ЭТЮДЫ МЕЛОМАНА

0
83

Владимир ПИТЕРЦЕВ,
композитор,
лауреат премии «КазАК»

Я приехал в Алма-Ату в конце августа 1960 года вместе с родителями и братом. Город поразил меня, мальчишку, который вырос в маленьких военных городках на Дальнем Востоке, своей красотой и теплотой. На вокзале я впервые увидел трамвай (тогда он ходил от вокзала Алма-Ата-ІІ), кругом море цветов, фонтаны, у гостиницы «Казахстан» на проспекте Коммунистическом, где мы остановились, запомнились большие красные цветы. До 1962 года мы жили на съемных квартирах, мой отец, как демобилизованный военнослужащий, стоял на льготной очереди и к 1962 году получил ордер на полуторку по адресу проспект Коммунистический угол улицы имени М. Маметовой, куда мы с радостью переехали 30 декабря 1961 года.

Ко дню окончания школы, в 1967 году, я уже серьезно занимался музыкой – за два года окончил полный курс музыкальной школы им. Р. Глиэра по классу кларнета у педагога Тен В.С. и в 1966 году поступил в музыкальное училище им. П. И. Чайковского. Уже играл на саксофоне в знаменитом биг-бенде института  «ГипроНИИХимМаш» у Я. М. Ткаченко.

Мой младший брат Виктор начинал осваивать ударные инструменты. Занимались музыкой дома, разучивая оркестровые партии. Эти занятия порой заканчивались поздно ночью. Наши соседи с терпением относились к нашему музыцированию: уважали отца – «это дети летчика играют».

И вот осенью 1967 года или ранней весной 1968 года к нам на третий этаж заселились новые соседи, т. к. жившего там одинокого парня призвали на службу в армию. По подъезду прошел слух, что новый жилец работник военкомата. «Ну все, – сказали родители, – заканчивайте свою музыку в 10 вечера и далее ни звука, (ударные инструменты и саксофон были слышны далеко от дома), иначе новый сосед быстренько призовет тебя на службу в армию.» У меня как раз подошел призывной возраст. Мы, естественно, затихли и даже днем старались репетировать вне дома.

Прошло несколько дней и однажды ночью, часа так в два, из квартиры нового соседа раздаются мощные звуки пианино и голос:

«Бәріміз де жазылмаған дастан едік,

Армандастар – құрдастар.»

Еле дождавшись утра, стучимся этажом ниже. Дверь открыл заспанный, молодой мужчина плотного телосложения: « – Что, помешал вам, уже пришли жаловаться?» « – Нет, нет, – воскликнули мы с братом в один голос. – Мы очень рады!» «Тогда проходите, милости прошу. Я композитор Асет Бейсеуов.»

Так началась моя дружба с прекрасным человеком, композитором Асетом Бейсеуовым. Особенно крепко он подружился с моим отцом Питерцевым Вениамином Ивановичем, а отец – переделал известную тогда песенку – «В нашем доме поселился замечательный сосед». Дальше что-то там про трубу и кларнет. При встрече с Асетом отец всегда напевал: «В нашем доме поселился замечательный Асет.»

Наша дружба продолжилась в новом качестве, когда в 1977 году я стал музыкальным руководителем «Казахконцерта». Асет приносил свои песни на Художественный Совет «Казахконцерта». Председателем Совета был тогда замечательный человек, умница и балагур М. М. Абдуллин, народный артист. Он дружил с Асетом и любил его творчество так же как и я.

Естественно, что каждый Худсовет принимал 2, 3 песни Асета, а я делал аранжировки этих песен для ансамблей «Казахконцерта», а их было 14 коллективов: ансамбль «Жас даурен» под руководством Народной артистки СССР Р. Т. Баглановой, ансамбль «Жалын» – руководитель Народная артистка КазССР С. Тыныштыгулова, ансамбль «Самал» – руководитель Народная артистка РК Р.Есимжанова, фольклорный ансамбль «Жазира» – руководитель народный артист РК Н. Нусипжанов, ансамбли «Серпер», «Балбырауын», артисты Д. Самарбаева, Б. Самединова, А.Нуркасымов и другие. Всем нравились песни Асета и были в их репертуаре.

В 80-е годы я стал часто выезжать на постановку новых программ для фольклорных ансамблей областных центров. Асет всегда приносил для них свои песни с напечатанными словами, чтобы я мог разучивать их с исполнителями. Причем песни были написаны с клавирами (ноты для пианино) рукой автора, ведь тогда ксероксы были только в проектных институтах под строгим контролем КГБ, и творческим людям были недоступны. Поэтому Асет писал копии сам от руки. У меня сохранилось около 40 песен, написанных рукой Асета. Хочу отдать их в переплет и сдать на хранение в городской архив, там у меня есть именная ячейка.

В феврале 1980 года Асет зашел в «Казахконцерт» и подарил мне свою фотографию и подписал: «Дорогому другу соседу Володе! Прими от чистого сердца. Асет Бейсеуов. 1980, февраль.» (Его подпись).

Это фото простояло у меня в кабинете до 1996 года, пока я не перешел работать на преподавательскую работу в эстрадно-цирковое училище им. Ж.Елебекова. В этом году же не стало моего друга Асета Бейсеуова, но он живет в наших сердцах и своих прекрасных песнях.

Я со своим другом и соавтором Шомишбаем Сариевым написал песню посвященную Асекену. Исполняет великолепная Макпал Жунусова.

«Әсеттің әсем әндері-ай», – звучит в наших сердцах; «Әсеттің әсем әндері-ай», – вторят горы и степь; «Әсеттің әсем әндері-ай», – написана от чистого сердца, и посвящена большому и доброму сердцу какое было у Асета Бейсеуова!

ХАЛЯ

В январе 1973 года я ушел из ансамбля «Ровесники» Карагандинской филармонии, проработав там два года. Почти сразу же устроился руководителем художественной самодеятельности в организацию «Дорводстрой», которая находилась на ул. Калинина угол 8-го марта. Председателем пострайкома был Карим Санварович Лома, который потом через двадцать лет в 1993 году работая руководителем коммунальной службы города Алма-Аты, помог мне с приватизацией квартиры, оставшейся от брата Виктора.

Так вот, когда я пришел туда работать, там уже были ребята, которые жили рядом в так называемом «компоте» то есть на улицах Садовой, Грушовой и Вишнёвой, в районе парка им. Горького. В последствии они стали хорошими музыкантами. Это Рифкат Даукаев – Рифа, Олег Гольцев – Олеха, и Улан Казакбаев.

Все они играли на гитарах. Не хватало барабанщика. И вот Рифа говорит мне: – « У меня младший братишка хочет к нам в ансамбль».

– « Ну так приводи его» – говорю я. На следующую репетицию приходит очень полный для своего двенадцати летнего возраста мальчишка. Рифа представил: – «Вот это Халя. Его можно поставить и набок, будет одинаково»- пошутил Рифа. – «Меня зовут Халиль» – парировал мальчишка. – « Хорошо, что ты умеешь?» – « Я буду петь «Генералы песчаных карьеров». Это был хит сезона из одноименного кинофильма. – « Ладно петь будешь, а пока вот тебе палочки, садись за ударную установку» Хотя установкой это было сложно назвать: малый барабан, хай-хет и тарелка.

У Халиля оказалось великолепное чувство ритма и хороший голос. А со своим чувством юмора и добродушием  он сразу стал любимцем и лидером ансамбля.

К сожалению, я проработал там недолго. В этом же году я начал работать в оркестре ансамбля «Гулдер». Но толчок был дан, и уже через семь лет, работая в знаменитом «Интеграле» Бари Алибасова, Халиль Даукаев на первом рок-фестивале СССР Тбилиси – 80, становиться лучшим барабанщиком фестиваля. В этом ансамбле начинал и алмаатинец Юрий Лоза,а его брат Дима играл у меня в ансамбле электро-технического завоза в 1974-75 годах на барабанах.

В 1968 году моих однокурсников по музыкальному училищу им. Чайковского г. Алма-Аты призвали в армию. Почти все они остались в городе, служить в оркестре в/части на 70-м разъезде. Летом и осенью  1969 года они играли танцы в городском доме офицеров на летней эстраде. Сейчас в этом деревянном здании находится музей казахских народных инструментов. Так вот, мы частенько заглядывали на танцплощадку пообщаться и поиграть «сейшем». В одно из посещений руководитель оркестра пианист Владимир Петрович Киреев познакомил  меня с новым музыкантом: – «Знакомтесь Боря Алибасов из Чарска. Играет на барабанах. Он призвался не со своим годом, поэтому пока числится в «молодых». Хотя по возрасту он старше наших дембелей.»

В дальнейшем  пути-дороги алмаатинцев Юрия Лозы и Халиля Даукаева пересеклись с дорогой  Бори  Алибасова  в ансамбле «Интеграл» , который создал уже Бари Алибасов.

Я часто думаю над тем, что ведёт человека  по его дороге жизни, предначертанная судьба или его Величество Случай? А если бы я не стал работать в «Дорводстрое?» Я бы мог просто не знать мальчишку, который хотел петь «Генералы песчаных карьеров». А если бы Рифа Даукаев не привёл Халю в ансамбль? Он бы мог тогда стать учителем или поваром. Ведь Халиль очень хорошо готовил и любил это делать.

Но всё таки я думаю, талантливого человека Аллах и провидение выведет на дорогу искусства, как это было с Халилем Даукаевым. И пусть этот путь  продолжат его дети, ведь гены передаются. И от этого никуда не деться.

Вообще, семья Даукаевых очень музыкальная семья. Глава семьи отец Наиль Даукаев  играл на аккордеоне и гармошке, сочинял музыку. Своих четырех детей он с малых лет учил вместе петь. Такой семейный квартет. Старшая сестра Халиля Наиля, учась в пятьдесят второй школе г. Алма-Аты в конце шестидесятых годов, создала эстрадный ансамбль с которым пела на концертах, организованные ей же, беря аппаратуру в аренду. Сейчас её бы назвали продюсером. Сестра Назиля в 80-х годах пела в центральных ресторанах города. Сейчас живёт в Израиле. Рифа тоже востребованный музыкант в Германии. Он собрал там музыкантов бывшего Союза и играет ретро-музыку. Дочки Халиля, который, к сожалению, покинул нас в августе 2006 года в возрасте сорока пяти лет, тоже имеют хорошие музыкальные данные. Старшая дочь Алина лет шесть назад готовилась поступать в эстрадный колледж имени Ж. Елебекова. Даже занималась со мной подбором репертуара и подготовкой к экзаменам. Но за две-три недели до экзаменов в колледже объявили, что будут принимать документы только у тех, кто окончил одиннадцать классов школы. Алина  тогда закончила только девять классов и решила продолжить учебу в школе. А младшая дочь Халиля Нелля в этом 2019 году поступает в консерваторию на вокальное отделение.

Я уверен – у неё все получиться!

Какие голоса, какие чувства

10 мая 2019 года на российском канале «Культура» наткнулся на передачу «Романтика  романса». Избранное. Ведущий Леонид Серебряников. И в течении двух часов не мог оторваться  от экрана. Какие голоса, какие чувства: Нани Брегвадзе – запись 2000 года, Людмила Сенчина, Людмила Гурченко – запись 2002 и 2004 годов, Олег Ануфриев с романсом «Выткался над озером…» – запись 2004 года, Владимир Трошин с «Три года ты мне снилась» – 2004 год, Иосиф Кобзон, Николай Сличенко, Алибек Днишев, Дмитрий Хворостовский. Записи с 2004 по 2007 годы.

Они не молоды, но и не стары. Самый расцвет творчества. И что-то их объединяет, но ни как не уловлю что. Какие голоса, какие чувства. На их  фоне поп-короли, царицы и императрицы современной эстрады выглядят бездушными заводными куклами.

И только к концу передачи понял, что их объединяет: ведь почти всех их уже нет среди нас. И никогда уже не будет. Осталось только их искусство. И таких как они больше нет. Не выросли. Или затерялись в интернет – пространстве среди тысяч бездарей. Или само  Время не даёт нам новых Кобзонов и Хворостовских.

И еще одно что их объединяет: все они родом от туда, куда уже дороги нет лет двадцать пять. Это уход людей эпохи.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ