Тревожная демография

1
338

Бахытжан АУЕЛЬБЕКОВ

Часть II

Мы живем сегодня в период, аналогов которому не было за всю человеческую историю. С одной стороны, наблюдается колоссальный научный и технический прогресс, который, казалось бы, гарантирует или может гарантировать большинству человечества достаточно высокий уровень жизни как минимум на протяжении ряда поколений. С другой стороны, вступили в действие угрожающие факторы, ставящие под сомнение даже ближайшее будущее этого самого человечества, которое, по целому ряду признаков, просто теряет жизнеспособность и становится непонятным, как оно будет существовать дальше. Причем, факторы эти заработали с силой, небывалой за всю предшествующую историю. И наука явно не в состоянии дать ответ, как с ними справиться. Одним из таких угрожающих факторов является демографический, который имеет двойственный характер и способен породить невиданные доселе катаклизмы. Проблема эта развивается на наших глазах, нарастает как снежный ком и влечет за собой множество других проблем. Никто не знает, как с ней справиться, но нужно иметь мужество взглянуть ей в глаза, хотя бы для того, чтоб оценить масштаб опасности. Эта проблема не есть что-то, угрожающее человечеству в отдаленной перспективе – она уже пришла в наш дом. Имя ей – катастрофическое старение населения в развитых странах и перенаселение в «третьем мире», которое в конечном итоге ведет и «третий мир» тоже к катастрофическому старению. Оба этих фактора в сумме дадут устрашающий эффект, в этом вряд ли можно сомневаться.

В наши дни научно-технический прогресс достиг самых отдаленных уголков планеты. Даже в шатрах кочевников Сахары и иглу эскимосов можно встретить видеомагнитофоны, спутниковые телефоны и другую самую современную электронику. О комфорте условий жизни жителей развитых стран даже говорить не приходится. Все это – именно достижения научно-технического прогресса. Но давно ли начался сам этот прогресс? Совсем недавно. Он напрямую связан с развитием естественных наук. Обычно отсчет времени существования естественных наук принято начинать с эпохи Возрождения, с Галилея, Кеплера, Ньютона. На самом деле, наука в современном понимании, конечно, гораздо моложе. Настоящий размах научные исследования приобрели к середине XIX века, а настоящий расцвет произошел уже только в ХХ веке. Есть любопытная оценка – 80 или 90% всех ученых, когда-либо живших на Земле, – наши современники.
Достаточно вспомнить, что чуть более ста лет назад человечество робко начало использовать электрическую энергию, а ее реальное внедрение в промышленность и повседневный быт интенсивно началось в самом конце XIX – начале ХХ вв. Электрон был открыт в самом конце XIX века, а начальные представления о структуре атома и элементарных частиц сформировались только в первой трети прошлого века. Еще сто лет назад не было массового использования двигателей внутреннего сгорания (массового автомобиля), делала первые робкие шаги авиация, проводились первые эксперименты с радио, не было холодильников и других электробытовых приборов, рентгеновские лучи только-только начинали применяться в медицине.
Посмотрим на последние 50–70 лет. Массовое телевидение возникло чуть больше 50 лет назад, а возможность передачи телевизионного сигнала между разными странами и континентами стала возможной только после запуска первых спутников связи в середине 60-х годов прошлого века. Реактивные пассажирские самолеты появились и стали массовым средством транспорта, соединившим континенты к концу 50-х годов прошлого века. Первый спутник был запущен в 1957 году, первый космонавт – в 1961-м, первый полет человека на Луну состоялся в 1969 году. Атомная энергия получила практическое применение (в виде атомных бомб) примерно 70 лет назад, а промышленное производство электроэнергии на атомных станциях началось 60 лет назад.
Транзисторная радиоэлектроника начала сменять ламповую менее 50 лет назад, а интегральные микросхемы стали массово производиться и применяться всего лет 40 назад. Первые компьютеры (занимавшие большие залы) появились 60 с небольшим лет назад в единичных экземплярах, а в середине 60-х годов прошлого века во всем мире их было менее 5000. Первые персональные компьютеры, казавшиеся забавными игрушками, появились в продаже чуть больше 25 лет назад, а 20 лет назад никто из обывателей и не помышлял о мобильных телефонах. Правда, уже появилась электронная почта, а затем мгновенно возник Интернет. 
Все это появилось исключительно благодаря достижениям фундаментальной физики XIX–ХХ веков, прежде всего, максвелловской электродинамики, и, кстати сказать, квантовой механики (кроме авиации и космических полетов, которые, конечно же, являются триумфом более ранней классической – ньютоновской механики), сформулированной только в конце 20-х – начале 30-х годов ХХ века и об особенностях которой 99% населения не имеют ни малейшего представления. Приведенный список, конечно же, неполон. Любой из нас может оглянуться вокруг и его дополнить (микроволновые печи, кредитные карточки, лазеры, ксероксы, IP-телефония, GPS навигация, МР3 музыка, DVD-диски, жидкокристаллические дисплеи и телевизоры… А магнитофоны уже устарели и стремительно исчезают, а ведь 50 лет назад мало в чьей квартире они были).
Массовое применение полимерных материалов началось тоже 50 лет назад (полиэтиленовые пакеты для упаковки продуктов питания, пластиковые бутылки, женские колготки, пластиковые лыжи и ткани с применением нейлона и лавсана). Микроскопический механизм мутаций и эволюции биологических организмов был детально изучен в 30–40 годах прошлого века, а структура ДНК была открыта чуть более 50 лет назад. Генетический код был расшифрован 50 лет назад, а генная инженерия возникла лет 15 назад. Генетически модифицированные организмы и продукты – лет 10 назад. «Зеленая революция» (получение новых видов злаковых культур) практически сняла несколько десятилетий назад проблему мирового голода, а тысячи новых медицинских препаратов ликвидировали (или ослабили) множество болезней, которые уносили человеческие жизни, способствовали улучшению качества этой жизни. Прогресс, как видим, действительно невероятно стремителен и впечатляющ, можно сказать, грандиозен. И нет оснований считать, что он будет остановлен. Но может ли он обеспечить пристойное будущее человечеству? Вот в этом как раз есть серьезные сомнения. Давайте посмотрим, в каком направлении движется само это человечество.
В начале 2000-х годов лондонская «Таймс» опубликовала статью с красноречивым названием: «Белая раса – вымирающий вид человечества». Преувеличение? Не очень большое. Впрочем, это ждет и другие человеческие расы, только с отставанием примерно на 50 лет. На протяжении всей истории человечества, вплоть до Нового времени, периоды роста и сокращения численности населения с почти предсказуемой точностью сменяли друг друга. Факторов же, регулирующих такой баланс, было предостаточно: неурожаи, голод, войны, многочисленные эпидемии и т. д. И лишь в XVII веке были «взорваны границы невозможного» и «преодолен до той поры недоступный предел». (Ф. Бродель. Динамика капитализма. М., 1992, с. 15–16).
С начала нашей эры понадобились 17 веков, прежде чем численность населения планеты удвоилась. Согласно имеющимся данным, население Западной Европы возросло с 14,7 млн. в 600 году до 22,6 млн. в 950-м и достигло 54,4 млн. человек перед «Черной смертью» (эпидемии чумы) 1348 года. По другим данным, численность населения всей Европы увеличилась с 27 млн. в 700 году до 42 млн. в 1000-м и до 73 млн. в 1300 году.
С VI по XIX вв. численность европейского населения континента ни разу не превысила 180 млн. человек. А за период с 1800-го по 1914 год – то есть за столетие с небольшим – она возросла до 460 млн. Как писал Х. Ортега-и-Гассет, «три поколения подряд человеческая масса росла как на дрожжах и, хлынув, затопила тесный отрезок истории». (Х. Ортега-и-Гассет. Восстание масс. М., 2001, с. 49–50).
Одновременно наблюдалась все более заметная тенденция ускорения темпов роста численности населения всего Земного шара. В 1825 году население планеты достигло 1 млрд. человек – для этого понадобилось несколько тысячелетий. Начавшаяся развертываться в тот период промышленная революция и успехи в развитии медицины создали условия для ускорения темпов роста населения сначала в Западной Европе и Америке, а затем и в остальном мире. В результате, в последующие 100 лет численность населения увеличилась в 2 раза, составив 2 млрд. Эта цифра в свою очередь удвоилась в следующие полвека (с 1925-го по 1976 год), достигнув 4 млрд. человек. (См. N. Sadik. The State of the World Population. N.Y., 1990.).
К 1990 году население планеты составило уже 5,3 млрд. человек, увеличившись только за 15 лет на 1,5 млрд. К концу ХХ века оно уже перевалило за 6 млрд. Постоянно росла средняя продолжительность жизни людей, достигнув в самых развитых странах 75 лет, в то время как столетием раньше она не превышала 30–35 лет. Сегодня население Земли каждые 4–5 дней увеличивается на 1 млн. человек, или, иначе говоря, ежедневный чистый прирост населения, определяемый как разница между числом родившихся и умерших, составляет 200–250 тыс. человек. Именно такой, в некотором роде экспоненциальный, рост численности населения Земного шара стал одним из тех мощных внутренних факторов, в Новое и Новейшее время ставших генераторами двух грандиозных миграций народов. Первоначально они привели к освоению западным человечеством мира Востока, понимаемого в самом широком смысле слова, а затем в наши дни – к встречному потоку представителей незападных народов в мир Запада.
В течение кратчайшего исторического срока представители белой расы заполонили целые континенты (предварительно, будем откровенны, расчистив «жизненное пространство» для себя). Однако сегодня наблюдается прямо противоположная ситуация – белая раса стремительно стареет и фактически вымирает. Ни в одной европейской стране (за исключением мусульманской Албании) рождаемость не достигает уровня естественного воспроизводства (2,2 ребенка на женщину). Анатолий Беккер (ФРГ) пишет: «Старая Европа вымирает: в Германии на одну семейную пару приходится 1,3 ребенка, а более 10 млн. человек – одинокие люди. До Второй мировой войны в среднестатистической немецкой семье было 3,7 ребенка – почти в три раза больше, чем сейчас». Даже в самой успешной по рождаемости коренного белого населения Франции коэффициент рождаемости не поднимается нынче выше 1,97.
«Итальянцы, некогда столь чадолюбивые и плодовитые, уже к 1999 году уронили рождаемость до катастрофически низких 1,2 ребенка на женщину. И при этом завели у себя самую неэффективную и разорительную для экономики пенсионную систему. Все очень просто. Чем меньше детей – тем от года к году в западных обществах все больше и больше стариков. Все более приходится тратить денег из бюджета на их содержание и социальное обеспечение: ведь пенсионеры Запада живут по двадцать лет, уйдя на покой. Но зато, сколько они тратят и сколько требуют на свое содержание! И попробуй-ка отнять у избалованных западников социальные завоевания! Они прокатят на выборах любого политика, который только потребует на это намекнуть». (Максим Калашников. «XXI кровавый век. Катастрофа неизбежна!» М.: Яуза-пресс 2011.). 
И ведь этот процесс продолжается не то что не первый год, а не первое десятилетие! Население в Европе стремительно сокращается, детей все меньше и меньше. В той же Италии уже сегодня 60-летних больше, чем 20-летних. Завтра так будет во всех европейских странах. Будет ли жизнеспособным общество, в котором стариков больше, чем молодежи? Скорее всего, нет. А кто же тогда работать будет? Происходит замещение белых европейцев выходцами из стран «третьего мира», в основном мусульманских, у которых к тому же и рождаемость очень высокая.
Ту же самую картину мы видим и в США, и в Канаде, и в Австралии. В тех же Штатах, например, в 1960-м году 89% населения составляли американцы европейского происхождения, чернокожие – 10%, испаноязычные и азиаты вместе взятые составляли всего 1%. В 2006-м году соотношение стало следующим: белые – 56,6%, испаноязычные – 20,5%, негры – 15,3, азиаты – 3,9%, остальные – 3,7%. 
«Подумать только! Еще в 1970 году средний возраст американцев составлял 28 лет, и янки еще были молодой жизнеспособной нацией. А теперь они превратились в престарелых пиндосов. К 1999 г. средний возраст американцев достиг 35 лет. К 2030 году он составит уже сорок лет. (В Европе тогда же средний возраст подвалит к пятидесяти.) Это значит, что в США к 2030 году половина всех взрослых будет возрастом от пятидесяти лет и старше». (Максим Калашников). Испано­язычные же, которые в США в 1960-м году не составляли и 1% населения, сегодня – самая молодая и быстрорастущая этническая группа. И многодетная, кстати. Уже сегодня их голоса определяют очень многое на выборах, а завтра именно они будут определять все, или почти все. Белые же американцы «сходят со сцены» в чисто физическом отношении.
Касается ли демографическая катастрофа только представителей белой расы? Вовсе нет. Самые старые и физически вымирающие народы в мире – южнокорейцы и японцы (у северных корейцев рождаемость высокая). Показатели рождаемости в Южной Корее – самые низкие в мире: на сотню женщин приходится всего 108 новорожденных. Меньше чем в Италии! А Япония по рождаемости занимает 227-е место. Из 228-ми! Ее давно называют страной стариков. Средний (!) возраст здесь… 43,8 года. Даже немного хуже, чем в Германии (43,7). Кстати, самой молодой в мире страной является Уганда, средний возраст ее жителей составляет 15 лет. За ней следует Конго – 16,3, Чад и Нигерия – 16,4 года. (Среднестатистическому землянину сегодня 28 лет.) 
В январе 2013-го года японский заместитель премьер-министра и министр финансов Таро Асо публично заявил: «Надо позволить людям старшего возраста быстрее умирать. Таким образом, они смогут снизить нагрузку на систему социальной помощи в Японии». Возник скандал, Асо заставили принести извинения. Но проблема, по крайней мере, признана и обозначена по-самурайски честно и жестко: в стране слишком мало молодежи и слишком много пенсионеров, расходы на которых разоряют бюджет. При таком демографическом перекосе Япония может оказаться неспособной прокормить своих стариков. А мы привыкли восхищаться экономическим развитием Японии. Тогда как беспощадные цифры демографической статистики говорят о другом.
Что же происходит с демографической ситуацией в мире? В предыдущей части настоящей публикации мы говорили о статье биолога В. Дольника «Демографический взрыв – глазами биолога», опубликованной еще в 1990-м году. В. Дольник и американский исследователь Ч. Кенди выдвинули гипотезу, что у человека, подобно представителям многих биологических видов, существует сигнальный механизм, регулирующий рождаемость. Действует этот механизм так. Когда людей в одном месте проживает слишком много, включаются сигнальные факторы, которые заставляют их изменять репродуктивное поведение. Они не стремятся обзавестись потомством, рождаемость в таких человеческих сообществах резко падает. В наше время, наиболее высокая плотность населения сосредотачивается в городах, и именно здесь рождаемость является исключительно низкой, не обеспечивающей воспроизводство населения. Причем, так было всегда, во все времена. Это явление известно еще с античных времен. Любые города – это демографические «черные дыры», которые могут существовать только за счет притока населения извне – из сельской местности или из других регионов. При этом, как только сельские жители переезжают в город, рождаемость у них тоже падает ниже уровня естественного прироста уже во втором поколении.
Можно не соглашаться с гипотезой Дольника и Кенди о влиянии сигнальных факторов на репродуктивное поведение людей, но то, что без притока населения извне население любого города сократилось бы вдвое за 35 лет и резко постарело, хорошо известно и демографам, и социологам. То есть, любое государство может существовать за счет собственных людских ресурсов, только если в городах проживет 15–18% населения, остальные – сельские жители, сохраняющие сельский стереотип собственного воспроизводства. В противном случае будут наблюдаться быстрое сокращение численности, старение, потеря жизнеспособности государства, народа, угасание, сопровождаемое неизбежным экономическим упадком, и, скорее всего, социальные потрясения. Уж эти-то закономерности известны давным-давно и без В. Дольника и Ч. Кенди.
Все промышленно развитые страны – это страны урбанизированные. Абсолютное большинство населения в них проживает в городах. Соответственно, в них происходят именно те демографические процессы, которые и должны были произойти. Причем такая ситуация – резкое преобладание городского населения над сельским – случилась впервые за всю историю человечества, только в промышленно развитых странах и только после Второй мировой войны. Это абсолютно новая, незнакомая  проблема, с которой человечество еще не сталкивалось. И процессы происходят уж очень быстро. А потому многие люди и даже ученые видят только внешнюю их сторону, но не понимают их причин, не могут оценить гигантский масштаб этих процессов, их скорость, а также спрогнозировать их последствия, которые наверняка будут катастрофическими и очень скоро. Можно было бы попытаться замедлить их, чтобы они растянулись на максимально долгий срок, сгладить их. Но для того чтобы принять меры по нейтрализации этих процессов надо хотя бы понимать, что происходит. А такого понимания нет. А ведь нашествие кавказцев, узбеков и таджиков в Москву и другие российские города, наплыв латиноамериканцев в США, а мусульман в Европу – все это следствие именно этих процессов. Таким же следствием является резкое старение и снижение численности представителей белой расы, а также южных корейцев и японцев. Но реально эти процессы никто не изучает, видят только внешнюю их сторону, статистику, но никак не их сущность. Хотя, раз уж человечество столкнулось с этой проблемой, ее надо изучать вглубь, изучать именно ее сущность и постараться понять: что же делать в такой ситуации?
Интересный вопрос: почему Гитлер напал на Советский Союз? На это обычно отвечают примерно так: потому что он был фашист. Но будь он хоть трижды фашист, но все-таки являлся руководителем государства и преследовал какие-то государственные цели. Какие? Кто-то скажет, что он стремился к мировому господству. Но это неверно, как раз мировое господство его вовсе не интересовало. Третьи вспомнят, что он стремился к расширению «жизненного пространства» для немцев. А вот это совершенно верно, хотя именно этот момент в политике, проводимой фюрером, обычно упускают из виду.
Мало кто знает, но идея необходимости расширения «жизненного пространства» («Lebensraum») для Германии – это вообще не идея Гитлера, она сформировалась в германском обществе задолго до того, как он занялся политикой, еще когда он был младенцем. Проблема Германии того периода заключалась в том, что она переживала демографический взрыв: только с 1850 по 1910 год численность населения страны увеличилась на 30 миллионов, или на 90%! Многих это ужасало. Германия не имела колоний, куда могла бы «сплавить» избыточное население и была зажата со всех сторон в центре Европы. Немцы, в буквальном смысле слова, страшились голода и экономического удушения ввиду малых ресурсов страны. Можно было попытаться решить эту проблему за счет расширения «Lebensraum» на Восток.
«20 июня 1915 г. 1347 видных представителей немецкой буржуазии в «совершенно секретном меморандуме» в адрес рейхсканцлера фон Бетмана Хольвега писали: «Мы хотим полного международного признания, соответствующего нашей культурной, экономической и военной мощи. Нам, очевидно, не удастся достичь одновременно всех целей в сфере национальной безопасности перед лицом такого превосходства наших врагов. Однако достигнутые ценой такого большого числа жертв военные успехи должны быть использованы до предела возможностей… Пограничный рубеж на восточной границе и основу для сохранения роста нашего народонаселения составят земли, которые нам должна уступить Россия. Это должна быть территория, заселенная сельским населением, которая даст нам здоровых крестьян – вечно молодой источник народной и государственной силы».
Меморандум, который… был вручен Бетману Хольвегу с целью развертывания общей дискуссии о военных целях, подписали 352 преподавателя высших учебных заведений, 148 судей и адвокатов, 158 священников, 145 чиновников высокого ранга, бургомистров и депутатов магистратов, 40 парламентариев, 182 промышленника и финансиста, 18 действующих генералов и адмиралов, 52 помещика и 252 деятеля искусства, литератора и издателя». (В. Мазер. «Адольф Гитлер». Пер. с нем. Минск: ООО «Попурри», 2002.).
«Известные геополитики периода Веймарской республики – К. Хаусхофер, А. Дикс, Ф. Бургдорфер, М. Лянгханс-Ратцебург и В. Фогель – полагали, что борьба за территорию выглядит естественной экспансией более мощного организма, легко «усвающего» новые земли. Исходя из этого, в 20-е годы немецкие геополитики развили целую систему доводов о том, что Германия – это перенаселенная страна; вот эти аргументы Гитлер и воспроизводил.
… По всей видимости, восточное направление экспансии Третьего рейха оформилось именно по той причине, что в Германии было широко распространено мнение об аморфном характере восточных пространств, их неокультуренности и заброшенности; это и делало морально «обоснованной» демографическую «раскорчевку» восточных земель и заселение их немцами. Упомянутая «раскорчевка» Запада была бы более сложной, менее обоснованной и чреватой серьезным сопротивлением интегральной и более древней культуры». (О. Ю. Пленков. «Тайны Рейха. Рай для немцев». М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2010.).
Вот этими идеями и руководствовался Гитлер, и их разделяло абсолютное большинство населения Германии еще тогда, когда про самого Гитлера никто и не слышал. С Западом же германский вождь никогда и не собирался воевать, о чем откровенно писал в «Майн кампф» и о чем прямо заявлял в беседах с западными политиками. «11 августа 1939 г. состоялась беседа Гитлера с верховным комиссаром Лиги Наций в Данциге К. Буркхардтом. Глава Третьего рейха сказал: «Все, что я делаю, направлено против России. Если Запад настолько глуп, чтобы не понять этого, тогда я буду вынужден пойти на компромисс с русскими и сначала нанести удар против Запада. Затем я обрушу все свои силы против СССР. Мне нужна Украина, чтобы никто не довел нас до голода так, как это было во время прошлой войны». (Burckhardt C. Meine Danziger Mission. 1937 – 1939 Munchen, 1960.). Когда Англия и Франция объявили Германии войну, Гитлер был потрясен: он ведь никогда и не скрывал своих взглядов!
Коротко говоря, целью Восточного похода Германии было именно расширение «жизненного пространства», в необходимости которого не сомневался ни сам Гитлер, ни абсолютное большинство немцев. Как ни странно, в этом отношении он был совершенно искренним; об этом он постоянно говорил и писал.
«Умерший за 50 лет до появления Гитлера на свет английский ученый-экономист Томас Мальтус в качестве средства от перенаселения рекомендовал поздние браки, ограничение рождаемости и интенсивное развитие сельского хозяйства. Гитлер же искал решение проблемы перенаселения исключительно в захватнической войне… Якобы рациональные и четкие доводы Мальтуса на самом деле были совершенно ложными; он… попал в ловушку, сформулировав закономерности на основе среднесрочных закономерностей, которые к моменту их формулирования уже затухали». (О. Пленков).
Иначе говоря, Гитлер, как и все немецкое общество, ошибался. Германский демографический взрыв сопровождался одновременным процессом индустриализации и массовой урбанизацией населения. А эти процессы сами по себе вели к ликвидации проблемы перенаселения; расширять «жизненное пространство» не было необходимости. Отсюда следует интересный вывод: если бы Гитлер в свое время знал, как работают эти механизмы, то идея необходимости Восточного похода просто не смогла прийти ему в голову. В этом случае, скорее всего, он ограничился бы объединением германских земель – аншлюсом Австрии и присоединением к рейху Судетской области Чехословакии. История могла бы пойти совсем по другому пути. Совсем не случайно многие исследователи отмечают, что если б Гитлер умер сразу после оккупации Судетов, он бы вошел в историю не как «бесноватый ефрейтор», а как самый великий немец после Бисмарка. Но мы знаем, как развивались события на самом деле.
Скажем несколько слов и о демографических проблемах стран, которых к промышленно развитым обычно не относят. Здесь происходят процессы не менее, если не более опасные, чем на Западе. Когда говорят о демографическом взрыве, то обычно вспоминают Китай и его гигантские трудовые ресурсы. Но здесь вопрос более сложный.
Недавно эксперты проправительственного исследовательского фонда China Development Research Foundation выступили с заявлением: в Китае ощущается острая нехватка населения. Они призвали власти страны немедленно остановить действие государственной программы по ограничению рождаемости, носящей название «Одна семья – один ребенок». Демографы утверждают, что для исправления кризисного положения дел необходимо уже до 2015 года разрешить парам заводить по два ребенка.
По их словам, уже совсем скоро Китай может столкнуться с катастрофической по своим последствиям нехваткой рабочей силы и тотальным старением населения. Разумеется, это не может не сказаться на экономике. Политика «одного ребенка» начала действовать в Китае с 1980 года. Власти ввели это законодательно закрепленное правило, чтобы обуздать стремительный рост населения (по последним данным, в КНР проживают свыше 1,3 млрд. человек). Правительство опасалось, что если не ограничить деторождаемость, то земельные, водные и энергетические ресурсы не только Китая, но и всей планеты окажутся перегружены. Небольшое исключение было сделано только для жителей китайских деревень: им можно сейчас заводить двух детей, но при строгом условии, если первый ребенок – девочка. За время проведения этой политики, вызвавшей крайне неоднозначную реакцию, уровень рождаемости упал почти в пять раз. Вот такой парадокс: гигантский перенаселенный Китай тоже столкнулся с проблемой нехватки населения. Конечно, народ в КНР не кончился, но уж очень он старый. Молодежи в Китае мало. К тому же здесь мужчин на 40 млн. больше, чем женщин. В 2009 г. на 100 новорожденных девочек приходилось 119,45 мальчика, в 2010-м – 118,08.
А результат этих процессов следующий. Социолог Ли Лихуа говорит: «Сейчас Китай столкнулся с новой проблемой: на каждого молодого человека теперь приходится четверо стариков, которым нужно помогать». По прогнозам, очень скоро в КНР наступит время, когда на одного работающего будет приходиться уже шестеро – двое дедушек, две бабушки и родители. А он, работающий, – один. И всех надо кормить. Самое страшное, что в Китае проживают не менее 1,3 млрд. человек, и у него маячит перспектива нехватки трудовых ресурсов. К чему приведет этот процесс, и чем он кончится, причем скоро, страшно даже подумать. Между прочим, в Индии, где население давно перевалило за миллиард, по данным ООН, в среднем каждая женщина рожает по 2,58 детей, что свидетельствует об очень быстром приросте населения. Стране грозит элементарная нехватка продуктов питания.
Вообще, по прогнозам, хотя в «третьем мире» демографический взрыв еще продолжается, но он скоро пойдет на спад, и через некоторое время там возникнет та же проблема: гигантский перевес пожилых над молодежью.
Покойный профессор Сергей Капица рассказывал:
«У меня есть кривая развития человечества: с самого возникновения наша численность росла и к 2000 году дошла до 6 миллиардов. При таком быстром изменении внешних условий у людей не хватает времени осмыслить и понять, что происходит. Посмотрите, как меняется возрастной состав планеты. В 1950 году стариков старше 80 лет был 1%; старше 65 лет – 8%; детей до 14 лет – 35%. А после 2050 года количество детей резко уменьшится, пожилых будет 40%. Причем картина изменения возрастного состава одинакова что для развитых стран, что для развивающихся, только они будут раздвинуты во времени на 50 лет. 
– Но может быть, ничего страшного в этом нет? Можно будет меньше тратить средств на образование, наконец-то исчезнет конфликт отцов и детей?
– Так не будет ни тех, ни других!.. Поймите, мы переживаем совершенно новый для человечества этап. Ведь все развитие человека на Земле до этого было связано с ростом населения. И теперь его нет! Эта ситуация затронет сами мотивы человеческой жизни. Повлияет на развитие культуры, на отношения между поколениями. А так как перелом очень резкий, это вызовет разрыв всех прежде существовавших жизненных установок: законов, морали, которые вынашивались столетиями. Вот почему выявился кризис морали, науки. Это отразится на семьях, с этим связан распад государств. Изменяются производственные отношения, структура экономики». (АиФ № 24, 2006 г.).
Как видим, характер изменения демографических процессов на планете носит просто пугающий характер. И все эти процессы происходят не в отдаленном будущем, а сейчас, в наши дни. И никто не знает, что здесь делать, какую политику проводить. Остается ждать, когда, где и в какой форме рванет. Хуже всего то, что серьезных и глубоких исследований этих процессов просто нет, значит, никто ничего и не предложит. Именно поэтому наше ближайшее будущее, будущее всего человечества, вызывает еще большую тревогу. А мы все смотрим на научно-технический прогресс, наивно считая, что он-то уж обеспечит нам пристойную жизнь. Это в то время, когда человечество непонятно куда движется; непонятно даже, движется ли оно куда-нибудь вообще…

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Действительно, тревожная демография… Не переживают только Китай и Индия…..

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ