когда на них особенно приятно полюбоваться» [8, c. 31]. В «Лете» казахского поэта речь идет о степных шелковых травах, пастбищах, табунах «тяжко дышащих кобылиц», у Купалы же – «стройно загоны бегут колосистые», хлебороб готовится к жатве». В. Гниломедов отметил созвучность «Слов назиданий» Абая и мудрых «Сказок жизни» Якуба Коласа. Просветительство Абая перекликается с просветительским началом Франтишека Богушевича.
Белорусский читатель имеет возможность прочитать Абая на родном языке, восхититься его поэзией. Презентация книги «Абай. Стэпавы прастор. Выбраныя вершы» состоялась в Минске, Алматы, Бресте, Гомеле. Перевод стихотворений Абая на белорусский язык настолько удачен, что стихи сами ложатся на музыку. Абай, благодаря блистательным переводам лауреата Государственной премии Республики Беларусь, поэта Миколы Метлицкого, зазвучав по-белорусски, идет в широкий белорусский мир, в европейский простор. В этом убежден министр информации Республики Беларусь Александр Карлюкевич: «Абай важен не только своим оригинальным творчеством, но и самим образом жизни, художественной судьбой. Его «Гаклия» – и философия, и лирика, и гражданственность, публицистическое осмысление современности. Абай переводил на казахский язык А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, И. А. Крылова, И. А. Бунина, русского классика, который только начинал свой путь в художественном осмыслении мироздания. А еще он переводил И. В. Гете, Г. Гейне. Писал музыку на свои лирические стихотворения» [9, c. 6].
Завершая предисловие «Откуда мы пришли и куда путь свой вершим?..» к книге «Не ведая границ», включающей произведения писателей Беларуси и Казахстана, А. Карлюкевич благодарит Казахстан и казахскую литературу за мир новых открытий: «И когда в Беларуси, России, других краях и весях кто-то выберется в новую дорогу, в его дорожной котомке, в арсенале его духовного оружия непременно займут достойное место произведения писателей Казахстана» [9, c. 6].
Из Берлина от известного переводчика и издателя Леонарда Кошута получено новое издание Абая на немецком языке «Abai. Zwanzig Gedichte» [10]. Книгу открывает дарственная надпись большого друга казахской литературы: «Светлане Ананьевой, послу Института литературы и искусства имени М. О. Ауэзова и рецензенту первого издания книги переводов Абая. С сердечным приветом, словами благодарности и наилучшими пожеланиями, Лео Кошут. Берлин. 2 июня 2019 года».
Опыт постижения Абая на немецком языке обогатился новой книгой. Важным фактом литературного сотрудничества Казахстана и Германии является перевод Абаем Кунанбаевым через Лермонтова гётевское «Wanderer’s Nachtlied».
Истоки казахско-немецких литературных связей уходят в ХIХ век, но на протяжении всей их истории ни одно стихотворение Абая не было переведено на немецкий язык непосредственно с оригинала. Все имеющиеся переводы сделаны с русского. В серии «Kasachiche Bibliothek» издательством «OenelVerlag» в 2007 году было осуществлено первое издание книги «Abai. Zwanzig Gedichte». Книга хранится в домашней библиотеке с автографом переводчика: «Светлане Ананьевой дружески, Лео Кошут». Опубликована одна из первых ре­цензий автора этих строк «Абая читают в Берлине» «Казахстанская правда». 4 января 2008 года). Благодаря Герольду Бельгеру к этому времени мы не только были знакомы с Лео Кошутом лично, но и встречались в Алматы и в Берлине, в его уютной квартире в центре города и «святая святых» – в рабочем кабинете писателя.
Издание «Казахстанской библиотеки» на немецком языке осуществляется при поддержке Посольства Республики Казахстан в Германии. Открыли проект роман Абдижамила Нурпеисова «Последний долг» (в блестящем переводе Аннелоре Ничке), увидевший свет в Берлине, в издательстве Дагиели, и роман Абиша Кекилбаева «Конец легенды». Изданы произведения Мухтара Ауэзова, Тахави Ахтанова, Олжаса Сулейменова, Герольда Бельгера, Мориса Симашко.
Первые переводы Абая на немецкий язык Л. Кошута, лауреата премии Казахского ПЕН-клуба (2003) за выдающийся вклад в пропаганду казахской литературы и развитие творческих взаимоконтактов, с предисловием Г. Бельгера появились в немецком журнале «die horen» (основанном еще в 1795 году Фридрихом Шиллером, но просуществовавшем тогда недолго). Интерес к творчеству Абая пробудился у Л. Кошута после чтения романа-эпопеи М. О. Ауэзова «Путь Абая». В контексте сравнительного литературоведения важно обратить внимание на высказывание современного белорусского литератора А. Карлюкевича, называющего в ряду своих учителей М. О. Ауэзова. Он пишет о востребованности казахской литературы в мире: «Давно прочитав «Путь Абая», сейчас перечитываю новый перевод великой эпопеи, осуществленный Анатолием Кимом. Энциклопедия казахской жизни – пожалуй, из тех книг казахской литературы, которые нельзя не прочитать, нельзя не осмыслить. Вот как раз этого всеобъемлющего представления о других народах, их своеобразии, отличительных чертах нам сегодня не хватает. Постижение себя, утверждение себя – это и открытие мира» [9, c. 6].
От М. О. Ауэзова, его богатейшего творческого наследия у немецких и белорусских исследователей, издателей, переводчиков пробудился интерес к поэ­зии великого Абая. В весенний визит 2003 года Леонарда Кошута в Алматы Герольд Бельгер подарил своему другу в числе других книг «Buch der Worte» Абая с дружеской надписью: «Ну, должен же быть у казахстанца Лео Кошута Абай. Иначе Лео не поймет казахов, а Абай – Лео. А это было бы досадным недоразумением».
20 сентября 2003 года Герольд Карлович получил из Германии первый перевод стихотворения Абая «Ғашықтың тілі – тілсіз тіл» («Язык любви – язык без слов»), а Лео Кошут ждал «сурово и без скидок» написанных критических заметок по поводу первых попыток перевода. Они последовали незамедлительно: «Получилось мило, прочувствованно, адекватно. Дыхание, мелодика, ритм, размер вполне созвучны с оригиналом… Можно придраться к неполному созвучию рифм «gut» – «buch», «beherrscht» – «versperrt», но такова природа немецкого языка. На рифмы немецкий язык, в отличие от казахского, не очень-то богат, что признано многими немецкими поэтами».
Второе стихотворение Абая «Когда умру, не стану ли землей?», привлекшее внимание Л. Кошута, – сложное, исповедальное, программное, но переводчик успешно преодолел лексические, стилевые и версификационные преграды. При переводе «Тихой ночью при луне» Абая, лирической зарисовки с точными деталями кочевой жизни, запоминающимся пейзажем Л. Кошут следует за русским текстом Ю. Нейман старательно и бережно, аккуратно и нежно. В одном из писем к Г. Бельгеру Лео Кошут признается, что он, по матери – украинец, а по отцу – австриец, как «настоящий немец» хотел создать такой перевод, который бы немецкому читателю разрешил услышать Абая и по смыслу, и по форме… При всем стремлении к адекватности оригиналу должна была все же получиться поэзия и в немецком воспроизведении.
Герольд Бельгер неоднократно подчеркивал, что степь за многие века выработала свои поэтические каноны, свой эстетический вкус, свои прочные традиции, своеобразный культ устной речи, ритмизированной, с устойчивыми рифмами, густо перемешанной пословицами, поговорками, ловко или не очень сплетенной из псевдовозвышенных, мнимокрасивых словес. Абай сознательно разрушает эти каноны, ломает сложившиеся традиции, отвергает былые, тысячекратно воспетые на все лады «восточные» темы, привносит в казахскую поэзию свежие краски, новые слова, насыщает их многозначным, глубинным смыслом.
Абая переводить трудно. «Поэзия переводится поэзией, судьба – судьбой, – высказывал точные наблюдения над переводом Г. Бельгер в исследовании «Властитель – слово». – Душа переливается в душу. И лишь так достигается высшая гармония».
Л. Кошутом переведено на немецкий язык 20 стихотворений Абая, созданных великим казахским поэтом-мыслителем в период с 1886 по 1902 годы. В немецком издании стихотворения Абая представлены на трех языках – казахском, немецком и русском. В процессе работы над переводами Абая Л. Кошут советовался с сотрудниками посольства Республики Казахстан в Германии, с известным специалистом в области художественного перевода Зигрид Клейнмихель, со своей супругой Шарлоттой. Но главным соратником в процессе перевода Абая на немецкий язык был его друг и единомышленник Г. Бельгер. Переписка двух соратников и сподвижников – Г. Бельгера и Л. Кошута по проблемам перевода поэзии Абая на немецкий язык хранится в архиве Академии искусств Германии.
Очень трудно добиться соответствия в немецком варианте дыхания, мелодики, ритма и размера стиха оригиналу Абая. И только Л. Кошут сумел услышать оригинал, передать интонацию и близость лексики, настрой стихотворения.
В один из визитов Л. Кошута в Казахстан (всего их было – 8), в мае 2003 года Г. Бельгер познакомил своего друга из Германии с деятельностью нашего отдела – отдела аналитики и внешних литературных связей. Бережно хранится визитная карточка Leonharda Kossutha с надписью на русском языке: «Светлане Викторовне Ананьевой с уважением и с благодарностью за интересную книжку «Время – пространство – автор», Лео Кошут». На память о встрече Л. Кошут подарил свою книгу «Volk und Welt», в которой отражена его более чем 30-летняя деятельность в этом издательстве. Книга особенно ценна главой о Казахстане, краткими отчетами о немецких изданиях литературы из Казахстана, собственными публикациями ее автора произведений Олжаса Сулейменова и Герольда Бельгера, заметками о встречах с Абдижамилом Нурпеисовым, рецензиями на издания Мухтара Ауэзова, Тахави Ахтанова, Абиша Кекилбаева…
Новое издание двадцати стихотворений Абая Кунанбаева на немецком языке украшает портрет Абая, читающего книгу. На внутренних сторонах обложки даны портреты Л. Кошута и Г. Бельгера, краткие сведения о творчестве. Отличительной чертой берлинского издания стала библиография статей, посвященных исследованию переводов произведений Абая на немецком языке, увидевших свет в Казахстане, Беларуси, Болгарии, Великобритании, Вьетнаме, Германии, России. Это статьи, рецензии, информации, доклады на Международных научных конференциях Леонарда Кошута, Герольда Бельгера, Зигрид Клейнмихель, Вилли Бейтца, Бейбута Мамраева, Айнур Машаковой и автора этих строк.
Новое берлинское издание завершает Послесловие Л. Кошута, благодаря личному вкладу которого Абай зазвучал на немецком языке и дважды увидел свет в Германии. Издан перевод Абая на немецком языке и в Казахстане. «Все истинно казахское вмещается в звучное слово – Абай. Это как символ. Знамя народа на разноплеменной планете» [10, с. 251].
Несомненно, 2020 год, год 175-летия со дня рождения Абая Кунанбаева активизирует внимание к его творческому наследию, обогатит мировой литературный процесс новыми художественными переводами на многих языках мира.

Литература

1. Минеева И. Н. Литература русской эмиграции на рубеже ХХ-ХХI веков: предварительные итоги изучения. Лингвориторическая парадигма: теоретические и прикладные аспекты. 2015, № 20, с. 29–36.
2. Щербаков Ю. О. Степное братство. Переводы с казахского. М.: ИД «Литературная газета», 2013, 112 с.
3. Щербаков Ю. О. На разбуженной земле. М.: ИД «Литературная газета», 2017, 160 с.
4. Канапьянов Б. Истоки поэтической реки. Щербаков Ю. На разбуженной земле. М.: ИД «Литературная газета», 2017, с. 3–5.
5. Щербаков Ю. О. Пламя слов родного языка! Астрахань, 2019, 36 с.
6. Абай. Стэпавы прастор. Выбраныя вершы. Мiнск: Лiтаратура i Мастацтва, 2011, 158 с.
7. Смирнов А. В. Мысляр, асветнiк, гуманiст. Абай. Стэпавы прастор. Выбраныя вершы. Мiнск: Лiтаратура i Мастацтва, 2011, с. 5–6.
8. Гниломедов В. Абай Кунанбаев и белорусская литература. Творчество Абая Кунанбаева в зарубежной рецепции. Алматы: Әдебиет Әлемi, 2016, с. 29–33.
9. Abai. Zwanzig Gedichte. Berlin: NORA Verlagsgemeinsсhaft, 2019, 147 p.
10. Бельгер Г. Гете и Абай. Евразийство и диалог культур. Классические исследования. Алматы: Әдебиет Әлемi, 2013, т.19, с. 177–254.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ