Философия биологии Дарвина

0
682

Нусуп САГАДИЕВ,
доктор философских наук,
профессор кафедры ПО и ОН АТУ

Для того чтобы лучше раскрыть содержание заглавия данной статьи, прежде всего необходимо понять саму философию, ее специфику как формы общественного сознания и науки, имеющей огромное мировоззренческое и методологическое значение в теории познания. В данном контексте, если взглянуть на прошлую историю генезиса человеческой интеллектуальной мысли, то видно, что вначале появились мифологические представления людей об окружающем нас мире, затем возникла религия и только потом появилась философия. Но этот процесс следует воспринимать диалектически, через призму динамического взаимовлияния и взаимопересечения. То есть условно мы можем провести такое разграничение между ними, но в жизни они как бы имели параллельные пути происхождения и развития, особенно, религия и философия как исторические формы мировоззрения. 

Именно с философии началось формирование научного представления людей об окружающем мире, что впоследствии позволило многим естественнонаучным дисциплинам отпочковаться от философии и обрести собственную нишу в человеческом социуме. Изначальное восхождение философии, как «праматери» всех наук, заложило в ней ту значимую специфику, которая позволила ей выделиться среди других научных дисциплин и занять свое достойное авангардное мес­то. Речь идет о двойственной специфике философии: с одной стороны, она выступает как наука, а с другой – как форма общественного сознания. Как наука, она стремится познать всеобщие законы и закономерности процессов и явлений окружающего мира, а как мировоззрение способствует укреплению взглядов и позиций по наиболее существенным и вечным вопросам бытия и мыслительной деятельности человека. Мировоззренческие установки позволяют принимать окончательное решение по самым сложным проблемам социальной действительности. А сам процесс формирования мировоззрения представляет собой процесс преобразования стихийно сложившихся взглядов человека в более тщательно продуманное, обоснованное миропонимание, содержащее вопросы Всеобщего смысла и моральных ценностей.  

 


Как известно, вечные вопросы бытия волновали людей с момента их разумного существования, и именно они составляли ключевые проблемы предметной сферы философии. В каждом из них предполагался поиск истины. К примеру, такие вопросы, как: 1) Откуда мы, кто мы, куда идем? 2) Как устроен мир в целом, и есть ли что-то, кроме материи? 3) Почему в мире столько зла? Способно ли добро восторжествовать над злом? 4) Возможно ли построение справедливого общества, где все были бы счастливы? Эти и другие вопросы стали главным побудительным мотивом появления философии как науки. При этом философия, в силу своей специфики, стремится познать процессы и явления бытия и мышления человека через нормы и принципы всеобщих, универсальных законов, то есть через законы диалектики. Ее выводы и заключения обладают конструкционно-несущей основой для формирования фундаментальных мировоззренческих представлений у человека и социальных общностей об окружающем мире, о социуме, о себе и выражаются через категориальные формы всеобщности и выполняют общеметодологическую функцию для остальных наук. 
Все другие науки изучают только отдельные стороны реальной действительности, и их научные выводы и заключения представляют собой частный характер. И только наиболее значимые выводы частных наук, такие как закон сохранения и превращения энергии, закон всемирного тяготения, закон естественного отбора могут претендовать на всеобщий характер, так как распространяются на большие группы явлений. Естественно, читатели могут задаться вопросом: при каких обстоятельствах можно вести речь о «Философии физики», о «Философии биологии», о «Философии химии»? То есть когда общие выводы частных наук обретают всеобщий, универсальный характер? Это, по мнению автора, происходит в тех случаях, когда выводы и заключения частных наук, имеющих общий характер, содержат в себе большой мировоззренческий потенциал и будут соответствующим образом объективированы, то есть осмыслены посредством философии через всеобщие нормы, законы и принципы диалектики. 
С учетом данного требования, биология Ч. Дарвина глубоко и всесторонне анализирует теорию и практику происхождения видов путем естественного отбора через диалектические принципы развития и всеобщей связи, объективирует их посредством всеобщих законов и закономерностей, и это позволяет нам без каких-либо колебаний говорить о философии биологии. Именно об этом и говорит известный русский естествоиспытатель К. А. Тимирязев, подчеркивая значимость эволюционной теории Чарльза Дарвина, изложенной в книге «Происхождение видов путем естественного отбора». В своей статье, посвященной столетию со дня рождения Чарльза Дарвина, академик К. А. Тимирязев пишет: «Прошло еще полвека, и можно сказать, что, несмотря на непрерывающиеся попытки умалить значение этой книги, она и теперь, как и в момент появления, является единственной «философией биологии», остается единственным ключом для понимания общего строя органической природы, продолжает служить путеводной звездой современного биолога, каждый раз, когда, отрывая свой взгляд от ближайших, узких задач своего ежедневного труда, он пожелает окинуть взором всю совокупность биологического целого». 
Весьма примечательно, что академик К. А. Тимирязев в этих строках раскрыл свое понимание «философии биологии», показав, что только наиболее значимые выводы частных наук могут претендовать на философскую поддержку, если они затрагивают фундаментальные проблемы всеобщего миропорядка. Тем самым, биология как фундаментальная наука о природе, необходимым образом через учение о конечных причинах биологических процессов и явлений вводит нас в преддверие философии, где, пройдя процесс аналитического осмысления, превращается в более тщательно продуманное, обоснованное миропонимание, имеющее всеобщий мировоззренческий характер. 
Об этом же свидетельствует вся история развития самой философии. Генерировав как «праматерь» всех наук, она взвалила на себя всю ответственность за состояние и развитие научной мысли человеческого социума. При этом, как одна из исторических форм мировоззрения, она ориентировалась на формирование мировоззренческих основ интеллектуального потенциала человека. Вот почему в эпоху Средневековья, церковь, во главе с Ватиканом, превратила философию в служанку богословия, видя в ней серьезную опасность своим догматическим идеям в борьбе за умы и сердца своих прихожан. И что эта борьба продолжается и поныне, свидетельствуют сегодняшние реалии. Так, эту борьбу вместе с Ватиканом стал «успешно» осуществлять фонд Темплтона в США, который ежегодно премирует своих лауреатов – ученых-теистов, внесших вклад в развитие теологических идей против научной мысли, иногда суммой, превышающей сумму гонораров нобелевских лауреатов.
И если до Дарвина философы и ученые пытались дать ответ на вопрос, что представлял собой органический мир, в общем, и в частностях, избегая вопроса: а почему он таков? То только Чарльзу Дарвину удалось впервые среди известных биологов правильно, по-научному, ответить на вопрос: почему органический мир таков, каким мы его знаем? Благодаря ему, вопрос был перенесен в сферу науки и изъят из ведений теистов и метафизиков. Хотя, последние, никак не могут смириться с таким положением.
Говоря об этом, академик К. А. Тимирязев пишет: «…Мы должны (имеется в виду Ч. Дарвин. – Н. С.) найти в природе условия, которые неизбежным, роковым образом – без вмешательства разумной воли или голословно допускаемого метафизического «стремления» к совершенству – направляют образование новых органических форм в сторону наибольшего их совершенства. Словом, мы должны найти в природе такой процесс, который в человеческой истории обозначается словом прогресс. …Постоянную наличность такого процесса как дедуктивного вывода из трех постоянно наличных в природе реальных факторов. Эти три фактора – изменчивость, наследственность и перенаселение. Логический неотразимый результат этих трех факторов он назвал «естественным отбором»».             
Таким образом, ни один из естествоиспытателей второй половины XIX – XX  вв., пытавшихся опровергнуть  эволюционную теорию Чарльза Дарвина, не смог концептуально, комплексно и системно противостоять его учению. И потому идеи величайшего революционера в естествознании XIX века Чарльза Дарвина живы и будут жить, ибо они представляют собой научное мировоззрение, захватывающее все новые и новые области знания, привлекающее к себе все более и более широкие круги сторонников. Борьба за существование посредством естественного отбора объясняет все изменения в органическом мире на основании законов природы, а не вследствие чудесного вмешательства. 
У каждой исторической эпохи есть своя фундаментальная теория, ставшая парадигмой для всей научной мысли. Во второй половине XIX века такой парадигмой стала эволюционная теория Чарльза Дарвина. Она, как глубоко научная теория, с аргументированной последовательностью рассеивает идею божественного сотворения живых существ. То есть именно с эволюционной  теории Чарльза Дарвина как бы началась история освобождения человечества от навязчивой иллюзии, будто его судьбу решает Всевышний. В словаре иностранных слов (Москва, «Русский язык», 18-е издание, 1989 г.) иллюзия представлена как искаженное восприятие действительности, как нечто кажущееся. Тем самым, под навязчивой иллюзией понимается «ложная вера или впечатление». 
Главный научный лейтмотив эволюционной теории Чарльза Дарвина гласит, что именно из происходящей в природе борьбы за существование, из голода и смерти, непосредственно следует тот естественный результат: возникновение высших животных.  Если на ранней стадии эволюции жизнь теплилась в одной или нескольких формах, то впоследствии она утвердилась во всем своем многообразии, и, тем самым, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых сложных живых организмов. Его вывод о том, что животные происходят самое большое – от четырех или пяти родоначальных форм, а растения – от такого же или еще меньшего числа, глубоко созвучен с философской идеей о единстве и взаимосвязанности мира. 
Тем самым, естественный отбор не только объясняет существование жизни, но и полагает всю логику генезиса жизни, демонстрируя, как из примитивных начальных структур, без какого-либо божественного вмешательства может развиваться организованная сложность. Это касается и происхождения человека. В своей книге «Происхождение человека и половой отбор» Ч. Дарвин обоснованно доказывает происхождение человека от обезьянообразных предков и пишет, что «в этом случае нужно принять во внимание гомологичные образования, эмбриональное развитие и рудиментарные органы рассматриваемого вида, будь то человек или другое животное; и эти доказательства дают, как мне кажется (имеется в виду Ч. Дарвин. – Н. С.), широкое и окончательное подтверждение принципа постепенной эволюции». Представляя человека как общественное животное, Ч. Дарвин весьма убедительно показал связь человека с низшими животными и по нравственным качествам, которая, как известно, представляет самое высокое различие между человеком и низшими животными. 
Анализируя происхождение общественных инстинктов как первого основания нравственного склада человека, он утвердительно доказывает его происхождение и у низших животных. Они у них, по его мнению, также подвержены к некоторому наследственному усовершенствованию, что подтверждается им на примере домашней собаки в сравнении с волком и шакалом. С нарастанием опыта и рассуждающей способности, человек все больше увеличивает пропасть между собственным нравственным обликом и нравственным обликом низших животных. Что, несомненно, подтверждает о действии эволюционных начал в нравственной природе человека и низших животных. Тем самым, для философов эволюционная теория Чарльза Дарвина предоставляет большой карт-бланш в противостоянии теизму. Естественный отбор позволяет обоснованно устранить иллюзию замысла в сфере биологии и призывает нас отвергать любую гипотезу божественного творения.
В конце своей книги, в 15-ой главе Чарльз Дарвин пишет: «Любопытно созерцать густо заросший берег, покрытый многочисленными, разнообразными растениями, с птицами, поющими в кустах, с порхающими вокруг растениями, с червями, ползающими в сырой земле, и думать, что все эти прекрасно построенные формы, столь различные одна от другой и так сложно зависящие друг от друга, были созданы благодаря законам, еще и теперь действующим вокруг нас. Эти законы есть в самом широком смысле рост и воспроизведение; наследственность, почти необходимо вытекающая из воспроизведения; изменчивость, зависящая от прямого или косвенного действия условий жизни или от упражнения и неупражнения; прогрессия размножения, столь высокая, что она ведет к борьбе за жизнь и ее последствию – естественному отбору, влекущему за собой расхождение признаков и вымирание менее совершенных».
Исходя из данного заключения Чарльза Дарвина, можно сказать, что пока естественный отбор функционирует вокруг нас, он действует как бы в силу и ради блага каждого существа, то есть все качества, телесные и умственные, каждого живого организма будут стремиться к совершенству. Тем самым, масштаб решенной им  научной проблемы трудно переоценить. Естественный отбор – это не только научное и правдоподобное решение проблемы генезиса органического мира, но он еще представляет собой действенную и аргументированную альтернативу случайности, которым обычно пользуются теисты, придерживающие позиции креационизма. 
Знание законов естественного отбора, его укрепление и расширение посредством философии, позволяет биологической науке обрести подлинное философское обрамление, придать своим научным выводам Всеобщее философское звучание, фундаментально влиять на формирование научного мировоззрения молодежи. Глубоко осознав природу естественного отбора, мы можем увереннее продвигаться в других областях науки. А это, в свою очередь, поможет будущему поколению не ждать чудотворного вмешательства сверху, а самим успешно преодолевать природные катаклизмы и вызовы процесса глобализации.

Литература
1. Дарвин Ч. Происхождение видов путем естественного отбора. М.: Кн. клуб ТЕРРА, 2009.
2. Дарвин Ч. Происхождение человека и половой отбор. М.: Кн. клуб ТЕРРА, 2009.
3. Докинз Р. Бог как иллюзия. М.: КоЛибри, 2009.
4. Watch tower bible and trast society of Pennsylvania? Существует ли заботливый творец? Brooklyn, New-York, U.S.A., 1992

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ