ПАМЯТЬ СЛОВА

0
63

Юрий ТАРАКОВ,
публицист

Подводит черту академик НАН Республики Казахстан, востоковед-арабист Булат Кумеков: «Понятие «казах» (казак) изначально имело социальное значение. Так называли всех, кто отделился от основного рода. Российский востоковед Турсун Султанов в персидских источниках нашел по этому поводу очень любопытный пример: даже одичавшая кошка называлась «казак»; «И вот Жанибек и Керей, будучи кочевыми узбеками, отделились от основной массы и стали узбек-казахами»; «За оставшимися в Дешт-и-Кипчаке кочевниками закрепилось название – казахи. Таким образом, термин «Казахстан» (страна казахов) появился в XV веке, а в начале XVI века он стал упоминаться в письменных источниках».
Да, вторая гипотеза имеет столько же оснований, сколько и первая. Она даже убедительнее первой.
…А теперь о спряжении глаголов в русском языке. Оно представляет собой копию грамматических форм, выработанных человечеством уже на ранних стадиях его развития. Для сравнения можно привести параллели между русским и тюркскими языками (на примере казахского).
«Мен келдім» («мен» – я; «м» в конце фразы – сокращенное «мен») – Я прихожу («у» в конце русской фразы – также «я»). Чаще всего в конце русского глагола мы имеем «м» – сокращенное слово «ма», «мо» (в большинстве языков, в том числе и в русском, это местоимение «я»). Множественное число от «мо» – «мы». Именно поэтому мы «едим, берем, видим и ждем». «Сен келсен» в казахском – «ты приходишь» («сен» и в начале фразы, и в конце – ты). Но окончение «ши», «шь» в русском языке – также «ты».
Для большей наглядности возьмем голый корень «е» (есть, резать, кусать). Прибавив к основе соответствующие местоимения получим: я ем («м» – я); ты ешь («шь» – ты); вы ешьте («те» – вы); едим («м» – сокращенное «мы»); вы едите («те» – те, вы); он ел («л» – не только показатель прошедшего времени глагола, но и «он» от слова «ол»); они ели; они едят («т» – сокращенная форма от «те» – они).
«Бе», «би» – бить. Отсюда: бью («ю» – я): бей («й» – ты); бейте («те» – вы).
«Да» – рука, брать, давать. Отсюда: дай («й» – ты); даешь («шь» – также ты); дает («т» – он); даете («те» – вы; дают («т» – они).
Несколько слов о названных здесь корнях в разных языках. Санскрит: «ма», «мам» – винительный падеж от «ахам» (я). Хинди: «майн» – я. Дари: «ман» – я. Финский: «мина» – я. Карельский: «миня» – я; «шиня» – ты (возможно, отсюда и русское «…ши», «…шь»); «хян» – он; «мыо» – мы; «тыо» – вы. И получается не только по-фински, карельски, но и по-вепски: «пеземой» – я умываюсь; «пезетой» – ты умываешься; «пезесой» – он умывается («песта» – мыть). В большинстве древних и современных языков «та», «те» – ты, вы, он, они. Широко представлены в них и «у», «ю», «си», «ши», «шь» с указанными здесь понятиями. И получается: в грамматике русского языка еще много непознанного, неразгаданного. И исследования можно начинать с анализа тюркских языков (а, может быть, прежде всего – с казахского).

***

В последнее время ученые всерьез работают над поиском общего для всех народов праязыка… Но не просто в тысячах языков, словарный запас которых можно представить не менее чем в 200 тысячах томов, найти общие корни и начало всех начал. Прежде всего возникает главный вопрос: что и как сравнивать? И все-таки есть основания для оптимизма, потому что наука – беспощадный враг всякой «вещи в себе». Ум человека способен раздвинуть любые горизонты, выйти из любого тупика. И вот этому подтверждение.
Совсем недавно международная археологическая экспедиция обнаружила в бассейне реки Конго в Восточном Заире около трехсот каменных орудий самого древнего человека… Возраст их – 2,5 миллиона лет. Это третья такая находка. Две первых также приходятся на Африку.
Одновременно английские генетики, изучая наследственные структуры человека – хромосомы в их эволюционном развитии, пришли к выводу, что все современные расы произошли от негроидной и что все земляне имеют общего предка – африканца.
Есть предположение, что «истинно прямая» двуногая форма человека с объемом черепа в 800 кубических сантиметров явилась результатом мутаций в наследственных органах африканской человекообразной обезьяны – хромосомах. Дело в том, что местонахождение ископаемых останков доисторического человека совпадает с районом мощных залежей урановых руд, зоной повышенной радиации, а обнажились эти руды в периоды особенно активного вулканизма. Последний раз сильнейшие потрясения такого характера в Африке происходили 3-4 миллиона лет назад – в эпоху выделения человека из животного мира. По другой версии, изменения в генах произошли в результате смены магнитных полюсов Земли. В короткий промежуток времени с 3 до 2,8 миллиона лет назад это явление имело место четырежды. Понятно, что с появлением «человека разумного» родился и язык как средство общения между людьми.
Интересное исследование. Если ученые правы, то родину всеобщего праязыка нужно искать тоже в Африке. А так ли уж она от нас далека? Казалось бы, на протяжении столетий оставалась недосягаемой, а ведь мы освоили ее даже посредством языка. Более того, термины из флоры и фауны «черного континента» легче «переводятся» на русский язык, чем десятки и сотни слов исконно русских, таких, как волк, заяц, овца, дуб, клен…
Да, пальма – это высокое дерево, баобаб – долго живущее дерево, лимон – плод, в котором много воды, бегемот – «болотная лошадь», буйвол – свирепый тур, жираф – животное с большой шеей и т. д.
К сожалению, ничего не получится, если применить ту же систему к Австралии или Америке. Не говорит ли это о далеком нашем родстве с африканским континентом? Не начиналось ли там рождение языка под зноем солнца и рядом с бушующими вулканами? И не было ли одно из первых слов «гора» отражением естественного явления – извержения вулкана? Ведь там, где «шел огонь», рождались и горы. Гром, гроза, жара, зарево, дебри – все это наши, родные слова… Но в каждом из них – солнцем опаленная земля, борьба на жизнь и смерть двух главных стихий – огня и воды. И эта борьба особенно жестока, не стихает ни на минуту именно в Африке.
Давайте посмотрим на карту самого горячего ее района. Пройдем по следам известного вулканолога Гаруна Тазиева. Он путешествовал как раз в этих местах. Прислушаемся к названиям гор, городов и сел, которые он посещал…
…Вулкан Китуро, гора Румока, горная цепь Вирунга с вулканами Ньямлагира и Ньирагонго… «Подножие Ньирагонго вознесено на 1700-1800 метров над уровнем моря и покоится на широком лавовом основании. На севере оно переходит в изобилующие дичью долины Руиуру и Руинди…» (Г. Тазиев) … «Вышли на седловину, образуемую склоном Ньирагонго и его мощным погасшим спутником Шахеру» … «С северного бока к Ньирагонго прилепился другой, еще более внушительный спутник – Барута» … «Наш административный пост Румурути затерялся среди бескрайних долин, покрытых жухлой от солнца травой» … «Маралал, расположенный у подножья высоких, покрытых редколесьем холмов, – последний пост перед пустыней» … «Девушки самбуру – писаные красавицы: гладкая кожа с бронзовым отливом, прямой нос, высокая грудь, стройная фигура» … «Массив Олдоньо Мара, в котором спрятался Суат-Хорр, остался позади» … «Мне вспомнились мавританские некрополи, целые города надгробий возле Адрара – длинные ряды столбов, выглядевшие совсем загадочно в сердце Сахары».
Все эти выдержки взяты из книги «Встречи с дьяволом». Присмотритесь, как много знакомых, близких нам звуков! Как правило, все, что связано с огнем и горой, имеет в основе «ра», «ру», «ро». «Ра», как мы уже установили, – непосредственно огонь. А «ру» – возможно, земля. «Ро» же может быть измененным «ра». Ньямлагира имеет в окончании явно слышимую гору (в санскрите гора – «гири»). Постоянно встречающиеся слоги «ги» и «го» – идти, подниматься. Можно перевести по нашей системе и слово Сахара – «горячая земля». А народность «самбуру» звучит как «собранные вместе люди»…
К Африке относится и много островов. В их названиях тоже просматривается «ра» как поднимающаяся из воды поверхность, гора: Мадагаскар (поднимающаяся из воды гора), Занзибар, Сокотра, Мадейра. Добавим сюда Коморские, Амирантские, Канарские острова. На многих языках звучат они, а в основе все-таки «ра», «р» и, видимо, назвали их так не без основания. Давайте же помечтаем о возможном нашем прошлом.

***

Давно это было. Так давно, что и солнце не вспомнит. В непроходимых тропических лесах, при грозном реве испепеляющих землю вулканов вдруг проснулось тоскующее сердце вселенной, окинуло взором торжествующую в рождении и смерти природу, улыбнулось широко, сладострастно и впервые во весь голос выразило себя в членораздельном и мыслью оплодотворенном слове. То был гимн Человеку, победителю земных и небесных стихий. Бесстрашней огня, светлее солнца и чище родниковой воды звучала первичная речь…
Прошли века, тысячелетия, а ее эхо до сих пор слышим мы в неисчислимых языках нашего мира… Но если река течет и заливает луга, то должен же быть у нее исток? Как без истока? Занесло осенней листвой родник, а ручеек через нее пробился и течет незаметно в зарослях многовекового папоротника. Так раздвинем же густые кусты и заглянем в серебристые журчащие струны. Не увидим ли в них своего лица?

***
Представьте себе такое чудо. Безжалостное тропическое солнце высушило всю землю. Вы дышите, как в финской сауне, а ваш товарищ, уроженец Кении, говорит вам, что ночью было холодно и произносит при этом слово, похожее на наше «зима». Думаете, он хочет вам угодить и в свой родной язык вставляет русское слово? Ничего подобного. Для суахили, на котором говорят в Танзании, Кении, Уганде, южных районах Сомали, на востоке Заира и на севере Мозамбика, «зизима» – родное слово. И переводится оно на русский язык как «остывать», «становиться холодным».
Случайность? Не совсем. Если вы внимательно прислушаетесь к незнакомой речи, то уловите и такие «русские» слова, как «мама», «вода», «ходить», «рушить». И чтобы понять их, не нужен перевод на русский язык.
Бывают невероятные явления в природе, бывают они и в языке. Однако любая невероятность, если к ней внимательно присмотреться, оказывается необходимым проявлением развития природы или какого-либо процесса.
Не случайны и приведенные выше созвучия.
Начнем с «зимы». Как уже говорилось, корень, обозначающий холод, передает, кроме того, и такие понятия, как вода и движение. Посмотрим теперь, имея это в виду, словарь суахили: «зингва» – ходить кругом, «зимика» – выходить, «зива» – озеро, «зизима» – придти холоду, «зизимуа» – простудиться.
У нас в языке этот корень вошел в состав следующих слов: зигзаг, водрузить, возить, зиять, зыбь, зыбиться, зябкий, зима.
Теперь разберемся со словом «рушить». В русском языке оно передает понятие «уничтожать», «разбивать», «сравнивать с землей»; в украинском – «начинать движение», «включаться в движение». А в языке суахили? «Руди» – возвращаться, «рука» – прыгать, летать, «руска» – бросать.
Каждый знает, что такое винт. В суахили же «вингиныа» – извиваться (о змее), корчиться, делать круговые движения бедрами, «вингирика» – вертеться, вращаться, кувыркаться.
Или вот задумайтесь над словом «молозиво». Ни один зоотехник не внесет ясности в заложенный в него смысл. Но словарь суахили внесет: «зива» – женская грудь, вымя; «мазива» – молоко, молочные продукты. Стало быть, молозиво – первое молоко. То же с навозом: «на» – много, сильно, а «возо» (в суахили) – гниение, разложение, порча. И с узором-украшением: «узури» – красота, изящество. И со сном: «сона» – отдыхать, делать передышку. И с запахом: «нука» (нюхать) – иметь запах, пахнуть. И с большим количеством: «мно» – 1) очень, весьма, чрезвычайно, слишком, 2) много.
Разумеется, в создании языка суахили участвовали в какой-то мере не только сами его носители, но и индусы, арабы, персы, которые переселялись на восточные берега Африки и смешивались с аборигенами, но не до такой степени, чтобы внести в плоть и кровь его все приведенные только что корни и многие другие, которые здесь не приводятся (для этого нужен целый том, а не страница очерка). Конечно, такие слова, как «бахария» (матрос) и многие другие – заимствованные… Но если с «ба» начинается и «бариди» – холод, и «бата» – утка и многое другое, связанное с водой, то тут следует призадуматься. Тем более, что в Европе почти нет языков, в которых отсутствовал бы этот корень (в греческом и некоторых других он перешел в «ва»).
Почти по-европейски звучат и местоимения: «мими» – я; «веве» – вы; «вао» – они; «виси» – мы; «ее» – он, она…
…А вот еще интересное сопоставление. В северных деревнях Лодейнопольского района Ленинградской области до сих пор еще говорят «ево!», когда хотят указать на только что появившегося человека, на найденное наконец-то животное, гриб, на открывшееся в лесных дебрях свободное пространство.
Удивительно, что В. И. Даль не услышал этого короткого слова, однако записал в своем Словаре большую семью его многочисленных братьев: евонде, евого, евонока, евонося, евонка, еволя… Все они передают значение «Вот где!», «Вот он!», «Вот она!», «Тут он!».
Таким образом, «е» указывает на присутствие объекта (укороченное «есть») и на его выделение из общего круга. Вот почему слова «эта», «это», «этот» указывают на выбранного из множества человека, животного, на выделенный предмет.
Как ни странно, но сохранившийся на севере России оборот речи живет и в языке суахили. «Еве!» – говорят на берегах восточной Африки, а в переводе обозначает: «Вот вы!», «Эй, вы!». Русское «во» – все живое на земле. «Ве» в суахили – то же самое.
На языке галамбу «варить» – «вари», а на языке дера – «вури». Почти по-русски.
Рассмотрим еще несколько созвучий. Мбуруку: «вуна»; цагу: «уне»; двот: «вун муш»; сайанчи: «вункон»; нгизим: «вунья» – дочь, девочка. Разве это не русская внучка?
Попробуйте найти происхождение слова «челка». Ни латинский, ни греческий, ни английский языки не помогут. Но обратимся к Африке, и все сразу же станет на свои места. Хауса: «чоло» – волосы; анкве: «шулка» – волосы. Перешел этот корень и в ингушский язык: «чо» – волос, «чолг» – волосинка, «чом» – шерсть. Так что «челка» – обыкновенные волосы, только в меньшем объеме. Кстати сказать, на Мадагаскаре так их и называют: «воло».
…Нет, скажет ортодоксальный лингвист, все это случайные созвучия. Закономерности тут нет никакой. Но почему же тогда так много «случайных» совпадений? Ведь они подстерегают нас на каждом шагу. В самом деле.
Гора: хауса – «гаргара»; ангас – «гар».
Город, деревня: болева – «горву», нгамо – «гарги»; двот – «гэри».
Кора: цагу – «коропе»; зем – «карк»; болева – «куру».
Разрушать: хауса – «руса»; болева – «руш»; нгзим – «раасу».
Соха: хауса – «саги» (куски дерева, которые образуются при прокладывании борозды); мбуруку – «сахэ»; сири – «саха».
Чинить: хауса – «чини» (острие); сири – «чинна» (зубы).
Чистить: сура – «банг»; ангас – «банг». Отсюда и русская баня. И как тут не скажешь, что созвучия закономерны!
В языке манинка «де» рожать. Но в русском мы имеем «детей». У греков Деметра – богиня плодородия, а «демос» – народ.
И «зима» на экваторе, с которой мы начинали, тоже явление вполне нормальное, тем более, что и в санскрите, и в чешском языке то же значение передает слово «хима». А мы говорим «сифонит», когда начинаем дрожать от сквозняка… Все это от одного и того же корня, в котором первый согласный звук несколько меняет свое лицо: «си», «зи», «хи», что на всех языках передает одно понятие – холод.
В малоизученном языке гусии: «боса» – пустой (босой); «буга» – кричать (бугай – птица, которая «сильно кричит»); «унероко» – девочка-подросток («отрок»); «мо» – я (мой); «го» – приходить (гости); «иса» быть – (есть, истина); «итека» – течь («и» – префикс, не переводится на другие языки); «ора» – сильно кричать («орать»); «сорора» – просить, умолять («сорока»). И если исходить из системы М. Карасуського, то получается, что все африканские языки произошли из русского.

***

…Обломком затонувшего материка назвал Мадагаскар один из крупнейших геологов прошлого – начала нынешнего века Жан-Жак-Элизе Рекмо.
А многие тамильские авторы пишут о далекой своей прародине, которая находилась когда-то южнее Индии, на большом острове Навалам и так давно затонула, что к началу новой эры потомки населявших ее людей «утеряли память о своем далеком прошлом». Однако легенда об острове, ушедшем под воду, бытует в тамильской литературе около двух тысяч лет.
Наконец, английские геологи, заметившие сходство древних геологических структур Индии и Южной Африки еще в шестидесятых-семидесятых годах 19 столетия, высказали гипотезу о «Индо-Мадагаскарской суше» – другими словами, о существовании в далеком прошлом так называемой Лемурии – огромного континента на месте теперешнего Индийского океана. Их поддержали зоологи и палеонтологи.
Именно этот континент многие ученые считают прародиной цивилизации. Отсюда пошли три ее будущие могучие ветви: к берегам Индостана; через Персидский пролив к Двуречью и убаидцам; через Красное море и реку Вади-Халлмамат к долине Нила. Гипотезу о существовании в доисторические времена Лемурии доказать пока нельзя, но и опровергнуть – тоже: вполне возможно, что «индоокеанская Атлантида» существовала, хотя и невозможно точно определить ее размеры и местонахождение.
А что же лингвистика?
Возьмите в руки словарь малагасийского языка (Мадагаскар) и посмотрите, не «по-русски» ли там разговаривают?
«Акора» – скорлупа; «эхо» – звук; «гайна» – сжатие (гайка); «херу» – сила, мощь (герой); «хилана» – наклон («хилиться» в украинском языке – наклоняться); «ито» – это; «живы» – живой; «лала» – любимый (лелеять); «нины» – сегодня (ныне); «равана» – выравнивание (равнина); «риака» – поток (река); «тресака» – треснуть; «воло» – волос…
Но это только внешнее, бросающееся в глаза сходство. А сколько общих корней, спрятавшихся в море приставок, суффиксов и окончаний!..
Попробуйте же не согласиться с мнением ряда ученых о том, что колыбель человечества нужно искать в Африке, а если нет – то в пространстве «Мадагаскар – Южно-Западная Азия – Индия».
Но с другой стороны, не все так просто. Сегодня мы не находим ясной основы для всех языковых систем. Хотя сотни племен жили на юге, в тропических лесах, тысячелетиями изолированно, и их речь не могла подвергаться постороннему влиянию. А может быть, еще не знаем хорошо, что, где и как искать. Вероятней же всего, потомков создателей первичного языка и на африканском континенте, и на Индийском полуострове уже нет: или они полностью исчезли с лица земли, или переселились на другие континенты и так изменили и свой облик, и свою речь, что уже ничто не напоминает об их африканском происхождении.
Один из могучих потоков, например, вылился в азиатский океан. Возьмите словари этих народов, и вы найдете те же параллели, на которые мы только что вышли. Вот несколько примеров.
В тибетском и лушей «ми» – человек. А мы говорим «мир», когда имеем в виду людей, общество («Война и мир» Л. Н. Толстого). В древнекитайском «вхинз» – кружиться, в лушей «виал» – извиваться, а мы говорим «вилять», «извиваться». В китайском, тибетском, лушей «тхар», «тар» – старый; «дху», «до», «ду-п» – два (ср. иранское «до», «ду» и наше «два»). В тибетском «ра» – ограждение, в лушей – возводить каркас, а наше ограждение – рама.
В бирманском «лак» – блестеть, в качинском «ла» – сверкать, блестеть. Но ведь наша лампа тоже излучает свет. В китайском «шав» – жир свиньи, в качинском «сау» – жирный, масло. Отсюда вполне «переводимые» слова: в немецком «швайн» и «шпиг», а в русском – свинья и сало. На севере России, как мы уже говорили, «сиверно», а в тибетском холодно – «б-сил».
И так в сотнях, тысячах параллелей.
– Увы, – скажет проницательный читатель, – в Африке живут люди даже с другим цветом кожи. Они совсем не похожи на нас. Послушайте уфологов: речь уже зашла о том, что расы – разные группы людей, переселившиеся на Землю с других планет. Откуда же при этом может взяться языковая общность?
Нет ничего наивней и бессердечней человеческой тупости. Все отличие негра от европейца заключается в том, что природа с целью уберечь от разрушительной силы солнечной радиации разместила в его коже фермент меланин, а он черного, темно-коричневого цвета… Именно поэтому у всех южных народов и глаза карие. Но стоило людям уйти из тропических широт, и их кожа стала желтой. На севере же ультрафиолетовых лучей совсем мало, и человек стал белым с голубыми глазами…
«Можно сказать, – пишет Валерий Брюсов в книге «Учители учителей», – что в начале XIX в. для мыслящего человека представляется выбор между двумя концепциями мировой истории. Первая концепция, быть может, преувеличивая и увлекаясь, считала сотнями тысячелетий. Она учила о четырех «расах», поочередно принимавших скипетр культурного владычества на земле: желтой, красной, черной и белой.
Белая раса, господствующая ныне, признавалась поздним цветком на древе человечества, перед которым расцветали три других.
Вторая концепция заключала историю в гораздо более скромные пределы, хронологически. Исходным пунктом для нее являлась античная древность…
Однако XIX в. ознаменован целым рядом замечательных исторических открытий, которые, в самом основании, поколебали эту, тогда для всех привычную концепцию».
Поэт понял ученого, но невежда поэта не поймет. И пусть себе остается со своим «уфологическим» мнением.
Мир же многолик, и наше счастье в том, что в нем больше того, что сближает людей. Сближает их и речь, которая кажется, на непривычный взгляд, такой непохожей. И сближает… сказка.

ЖИЛА-БЫЛА СКАЗКА

Устное народное творчество уходит корнями в седую древность. Многие легенды, мифы, сказки, к которым мы так привыкли, впервые были рассказаны тысячи лет тому назад. А к нам они пришли по принципу эстафеты: от бабушки – к бабушке, от дедушки – к дедушке.
Раздвинем границы своей замкнутости, национального плена и заглянем туда, куда редко проникает глаз: чтобы сверить образы нашей фантазии, чтобы ближе подойти к истокам народной мудрости.
И давайте посетим для начала Гиссарскую долину Таджикистана. Живут там интересные люди – парья: стройные, красивые, мудрые. Говорят на архаичном индо-арийском языке и рассказывают истории, которые придуманы были еще до всемирного потопа.
Вот одна из них.
«Было-не было, был один падишах. Отправился этот падишах на охоту. Дочь визиря, дочь бая, дочь пастуха сидели втроем.
Дочь визиря сказала: «Если падишах возьмет меня в жены, я ему такой дастархан вышью, что еда на скатерти никогда не кончится».
Дочь бая сказала: «Если возьмет падишах, я ему такой платок сошью, что весь народ, глядя на него, удивляться будет».
Дочь пастуха сказала: «Если падишах возьмет меня, я рожу ему таких мальчика и девочку, каких свет не видел».
Не вступление ли это к сказке А. С. Пушкина?
Парьи рассказывают и такую историю.
«Было-не было, жил один падишах. Он имел трех сыновей. Вот и сказал он своим сыновьям: «Женитесь». И дал коней и снаряжение.
Старший пустил стрелу – стрела попала в ворота другого падишаха. Он взял в жены падишахову дочь.
Пустил стрелу средний сын и взял в жены дочь визиря.
Младший выстрелил – стрела в лес полетела. И женился он на обезьяне». …А далее все как в нашей русской сказке про лягушку: и кожу на ночь обезьяна снимала, и сгорела эта кожа в огне, и потерял младший сын свою жену…
…А теперь попробуем спуститься в солнечную Африку. Что же там? Что рассказывает, например, народ фульбе, проживающий в странах от Атлантического побережья до Чада и Судана?
«Однажды бродил один Охотник по саванне и видит – лежит в сухом песке Крокодил, двинуться не может. Вот и просит Крокодил Охотника: «Ради бога, вызволи ты меня отсюда, отнеси в воду!»
Взял тогда Охотник, перевязал Крокодила крепко-накрепко, взвалил его на себя и понес к реке. Вошел он в воду по колено и собрался уж развязать Крокодила, а тот взмолился: «Прошу тебя, отнеси меня поглубже!». Пошел Охотник, пока вода не стала ему по пояс, а Крокодил снова: «Отнеси меня еще поглубже!». Охотник зашел по грудь, снял с себя Крокодила, развязал его и говорит, что, мол, теперь он пойдет к себе. А Крокодил ему тут же: «Э, нет, никуда ты не пойдешь! Сегодня неделя уже, как я не ел, не пил – съем я тебя!»
Стал Охотник с ним спорить, и так препирались они, пока на берегу не появился Зайка. Поглядел на них Зайка и спрашивает: «О чем у вас спор?». Узнав, в чем дело, Зайка вызвался рассудить их, только велел, чтобы они показали ему, как все было с самого начала.
Вот Охотник связал опять Крокодила крепко-накрепко, взвалил на себя, и только он вошел в воду, а Зайка кричит: «Стой! Ты что, куда идешь?! У тебя в руках и обед и ужин сразу, даром достались, ни пороху, ни пуль не извел. Бери да ступай себе, а я за своей долей после забегу».
Вот так и спасся Охотник от беды смертельной».
Видимо, всякий знает эту сказку, только в других лицах. Чаще всего мы вспоминаем при этом Волка и Журавля, потому что острый древний сюжет И. А. Крылов переложил в известную нам с детских лет басню.
А вот еще легенда, о которой можно сказать, что она наша, хотя и веками живет у народа гуси (юго-западная часть Кении).
Давным-давно жила девушка. Она была красивая и очень гордилась своей красотой. Когда она была еще ребенком, люди уже тогда восхваляли ее красоту. Когда же она повзрослела, десять юношей, один за другим, посватались к ней, но спесивая девушка отказала им всем. Многие очень рассердились на нее за это, потому что юноши, которым она отказала, были очень хорошие и имели много коров.
Когда стало известно о ее заносчивом нраве, юноши от нее отвернулись. Все девушки ее возраста и даже те, которые были моложе ее, уже повыходили замуж, а она, красота которой восхвалялась в песнях, осталась одна. Тогда она стала думать, что если бы какой-нибудь человек, даже самый никудышный, посватался бы к ней, она бы его полюбила. Однажды какой-то старик посватался к ней, но она прогнала его прочь, сказав: «Зачем ты мне нужен? Разве не хватает молодых, что ты пришел?». Несколько стариков сваталось к ней, но она всем отказала.
Когда стало известно об этом, от нее совершенно все отвернулись. И она осталась одной на всю жизнь. Разве это не «Разборчивая невеста»?
На языке ньямвези рассказывают басню о жадной собаке.
Однажды собака с куском мяса в зубах шла по мосту через реку. Дойдя до середины, она посмотрела вниз и увидела в воде свое отражение. Вообразив, что это другая собака, похитившая ее мясо, она залаяла, желая вернуть то, что считала своим. Мясо, которое она держала в зубах, упало и исчезло в воде.
Этот же народ придумал сказку о том, как «работала» на роге коровы муха. И об умной мыши, которая высказала идею привязать кошке звонок, чтобы издали слышать о ее приближении.
Многое из того, что придумано на «черном континенте», пришло в литературу греков и римлян, в басни Эзопа.
Да, все это жизнь, сказали бы французы. Да, все мы братья и сестры, скажем мы: и по крови, и по интеллекту; все мы друг перед другом в долгу: там переняли сказку, там – басню, там – поговорку, там – слово, обыкновенную мысль. И получается: с одной стороны – все свое, родное, а с другой – ничего своего нет, все общее.
Да, и языки, и сказки, и песни наши, и все мы, люди, – братья. И, видимо, пришло то время, чтобы это поняли всюду. Не бомбы, не ракеты, не звездные войны нужны миру, а родное, задушевное и всем понятное слово, которое и звучит, кстати, у всех почти одинаково: «вака», «воко», «ворд», «ворт», «вокаболо».
И это начали понимать. Но, к сожалению, у нас всегда так: если зазвучал марш Моцарта, то где-нибудь уже готовит свой яд Сальери. Вот почему нам не миновать и еще одной, печальной главы.

АРХИВАРИУСЫ ОТ ФИЛОЛОГИИ

Нет ничего дальше от истины, чем гипертрофированная национальная идея.
В так называемые «перестроечные времена», которые их кормчий назвал «судьбоносными», потому и пошла под откос экономика, а обнищание народа достигло предела, что на исторической сцене появилось слишком много больных, страдающих манией этнической избранности. Бросив созидательную и организаторскую работу, эти люди, называя себя выразителями народного духа, сотнями и тысячами ринулись в архивные нужники, чтобы отыскать в них хотя бы два, на худой конец, одно слово об исключительности своей нации, а затем «организовать широкие массы» на то, чтобы с оружием в руках ворваться в пределы соседей, с которыми спокон веков жили в мире и дружбе.
Разбою и пиратству потребовалось научное обоснование. Появились «исследования», «гипотезы», «документы истории». Журнал «Индо-Европа» (Киев) в одном из первых своих номеров перепечатал статью Михаила Красуського «Древность малороссийского языка», которая впервые была опубликована в 1880 году в Одессе, причем, как подчеркивают сами издатели, «мизерным тиражом». Этот ученый, «с колоссальными знаниями ориентальных и европейских языков», на системе счета от 1 до 100 и далее убедительно «доказал», что все мировые языки, в том числе и санскрит, греческий и латинский, произошли… от украинского.
Хотите доказательств? Пожалуйста:
«Один происходит от малор. од-вин, или от-он, от него».
«Два, двое происходит от твой, твое, подразумевая здесь второй палец руки – указательный, служащий на означение лица предметов».
«Малор. тры происходит от тере, тре (трет), ибо средний палец трет о другие боковые».
«Малор. четыре, чотыры, штыры… происходит от малор. ще тере (еще трет), ибо четвертый палец еще трет о другие, как и третий».
«Пять, пятый происходит от малорос. пивутятый (в половине урезанный), или пидтятый (подрезанный)». Ну и так далее.
Как видим, логика на уровне Митрофана из комедии «Недоросль»
Д. И. Фонвизина. Но Митрофан стоит на голову выше Красуського уже потому, что свою грамматику не распространяет на другие языки и не выводит их из нее. А любимый автор «Индо-Европы» выводит. Оказывается, и греки, и римляне, и англичане с немцами взяли да и испортили эти украинские числительные своим скверным произношением, как и другие малороссийские слова-основы.
Так что нам все теперь ясно. Не ясно только одно: в отношении папуасов. Н. Н. Миклухо-Маклай пишет: «Излюбленный способ счета состоит в том, что папуас загибает один за другим пальцы на руке и, загибая каждый палец, издает какой-нибудь звук, напр. «бе, бе, бе» (видимо, потому, что сильно далеко живет от предков Красуського). Досчитав до пяти, он говорит «ибон бе» (рука), затем загибает пальцы на другой руке, все время повторяя «бе, бе». Так он доходит до «ибн али» (две руки)».
И, как ни печально (для современных украинских националистов), такая же система счета существовала и существует в Африке. Более того, африканцы за многие тысячелетия до рождения выдающихся исследований Михаила Красуського уже использовали в своей математике «русско-украинские» корни. Как, например, объяснить значение корня «на» в словах от 11 до 19? Очень просто: это «и», «с», «вместе с…». Вот какую схему дает язык гусии: «тано-на-мо» – 5 и 1 = 6; «тано-на-бере» – 5 и 2 =7; «тано-на-тато» – 5 и 3 = 8. То же и в суахили: «куми-на-тату» – 10 и 3 = 13; «куми-на-тиса» – 10 и 9 = 19. Вот почему наше «одиннадцать» это 1 и 10; «двенадцать» – 2 + 10. В языке курия «мбере» – первый. Уберите префикс «м», который никак не переводится, и замените «б» на «п» и получитие русское слово «первый». В том же гусии «тари» – много. В малагасийском «трибитрибы» – множество. Не «русское» ли это 3? А вот как говорили герои «Махабхарараты»: «два» – 2; «три» – 3; «чатур» – 4; «панча» – 5; «шаш» – 6; «сато» – 100. Они что, у Михаила Красуського учились или у Козьмы Пруткова?
К сожалению, лавры Михаила Красуського начали в последнее время надевать на себя и некоторые казахстанцы. К чему это приводит, убедитесь сами. Герольд Бельгер рассказывает, например, как у одного из мыслителей такого характера возникло убеждение о «казахском происхождении» Наполеона: «Во-первых, он был маленького роста и кривоног. Во-вторых, он родился в местечке Карсак (историки ошибочно пишут: остров Корсика). В-третьих, он был прекрасным наездником, хорошо сидел в седле. В-четвертых, не жаловал русских».
Вице-президент Казахстанской национальной академии естественных наук Е. С. Омаров пошел еще дальше: «Казахи происходят от арийцев»; «Примерно 5 тыс. лет назад арийцы двинулись из казахских степей на юг, в частности, в Индию. Теперь индусы говорят, что они – потомки арийцев. Хотя их прародина – все-таки Казахстан. Науке это известно уже давно, но СССР в свое время держал эти сведения под замком»; «Что касается индейцев, могу сказать следующее: наш ученый Адил Ахметов несколько лет изучал индейские племена. Так вот у индейцев и казахов нашлось несколько сот общих слов, Например, слово «балта». И у нас, и у них оно означает топор».
В результате такого анализа оказывается: король Артур был родом из Казахстана, канцлер Коль – кипчацкого происхождения («кёль» – озеро), а казахские гены не обошли стороной и самого Барака Обаму.
В Жамбылской областной газете «Знамя труда» Бекет Момынкул опубликовал «актуальное интервью» на историческую тему, которое ему дал бывший государственный деятель республики и «очень эрудированный» автор (выпускник Академии общественных наук при ЦК КПСС, доктор экономических наук и член инженерной академии РК) Омирбек Байгельди. Господин Момынкул, как лютый враг советской идеологии, сразу же берет быка за рога и задает один из главных своих вопросов:
– Неужели наши предки были варварами, как утверждали учебники истории советского периода? (От автора: интересно было бы увидеть такой учебник).
О. Байгельди, разумеется, в курсе дела и не только не опровергает этого заявления, но и выводит на сцену казахское воинство, которое покоряло другие народы (у него, видимо, тоже был свой Атилла или Чингисхан: есть чем гордиться):
– В одно время наши далекие предки были могущественными, завоевывали новые земли, покоряли другие народы. А для этого мало только черной силы, нужны вооружение, стратегия и тактика ведения войны, то есть военная наука. Они придерживались политики невмешательства в религию покоренных народов, не трогали их языки (от автора: не то, что современные киевские фашисты), их историю. Единственное, что требовалось от них, – это уплата налогов. Видно, что степняки действовали по тем временам вполне цивилизованно, справедливо… В то же время от налогов освобождались храмы, школы. Соблюдался определенный порядок. Всякие попытки насилия над мирными жителями пресекались, виновных наказывали.
– История свидетельствует, что наш народ был чрезвычайно богат, носил одежду, расшитую золотом, ел из золотых блюд, ездил в золотом седле, а правители восседали на золотом троне. Собрания проводились в золотых дворцах (от автора: до такого не доживут даже американские миллиардеры). Это никакое не преувеличение, это есть историческая правда. Всему есть подтверждения. Легенды, эпосы, сказания, дошедшие до нас из глубины веков…
Какая идилия! Какое понимание человеческих ценностей! Поучились бы у этих завоевателей Наполеон и Гитлер, глядишь и блаженствовал бы современный мир.
Но вот появилась империалистическая Россия, и все изменилось.
– Самое главное, наши предки не ставили перед собой цель стереть с лица земли какой бы то ни был народ. Но когда на их земли пришли колонизаторы, они столкнулись с невиданной доселе политикой, которая была нацелена на то, чтобы вырвать из мировой цивилизации корни нашей истории. А то было первым шагом на пути стирания нации с мировой арены. Мы должны знать об этом, чтобы в будущем не допустить такого.
И что же теперь делать? Взять на вооружение идеи Бендеры и Шушкевича?
С фактами, которые подтвердили бы все эти сказки автора интервью, туго, поэтому господин Байгельди чуть ли не в каждой строке своей исторической эпопеи идет с протянутой рукой, просящей помощи, к топонимике, сравнительному языкознанию и даже к судебной криминалистике.
– Надо сказать, что у народов, населяющих нынешнюю территорию Жамбылской области, тоже были пророки. Например, в первом веке жил Кажи Ахмет Аса би. Он был правителем сакского мира, говорят, завоевал три четверти Земли. Тому есть свидетельства. Например, Одесса до 1847 года именовалась городом Кажи би. Против истории не пойдешь. А кто такой Кажи би? Это и есть Кажи Ахмет Аса би (от автора: отсюда, дорогие мои, и Одесса образовалась).
– Великий батыр Едил – выходец из наших краев. Да, его по-разному называют – Атилла, Атыл, некоторые даже Отелло (от автора: слава богу, что не Квазимодо). А у нашего героя два имени – Кажи би и Аса би. Весь Крым находился в его подчинении. Сейчас в Крыму сохранились два города – Судак и Саки. Это курортные города. Однажды я обнаружил, что за 70 с лишним лет Советской власти Казахстану не было выделено ни одной путевки на курорты этих городов (от автора: для кого эта сказка? – для тех, кто ничего не знает ни о Крыме, ни о саках, ни о советской национальной политике и практике). Мы могли отдыхать повсюду, даже за границей. Но дорога в эти два города была закрыта. Вот и спрашивайте, почему? А потому, что там сохранилась народность саки, люди разговаривают на казахском языке. И порядки у них идентичны нашим. И лицом мы похожи. То есть там есть следы нашей истории, которую хотели от нас скрыть. И тут вновь возникает закономерный вопрос: а почему? Дело в том, что ни царское правительство, ни Советская власть не хотели, чобы мы знали свою историю. Мы – древний народ, носители древней цивилизации. И это никак не вписывалось в придуманную ими ложь о том, что наши предки были дикарями, что у нас нет истории, не было цивилизации со всеми вытекакющими отсюда выводами. Так было бы легче управлять нами (от автора: а еще государственный деятель!; зачем так врать-то?).
– Нагай был батыром, смелым и решительным человеком. Когда шли на Европу, его всегда посылали в авангард, чтобы он разведал, где и какие вражеские силы находятся. Если где обнаружат крупные вражеские силы, ему ставилась задача предупредить об этом командование. А он не ждал подкрепления и громил всех, кто попадался на пути. По русской земле прошел лавиной, не встретив серьезного сопротивления. Первым городом, который они покорили, стал Брянск – Биринши. Так и назвали – Биринши. Уже потом его переименовали в Брянск. Затем пала Пермь (от автора: с географией у господина бывшего государственного деятеля тоже не все в порядке), по нашему Барма. Вокруг было много болот, поэтому воины предупреждали друг друга – барма, не ходи.
Да, с памятью слова, как видим, у О. Байгельди не все в норме. Но он это, к сожалению, не замечает и опирается на нее как на главный аргумент в исторических изысканиях.
Б. Момынкул спрашивает:
– А скажите, как и где вы храните материалы по истории?
– Пока все это хранится в памяти. Впрочем, ты правильно заметил, надо заняться систематизацией информации, надиктовать, может быть, на диктофон. Это очень большой материал.
И казахстанская общественность теперь в очень большой тревоге: что если вся эта ересь выльется вдруг наружу и предстанет в многотомном сочинении по всемирной истории?
Куда заносит эта логика, нетрудно понять: на украинский майдан, на войну с собственным народом. О будущем освобожденных и защищенных Россией славян и других народов, «способных к самой высшей европейской культуре», но кичащихся своим «великим прошлым» и очень высоким образованием, пророчески сказал Ф. М. Достоевский: «они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против неё»; «высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высокой европейской культуре, тогда как Россия – страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации» (именно поэтому твердолобая майдановская «галичина» начала свою «культурную революцию» на Украине с запрета русского языка и с решения заменить кириллицу латинским алфавитом: «у пику пархатим москалям»). А это прямой путь к фашизму, что и подтвердили недавние исторические события. Отцов и дедов современной «украинской элиты», отрепье воинствующих националистов Ярослав Галан назвал желто-блакитными шавками с фашистской псарни. Уже в 1942 году он заметил: «Маркс когда-то писал: «Чем дальше на восток, тем буржуазия подлее», а мы могли бы ещё от себя добавить – «и глупее». Львовские шепаровичи и луцкие в сентябре 1939 года искали защиты в Кракове под черным омофором гестапо. В июне 1941 года они возвратились во Львов, возобновили свои «маслосоюзы», а через несколько месяцев были вынуждены все отдать это в немецкие руки. Бандеры и мельники из кожи лезли вон, чтобы шпионством и диверсией проложить гитлеровским полчищам путь на Украину, а когда со временем протянули руку, прося подачку за верную службу, гестаповцы за эту же руку повели их туда, куда Макар телят не гонял. Галицийские фабриканты мыла и папиросных гильз мечтали когда-то о толстенных пакетах акций и директорских кабинетах в металлургической промышленности Запорожья, а сегодня этим новоиспеченным жителям Краковского «генерал-губернаторства» запрещен даже въезд в восточноукраинские области». Это ли не гороскоп для Порошенко, Яценюка, Кличко и многих прочих на ближайшее будущее? Что же касается их дальнейшего будущего, то и оно так же красочно описано Ярославом Галаном. Жаль, что современные поклонники Бандеры и гонители русской литературы не читают сочинения украинских писателей. У них родилась другая литература, другая поэзия, которая не только шельмует все прошлое и настоящее, но и открыто зовет к фашизму. Идея генетического превосходства отравляет мозги молодому поколению, охолощает его душу и губит таланты. Вот, например, что пишет одурманеная идеями Яроша совсем еще молодая, но уже очумевшая от националистического угара Анастасия Дмитрук, обращаясь к России и к русским:

«Никогда мы не будем братьями
Ни по Родине, ни по матери.
Духа нет у вас быть свободными –
Нам не стать с вами даже сводными.
Вы себя окрестили старшими.
Нам бы с старшими, да не вашими.
Вас так много. А жаль, безликие.
Вы огромные, а мы великие.
А вы жмете, а вы все маетесь.
Своей завистью вы подавитесь.
………………………………………
У вас царь, у нас демократия.
Никогда мы не будем братьями».

Забыла девочка историю своей Родины. Забыла, кто и с кем воевал. Не знает она и того, кто вдохновил ее на эти стихи. И кто с мечом пришел на Украину. И ничего не слышила она о Ярославе Галане. А жаль… Милая Анастасия, не в Вашингтоне и не в Брюсселе надо искать защиту: там-то как раз и готовят Украине новую Хиросиму. Украина для них – трамплин, а лыжня ведет в Россию. Так что защищать демократию придется настоящим украинским патриотам вместе с русскими. А твои учителя как раз этого-то и боятся. И далее: украинские националисты все сделали для того, чтобы выбить из памяти молодого поколения настоящие героические страницы в истории украинского народа. На желто-блакитных знаменах теперь одни и те же портреты… Кто же эти герои? О них подробно и образно рассказал недавно в журнале «Ренессанс» Сергей Аксененко…
Мазепа… «начал карьеру с того, что совратил полячку, жену своего соседа, за что был раздет донага, привязан лицом к хвосту лошади и в таком виде отправлен домой. Затем предал своего благодетеля гетмана Самойловича и сам стал гетманом. Потом, прислуживая Петру, притеснял украинцев, даже советовал царю разорить дотла Запорожскую Сечь. Затем предал Петра и закончил свою карьеру попыткой предательства нового хозяина – Карла» (от автора: об исключительной склонности «великого вождя» Мазепы к предательству хорошо стало известно и в Европе уже после выхода в свет «Истории Карла XII», написанной Вольтером. А в Англии читают поэму Байрона «Мазепа», где он также представлен не в лучшем виде).
Бандера… «один из главных «героев» националистов начал свою карьеру с убийства украинского учителя, который не разрешал националистической пропаганды в школе. Даже митрополит Шептинский, духовный авторитет националистов, проклял Барндеру за это убийство. Продолжал свою карьеру Степан предательством своего руководителя в организации украинских националистов Мельника и истреблением своих соратников по ОУН – мельниковцев. Потом запятнал себя службой Гитлеру и до конца дней руководил из-за границы истреблением жителей советской Украины…».
Петлюра… «начинал с еврейских погромов, закончил тем, что сдал Украину Польше. При том он предал своего шефа Винниченко и убил ближайшего сподвижника полковника Болбочана, которого некоторые националистические историки называют своим лучшим военачальником».
Шухевич… «главком УПА, эсэсовский офицер, который под вымышленной фамилией отлеживался в советских санаториях, посылая на смерть своих боевиков. …«Геройство» Шухевича на официальном уровне признал Ющенко. Его отец воевал с фашистами. Хорошо или плохо – это другой вопрос. В любом случае советская власть доверила ему руководство школой. То есть, Ющенко, признав «героем» фашиста, вполне официального фашиста, совершил еще один акт предательства. Предал отца».
К сожалению, все эти «героические поступки» «великих вождей незалежной Украины» как-то стушевались, угасли во времени…

(Продолжение следует)

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяС В Е Т
Следующая статьяВРЕМЕН СВЯЗУЮЩАЯ НИТЬ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ