О СВОБОДЕ СЛОВА

0
44

Кенжеболат Жолдыбай,
политолог

Мне предложили поделиться своими размышлениями о понятии «свобода» в целом, и о «свободе слова» в частности. Задача, прямо скажем, далеко не простая. Еще с древних времен о необходимости и пределах свободы рассуждали выдающиеся мыслители человечества. И по сей день не существует единого стандарта, общепринятого эталона свободы. Видимо, вопрос этот всегда будет относиться к разряду риторических. 

Итак – Свобода. Используя этот термин, исхожу из того, что Свобода – это неограниченность и независимость. Думаю, неспроста у многих народов слово «Свобода» созвучно слову «Солнце». Именно «Солнце» для наших предков могло ассоциировать «Свободу», поскольку ничто другое не могло так наиболее ярко и очень наглядно давать представление о независимости и неограниченности как Солнце. Ведь когда нет Солнца сразу же наступает Тьма. Поэтому не случайно темницей называют место, где человека лишают неограниченности и независимости, то есть Свободы.
Когда-то Махатма Ганди сказал о том, что существует четыре великие свободы: свобода слова, свобода религии, свобода от страха, свобода от бедности. Актуально звучит также мнение английского философа Джона Стюарта Милля: «Запрещать свободно высказываться – значит творить зло, жертвой которого становится весь человеческий род, не только современники, но и потомки; не только несогласные с этим высказыванием, но, в большей степени, также и придерживающиеся его. Ибо если высказывание истинно, то, запрещая его, люди лишаются шанса исправить ошибку; если оно ложно, то они лишаются, пожалуй, не меньше блага – более ясного видения и более яркого выражения истины, кое происходит при столкновении истины с заблуждением». «Наша свобода существует только потому, что каждый может выражать свое мнение, которое могут разделять не все, и при этом никто не будет бояться этого несогласия», – отметил президент Франции Эммануэль Макрон.
В принципе, свобода слова – это свобода самовыражения, которая объявляется неотъемлемым, естественным правом личности. При этом необходимо добиваться не только разумного сочетания частных интересов с общественным благом, но и нужно способствовать ре­ализации основного принципа человеческих отношений: «Свободное развитие каждого есть свободное развитие всех». Стало быть, Свобода, не переходящая во вседозволенность, – один из ключевых и наиболее важных вопросов повестки дня. Не секрет, что нередко мы сталкиваемся с неоднозначными ситуациями, когда границы свободы слова определяет профессионализм адвокатов.
Надо заметить, что в отличие от царской России и Советской власти, где тотальная цензура была возведена в ранг государственной политики, у нас в стране статьей 20 Конституции Республики Казахстан цензура запрещается, каждый имеет полное право получать и распространять информацию, любым не запрещенным законом способом. Казахстан всецело разделяет положения статей 9.1 и 24 Документа Копенгагенского совещания по человеческому измерению. В них, в частности, говорится: «Право на свободное выражение убеждений включает свободу придерживаться своих убеждений, а также свободу получать и распространять информацию и идеи…» и «Государства-участники будут обес­печивать, чтобы осуществление всех прав человека и основных свобод… не могло быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые предусмотрены законом и соответствуют их обязательствам по международному праву».
Государством приложено немало усилий для создания благоприятных условий деятельности СМИ, которые, как известно, не только информируют о происходящих событиях, отражают общественное мнение, но способны сами в значительной степени влиять на формирование этого мнения. Не случайно в числе первых законов суверенного Казахстана был Закон «О печати и других средствах массовой информации» от 28 июня 1991 года. По мнению многих экспертов, новизна и демократичность этого закона стали фактором бурного развития казахстанской прессы. 23 июля 1999 года был принят концептуально новый закон, способствовавший дальнейшему развитию отечественных медиа-ресурсов, появлению доминирующего сегмента негосударственных СМИ, становлению и развитию крупных медиа-структур. В разработке этого закона участвовали представители международных организаций, средств массовой информации, НПО. В 2001, 2007 и 2009 годах в него был внесен ряд изменений и дополнений. Что в итоге существенно повлияло на кардинальное изменение всей структуры информационного пространства.
Надо сказать, становление казахстанских средств массовой информации сопровождалось болезненной структурной ломкой: с информационной сцены сходили традиционные коммунистические СМИ, а на смену пришли новые теле- и радиокомпании, крупные издания, формируя демократическую философию информационной деятельности. Появились совершенно новые каналы трансляции. Наши люди, образно говоря, сидят теперь на краю огромной базы метаданных или целого моря информации во всех видах и формах – в виде текстов, фотографий, аудио, видео – с «виртуальной удочкой» в руках, которая позволяет выбирать нужную им информацию. То есть медийное поле нынче существенно поменялось и центр тяжести явно смещается в направлении виртуализации, осваивая при этом новые для себя жанры и форматы, как интернет-газеты, блоги, таблоиды, виртуальные новостные службы, гигантские форумы. Интернет адаптировал телевидение, радио для расширения своей аудитории, прочно лидирует в оперативности в деловой журналистике. Значительное внимание к себе требует также феномен развития социальных сетей. Изначально созданные в качестве обычного инструмента личного общения и выражения своего мнения, они стали одним из доступных каналов распространения разных информационных новостей, затрагивающих практически все сферы общественной жизни.
Одним словом, сегодня изменились не только идейные парадигмы, но и принципы организации, тенденции развития СМИ. В настоящее время более 80 процентов СМИ страны находятся в частной собственности. Собственниками выступают общественные и религиозные объединения, физические лица. Свои печатные издания имеют оппозиция и политические партии. Таким образом, обеспечен плюрализм мнений и суждений, у каждого казахстанца есть возможность для критических высказываний в адрес властей, возможен общественный контроль над деятельностью бюрократии и силовых структур.
В то же время следует помнить и о том, что ни одно государство мира не может существовать и нормально функционировать без определенного набора запретительных мер, в том числе и в области свободы слова. Кстати, классик русской поэзии Есенин как-то говорил о том, что абсолютная свобода может привести и к выходу за рамки дозволенного. И эта истина актуальна по сей день. Значимость и масштабы предпринимаемых мер зависят от культуры и уровня развития каждого отдельно взятого общества. Так, например, в США, воспринимаемой во всем мире как оплот демократии, начало ХХI века было ознаменовано серьезными переменами в деятельности СМИ. Здесь более чем ясно проявилась тенденция на ограничение свободы слова под лозунгом обеспечения национальной безопасности, противодействия террористической деятельности. Как видим, даже самая успешная страна в мире имеет свою «ахиллесову пяту», свои нерешенные проблемы. Потому вполне логичны превентивные меры нашего государства по своевременному и эффективному реагированию на изменения политического климата. Важно действовать на опережение, определяя стратегию дальнейшего развития нашего общества. Не случайно Первый Президент-Елбасы Н. Назарбаев в своем февральском 2005 года Послании к народу подчеркнул, что «Свобода слова – одно из основных условий поступательного, демократического развития Казахстана. Нужно и в дальнейшем последовательно создавать, и защищать все необходимые правовые и другие условия, обеспечивающие свободу слова, получения и распространения информации. С другой стороны, должен быть четкий законодательный заслон против злоупотреблений свободой слова».
Безусловно, предоставление большой свободы налагает и большую долю ответственности и на самих журналистов. В условиях отсутствия в обществе цензуры предполагается наличие самоцензуры. «Я вошел в вестибюль Всемирного торгового центра и услышал крики. Справа от себя я увидел двух молодых людей. Они горели. Я не мог это снимать. Никто, никто не должен такое видеть», – это говорит американский кинодокументалист. О трагедии 11 сентября 2001 года. Жесткая внутренняя профессиональная мораль, четко прописанная профессиональная система ценностей, соблюдаемая всеми участниками информационного рынка, и самоцензура позволяют системе британских СМИ, выступления которых нередко имеют мировой резонанс, быть независимой от идеологии, но очень дисциплинированной.
Однако такое происходит не всегда и не везде. По этому поводу в свое время неоднократно высказывался ныне покойный Мстислав Ростропович. До сих пор актуально звучит замечание этого известнейшего правозащитника и гениального музыканта о том, что «Идея свободы у нас используется очень скверно. Ее поборники говорят о свободе слова. А сами торгуют правдой и хамят. За свободой слова мы потеряли ответственность за него». В этом плане характерным является неординарная оценка бывшего министра-советника, руководителя отдела посольства Литвы в Казахстане Антанаса Пятраускаса в отношении деятельности отдельных казахстанских оппозиционных СМИ. Во время одной из встреч в Клубе главных редакторов РК он сказал буквально следующее: «Литва считается демократической республикой, и у нас вся пресса независима от идеологии, но очень дисциплинирована. Я никогда не встречал в наших СМИ такую агрессию и девятибалльную волну критики по отношению первых лиц государства, что из номера в номер наблюдаю, в частности в вашей газете «Свобода слова». Думаю, что это неправильно».
Сегодня не секрет, что основная информационная функция СМИ все более вытесняется манипуляционной: ряд средств массовой информации не столько отражают действительность, сколько конструируют ее в общественном сознании по своим правилам и усмотрению, продиктованным интересами различных олигархических, финансовых и политических групп. Особенно эта тенденция наблюдается по линии Интернет. Будучи порождением американской военно-инженерной мысли, развивающийся как коммерческая информационная среда, Интернет в Казахстане, как уже выше говорилось, большей частью включен в сложившуюся медиа-политическую систему, и его специфические возможности используются отдельными политическими субъектами в качестве инструмента «информационных воин». Довольно серьезные проблемы и у телевидения. Особенно они имели место на первоначальных этапах, когда мы все упивались предоставленной свободой и допускали заполнение эфира видеопродукцией, пропагандирующей насилие и жестокость, показ которой в развитых странах давно запрещен. Да и сегодня остаются актуальными вопросы в плане снижения предельно допустимой концентрации боли в СМИ и социальных сетях.
Конечно, в какой-то степени эти издержки можно оправдать наследием недавнего исторического прошлого, которое со своими минусами и плюсами способствовало формированию определенного мировоззрения людей, и в целом политической культуры общества. Как известно, смена стереотипов сознания и поведения происходит постепенно и на это уходит немало времени. Но ситуация требует, чтобы как можно активнее казахстанские СМИ включились в общественную жизнь страны. Нужно говорит о достижениях. Они воодушевляют и дают всем уверенность в движении вперед. Естественно, перехваливать себя не стоит, но свой успех нужно отмечать. Это как подпитка энергией для новых свершений. Тем более если учесть, что перед нами поставлена задача – достичь более высокого качества жизни, жить в свободной и процветающей стране. Поэтому современные СМИ должны взять на себя ответственность по формированию медиаповедения, направленного на конструктивное и всестороннее развитие.
Уверен, что в обществе в скором времени будет преобладать атмосфера взаимопонимания, активного делового сотрудничества по формированию позитивного имиджа Казахстана, будут продемонстрированы образцы боевитой, содержательной журналистики, нацеленной на созидательную работу. Это в интересах и государственных, и негосударственных СМИ. Главное не потерять этот темп.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ