ФИЛОСОФИЯ ЛАО-ЦЗЫ О ВЕЛИКОМ РАВНОВЕСИИ

0
63

Такен Джанатаев,
кандидат экономических наук

Посещая с визитом Казахстан в 2013 году, председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул идею совместного формирования Экономического пояса Шелкового пути, а позднее в Индонезии – идею совместного создания Морского Шелкового пути XXI века. Вместе они составили инициативу проекта «Один пояс – один путь». С момента выдвижения концепции более 100 государств и международных организаций выразили поддержку данной программе и стали принимать активное участие в реализации стратегии «Один пояс – один путь».

Бытие и ничто

 В философии Лао-цзы обнаруживается исходное основополагающее различие философской культуры Запада и философской культуры Востока. На Западе бытие либо есть, либо его нет. Подлинное бытие без ничто не мыслится. В западной философской культуре отсутствует понятие «срединного пути» развития. В философии Лао-цзы имеется только то, чего нет: где бытие там пустое место – ничто. Из ничто порождается бытие, и наоборот. Они нераздельны, тогда как философия Запада мыслит: бытие без ничто, а ничто – без бытия. Но это уровень рассудочного мышления. Философия Лао-цзы исходит из разумного мышления.

Пустое место «терпимо» к тому, что вмещает в себя. В пустоте, то есть в ничто, появляется бытие с определенной формой. Ничто – это содержание, а бытие – это форма. Они в единстве и они немыслимы в отрыве друг от друга. Превращение бытия в ничто, а ничто – в бытие есть «срединный путь» действия Дао. «В мире все вещи рождаются в бытии, а бытие рождается в небытии» (Дао дэ цзин, гл. 40). В глубине бытия и ничто – пустота, духовная сфера. Она включает мысль человека. Человек – это дух, а дух – это мысль. Эта модель движется по срединному пути через триаду (–), (=), (≡), где проявляется единство числа (–) и двойки (=). Это переход от чувственного познания к разумному мышлению. Промежуток между небом и землей – это пустота, поле для проявления духа человека. Суть этого движения – обретение единства через «срединный путь» в движении Дао.

Срединный путь возникает, когда по нему идут. Движение – это взаимопереход инь и ян, ян и инь. Без движения нет срединного пути. «Переход от одного глубочайшего к другому – дверь ко всему чудесному» (Дао дэ цзин, гл. 1). Вот суть «срединного пути» развития. Срединный путь развития – это принцип мировых перемен. Главное условие человеческого развития. Срединный путь – это единство природы и человека.

Чистое бытие – это абстракция, которое взятое непосредственно, есть ничто. Задача сознания – понять, то бытие и ничто есть ни что иное как пустые абстракции и одно из них столь же пусто и бессодержательно, как и другое. Бытие совершенно лишено определения. Ничто также лишено определений.

Взятые вместе бытие и ничто составляют нечто. Философия Лао-цзы усматривает в их единстве движение Великого дао в пустоте, как сфере духовного движения. На Западе бытие представляют как абсолютное богатство, а ничто – как абсолютную бедность. Бытие для Запада – это мир материального богатства, а ничто – мир пустоты. На Востоке ничто – это мир духовных ценностей, переработанных в духовной сфере из бытия. Философия Лао-цзы в бытии и ничто усматривает пустоту как начальный пункт движения Великого дао. Бытие и ничто – это лишь определения начала процесса познания. «Если, рассматривая весь мир, мы говорим: все есть – и не говорим ничего больше, то мы опускаем все определенное и имеем, следовательно, вместо абсолютной полноты абсолютную пустоту» [20, с. 21]. Гегель обратил внимание на то, что пустота была признана еще древними мыслителями источником движения.

В философии Лао-цзы «середина» (чжун) состоит из круга, разделенного пополам, и является метафорой взаимодействия бытия и ничто как единого целого. Это два полюса общей картины мироздания, два поля внутреннего и внешнего, две стороны светлого и темного.

В сознании взаимопереход бытия и ничто как взаимопереход внутреннего во внешнее, внешнего во внутреннее осуществляется стремительно, так что процесс духовного освоения мира протекает в пустоте. Поэтому этика Конфуция называет истинным знание, которое подразумевает и признания «своего знания» и «своего незнания». Движение Великого дао – это тысячи превращений знания в незнание, а незнания в знание, «десять тысяч перемен». Истинное знание обнаруживается в середине движения Великого дао. Срединное дао состоит в том, что разум позволяет сознанию быть разным в духовном освоении предметной действительности, оставаясь единым. Духовный путь направлен на освоение «темных сторон» незнания внешнего мира. В глубинах темных сторон света таится покой духа, духовная уравновешенность. Это то, что в философии Дао дэ цзин называется «Срединное дао».

 Равновесное состояние

«Чжун-го» так называется Китай или иначе Поднебесная, которая имеет смысл «Срединного государства». На Западе это воспринимается как центр земли, а Китай – единственная поднебесная. Между тем определение «Чжун-го» как Поднебесной или Срединного государства носит в себе философский смысл. Схематично Срединный Китай можно представить в системе координат Неба и Земли:

Небо – это время. Земля – это пространство. Все протекает во времени и осуществляется в пространстве. Небо и Земля – это две противоположности, которые включают все противоположности и выражаются как «инь» и «ян». Эти противоположности встроены в китайский язык и большинство китайских слов состоит из двух знаков, выражающих противоположный смысл. К примеру, «много» и «мало» соединяются, чтобы обозначить понятие «сколько». Понятие «конфликт» выражается знаками «стрела» и «щит». Знаки «внутри» и «снаружи» образуют понятие «везде». Именно через язык баланс противоположностей создает новую целостную картину.

Все противоположности, выраженные через инь и ян, – это две стороны одного целого, в котором надо найти «срединный путь» во избежание крайностей. На Западе в силу линейности мышления Небо (время) и Земля (пространство) воспринимается так, будто китайцы смотрят на Поднебесную как единственную, расположенную под небом. У западной философии восприятия мира одномерно, поэтому она стремится раздробить целое на части. Запад делит на части целое, забывая, что часть также есть целое, если оторвать ее от целого.

На Востоке инь и ян включают в себя всю космическую потенцию триады Небо – Человек – Земля. Поэтому и познавательный процесс в сознании отображается как юань (начало) – хэн (развитие) – чжен (бытие). Китайская книга перемен интерпретирует инь и ян как источник всех явлений в мировом процессе и представляет собой борьбу сил света и тьмы. Ян – позиция света. Инь – позиция тьмы. Соотношение мировых сил порождает 64 ситуации, на которые влияют силы Света или силы Тьмы. Показательно, что шахматная игра построена на этих символах. Белые фигуры (ян), черные фигуры (инь). Взаимодействие белых и черных фигур выражает процесс «Возникновения – Бытие – Исчезновение». Мир есть борьба противоположностей в единстве противостоящих сторон.

Запад воспринимает борьбу противоположностей прямолинейно: «Дух и природа не для христиан. Природа – грех. Дух – сатана. И оба родят сомненье, недоверие, злобу. У нас все по-другому. Основание империи, ее святой оплот – духовное и рыцарское званье. Им власть в стране, им земли и почет» [52, с. 344]. Так Гете в «Фаусте» охарактеризовал западное общество, которое уже в начале XIX века было охвачено духом покорения природы. По западным воззрениям в борьбе двух начал один побеждает. По восточным воззрениям – победителей не существует. Поэтому на Востоке говорят: «Если вы считаете, что выиграли в споре, то подумайте и найдите ошибку!» Ошибка заключается в том, что в споре на Востоке ищут истину, на Западе – победителей.

На Востоке укрепление межличностных связей зависит от состояния коммуникаций между народами, между семьями, межличностными отношениями в коллективе. Иначе говоря, развитие связей рассматривают как процесс, находящийся в движении, постоянном развитии. Человечество всегда находится в процессе единения – состоянии Соmmunio Sanctorum (коммунизм). Слово «коммунизм» на Востоке имеет сакральное значение и рассматривается не как цель, которую общество должно достичь, а как процесс единения народов, человечества в целом, как процесс преодоления тех противоречий, которые возникают в космогонии Небо-Человек-Земля. Коммунизм – это процесс постепенного единения в духовном мире. Поэтому Коммунистическая партия Китая имеет не тот смысл, который закладывался в Коммунистическую партию Советского Союза.

На Западе Communio Sanctorum – коммунизм – потеряло свое изначальное сакральное значение и носит политизированный характер. «Коммунизм» для Запада – это не процесс духовного объединения народов, а средство достижения политической власти. На Востоке Коммунистическая партия Китая не ставит перед собой цель «построения коммунистического общества», а рассматривает себя как организующую силу в решении проблем, возникающими между множеством инь и ян.

 Центр великого равновесия

На Востоке центр – это народ, на Западе – это отдельная личность. Философия Лао-цзы исходит из того, что человек – это «встреча с другим человеком», тогда как философия Запада исходит из принципа: человек – это центр Вселенной вокруг которого крутится весь мир. Эгоцентризм Запада основан на картезианской философии: Cogito ergo sum – я мыслю, следовательно, я существую», то есть человек – это субъективное «я».

На Востоке отсутствует понятие субъективного «я». Мировоззренческая философия Востока – это не «я» как субъект, а «встреча человека с человеком». Здесь нет сущности человека как личности при встрече с другим человеком. Это значит, то в сознании «я» нет ни субъекта, ни объекта. На Западе субъект «я» противопоставляется внешнему миру, то есть объекту. Субъект «я» само себя охватывает свою целостность безотносительно к объекту. На Востоке субъект «я» и объект совпадают, причем сознание «я» субъекта очищается от всего субъективного. При встрече с другим человеком субъект «я» не высказывает субъективные желания. Они отодвигаются на задний план. Человек не должен преступать «Срединного пути». Это значит, что при «встрече человека с человеком» нельзя доводить до крайности инь и ян, а всегда чувствовать Срединное дао в момент перехода ян в инь и инь в ян.

Философия Лао-цзы – это диалектика инь и ян, где постоянно нужно искать Срединное дао, согласованность действия двух измерений неба (духовного) и земли (материального). Эта диалектика Великого дао позволяет определить Срединное дао в развитии явлений, процессов. Высшая ценность срединного Дао – это жизненная гармония инь и ян. В философии Лао-цзы принцип Срединного дао выражен в понятиях «прежденебесное» и «посленебесное» [61, с. 268]. Эти понятия выражают широкий спектр значений – от космологии до духовной практики. «Прежденебесное» относится к бытии духовного спокойствия, цельности сознания находящегося у истоков познания. «Посленебесное» – это движение Великого дао по духовному освоению мира материальных ценностей. Великое дао диалектично, потому что оно выражено одновременно и поступательным и возвратным движением как «лунный танец» Майкла Джексона. Великое дао – это движение по спирали, где поступательный путь всегда соответствует возвратному пути. Геометрически образ двойного движения выражено в космологии Небо и Земля: Земля – квадрат, небо – круг, вписанный в квадрат. Это принцип синхронности поступательного и возвратного движений, при котором обозначается Срединное дао.

Принцип Срединного дао позволяет этике Конфуция разумно отвечать на такие вопросы как «Правильно ли отвечать добром на зло?» Философия Лао-цзы отвечает: «На зло отвечают справедливостью, на добро отвечают добром». В формуле «встреча человека с человеком» философия Лао-цзы рекомендует не быть категоричным в своих суждениях, соблюдать «Срединное дао», то есть не проявлять упрямство, не доводить до крайнего предела одну из сторон Великого дао (инь и ян), не думать о себе лично так как при «встрече с другим человеком» твои личностные качества оценивает другой человек. «Благородный муж предъявляет требования к себе, низкий человек предъявляет требования к другим» [47, с. 71]. На этом строится Срединное дао инициативы «Один пояс – один путь».

Уникальность инициативы «Один пояс – один путь» – это необычайно обостренное чувство «Срединного дао». В огромном потоке экологических экономических, социальных, культурных программ различных стран осуществляется «встреча человека с человеком». Китай придерживается Срединного дао, не затрагивая внутренние интересы, не проявляя агрессии, не стремясь быть «гегемоном», не стремясь захватить лидерство. Вся инициатива «Один пояс – один путь» строится на «встрече человека с человеком» на взаи­мовыгодных началах. Китай строго придерживается канонов Конфуция: человечность (жень) во взаимоотношениях друг с другом, разумное сочетание экономических интересов, доверие друг к другу, то есть способность вызвать уважение к своей политике. Мудрость Китая – способность правильно оценивать свои достоинства и недостатки. На Давосском экономическом форуме в январе 2017 года Председатель КНР Си Цзиньпин выступил против протекционизма, подчеркнув, что не нужно пытаться достичь своих интересов за счет других стран. «Мы должны стремиться к развитию торговли и инвестиций, сказав «нет протекционизму». В торговой вой­не победителей не будет. Проводить политику протекционизма – все равно, что запираться в темной комнате – защититься от ветра и дождя, но лишиться при этом света и воздуха».

Восточная культура предполагает духовное спокойствие как условие гармоничного отношения между странами. Это мнение во всех поступках следовать принципу «находиться в середине противоположных сторон единого целого инь и ян» и тем достигать согласия, не выпячивая свое «я». Согласие достигается терпеливым отношением к интересам других стран, умением вникнуть во внутренние проблемы другой страны, не затрагивая ее интересы. Нарушение этого принципа означает, что одна из сторон преступила грань Великого равновесия. На этом принципе строится Срединное дао инициативы «Один пояс – один путь». В ней заложено согласие со всеми странами – участницами Великого Шелкового пути.

Переоценка ценностей

В начале XXI века происходит смена эпохи, связанной со структурным кризисом в мировосприятии общества. США объявили торговую войну не только КНР, но и Евросоюзу, России и другим странам, повысив пошлины на ввозимые в штаты товары. Евросоюз ввел санкции в отношении России. Под санкциями находятся Иран, КНДР и ряд других стран, не подчинившихся диктату Запада. В нарушение всех правил международной торговли Запад оказывает давление на Восток. Запад развязал валютные войны в надежде сохранить доллар и евро в качестве основных резервных мировых валют в ущерб равноправию национальных валют. В 2012 г. свыше 100 стран мира выступили против финансовой колонизации Запада. США вышли из Парижского соглашения – Соглашение Рамочной конвенции ООН об изменении климата, регулирующей меры по снижению углекислого газа в атмосфере до 2020 года, а ряд стран не выполнили договоренности. Европа испытывает тяжелый цивилизационный кризис в духовной сфере. Нарастает волна расизма, нагнетается «юдофобия», «русофобия», «синофобия». Происходит падение нравственности и морали. Запад охватил социальный гедонизм. Запад нарушил канон Великого равновесия, тогда как Восток в лице Китая выступил с инициативой «Один пояс – один путь» с целью созидания общества единой судьбы человечества, содействует преобразованию системы глобального управления.

Этические нормы Запада основаны на том, что материальное богатство достается извне, и богоизбранность Homo Ocсidentalis (человек Запада) заключено в эксплуатации не только природы, но и людей. «Бог устроил так, что люди, выполняющие работы первейшей необходимости, рождаются в изобилии», – писал итальянский экономист XVIII века Фердинандо Галиани [15, с. 363]. Эта идеология сохранилась до начала XXI века. Миграционный коллапс, охвативший Европу в 2014–2018 годы, рассматривается прежде всего, как источник дешевой рабочей силы.

К началу XXI века на Западе стали проявляться признаки утраты духовных ценностей. Появилась потребность осознания новой цели. Но какой? Цель предполагает оценку. Что оценивать? Что является критерием ценности? Знаменитое требование Ницше: «Переоценка всех ценностей!» является выражением перехода накопленных ценностей на новый качественный уровень, что предполагает высокий уровень культуры. И Запад оказался не на высоте. Запад начал постепенно испытывать духовную усталость от социального гедонизма, от тяжкого «бремени белого человека» (Киплинг).

Засевший в сознании стереотип модели: «надо идти впереди всех стран мира и руководить демократическими процессами преобразования всего мира» не позволяет произвести переоценку ценности внутри собственной культуры. Запад привык смотреть на другие народы как на стадо, а на каждого человека из этого стада – как на часть фауны. Этот стереотип насаждался идеологией потребительства. В ХХ веке идеология получила в свои руки мощное орудие обработки сознания. Молитвы заменили газеты, радио, телевидение. Началась массированная обработка сознания в духе погони за материальными благами. В начале ХХI века в силу вступает Интернет. Идеологическая обработка сознания становится иезуитски изощренной. На первый план выставляется пропитанная нафталином идеология «демократии», потерявшая первоначальный смысл «власти народа» в Древней Греции. Характеризуя демократию, Платон писал: «Демократический строй – строй, не имеющий должного управления, но приятный и разнообразный. Демократический человек разнообразен, многолик, прекрасен, пестр» [93, с. 309]. Насаждение демократии преследует цель держать «человеческое стадо» в рамках утилитарных интересов Запада. Экономические интересы Запада в Украине, на Ближнем Востоке привели к развитию «цветных» революций и в то же время к гуманитарной катастрофе в Сирии, Судане Йемене, Ираке, Ливии, Афганистане и других странах.

Запад пытается овладеть природными ресурсами Востока и контролировать все экономические активы мира. Зачем? Мудрость заключается в нахождении «срединного пути» между материально-вещественным богатством и его духовным освоением, в отказе от излишеств, устранении роскоши и расточительности. Дао учит не покорять страны и государства, а находить «Срединный путь» гармоничного развития. «Если государство и правительство могли бы соблюдать дао, то все существа стали бы спокойными. Тогда Небо и Земля сольются в гармонии» (Дао дэ цзин, гл. 32). Китайская стратегия «Один путь – один пояс» направлена на поиск «срединного пути» в развитии мирового общества. Проект охватывает 60 стран и нацелен на объединение народов путем строительства инфраструктурных объектов, объединение культур и т. д.

Стратегия открытости

Открывая Боаоский экономический форум (апрель 2018 г.) председатель КНР Си Цзиньпин отметил, что на протяжении сорока лет его страна придерживается политики реформ и стратегии открытости. Китай и дальше будет развивать открытость рынка, создание благоприятных условий для прямых иностранных инвестиций, страховых компаний и фондовых рынков в финансовом секторе. Будут упрощены требования к созданию на его территории международных финансовых институтов. Улучшится инвестиционный климат, Китай берет на контроль защиту интеллектуальной собственности. Делая упор на инициативе «Один пояс – один путь», Китай уделяет внимание «заимствованию извне» и «выход вовне», руководствуясь принципом «совместного консультирования, совместного строительства и совместного использования» и расширяет сотрудничество в сфере инновационного потенциала, формирует архитектонику открытости, отличающейся взаимодействием стран на суше и на море.

КНР с инициативой «Один пояс – один путь» привнес в мировоззрение народов китайскую мудрость и китайский вариант для решения проблем созидания сообщества единой судьбы. В XXI веке научный социализм и коммунизм в Китае приобрели совершенно иное звучание, иной смысл, иное понимание, чем на Западе. С научного социализма и коммунизма снят покров политизированности, и они приобрели «человеческое лицо». Китай – социалистическое государство демократической диктатуры народа. Народ – это центр Великого равновесия. Вся власть в стране принадлежит народу. Социалистическая демократия в Китае является самой широкой, самой истинной и самой эффективной демократией, защищающей интересы народа. Народ – хозяин страны. Для Запада эти слова кажутся пафосными из-за культурных различий. На Западе научный социализм, коммунизм, демократию пытались построить на основе римского частного права и потерпели полный провал.

Стратегия открытости Запада на основе римского частного права наиболее сильно проявилась в США в ХХ веке и приобрела зрелую форму в начале XXI века. Классическая концепция стратегии открытости Запада изобразила глобальную экспансию по защите прав частной собственности и вылилась в силовые приемы. Особенно это проявилось действиях Запада в экспансии на страны Ближнего Востока, где нефтяные интересы Запада поставлены выше интересов народов этих стран.

На Востоке культурные нормы коллективной собственности определяют стратегию открытости инициативы «Один пояс – один путь». На идеологии открытости стратегии «Один пояс – один путь» наложили отпечаток восточные представления о разумном и должном в отношениях между государствами – участниками Экономического пояса ­Великого Шелкового пути. В это стратегии открытости действуют принцип «встреча человека с человеком», поиск и нахождение Срединного дао, она формируется из самобытной культуры Востока, основанной на коммунистической собственности. Коллективная или коммунистическая (Communio) обладает внутренней жизненной энергией «Ци» и внутренним духовным знанием «Дэ», порождаемая силой кооперации разделенного труда. Коммунистическая собственность является основой нравственно значимой реализации всех сопряженных экологических, экономических, социальных и культурных программ инициативы «Один пояс – один путь».

На Западе корпоративная система управления, построенная на фундаменте римского частного права, не имеет внутренней жизненной энергии «Ци» и одухотворенным знанием «Дэ» и потому нравственность – на заднем плане. На первый план выступает прибыль как квинтэссенция экономической деятельности. На Востоке главным принципом стратегии открытости на любом уровне – семье, коллективе, обществе – является умение соблюдать Срединное дао. В любых жизненных ситуациях сохраняется добродетель Великого равновесия.

Срединное дао – это условие сохранения Великого равновесия между государствами – участниками пояса Великого Шелкового пути. Требования ритуала Конфуция: «будь исполнен достоинства в своей позе» переносится и на инициативу «Один пояс – один путь». Стратегия открытости – это способ упростить и упорядочить взаимоотношения на всех уровнях иерархии общества, вплоть до взаимоотношения между государствами на основе этики Конфуция. На этом построена стратегия открытости инициативы «Один пояс – один путь». Китайские, японские, корейские корпорации работают на коммунистических началах государственной и частной собственности. В них действует принцип коммунистической организации производства. Восточная система открытости недоступна пониманию Запада. В отличие от Запада стратегия открытости на Востоке исходит не из предметной деятельности по увеличению прибыли, не саму предметную деятельность, а исходит из человечности (жень). На языке Дао дэ цзина реальность есть нечто предельно большое, не имеющее ничего вне себя. В том принципиальное отличие Востока от Запада, где реальность – это мир вещей как бесконечное, как в большом, так и в малом.

 

Познание Гармонии

На языке метафор инициатива «Один пояс – один путь» устремлена к созиданию общества единой судьбы. То, что находится за «10 000 ли» отсюда близко как соседний дом. Петух, возвещающий зарю с забора Франции, слышен в Китае. Инициатива «Один пояс – один путь» ясно представляет себе цель движения Великого дао в созидании общества единой судьбы на основе открытости экономик всего мира, политического взаимопонимания, экоцивилизационного единства человечества. Отсюда и моральные принципы этики Конфуция, общие для всех народов мира:

  1. Познание (жень)

Человек идет навстречу другому, чтобы знать себя и знать другого человека. Только так возникает сопряжение программ различных стран. Надо познать себя и познать интересы других стран, чтобы вписаться в сеть взаимных интересов, не нарушая Великого равновесия.

  1. Терпение

Терпение – главная особенность китайского национального характера. Китай терпеливо ждет, когда все страны откликнутся на инициативу «Один пояс – один путь». Терпение вознаграждается. Только за период 2013–2018 годов свыше 100 стран и международных организаций откликнулись и предложили свои программы, сопряженные с этой важной стратегической инициативой.

  1. Человечность

Залог успеха инициативы «Один пояс – один путь» – это этика Конфуция, обязывающая искреннюю заботу об окружающей человека экоцивилизационной системе. В ней принцип «встречи человека с человеком» обозначается понятием «чжун юн» – «срединностью обыденной жизни. Это означает, что человек должен всегда придерживаться в отношении с другим человеком центра Великого равновесия в движении Срединного дао. В Дао дэ цзине это означает концентрацию сознания, его сосредоточенность на внутреннем импульсе жизненной энергии «цзин» и духовного знания «дэ». Последние способствуют очистке каналов циркуляции жизненной энергии «ци». Это то, что в философии Лао-цзы и этике Конфуция называется «сосредоточенности на небесном импульсе жизни».

  1. Искренность

Этот принцип, отсутствующий в философской культуре Запада, в философии Лао-цзы является одним из центральных и выражает «встречу человека с человеком». Изначально понятие «искренность» относилось к исполнению долга перед семьей, заботе к членам своего коллектива. В инициативе «Один пояс – один путь» понятие «искренность» обретает значение исполнение долга перед странами, государствами, перед народами.

  1. Доверие

Принцип «доверие» стал главным девизом Санкт-Петербургского международного экономического форума (май 2018 г.) и является выражением того, что весь мир начинает осознавать философию Лао-цзы и ее значение в созидании общества единой судьбы. Доверие – это способность заслужить уважение друг друга. Кстати, девиз вышеназванного международного экономического форума – «Развивая экономику доверия» был абсолютно созвучен сути инициативы «Один пояс – один путь». Этот девиз рефреном звучал в выступлениях участников форума.

  1. Мудрость

Мудрость в этике Конфуция – это правильно оценивать свои достоинства и недостатки и опираться на достоинства других. Китайская мудрость гласит: «Того, кто не отделяется от праисточника, называют небесным человеком;  того, кто не отделяется от духовного начала, называют святым человеком; того, кто не отделяется от истины, называют совершенным человеком» [47, c. 138].

Мудрый человек – это тот, кто нравственные качества считает своей основой и кто в непрерывных изменениях вещей умеет заметить предзнаменование будущего.

  1. Планирование

Прежде чем действовать мудрый человек три года взвешивает на весах справедливости свои будущие действия. Стратегическое планирование ини­­циативы «Один пояс – один путь» охватывает длительный период времени и потому он не детализирован. Конкретные шаги проявляются по мере того, как отдельные страны разрабатывают свою программу, которая вписывается в инициативу «Один пояс – один путь» как органическая часть созидания общества единой судьбы. Все программы государств – участников Пояса Великого Ше­лкового пути должны быть интегрированы в общее движение Великого дао, не нарушая принципа Великого равновесия экоцивилизационных отношений между государствами.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ