НЕВЫНОСИМАЯ ДИСКРЕТНОСТЬ

0
20

Лариса МАРТЫНОВА,
специалист экспозиционно-выставочного сектора Восточно-Казахстанского музея искусств

Изобразительное творчество, существующее со  времен первых охотников, рисующих будущую добычу на стенах пещеры, представляет собой   уникальный  симбиоз человеческого умения,  мастерства,   аккумуляции жизненного опыта и эмоций автора. Изучение биографии художника открывает для зрителя только внешний, поверхностный слой таинственного процесса, происходящего в его мастерской. Древние греки придумали творческих покровителей для истории, астрономии, театра, литературы, но художников почему-то оставили без Музы, наедине со всеми  тайнами и красотами Природы. 

Художник в отличие от естествоиспытателя работает в чувственной, эмоцио­нальной области бытия, поэтому всей правды о нем не знает никто, даже он сам. Первыми об этом откровенно сказали импрессионисты. Николай Павлович Аштема импрессионистом себя не называет, однако честно признает доминирующую роль подсознательного в собственном творчестве и биографии: «Для меня стало со временем очевидным, что в искусстве чувство руководит разумом, и диалектический этот процесс очень напряженный и напряжен до болезненности». Никакой физикой не объяснить, как высокое, духовное обретает на холсте контуры, линию, форму и цвет. Советский диалектический материализм не признавал силу и первичность Духа в мировой космогонии и отдельной судьбе человека. Может быть, поэтому юность художника прошла в мучительной борьбе с самим собой. В одном из интервью он в шутку сказал, что, наверное, родился с карандашом в руках. Детство его прошло на после­военной Украине в селе Червонная Долина Кировоградской области. Керосиновая лампа, печка, ожидание, когда все в доме уснут… Первые цветные карандаши, которые подарил крестный пятилетнему Николаше. Почему он до сих пор помнит все это? Наверное, потому, что в отсутствие Музы изобразительного искусства нашлись строгие мойры и парки, которые с самого рождения навязали Николаю нити судьбы художника. Пусть обстоятельства жизни уводили его от первоначального предназначения, он, вопреки всему, не потерял свой талант. С ностальгией будет он вспоминать тяжелое и тем не менее прекрасное детство. Бело-розовое облако цветущего сада, за которым не видно домов, остается с ним, как незримая доминанта, как точка схода на линии горизонта даже в тот момент, когда он пишет бескрайнюю казахстанскую степь.
Его движение к цели было дискретным, но он не жалел об этом, обретая необходимый жизненный опыт и характер, определяющий его отношение к искусству. Армейские годы художник провел на Кубе, за время службы успел написать около двадцати пейзажей и несколько портретов. После армии он сменил несколько профессий, в техникуме получил специальность гидромелиоратора, работал маляром на Херсонском судостроительном заводе, был успешным инспектором Госстраха, окончил экономический институт, в Узбекистане стал начальником планового отдела строительной организации. Однако показатели семейного благополучия в виде престижных в то время «Спидолы», автомобиля и мебели не стали для Николая Павловича признаками счастья, а встреча с художником Юрием Лебедевым вернула его к исходной точке судьбы.
В возрасте 32 лет он решился поступить в Алма-Атинское художественное училище им. Н. В. Гоголя, по окончании которого в отличие от естествоиспытателя работает в чувственной, эмоциональной области бытия. Художник приехал в областной центр Восточного Казахстана. Только здесь, в Усть-Каменогорске, в полной мере осуществилась его творческая биография. Сначала были художественно-промышленные мастерские. С 1980 года и поныне он руководит студией изобразительного искусства для взрослых, долгое время преподавал рисунок и живопись в высших учебных заведениях города.
О творческой работе художника свидетельствует множество выставок. Только в Алматы их было более двадцати! В 2003 году Н. П. Аштема первым среди восточноказахстанских художников подготовил персональную выставку в Президентском центре культуры Астаны. Еще в 1986 году он стал лауреатом международного конкурса «Биеннале прикаспийских республик» в Баку, в 1986 и 1987 годах выставлялся в Москве. В 1991-м картины Аштемы отмечены на международной выставке графики и плаката в Харькове, а в 1993-м – на выставке миниатюры в Торонто. В 1987 году Николай Павлович стал членом Союза художников СССР.
Долгое время основным жанром в творчестве художника были классические пейзаж и натюрморт. За богатство недр и природных ландшафтов Восточный Казахстан называют Рудным Алтаем и континентом в миниатюре. Николай Павлович успел написать сельские пейзажи старинных алтайских сел, таких как Урунхайка, расположенная на берегу озера Маркаколь. Деревянный сруб, двускатная крыша, зеркальная гладь озера в окружении горной гряды. Эти мотивы воспроизведены им неоднократно в различных техниках – от печатной графики и пастели до масляной живописи. На одном из пейзажей («Село Урунхайка на Маркаколе») художник напишет себя на высоком холме, за этюдником, на фоне панорамы, которая вполне может символизировать рай земной. Не зря еще с детства творчество воспринималось им как молитва. Наверное, это далекая и неродная для автора деревенька тоже некий знаковый узел на общем узоре судьбы художника. В сознании любого горожанина, чьи предки жили в Сибири или на Алтае, эти картины включают невидимые механизмы генной памяти, наглядно воплощая символы Родины и домашнего очага.
В пейзаже художник находит признаки уникальной своеобразной культуры, веками формировавшейся в этих отдаленных от города поселениях. Там живут представители разных народов, их объединяют общий уклад жизни и своеобразные традиции, возникшие в результате смешения различных культур. На полотне «Встреча с предками» художник пишет величественную панораму, маленькую фигуру пожилого человека, живущего в одном из таких дальних поселений, местное кладбище, где над могилами не кресты, а специфически местные сооружения наподобие деревянного шалаша с оградкой. Такой пейзаж обретает признаки сюжета философского и психологического звучания.
Настоящее признание в современном Казахстане и за его пределами принесли художнику большеформатные сюжетные произведения исторического жанра. Несомненно, в этом улыбчивом, интеллигентном человеке живет дух воина. Его всегда привлекали сильные люди, батырский эпос, герои давно минувших и недавних сражений. «Однажды, – рассказывает художник, – мне попалась в руки книга Ильяса Есенберлина «Кочевники». Я читал ее двое суток не отрываясь. Дочитал, отоспался, побежал в мастерскую, чтобы перенести на полотно те образы, которые ярко и отчетливо увидел. Мне стали помогать случайные люди. Они приносили мне книги, эскизы костюмов тех лет. Я понял, это нужно людям».
Долгие годы художнику не дает покоя образ легендарной царицы массагетов Томирис. Ее не менее легендарного супруга Н. П. Аштема изобразил на полотне «Батыр Рустам и его конь Жель». Очень убедительно в психологическом плане написано художником полотно «Отречение Жамухи», посвященное событиям восьмисотлетней давности. Жамуха (Джамуха), неудавшийся друг Чингисхана (Темуджина), оказался предателем, однако он был уважаем своим грозным соперником как бесстрашный воин. Николаю Павловичу удалось передать всю гамму чувств на лице плененного Жамухи, главной чертой характера которого было стремление к безграничной власти. Он чувствует себя виноватым, но не может и не желает усмирить в себе желание стать единственным предводителем монголов. Не на заказ, но мучительно долго, решая какие-то только ему известные художественные и психологические задачи, пишет Аштема Первого Президента Республики Казахстан Нурсултана Абишевича Назарбаева. Один из портретов назван им «Ветер перемен. Девяностые годы…». Надо знать новейшую историю Казахстана, историю возникновения новой столицы, недавно названной в честь ее основателя, чтобы изобразить Елбасы не в кабинете, в окружении министров и посланников других стран, а в степи, с грозовыми тучами за спиной и лицом, полным решимости преодолеть все трудности переходного времени. В 2015 году художником создана целая серия картин «Вехи истории Казахстана». Одна из них называется «Избрание на ханство», другие посвящены памяти казахстанцев, погибших на фронтах гражданской и Великой Отечественной войн. В этой же серии картины «Байконур» и «Наурыз». Образы Кыз-Жибек и Тулегена, Абая Кунанбаева, Оралхана Бокея обозначают мироощущение автора и тематический круг его интересов на данном этапе творчества. Жанровые картины патриотической тематики отмечены правительственными наградами – медалью к 80-летию Союза художников РК и медалью имени Абылхана Кастеева, полученной за первое место в республиканском конкурсе графиков к 550-летию Казахского ханства.
Серия картин посвящена художником истории и современной жизни Усть-Каменогорска. Неизменной симпатией пользуется у зрителей созданный им образ основателя города майора Ивана Михайловича Лихарева. В своих интервью Николай Павлович неоднократно подчеркивал, что является противником излишней урбанизации. Может быть, поэтому ему так удаются пейзажи старого города. Одна из лучших работ подобного плана в коллекции Восточно-Казахстанского музея искусств – «Кинотеатр «Эхо». Это единственное в нашем городе здание в стиле модерн, построенное в 1911 году на средства ссыльного революционера О. Ф. Костюрина, написано в традициях русского авангарда. Контрастный колорит трех основных цветовых оттенков – чистейшего красного (кирпичная кладка стены), желтого света фонарей и синего вечернего неба в сочетании с графикой веток, «падающих» фасадов, одинокой согбенной фигурой ночного путника создает волнующее чувство легкой тревоги, беспокойства, не трагического, но творческого возбуждения. Совсем другой, несомненно, более жесткий эффект создан художником с помощью контраста в экологической серии картин с дымящими трубами и плакатами «Слава КПСС». Когда видишь эти работы, трудно поверить, что этот же художник – мастер акварели, требующей от живописца совсем иного цветовидения, чувствования и моторики. В 2005 году в экспозиции «Легкое дыхание акварели» на суд зрителя были представлены 155 работ, среди которых были миниатюры и эпические произведения, такие как «Торжество победы. Батыры Казахстана». В музейном фонде графики хранятся цветные линогравюры, офорты, литографии, живопись пастелью и гуашью, выполненные художником на этюдах и у себя в мастерской. Он может все. Постоянно удивляет своих поклонников стилистическим разнообразием, умением работать на этюдах и в мастер-классе на глазах у публики.
Сейчас он может позволить себе общаться с учениками в собственной изостудии, каждое утро встречать в мастерской рядом с холстами-красками. Здесь он переживает все экономические, политические и душевные кризисы. У него свои традиции, которые он ставит на поверхности судьбы как доказательство своих побед. Одна из них – персональная выставка, которой художник отмечает каждый свой юбилей. К семидесятипятилетию, 5 декабря 2017 года, художник подготовил экспозицию из ста двадцати произведений, размещенных в трех залах Восточно-Казахстанского музея искусств. Жители областного центра впервые увидели ретроспективу, отражающую итоги сорокалетней работы художника. Он до сих пор не знает, что такое творческий простой. Его интерес к жизни и трудолюбие воистину юношеские. Аштема не воспринимается в классической оболочке типичного мэтра. И упаковка, как говорится, не та, и содержание – тоже. Бегать по горам на пленэре, чтобы найти единственно возможную точку зрения, работать всю ночь, когда пришло вдохновение – это привычный образ жизни Николая Павловича. Его невозможно представить на лавочке с ровесниками, заслуженно отдыхающими на пенсии. Он и говорит, как пишет – порывисто, эмоционально. Не стесняется своего врожденного романтизма, искренне делится секретами мастерства.
В нашем регионе он один из немногих представителей старой школы, мастеров, владеющих секретами книжной печатной графики. К сожалению, современная печатная техника сделала невостребованным искусство линогравюры, офорта и литографии. Одна из последних работ художника в этой области – иллюстрированная книга «Батыр Актан». В условиях надвигающейся техногенной эры художник выстраивает свои рубежи обороны.
Никто не знает, как долго будут востребованы наши любимые книги, художественные плоскости картин, лишенные динамики и блеска экранов. Люди выбрасывают свои библиотеки, в музей приходят, чтобы развлечься очередным квестом. Современный школьник видит в формате багета только цветную плоскость и не может классически «входить в пространство картины» через первый план. Обыватель никогда не поймет, зачем пачкаться масляной краской, имея возможность создавать фантастические пейзажи на планшете. Чем может поразить жителя социальных сетей художник, который пишет сюжет полгода? Наверное, только ему присущим воображением, способностью видеть сквозь время. Не случайно историческая тематика стала ныне основной для художника. Подводить итоги творческого пути Н. П. Аштемы рано. Он еще не раз удивит нас. Его можно упрекнуть в том, что он до сих пор не выработал свой собственный стиль. Ему можно позавидовать, что он сохранил эту юношескую жажду разнообразия. Когда-то великий греческий философ Зенон Элейский доказал, что быстроногий Ахиллес никогда не догонит черепаху, если его движение в пространстве не будет прерывистым. Судьба нашего художника не есть ли пример такого движения? Пожелаем ему, как классическому электрону на орбите, исчезнуть в одном жанре и проявиться в другом, забыть ненадолго столь милый его сердцу романтический реализм и написать нечто абстрактное, очередной раз доказывая себе, своим коллегам и поклонникам, что трагически-прекрасное дискретное устройство мира преодолимо только беззаветным служением искусству.

г. УСТЬ-КАМЕНОГОРСК

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ